Курская



С середины 1998 года ситуация на границах с Чечней стала усложняться. Набеги на сопредельные районы стали регулярными. Угоны скота, грабежи, похищения людей. Располагая даже приблизительной информацией, в МВД считали, что в плену у боевиков и бандитов находится более 1000 заложников.

Особенно страдали от этого жители приграничных районов Ставропольского края. Совместные мероприятия, проводимые МВД России и Главным управлением государственной шариатской безопасности, давали не очень эффективные результаты. Во-первых, сотрудники последнего были малопрофессиональны, а во-вторых, они не могли контролировать всю территорию Чечни. Даже влияние Аслана Масхадова — президента республики — распространялось лишь на несколько районов Грозного. Предпринятые им шаги по проведению конституционной реформы были фактически блокированы его же окружением.

В феврале 1999 года полномочный представитель президента России в Чечне докладывал.


«6 февраля 1999 года, по просьбе Президента ЧРИ А. Масхадова состоялась встреча, на которой он изложил концепцию исламской шариатской реформы.

А. Масхадов пояснил, что исламская шариатская реформа замышлялась им два года назад, поскольку он предусматривал рано или поздно противостояние ветвей власти.

В ходе реформы своим указом от 4 февраля 1999 года он ликвидировал должность вице-президента, и В. Арсанов отправлен в отставку с этого поста. А вся полнота власти в республике сосредоточивается в руках президента. Действия различных сил, партий и движений прекращаются или ограничиваются.

В течение месяца будет переработана Конституция ЧРИ, которая пополнится некоторыми положениями Корана. После переработки Конституции ЧРИ схема правления на территории республики будет выработана следующая: Президент — Совет — Парламент — Председатель — Кабинет министров — Правительство.

Пояснил, что в течение 1998 года Парламент ЧРИ полностью парализовал законотворческую деятельность в республике, блокируя почти все предложения Президента ЧРИ по составу Правительства: назначения вице-премьеров, министров, определение блочной системы комплектования подчиненности министров вице-премьерам Правительства, равно как и десятки других документов, исходящих от Президента ЧРИ на утверждение Парламенту. Эта система блокирования законотворческой деятельности Парламента управлялась бывшим и. о. председателя Кабинета министров Ш. Басаевым через парламентариев, внедренных им при проведении выборов в Парламент. Президент А. Масхадов лишил Парламент законотворческой деятельности, объясняя это решение введением полного шариатского правления на территории ЧРИ.

А. Масхадов заверил руководство Российской Федерации, что все подписанные им ранее документы с федеральным центром — Договоры, Соглашения и др. документы остаются в силе, и он лично как президент «жестко» будет следить за соблюдением всех их положений и обязательств Чеченской Республики.

Заявил, что оценку его деятельности в руководстве республики дает только народ Чеченской Республики. Только народ может потребовать от него ухода с поста или находиться в должности Президента ЧРИ.

На время создания новой формы правления в Чеченской Республике А. Масхадов убедительно попросил сократить до минимума комментарии социально-политической обстановки в ЧРИ средствами массовой информации».

06.02.99 г. Чернышев


Переговоры и предпринятые шаги по обмену представителями мало что давали. В Чечне шла двойная игра.

Ни одного факта похищения людей, краж, разбоя МВД без внимания не оставляло. Тем более когда дело касалось жизни сотрудников милиции. А их стреляли, резали, убивали… Местных сил было явно недостаточно. Блокировать границу можно было, но с огромными финансовыми затратами и привлечением людских ресурсов. Руководство Ставропольского края могло помочь только частично.

Степашин отдает приказ в случае проникновения бандитов на территорию сопредельных районов открывать огонь на поражение без предупреждения. «За уничтожение бандитов буду награждать!» В конце 1998 года в Ставрополе создается Оперативный штаб МВД. На него возлагаются координационные задачи. Но войска всего лишь войска. Без грамотной профессиональной оперативной работы они бессильны. Надо заранее знать, где, когда, какими силами и с какими целями попытаются проникнуть на территорию Ставропольского края. С этим было крайне сложно…

Февральская поездка в станицу Курскую, что на границе с Чечней, была сложной. И эмоционально, и физически. Люди, уставшие от беспредела, требовали принятия срочных мер. Назревал неуправляемый процесс этнических погромов. В каждом преступлении жители видели руку чеченца, а потому готовы были осуществить скорую расправу.

Приезд Степашина еще больше подогрел страсти. Московские чиновники не особенно жаловали эти края.

В самом центре собралась толпа людей, которые ждали.

Степашин вышел к людям. «Не дело министра выступать на митинге, но случай особый. Вы ждете моего мнения, и я обязан его высказать!»

О чем говорил тогда министр на площади станицы?

«Мы полностью будем менять систему деятельности наших внутренних войск здесь, на границе с Чеченской Республикой, особенно в наиболее тревожном Курском районе. Задача будет поставлена одна — чтобы каждое село, каждый населенный пункт был защищен. Для этого сегодня мы с начальником Генштаба приняли решение о том, что большая часть подразделений, — как правило, они будут милицейскими, оперативными — будут комплектоваться по двум принципам. Первое: за счет местного мужского населения — по контракту, с тем чтобы люди с оружием в руках могли защищать свои села, своих родных, своих близких (я думаю, они в состоянии это сделать), при этом получая зарплату из федерального центра и нося погоны. Второе — призывники Курского района и других приграничных районов будут призываться только в эти подразделения.

Много будет зависеть и от нормальных рабочих мест, и от того, когда со Ставропольским краем рассчитаются по долгам. В ближайшее время на Совете безопасности будут рассмотрены и вопросы экономической политики правительства в этом регионе, ибо отсутствие рабочих мест во многом предопределяет латентность преступлений, толкает людей на кражи.

Я хочу вам откровенно сказать. К сожалению, воруют не только со стороны Чеченской Республики, к сожалению, воруют и местные. Мы уже знаем несколько бандформирований, которые работают здесь, находят наиболее обеспеченные семьи, выводят на них бандитов с той стороны и вместе крадут людей. Без вас здесь — вы знаете всех — мы не справимся. Поэтому давайте работать вместе.

Сегодня у меня прошла закрытая встреча у станицы Галюгаевской с одним из руководителей Чеченской Республики — его лично ко мне прислал Аслан Масхадов. Мы и с ним договорились о совместной работе, так как это стал настоящий промысел.

Вы ставили вопрос о том, что надо установить особый режим в Курском районе — и по прописке, и по регистрации, и т. д. Вы понимаете, что чисто юридически мы не можем объявить Курскую приграничным районом, но я как член Совета безопасности поставлю на Совете вопрос о том, что особый режим здесь, в Курском районе, по прописке, проживанию, миграции, проезду должен быть. Иначе мы с преступностью, с похищениями людей не справимся никогда».

Его услышали, приняли, поддержали.

Через два месяца, 2 апреля 1999 года Степашин вновь появился в Курской, чтобы своими глазами посмотреть на то, что было создано.

На плацу стоял полк. Пусть не очень стройно он выглядел, пусть обмундирование на бойцах было необмятым, а сами они еще плохо обучены, но начало было положено. В шеренгах стояли местные жители.

Выступая перед бойцами сводного полка, Степашин сказал:

«Я как министр внутренних дел, а здесь присутствует зам. Генерального прокурора В. Устинов, официально вам заявляю — никаких ограничений по уничтожению бандитов с сегодняшнего дня нет. Это мой приказ, я за него несу ответственность».








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх