Загрузка...


  • I
  • II
  • III
  • Колониальный раздел

    I

     Отношение ведущих капиталистических держав к приобретению заморских территорий меняется коренным образом с середины 70-х годов XIX в., когда, как писал В. И. Ленин, в общем и целом "развитие западноевропейского капитализма в его домонополистической стадии" заканчивается (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 377).

    С этого времени начинается интенсивнейшая колониальная экспансия европейских держав, а также США и Японии, завершающая "на границе XIX и XX веков раздел мира" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 378).

    "Колониальные владения, - писал В. И. Ленин, - расширились после 1876 года в гигантских размерах: более чем в полтора раза, с 40 до 65 миллионов кв. км у шести крупнейших держав... Три державы (имеются в виду Германия, США и Япония. - К. М.) не имели в 1876 г. никаких колоний, а четвертая, Франция, почти не имела их. К 1914 году эти четыре державы приобрели колонии площадью в 14,1 млн. кв. км, т. е. приблизительно раза в полтора больше площади Европы, с населением почти в 100 миллионов" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 378).

    Большую активность на тихоокеанской сцене проявляет Германия, опоздавшая здесь, как и в других частях света, к началу колониального дележа и тем энергичнее стремившаяся участвовать в его завершении.

    В 70-х - начале 80-х годов германскую промышленную и торговую буржуазию охватывает колониальная лихорадка. В стране разворачивается пропаганда колониальных захватов. Создаются союзы, ставящие целью способствовать скорейшему осуществлению колониальной экспансии: Западногерманская ассоциация колонизации и экспорта, Германский колониальный союз и, наконец, Германское колониальное общество - главный носитель колонизаторских идей в Германии. "К 1885 году, - пишет П. Мун, - накопилось тридцать томов, заключавших в себе всевозможные колониальные проекты" (Мун П. Т. Империализм и мировая политика. М., 1928, с. 16).

    Колониальные вожделения германской буржуазии породила отнюдь не любовь к экзотической природе тропиков, все объяснялось более прозаически: нужны были новые рынки сбыта и источники сырья.

    Интересы капитала для буржуазного правительства превыше всего. Сдался и "железный канцлер". Вопреки своему категорическому заявлению о том, что он не будет вести колониальную политику, именно Бисмарк стал создателем германской "kolonialpolitik", переросшей после Берлинской конференции 1885 г. в "weltpolitik". Через три десятилетия она привела Германию к первой катастрофе. "Имперское правительство, - говорил Бисмарк британскому послу в Берлине Эдварду Мейлету в январе 1885 г., - намерено защищать, как это было сделано в Западной Африке, а теперь также и в южных морях, те районы, в которых деятельность германских коммерсантов стала достаточно активной..." (Masterman S. The Origins of International Rivalty in Samoa, 1845-1884. Stanford. University Press, 1934, p. 183).

    Первым колониальным приобретением Германии в Океании явились северо-восточная часть острова Новая Гвинея, которая получила наименование Земля кайзера Вильгельма, и прилегающие к ней острова, названные архипелагом Бисмарка. Это было зафиксировано в англогерманском соглашении от 25-29 апреля 1885 г. Соглашение завершало трехлетнюю острую борьбу между Англией и Германией за восточную часть этого крупнейшего острова на Тихом океане (западная часть, как уже говорилось, принадлежала Голландии).

    Англичане, как известно, проявляли устойчивый интерес к Новой Гвинее. Но еще более интересовалась ею австралийская буржуазия. Именно она стала активнейшим пропагандистом захвата острова и всячески подталкивала в этом направлении правительство Англии.

    Австралийскую буржуазию Новая Гвинея соблазняла как выгодное место вложения капиталов, территория, откуда можно черпать дешевую рабочую силу для использования на плантациях Австралии. Практически же в тот период торговые отношения британских колоний в Австралии с Новой Гвинеей и островами Океании в целом были развиты слабо. Но представление о том, что Новая Гвинея - богатая кладовая природных ископаемых, особенно золота, крепко засело в сознании австралийцев. Этому способствовал австралийский капитан Морсби, посланный британским адмиралтейством для изучения береговой линии Новой Гвинеи.

    Характерным для тогдашних настроений определенной части австралийской буржуазии было публичное выступление в Сиднее в апреле 1867 г. А. К. Коллинза, который говорил о Новой Гвинее, как об "огромном поле деятельности для предпринимателей", и о приближении дня, "когда остров станет огромной плантацией, не имеющей себе равных ни в одной стране мира, управляемой умелыми и знающими европейцами и обрабатываемой коренными жителями..." (Legge J. D. Australian Colonial Policy. Sydney, 1956, p. 13-14).

    В этом же году в Австралии возникла "Новогвинейская компания" с целью эксплуатации и колонизации острова. Одним из директоров компании был крупный австралийский предприниматель Джон Лэнг.

    Обращаясь в 1871 г. к членам Королевского общества Нового Южного Уэльса, он назвал Новую Гвинею "весьма многообещающей областью для поселения и колонизации". Пропагандируя идею захвата Новой Гвинеи, Лэнг уже указывал и на стратегическое положение острова.Надо заметить, что активные захватнические действия европейских держав в Океании являлись постоянным импульсом, возбуждавшим колониальные вожделения австралийской буржуазии. Так было после захвата Францией Новой Каледонии в 1854 г. и прихода германских торговцев на Новую Британию в 70-х годах.

    Под давлением колоний в Австралии английское правительство создает верховный комиссариат в западной части Тихого океана, главным образом для защиты интересов британских подданных в этом районе.

    "Новогвинейская компания" была не единственной организацией в Британской империи, стремившейся к колонизации острова. В 1876 г. в Лондоне возникает Ассоциация колонизации Новой Гвинеи, а в 1879 г. - Австралийская колониальная ассоциация.

    Эти организации выдвигают целый ряд проектов захвата и колонизации Новой Гвинеи. Так, например, Ассоциация колонизации Новой Гвинеи предлагает английскому правительству сформировать экспедиционный корпус в составе 250 человек под командованием председателя компании Р. Армита, за "подвиги" же членам корпуса предоставлять в Новой Гвинее участки земли размером в четыре квадратные мили.

    Настойчиво ставил перед британским правительством вопрос об аннексии Новой Гвинеи лондонский юрист Лабилльер, австралиец по происхождению. В марте 1874 г. он обратился с письмом в министерство колоний, в котором, анализируя географическое и экономическое положение Новой Гвинеи, доказывал, что Англия получит большую выгоду от захвата этого острова. С характерным для колонизаторов лицемерием он вместе с тем подчеркивал полезность аннексии Новой Гвинеи для папуасов.

    Письмо Лабилльера попало к заместителю министра колоний, который переслал его губернаторам английских колоний в Австралии, прося их высказать свои суждения.

    Губернаторы поддержали предложение об аннексии Новой Гвинеи. Более того, губернатор Нового Южного Уэльса Г. Робинзон в своем письме министру колоний лорду Карнарвону от 3 июня 1875 г. заявил, что власть Британии должна быть распространена "не только на чудесный остров Новая Гвинея, но и на острова Новая Британия, Новая Ирландия и цепь островов к северо-востоку и востоку от Новой Гвинеи, от острова Бугенвиля до Сан-Кристобаля, большинство юго-восточных островов Соломоновой группы, Новые Гебриды... и Маршалловы острова, острова Гилберта и Эллис..." (Barnard M. A. History of Australia. Sydney, 1962, p. 442). В июне же парламенты Квинсленда и Южной Австралии обратились к королеве Виктории со специальными посланиями, в которых убеждали королеву захватить Новую Гвинею.

    Особую активность Нового Южного Уэльса, а также Квинсленда в подталкивании британского правительства к аннексии Новой Гвинеи понять нетрудно. В 70-х годах, например, 83% всей австралийской и новозеландской торговли с островами западной части Тихого океана шло через порты Нового Южного Уэльса. Ежегодно Новый Южный Уэльс импортировал более чем на 200 тыс. ф. ст. товаров этих островов и вывозил туда свои товары на сумму 300 тыс. ф. ст. Обе колонии были весьма заинтересованы в получении из Новой Гвинеи рабочей силы для хлопковых и сахарных плантаций как на собственной территории, так и на островах Фиджи, куда они проникли через "Колониэл шугар рифайнинг компани".

    Английское правительство на всем протяжении 70-х годов занимало в отношении предложений своих колоний в Австралии об аннексии Новой Гвинеи неизменную позицию: захват острова может быть осуществлен лишь в том случае, если колонии возьмут на себя все расходы, связанные с аннексией и колонизацией Новой Гвинеи.

    В июне 1875 г. в письме губернаторам Виктории, Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Новой Зеландии Карнарвон напоминал о том, что колонии не желают участвовать в финансировании управления Фиджи, запрашивал, будут ли они в дальнейшем покрывать расходы по захвату и управлению теми территориями, которые представляют для них интерес.

    Ответы правительств колоний на письмо министра были либо неопределенны, либо отрицательны. Так, Новый Южный Уэльс заявлял, что в данном случае, хотя британские колонии и заинтересованы в аннексии Новой Гвинеи, захват ее является общеимперским делом. Поскольку же колонии не могут сказать свое слово по вопросу об управлении территорией, они не должны участвовать в несении каких-либо расходов.

    После обнаружения на Новой Гвинее, в районе Порт-Морсби, золота требования об аннексии Новой Гвинеи стали еще настойчивее. Упоминавшийся уже нами Лабилльер, воспользовавшись вспыхнувшей "золотой лихорадкой", в письме от 18 сентября 1878 г. в министерство колоний вновь выдвинул предложение о немедленной оккупации острова, ссылаясь на опасность его захвата другой иностранной державой, а также на необходимость установления тщательного контроля за прибывающими на остров золотоискателями. Подобные соображения содержались и в письме английского верховного комиссара в западной части Тихого океана Артура Гордона, где говорилось, что "аннексия Великобританией, по крайней мере, определенных частей Новой Гвинеи скоро станет неизбежной, если уже сейчас не назрела" (Legge J. D. Australian Colonial Policy, p. 19).

    Несмотря на то, что к этому времени Карнарвона на посту министра колоний сменил Майкл Бич, позиция министерства оставалась неизменной, и ответ Бича был совершенным повторением упоминавшегося письма Карнарвона, написанного в 1875 г. Между тем А. Гордон в 1877 г. послал австралийца С. Ромилли на Новую Гвинею для тщательного изучения различных районов этого острова, а также островов Новая Британия и Новая Ирландия. Главным вопросом, которым на Новой Гвинее тогда и позднее, в 1883 г., во время второй поездки, занимался Ромилли, был вопрос о транспортировке местной рабочей силы на сахарные плантации Квинсленда. Благодаря Ромилли в период с мая 1883 г. по август 1889 г. в Квинсленд было доставлено 2600 тыс. жителей сопредельных с Новой Гвинеей островов. А. Гордон в частном письме британскому премьер-министру Гладстону от 20 апреля 1883 г. отмечал, что передать управление Новой Гвинеей Квинсленду невозможно, поскольку там широко практикуется работорговля коренными жителями тихоокеанских островов, в том числе Новой Гвинеи. Нельзя не учесть также трагический опыт обращения с австралийскими аборигенами, подчеркивал он.

    В 1882 г. английские колонии в Австралии были чрезвычайно взволнованы сообщениями из Европы о близящейся германской оккупации Новой Гвинеи. Поводом для этого послужила статья, опубликованная 27 ноября 1882 г. в "Дойче альгемайне цайтунг", ратовавшая за захват Германией восточной части Новой Гвинеи.

    Это произвело столь сильное впечатление на австралийскую буржуазию потому, что германские предприниматели и так уже весьма активизировались в Тихом океане вообще и на Новой Гвинее в частности.

    В начале 80-х годов на Новой Гвинее имелись торговые фактории германских предприятий "Дойче хандельс унд плантаген гезельшафт дер зюдзеензельн" и "Хернсхейм". Именно глава берлинской фирмы "Хернсхейм" Адольф фон Хансеманн в 1880 г. представил Бисмарку записку о колонизации островов Океании, в том числе Новой Гвинеи.

    19 февраля 1883 г. губернатор Нового Южного Уэльса лорд Лофтус в письме к новому министру колоний лорду Дерби настаивал на срочном захвате юго-восточной части Новой Гвинеи. К нему присоединился премьер Квинсленда Макилврейт, пославший 28 февраля телеграмму соответствующего содержания в Лондон.

    Английское правительство продолжало занимать свою прежнюю позицию: хотите получить колонии, берите на себя все расходы. К тому же, по мнению правительства, страхи австралийцев не имели под собой реальных оснований, поскольку немцы якобы были далеки от намерения завладеть островом. "Нет причин полагать, - писал в своем ответе правительствам колоний лорд Дерби, - что германское правительство обдумывает какой-либо план колонизации в направлении, указанном "Дойче альгемайне цайтунг"" (Ibid., p. 21).

    Видя уклончивость позиции британского правительства, австралийцы решили действовать самостоятельно. 4 апреля 1883 г. Честер, выполняя поручение правительства Квинсленда, объявил в Порт-Морсби о присоединении к владениям британской королевы всей территории Новой Гвинеи и близлежащих островов между 141° и 155° в. д. Инициатива квинслендского правительства получила полную поддержку правительств всех остальных английских колоний в Австралии.

    Правительство Квинсленда, тем не менее, прекрасно понимало, что его действия обретут законность, лишь будучи одобренными британским правительством. Когда же премьер Квинсленда запросил британское правительство об отношении к аннексии Новой Гвинеи, лорд Дерби ответил, что, поскольку, как было установлено, реальная угроза захвата острова Германией отсутствует, действия правительства Квинсленда являются не только ultra vires и потому незаконными, но еще и вредными.

    Несмотря на столь резкий ответ Лондона, австралийцы были уверены, что британское правительство не только не осудит их, но напротив - положительно отнесется к захвату новых территорий в Океании, лишь бы все было сделано с достаточной ловкостью. Поэтому они продолжали упорствовать в "благом" намерении подарить британской короне новые земли. В декабре 1883 г. на конференции в Сиднее представители всех колоний заключили конвенцию, одобрявшую аннексию Новой Гвинеи (кроме ее западной части) и близлежащих островов, а также объявлявшую, что в дальнейшем захваты какой-либо державой территорий в западной части Тихого океана южнее экватора будут расцениваться как угроза безопасности британских владений в Океании.

    Рассказывая об обстановке на конференции, премьер Виктории Сервис отметил в своем выступлении в Мельбурне 10 декабря 1883 г., что если "в отношении других тихоокеанских островов существовали различные мнения", то "в отношении немедленной аннексии Новой Гвинеи все делегаты были единодушны" (Select Documents in Australian History 1851-1900. Sydney, 1955, p. 454).

    Конвенция вызвала столь резкие протесты в Германии, что помощник британского министра иностранных дел Ю. Пансефот в январе 1884 г. поспешил заверить германского посла в Лондоне в отсутствии у Англии намерений захватывать новые территории в Океании. В действительности же министерство колоний вело в это время переговоры с правительствами своих колоний в Австралии об окончательной аннексии Новой Гвинеи. Уже в мае 1884 г. лорд Дерби в письме губернаторам колоний повторил условие, прозвучавшее в письмах Карнарвона и Бича: английское правительство согласно рассмотреть вопрос об установлении протектората над захваченной австралийцами территорией Новой Гвинеи, но лишь в том случае, если колонии примут участие в покрытии расходов, связанных с управлением ею.

    Немцы в свою очередь также решили действовать более энергично. Адольф фон Хансеманн вместе с банкиром Блейхродером выдвинул идею о консорциуме для захвата территории восточной Новой Гвинеи. Бисмарк одобрил проект, и 26 мая 1883 г. была создана "Новогвинейская компания". Представитель компании Отто Финш отправился на Новую Гвинею с тем, чтобы предъявить претензии на восточную часть острова и прилегающие острова.

    Компания не случайно послала на Новую Гвинею именно О. Финша. Он-то хорошо представлял свои задачи в этой стране. Еще в 1881 г. Финш встречался в Сиднее с Н. Н. Миклухо-Маклаем, долго и подробно расспрашивал его о Новой Гвинее.

    Когда в январе 1884 г. он высадился на новогвинейский берег в заливе Астролябия, то начал выдавать себя за друга Н. Н. Миклухо-Маклая, прекрасно понимая, что это сразу же позволит ему приобрести доверие папуасов. И действительно, Финш был восторженно встречен ими. Они называли его "Маклай-Германия". "Никогда бы я не поверил, - писал позднее Финш, - что те немногие русские слова, которые я выучил во время моего сибирского путешествия, могут мне пригодиться в общении с так называемыми дикарями на Новой Гвинее, но это было так! Глеба (хлеб), тапорр, скирау (секира), ножа (нож) - слова эти постоянно повторялись папуасами" (Finsch 0. Semoafahrten. Leipzig, 1888, S. 62. - Цит. по кн.: Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. II. М., 1950, с. 744).

    Обманув доверчивых папуасов, Финш, не теряя времени, поднял на берегу Маклая германский флаг. "Что касается меня, - откровенно признавался он, - то я в первую очередь приобрел в порту Константин землю для Германии" (Finsch О. Nikolas von Milducho-Maclay. - "Reisen und Wirken Deutsche Geograpliische Blätter", Bd. XI, № 3, 4, S. 292. - Цит. по кн.: Миклухо-Маклай Н. Н, Собр. соч. в 5-ти томах, т. II, с. 743).

    Активность Германии подтолкнула английские колонии в Австралии принять решение взять на себя расходы, связанные с управлением захваченной территорией Новой Гвинеи. После этого английское правительство больше не заставляло себя упрашивать и послало на Новую Гвинею коммодора Эрскайна, предоставив ему полномочия объявить английский протекторат над территорией.

    Когда в 1884 г. Эрскайн прибыл на Новую Гвинею, он обнаружил, что до него Ромилли уже совершил процедуру передачи острова под власть Англии. Но, выполняя инструкции правительства, Эрскайн вторично 6 ноября объявил британский протекторат над новогвинейской территорией. Он сделал это в присутствии тех представителей коренных жителей, которых англичане принимали за местных вождей. Обращаясь к ним, Эрскайн сказал: "Я хочу от имени ее величества королевы объяснить вам значение церемонии, на которой вы сейчас присутствуете. Она означает, что с этого времени вы находитесь под покровительством правительства ее величества, что никому не будет разрешено захватывать вашу страну, ваши острова или увозить вас из ваших домов... Ваши земли будут сохранены за вами. Ваши жены и дети будут защищены. Если в отношении вас будет допущена какая-нибудь несправедливость, вы немедленно сообщите представителям ее величества, которые будут жить среди вас, и они услышат ваши просьбы и восстановят справедливость..." (Biskup P., Jinks В., Nelson H. A Short History of New Guinea. Canberra, 1968, p. 57).

    Надо ли говорить, что все эти прекраснодушные слова остались пустым сотрясением воздуха.

    Эрскайн вскоре уехал. Управлять новой территорией, над которой был установлен британский протекторат, остался Ромилли (в качестве представителя английского верховного комиссара в западной части Тихого океана). Правда, 22 ноября 1884 г. британское правительство назначило специального комиссара по делам протектората - генерал-майора Питера Скретчли. Но он прибыл в Порт-Морсби лишь в августе 1885 г.

    Ноябрьские действия Англии на Новой Гвинее весьма обострили ее отношения с Германией. Последовал поток взаимных обвинений в весьма резкой форме. Но, видя, что ни одна из сторон не может добиться решающего перевеса, Англия и Германия сочли за благо формально договориться о разделе острова. По соглашению от 25- 29 апреля 1885 г. к Германии перешла северо-восточная часть Новой Гвинеи со всеми сопредельными островами. Следует отметить, что Германия получила "права" и на часть Соломоновых островов: Бугенвиль, Шуазёль и Санта-Исабель.

    Говоря о колониальном разделе Новой Гвинеи, нельзя, хотя бы кратко, не остановиться на деятельности Н. Н. Миклухо-Маклая, смело поднявшего голос в защиту папуасов.

    В письме вице-председателю Географического общества П. П. Семенову, отправленном из Сингапура 28 октября 1875 г., он писал: "Известие о намерении Англии занять половину Новой Гвинеи и вместе с тем, вероятно, берег Маклая не позволяет мне остаться спокойным зрителем этой аннексии... Вследствие настойчивых просьб людей этого берега я обещал им вернуться, когда они будут в беде. Теперь, зная, что это время наступило и что им угрожает опасность... я хочу и должен сдержать слово... Не как русский, а как "Тамо-боро-боро" (наивысший начальник папуасов берега Маклая), я хочу обратиться к его императорскому величеству с просьбой о покровительстве моей стране и моим людям и поддержать мой протест против занятия этого берега Англией" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV. М., 1953, с. 122-123). Ответа на свое письмо он не получил.

    В середине июня 1876 г. Н. Н. Миклухо-Маклай с большими трудностями добрался до берега Маклая. Сначала у него был план объединить все папуасские племена в единый союз и попытаться противостоять таким образом колонизаторам. Но скоро Миклухо-Маклай убедился, что это неосуществимо. Тогда он решил вернуться в Россию и объявить о своих правах на часть Новой Гвинеи.

    В ноябре 1877 г. Н. Н. Миклухо-Маклай покинул Новую Гвинею и в январе 1878 г. прибыл в Сингапур. Здесь он получил долгожданный, но неутешительный ответ от П. П. Семенова. Тот сообщал об отрицательном отношении российского правительства к предложению Миклухо-Маклая по причине "отдаленности страны и отсутствия в ней связи с русскими интересами".

    В письме П. П. Семенову от 29 января 1878 г. Н. И. Миклухо-Маклай пишет, что ""отдаленных" стран уже теперь почти что не существует, а тем более в будущем; что, кроме русских, есть еще общечеловеческие интересы, которые по своей значительности только в исключительных случаях под силу одиноким личностям и которые должны становиться делом просвещенных и гуманных правительств" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV. М., 1953, с. 152-153). С этого времени все свои силы он отдает борьбе против европейских колонизаторов. Ученый пытается в интересах папуасов использовать англо-германские противоречия в отношении Новой Гвинеи.

    Когда стали распространяться слухи о возможной аннексии острова англичанами, Н. Н. Миклухо-Маклай написал письмо Бисмарку (1 октября 1884 г.), в котором призвал его "во имя справедливости и гуманности склонить великие державы не только предохранить их (народы тихоокеанских островов. - К. М.) от захвата англичанами, но и охранять права темнокожих туземцев островов Тихого океана, как людей, от бессовестной, несправедливой и зверской эксплуатации (похищение людей, рабство и т. д.)..." (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV, с. 276).

    Н. Н. Миклухо-Маклай обращается с письмами к Гладстону и Дерби, когда возникает опасность захвата острова Германией. После того как Финш объявил германский суверенитет над берегом Маклая, Миклухо-Маклай послал телеграмму Бисмарку (9 января 1889 г.), короткую, но весьма решительную: "Туземцы берега Маклая отвергают германскую аннексию" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV, с. 279).

    Одновременно он пытается создать русское поселение на берегу Маклая для защиты папуасов от иноземных захватчиков. В нескольких русских газетах ученый помещает объявления с целью собрать желающих поехать на Новую Гвинею. К 25 июня 1886 г. он получает письменные заявления от 160 человек, к 1 июля - от 320 человек, к 12 августа - от 1200 человек, в дальнейшем число их достигает 2000.

    Не будучи в силах ответить каждому в отдельности, Н. Н. Миклухо-Маклай 3 июля 1886 г. организует специальную лекцию, на которую приглашает всех желающих отправиться на берег Маклая. Вот как об этом писала одна из петербургских газет: "Временная квартира Н. Н. Миклухо-Маклая стала переполняться самой разнообразной публикой. Были видны и армейские и флотские мундиры, франтоватые жакеты и потертые пальто, белые галстуки и русские шитые сорочки... Н. Н. Миклухо-Маклай со свойственной ему любезностью, давая ответы на запросы отдельных лиц, вместе с тем прочел о проектируемой первой русской колонии в Тихом океане очень интересную лекцию..." (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV, с. 472) Проект Н. Н. Миклухо-Маклая долго обсуждался в министерских канцеляриях и, в конце концов, был отвергнут. 9 декабря 1886 г. Александр III начертал решение: "Считать это дело конченным. Миклухо-Маклаю отказать" (Миклухо-Маклай Н. Н. Собр. соч. в 5-ти томах, т. IV, с. 555). Через два с половиной года после этого Н. Н. Миклухо-Маклай умер. Несмотря на всю очевидность бесплодности его борьбы и утопичность выдвигаемых им проектов защиты папуасов, нельзя в то же время не восхищаться энергией, мужеством, волей и благородством этого человека.

    II

    Главной заботой специального комиссара по делам протектората П. Скретчли, который имел очень ограниченные права и ничтожные денежные средства, было урегулирование финансовых отношений между Англией и ее колониями в Австралии, касающихся "британской" Новой Гвинеи. На это оп потратил восемь месяцев, с января до августа 1885 г.

    Согласно предварительной договоренности (достигнутой еще до оформления захвата Новой Гвинеи), колонии должны были оплачивать расходы по управлению территорией и внести 15 тыс. ф. ст. в счет покрытия своей доли расходов на первом году управления. Однако сразу же после заключения соглашения с Германией начался спор о том, какую часть расходов возьмет на себя Великобритания и как будет распределена между колониями общая сумма их расходов по управлению "британской" Новой Гвинеей.

    В конце концов, решили, что колонии внесут те же 15 тыс. ф. ст., а Великобритания купит корабль для нужд протектората и станет оплачивать стоимость его обслуживания.

    Прибыв на Новую Гвинею в августе 1885 г., Скретчли начал знакомиться с островом, совершая поездки вдоль побережья до границ германских владений. Он выдвинул идею так называемого непрямого управления, т. е. через назначаемых британскими властями районных вождей из числа коренных жителей. Но претворить ее в жизнь П. Скретчли не смог. Через три месяца он умер от малярии.

    После этого специальным комиссаром по делам протектората был назначен бывший премьер Квинсленда Джон Дуглас, который на этом посту оставался до 1888 г., когда в статусе "британской" Новой Гвинеи произошли изменения. В июле 1888 г. акт английского парламента ликвидировал декоративную форму правления - протекторат, и территория в качестве колонии вошла в состав Британской империи, получив официальное название - Британская Новая Гвинея.

    Первым администратором новой колонии стал У. Мак-Грегор - шотландский врач, служивший до того на островах Фиджи. Его назначение явилось известной уступкой британского правительства своим австралийским колониям. Дело в том, что У. Мак-Грегор представлял Фиджи на сессии британских колоний в городе Хобарте на Тасмании в 1886 г., и австралийцы убедились, что ему понятна их заинтересованность в Новой Гвинее (Грегора поэтому особенно поддерживал премьер Квинсленда Самуэль Гриффит). Однако У. Мак-Грегор, так же как и А. Гордон, считал, что власть над новой территорией должна находиться в руках британского министерства колоний.

    4 сентября 1888 г. У. Мак-Грегор прибыл в Порт-Морсби. Управление такой колонией, как Новая Гвинея, оказалось делом нелегким, во-первых, ввиду ее крайней удаленности, во-вторых, из-за своеобразия установленной административной системы, явившейся следствием компромисса, на который британское правительство пошло с правительствами своих австралийских колоний. Колониальная администрация в Британской Новой Гвинее находилась, по существу, в двойном подчинении. С одной стороны, У. Мак-Грегор, будучи представителем британского правительства, отчитывался в своих действиях перед министерством колоний в Лондоне, а с другой - его контролировали правительства тех английских колоний в Австралии, которые выделяли средства на нужды управления Британской Новой Гвинеей, т. е. Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Виктории. Больше всего досаждало К. Мак-Грегору правительство Квинсленда, претендовавшее на исключительную роль в руководстве управлением Британской Новой Гвинеей. Особенно сильные столкновения происходили у Мак-Грегора с Генри Норманом, губернатором Квинсленда с 1889 г. по 1896 г. Трижды, в 1890, 1893 и 1894 гг., Мак-Грегор угрожал уйти в отставку. Обо всех своих действиях У. Мак-Грегору, как администратору Британской Новой Гвинеи, приходилось сначала докладывать губернатору Квинсленда, а тот уже посылал эти доклады в Лондон. Ответ от министерства колоний Мак-Грегор получал не раньше, чем через 10 месяцев. Большие трудности Мак-Грегор испытывал с комплектованием штата колониальной администрации. Все чиновники формально считались служащими британского министерства колоний. Но жалование они получали из денежных фондов, образовывавшихся за счет взносов британских колоний в Австралии. Поэтому последние, главным образом Квинсленд, претендовали на контроль за назначениями и передвижениями чиновников колониальной администрации. Мак-Грегор постоянно сталкивался с финансовыми затруднениями, аппарат администрации был всегда недоукомплектован. В период десятилетней деятельности У. Мак-Грегора в штате колониального управления Британской Новой Гвинеи служило всего 64 человека, из которых 12 умерло, 14 были уволены и 3 смещены с занимаемых постов. При администраторе существовали Законодательный и Исполнительный советы. Они состояли полностью из британских чиновников и никакой роли практически не играли.



    Транспортировка грузов в порту Порт-Морсби


    Мак-Грегор создал полицейские силы в колонии в 1890 г. Правда, первыми полицейскими были 2 фиджийца и 12 жителей Соломоновых островов, которых специально для этой цели привезли на Новую Гвинею. Через два года в полиции служило 50 папуасов. К концу пребывания У. Мак-Грегора на посту администратора колонии, в 1898 г., численность папуасов-полицейских составляла 110 человек. За службу в полиции папуасы получали доллар в месяц в течение первого года службы и два доллара в месяц, начиная со второго года службы.Административно Британская Новая Гвинея делилась на районы. Сначала было два района - Западный и Центральный, позже образовали третий - Восточный. Управлял каждым районом районный администратор.

    Поскольку у папуасов отсутствовал институт вождей, Мак-Грегор распорядился, чтобы в деревнях избирались констебли, опираясь на которых районные администраторы могли бы управлять территорией. Но успеха Мак-Грегор в этом не имел. В 1898 г. насчитывалось лишь 202 констебля. За свою работу каждый из них получал от колониальной администрации 12 ф. ст. в год.

    Мак-Грегор проводил очень осторожную политику в отношении отчуждения земель, принадлежавших коренным жителям, что вполне согласовывалось с его общей политической линией ("непрямое управление" колонией, сохранение патриархальных форм жизни островитян). За все годы его пребывания на Новой Гвинее некоренные жители получили не более 14 тыс. акров земли. Мак-Грегор резко изменил позицию в этом вопросе лишь однажды, в 1897 г., когда поддержал предложение о передаче 250 тыс. акров земли Британскому новогвинейскому синдикату. Это было вызвано следующими причинами.

    Присоединение части новогвинейской территории к Великобритании не вызвало сколько-нибудь значительного притока в колонию английского или австралийского капитала, хотя этого можно было ожидать, судя по тем зажигательным заявлениям о блестящих перспективах для предпринимательской деятельности на острове, которые делались до аннексии в Англии, а особенно в Австралии.

    Английские и австралийские дельцы проявляли слабый интерес к Новой Гвинее. Мак-Грегор посылал в Лондон пессимистические доклады: "До сих пор, - писал он в отчете за 1889-1890 гг., - не найден район, в котором можно было бы провести в жизнь систематический план заселения его европейцами" (Legge J. D. Australian Colonial Policy, p. 90).

    То же самое утверждал он в отчете за 1890-1891 гг.: "Приобретенный опыт и более широкое знакомство со страной лишь подтверждает мнение, высказанное ранее: какой-либо план организации систематического заселения страны европейским сельскохозяйственным населением неосуществим" (Ibid., p. 91).

    Английской администрацией в Новой Гвинее уже в первые годы управления территорией овладела идея создания крупной компании, которая практически занялась бы колонизацией. Еще в 1885 г. П. Скретчли предлагал образовать торговую компанию по типу "Британской компании" на Северном Борнео (Калимантан), предоставить ей па Новой Гвинее права не только в области торговли, но и в области управления, а также выделить и отдать под ее контроль значительную часть территории. Идея Скретчли не получила одобрения британского правительства. Но в 1897 г. в министерство поступило предложение о создании крупного синдиката с целью организации каучуковых плантаций на Новой Гвинее. Оно основывалось именно на плане Скретчли.

    Проект предусматривал передачу синдикату 250 тыс. акров земли для культивирования каучуковых деревьев и получение им возможности заниматься торговлей всеми видами товаров. Подчеркивалась также необходимость наделения синдиката административной властью.

    Министерство колоний одобрило проект, но не согласилось с пунктом, касающимся наделения синдиката административной властью.

    Проект энергично поддержал премьер Квинсленда Г. Нельсон, находившийся в это время в Лондоне. Он же посоветовал послать представителей синдиката на Новую Гвинею для непосредственных переговоров с главой местной администрации Мак-Грегором и предупредил о возможной оппозиции со стороны британских колоний в Австралии.

    Представители синдиката Вайн и Лоулес немедленно выехали на Новую Гвинею, где очень быстро договорились с Мак-Грегором об условиях функционирования синдиката. Переговоры закончились в декабре 1897 г. подписанием соглашения.

    Синдикат получал весьма широкие права, в частности становился полным хозяином передаваемых ему земельных участков. "Несмотря на положения ордонанса о коронной земле 1890 г. или какого-либо другого ордонанса, устанавливающего то же самое, - указывалось в статье XVI соглашения, - и несмотря на положения любого находящегося в силе ордонанса, относящегося к горному делу, на всех получаемых землях компания будет обладать правом полной собственности на все продукты земли, и, прежде всего правом собственности на все шахты, минеральные запасы и т. д." (Ibid., p. 94).

    Однако в министерстве колоний не стали спешить с утверждением соглашения. Объяснялось это тем, что не; которые деловые круги Англии и, в особенности, австралийская буржуазия были крайне встревожены предоставлением синдикату столь значительных прав. Правительства Виктории и Нового Южного Уэльса прислали британскому правительству свои решительные протесты. Австралийская буржуазия боялась, что их английские коллеги полностью приберут к рукам новую колонию. Выступая в июне 1898 г. в Законодательном совете Виктории, премьер этой колонии Тарнер заявил, что соглашение дает "чрезвычайную власть компании, имеющей штаб-квартиру в Лондоне... делая, таким образом, эфемерным австралийское влияние в колонии" (Legge J. D. Australian Colonial Policy, p. 96).

    Столь активное сопротивление британских колоний в Австралии привело, в конце концов, к отклонению проекта о создании синдиката.

    Попытка английских предпринимателей захватить контроль над Новой Гвинеей, поощрение и поддержка их намерений британской администрацией подогрели интерес австралийской буржуазии к новой колонии и усилили ее желание единолично владеть этой территорией. Так, в 1899 г. полковник Берне, директор-распорядитель компании "Бернс-Филп", выступил с предложением создать компанию, которая "займется развитием сельского хозяйства, попытается приспособить землю для тропического земледелия, будет приобретать и продавать местный лес и разводить лошадей, мулов, рогатый скот и овец..." (Ibid, p. 114).

    Однако практические результаты экономической деятельности европейцев в Британской Новой Гвинее оказались ничтожными. Британская королевская комиссия, обследовавшая положение дел в колонии в 1906 г., обнаружила существование лишь дюжины плантаций, из которых только три могли рассматриваться как доходные.

    В середине 90-х годов был впервые экспортирован каучук (выручка составила 44 долл.). У берегов колонии собирали жемчуг и ловили трепангов. Торговля несколько выросла за десятилетие, но уровень ее продолжал оставаться низким. Если в 1888-1889 гг. колония экспортировала и импортировала продукцию соответственно на сумму 11,9 тыс. и 22,2 тыс. долл., то в 1897-1898 гг. - на 100,1 тыс. и 94 тыс. долл.

    Рост экспорта объяснялся увеличением добычи золота, стоимость которого составляла половину стоимости всех экспортных товаров колонии. Впервые золото было найдено в Британской Новой Гвинее в 1851 г. Но ""золотая лихорадка" по-настоящему охватила колонию в конце 70-х годов, когда немного золота нашли в Порт-Морсби. В 1888 г. золото обнаружили на архипелаге Луизиада, а затем в различных частях самого острова Новая Гвинея. Некоторые из золотоискателей действительно обогатились, но большинство погибло от тропических болезней и в столкновениях с новогвинейскими аборигенами.

    Что касается просвещения и здравоохранения в колонии, то эти области оставались почти полностью вне сферы деятельности британской администрации.

    В 1898 г. У. Мак-Грегор покинул Новую Гвинею. Пост главы колониальной администрации занял Георг Ле Хант. Последний также, и даже в большей степени, чем его предшественник, столкнулся с проблемой изыскания денежных средств для управления колонией. Дело в том, что договоренность между Великобританией и ее австралийскими колониями о финансировании управления Британской Новой Гвинеи была установлена лишь на десять лет, т. е. на период с 1888 по 1898 г. Когда этот срок стал подходить к концу, британское правительство дало понять, что оно утратило интерес к Новой Гвинее и не собирается дальше нести расходы по управлению колонией. Тогда Ле Хант обратился к австралийцам. В августе 1900 г. он встретился с премьерами Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Виктории, но эта встреча ни к чему не привела. И Британская Новая Гвинея оказалась, как писал в одном из писем Ле Хант, "на грани истощения своих ресурсов". Лишь один Квинсленд предоставлял финансовую помощь администрации колонии, да и то нерегулярно и в весьма ограниченных размерах.

    Стараясь все-таки вырвать необходимые средства у колоний в Австралии, Ле Хант то сулил им большие барыши от использования природных богатств Новой Гвинеи, то пугал их возможностью захвата Британской Новой Гвинеи иностранными державами и резкого в связи с этим ухудшения стратегического положения пятого континента.

    Последний аргумент подействовал и объединившиеся в Австралийский Союз британские колонии (теперь штаты) согласились в ноябре 1901 г. отчислять администрации Британской Новой Гвинеи ежегодно 20 тыс. ф. ст. в течение пяти лет, начиная с 1 июля 1901 г. Право контроля над управлением колонией перешло в марте 1902 г. в руки федерального правительства Австралийского Союза. Изменился и порядок отчетности администратора колонии. Теперь он посылал доклады не правительству Квинсленда для отправки в британское министерство колоний, а непосредственно австралийскому федеральному правительству - и только ему.

    Продолжали свое существование Законодательный и Исполнительный советы при администраторе колонии, по-прежнему не игравшие никакой самостоятельной роли и состоявшие все так же целиком из британских чиновников колониального управления. Но собирались они чаще, чем при Мак-Грегоре. Если за девять лет деятельности последнего Исполнительный совет собирался 118 раз, то за три последующих года - 104 раза.

    Ле Хант в основном проводил политику своего предшественника. Исключением являлся земельный вопрос. Ле Хант предлагал отчуждать большие земельные площади - до 500 тыс. акров (акр - 4047 м2). Правда, практически реализовано это не было. В ноябре 1901 г. по настоянию правительства Австралии администрация вынесла решение отложить передачу земельных участков "до получения сообщений по этому предмету от федерального правительства" (Australia and Papua New Guinea. Sydney, 1971, p. 26).

    Ле Хант возглавлял администрацию колонии до 1903 г. Все это время влияние колониального управления на различные сферы жизни Британской Новой Гвинеи оставалось ничтожным. Если уж кто и обладал известной властью, то это миссионеры. Следует отметить, что в тот период почти все они получали материальную помощь преимущественно от австралийцев и это служило дополнительным средством укрепления позиций Австралии в Новой Гвинее.

    Власть над колонией постепенно и юридически переходила к Австралийскому Союзу. 15 марта 1902 г. британское правительство утвердило акт о своем согласии передать управление колонией Австралии. Но прошло 16 месяцев, прежде чем премьер-министр Австралии Бар-тон представил в федеральный парламент законопроект об управлении колонией. Парламент рассмотрел законопроект лишь в июле 1904 г. К этому времени правительство Бартона пало и законопроект представляло новое правительство во главе с Уотсоном. Пока шло рассмотрение билля, пало и правительство Уотсона. Его сменило правительство Рейда. Но и оно успело уйти в отставку до конца обсуждения законопроекта. Проект был одобрен в ноябре 1905 г. при правительстве А. Дикина. Затем потребовалось еще 10 месяцев для опубликования соответствующего акта, что и произошло в сентябре 1906 г.

    Таким образом, в 1906 г. право управления Британской Новой Гвинеей юридически было передано Австралийскому Союзу, колония получила новое официальное название - Папуа. Акт 1906 г. об управлении Папуа оставался без изменений до 1949 г.

    Согласно акту, во главе колонии стоял лейтенант-губернатор, назначавшийся генерал-губернатором Австралии и только перед ним ответственный. Количество членов в Законодательном и Исполнительном советах несколько увеличивалось. В Законодательный совет теперь входило шесть человек. Все они по-прежнему являлись чиновниками колониальной администрации. Позднее в его состав было включено еще три неофициальных члена, назначавшихся лейтенант-губернатором. Выборные члены появились лишь после второй мировой войны.

    Столь длительная задержка с утверждением законопроекта об управлении колонией объяснялась не тем, что австралийские парламентарии старались выработать наиболее продуманную и эффективную систему, а их незнанием предмета обсуждения и нежеланием вникнуть в действительные нужды колонии. Ораторов выступало бесконечное множество, а выдвигавшиеся ими идеи порой поражали своей курьезностью.

    Все это время в Британской Новой Гвинее положение оставалось без каких-либо обнадеживающих перемен. Вместо покинувшего колонию Ле Ханта, занявшего пост губернатора штата Южная Австралия, во главе администрации временно был поставлен С. Робинсон, молодой юрист из Квинсленда. Он продержался на этом посту лишь один год. В начале 1904 г. Робинсон поехал в район Гоарибари, чтобы расследовать убийство миссионеров папуасами. В ходе разбирательства Робинсон действовал с крайней жестокостью, приведшей к столкновению с коренными жителями, несколько человек из которых погибло. Сведения об этом попали в австралийские газеты. Вспыхнул публичный скандал, и правительство Австралии вынуждено было создать специальную комиссию для расследования происшествия.

    Еще в феврале 1904 г. австралийский премьер-министр А. Дикин вместо Робинсона назначил администратором колонии Ф. Бартона (прежде Бартон занимал пост начальника новогвинейской полиции). Бартон очень быстро вошел в острый конфликт с чиновниками администрации и вообще с белым населением колонии. Конфликт разрастался, и правительство Австралии назначило комиссию теперь уже для расследования положения дел в колонии. Комиссия три месяца вела работу и подтвердила, что Бартон не способен управлять Папуа, что у него крайне плохие отношения с европейской частью населения, которое он делит на "любимчиков" и "постылых". Показания против Бартона давал Д. Г. Муррей, юрист колонии. Он отозвался о Бартоне, как о "человеке слабом и подверженном чужим влияниям", который никак не может стоять во главе администрации.

    Комиссия также отметила неспособность администрации как-то оживить экономику колонии. К этому времени, действительно, ничего нового не было сделано в экономической области. Если экспорт колонии и вырос несколько, составив к 1905 г. 134,4 тыс. долл., то только за счет вывоза золота. Импорт же тогда оставался на уровне 152,9 тыс. долл. Комиссия всячески рекомендовала поощрять ввоз иностранного капитала, развитие европейских плантационных хозяйств и т. д.

    Правительство Австралии начало искать замену Бартону. А. Дикин обратился к У. Мак-Грегору, занимавшему тогда пост губернатора Ньюфаундленда, с просьбами вновь возглавить управление в Новой Гвинее. Конфиденциальные переговоры Дикина с Мак-Грегором сделались известны австралийской публике. Возникла сильнейшая оппозиция, настаивавшая на том, чтобы главой администрации стал австралиец, а не англичанин. Тогда Дикин выбрал Д. Г. Муррея, и последний был временно назначен в начале 1907 г. лейтенант-губернатором колонии, а в 1908 г. утвержден в этой должности.

    Д. Г. Муррей родился в Сиднее в 1861 г. Там же окончил школу и продолжал образование в Оксфордском университете. Высокого роста, атлетически сложенный, он в молодые годы был незаурядным спортсменом, завоевывал титул чемпиона Англии по боксу среди любителей. По окончании университета Муррей занимался юридической практикой в Австралии. В 1899 г. в составе британской армии участвовал в англо-бурской войне. Затем он уехал на Новую Гвинею, где занял пост главного юриста колонии.

    Д. Г. Муррей в течение 30 лет, до 1940 г., находился во главе администрации в Папуа, а после первой мировой войны и в отошедшей к Австралии "германской" части Новой Гвинеи. С его именем связан длительный этап в истории австралийской колонизации острова.

    III

    В северо-восточной части Новой Гвинеи после установления там германского господства фактическая власть над территорией перешла в руки "Новогвинейской компании". Охранной грамотой, выданной императором Вильгельмом, ей были предоставлены самые широкие полномочия, в том числе административная и судебная власть, а также право на приобретение земли.

    "В декабре 1884 года, - писал немецкий ученый И. Холфельд, - германская "Новогвинейская компания" укрепилась на северном побережье Новой Гвинеи (Земля кайзера Вильгельма) и па Новобританском архипелаге (архипелаг Бисмарка) и взяла в свои руки управление областью площадью 200 тыс. км2. Положения выданной компании охранной грамоты были распространены в 1886 г. и на занятую ею часть Соломоновых островов" (Holfeld J. Geschichte des Deutschen Reiches 1871-1926. Leipzig, 1926, S. 207).

    Состояние дел в первой германской тихоокеанской колонии не следует рассматривать как нечто исключительное. До конца 90-х годов во всех германских колониях управление осуществлялось частными компаниями: "Немецким колониальным обществом для Западной Африки".

    "Немецким колониальным обществом для Восточной Африки", а также еще одной компанией, действовавшей в Океании, - "Немецким колониальным обществом для Маршалловых островов". Общества формировали и оплачивали аппарат колониальной администрации.

    То же самое происходило в колониях и других европейских держав. Так, в течение определенного времени Индией управляла "Британская Ост-Индская компания". Несколько компаний во второй половине XIX в. управляли колониями в Африке.

    Представители "Новогвинейской компании" прибыли на остров в ноябре 1885 г. Они поставили целью сделать свою коммерческую деятельность на Новой Гвинее доходной. Для этого, по их мнению, следовало развивать плантационное хозяйство и торговлю прежде всего на территории самой Новой Гвинеи, а не на сопредельных с ней островах, где плантации уже имелись.

    Но добиться успеха компании не удалось. Плантационное хозяйство не налаживалось. Германских колонистов было мало. Через 15 лет после приезда первых представителей "Новогвинейской компании" на острове находилось менее 100 европейских поселенцев. Чиновники страдали от тропических заболеваний. Ко времени окончания деятельности компании на острове около 20% ее персонала погибло. Перевод штаб-квартиры компании из Финшхафена в Стефансор (в 1892 г.), а затем в Маданг (в 1897 г.) не изменил положения.

    На протяжении 90-х годов управление островом постепенно переходит в руки германского правительства.

    Следует отметить, что вообще с 1890 г. германское государство, видя беспомощность колониальных обществ, начинает забирать в свои руки управление колониями. Общества же сравнительно быстро ликвидируются.

    Первым распускается "Немецкое колониальное общество для Западной Африки", за ним - "Немецкое колониальное общество для Восточной Африки", а в 1906 г. - "Немецкое колониальное общество для Маршалловых островов". "Новогвинейская компания" прекращает свою деятельность в 1898 г.

    В 1890 г. в системе германского государственного управления создается специальный орган по делам колоний - Имперское колониальное управление - правда, еще не самостоятельный, а в составе министерства иностранных дел. Наряду с ним, на правах совещательного органа, в том же году образуется Колониальный совет, в который входят представители частных компаний, ведущих дела с колониями, а также представители Германского колониального союза и миссионерских организаций. Все члены совета назначаются канцлером.

    В первые годы своего существования колониальное управление занималось только вопросами внутренней организации колоний. Все военные дела, связанные с колониями, находились в компетенции морского министерства, а вопросы общей политики - министерства иностранных дел.

    Все усиливавшаяся централизация государственного управления колониями привела к созданию 17 мая 1907 г. самостоятельного министерства по делам колоний и ликвидации Колониального совета. Соответственно изменилась система управления в колониях. С 1890 г. представителей частных компаний сменили губернаторы, назначенные императором. Губернатор в "германскую" Новую Гвинею был назначен 1 апреля 1899 г. и наделен всей полнотой власти, как военной, так и гражданской.

    Германская администрация осуществляла свою деятельность в колонии через назначавшихся ею вождей деревень, называвшихся лулуаи. Последние получали от губернатора остроконечную шапку как символ власти. Их введение в должность обставлялось весьма торжественно для того, чтобы подчеркнуть в глазах коренных жителей значение деятельности старост, связь последних с колониальной администрацией.

    Лулуаи собирал налоги, разбирал незначительные споры, возникавшие между местными жителями, сообщал колониальным властям о крупных спорах, контролировал выполнение предписаний германской администрации. В помощь лулуаи назначался тултул (информатор), осуществлявший связь между германскими властями и вождями деревень.

    Германские колониальные власти пытались создать более широкие административные объединения из нескольких деревень, но это у них не получилось. Коренным жителям была совершенно непонятна сама идея подобных объединений; кроме того, на острове существовала сильнейшая межплеменная вражда. Поэтому лулуаи воспринимались только как вожди отдельных деревень.

    Между германской администрацией и коренными жителями отношения установились враждебные. За первые 25 лет германского господства было убито 55 европейцев. Власти организовывали карательные экспедиции, в которых принимали участие полицейские подразделения, сначала состоявшие из малайцев, а затем из жителей сопредельных с Новой Гвинеей островов - Бука и Япен. Частями командовали германские офицеры. Экспедиции отличались крайней жестокостью. Бывали случаи, когда во время рейда погибало до сотни жителей. Дома и каноэ их уничтожались.

    С наступлением XX в. подобные экспедиции не прекратились. Более того, в каждом из ежегодных отчетов колониальной администрации можно найти о них сообщения. Так, в отчете за 1909-1910 гг. говорится, что во время карательной экспедиции было убито пять коренных жителей. В отчете за 1912-1913 гг. указывается, что на острове Умбои было убито два человека: "Преступники были убиты в перестрелке с ребятами из районной полиции" (Biskup P., Jinks В., Nelson H. A Short History of New Guinea, p. 49).

    На создаваемых плантациях германские колонизаторы широко использовали рабский труд. К 1914 г. примерно 20 тыс. человек из числа коренных жителей тихоокеанских островов работали на плантациях Земли кайзера Вильгельма. Они доставлялись в большинстве своем с островов Новая Ирландия и Новый Гановер (Лавонгай).

    До 1888 г. труд рабочих на плантациях никак не регулировался. В 1888 г., а затем в 1909 г. было введено некоторое его регламентирование, но оно распространялось только на тех островитян, которые доставлялись на Новую Гвинею с отдаленных островов.

    На практике, однако, даже весьма куцые законоположения в жизнь не проводились. Плантаторы их попросту игнорировали, а колониальные власти этому не препятствовали. Если туземцы отказывались работать на плантациях, то полиция заставляла их насильно. Вообще плантаторы обращались к полиции всякий раз, когда встречали какое-либо сопротивление со стороны рабочих, и полиция жестоко наказывала "виновных".

    Интересно отметить, что в среде европейских плантаторов даже выработалась некая философия, призванная оправдать широкое применение в колонии принудительного труда коренных жителей. Так, один из плантаторов, по фамилии Паркинсон, писал: "Война для туземца - стимулирующий фактор, она активизирует его умственные способности и развивает его духовно... Поэтому, если мы запретим туземцам воевать, мы должны будем дать им взамен какое-то другое стимулирующее средство. Этим средством может быть труд. Если все население архипелага Бисмарка должно будет работать регулярно каждый день, то огромные площади необрабатываемой земли, которые находятся повсюду, скоро исчезнут, а люди станут сильными и здоровыми. Но туземец никогда не будет работать по собственному желанию, и обязанность правительства, миссий, плантаторов - заставить туземцев работать..." (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921. Melbourne, 1958, p. 106-107).

    Колониальная администрация в широких масштабах проводила захват земель коренных жителей. К 1914 г. в ее руки перешло 700 тыс. акров. Конечно, это незначительная часть земельной площади колонии, но надо иметь в виду, что территория Новой Гвинеи - чаще всего малопригодна для земледелия. Колонизаторы захватывали лучшие земли, расположенные на побережье. Жители этих районов теряли львиную долю своей земли.

    Например, толаи на острове Новая Британия (в 1910 г. их насчитывалось 32 тыс.) лишились 320 из 820 км2 обрабатываемой земли. Земля перешла "во владения белых, а туземцы были выселены" (Ibid., p. 90).

    Коренные жители, естественно, не могли относиться спокойно к изъятию у них земельных участков. Нередко это являлось причиной их выступлений против колониальных властей. В официальном отчете за 1912 г. сообщалось о волнениях в районе Маданга в связи с продажей части земли аборигенов. "Руководители туземцев были арестованы и высланы на архипелаг Бисмарка. Жители деревень Сиар, Рагетта, Панутрибан, Белиао и Ябоб, участвовавшие в выступлениях, были высланы на Раи-Кост и Мегиар около Кейп-Кроисиллес, а их земли ... были конфискованы" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 90).

    Но изменить что-либо в экономической жизни колонии германским колониальным властям не удалось, как не удалось это сделать раньше "Новогвинейской компании".

    Европейских поселенцев в Новой Гвинее было по-прежнему мало. В 1914 г. в колонии проживало 1273 европейца, в том числе 135 чиновников колониальной администрации и 400 христианских миссионеров. Никаких видов сельскохозяйственного производства в сколько-нибудь заметных масштабах, кроме плантационного выращивания кокосовых пальм, немцы наладить не сумели. Попытки организовать производство кофе, какао, перца, табака, хлопка, каучука закончились неудачей. Единственным товарным сельскохозяйственным продуктом оставалась копра. При этом следует отметить, что относительно развитое сельскохозяйственное производство было не на острове Новая Гвинея, а на архипелаге Бисмарка. Большая часть продукции на экспорт шла именно оттуда. Но и там не удалось начать производство каких-либо сельскохозяйственных товаров, кроме копры.

    Немецкий исследователь Р. Неухаусе писал в 1911 г.: "Мы вынуждены культивировать исключительно кокосовые пальмы, которые известны здесь с незапамятных времен и дают прекрасный урожай на богатой коралловой почве. Ничего особенного не требуется для их культивирования и никакой необычной работы не должно производиться" (Ibid., p. 70).

    В 1913 г. колония продала 14 тыс. т копры, что дало выручку 302 тыс. ф. ст. Какао, второго по значению экспортного товара, ежегодно вывозилось немногим более 100 т. Такое положение вещей вызывало необходимость импортировать все самые необходимые продукты. Естественно, поэтому колония нуждалась в крупных финансовых субсидиях. Предоставляемые германским правительством субсидии составляли ежегодно свыше 1 млн. марок, а в течение последнего года пребывания немцев на Новой Гвинее - 1,7 млн. марок.

    Несмотря на то, что германские колониальные власти всеми средствами пытались внедрить в экономику колонии именно немецкий капитал, значительное влияние на нее оказывала Австралия. Колония снабжалась австралийскими мукой, мясом, лесом, углем. Ведущие позиции при этом занимала австралийская компания "Бернс-Филп".

    В 1912 г. колония импортировала из Австралии товаров на сумму 3380 тыс. марок, а из Германии - на сумму 3170 тыс. марок. Значительной была доля Австралии и в экспорте колонии. В том же году в Австралию было экспортировано товаров на сумму 5970 тыс. марок (в Германию на сумму 9650 тыс. марок).

    Известную роль в экономической жизни страны играли китайцы и японцы. В 1900 г., например, в германской "Новогвинейской компании" в качестве торговых агентов работало одинаковое количество европейцев и китайцев. Китайцы широко привлекались к строительным работам. Так, в 1900 г. именно китайские плотники сооружали полицейские помещения в Маданге. Китайцы использовались как повара и домашняя прислуга в европейских семьях.

    Число китайцев в колонии быстро увеличивалось. В 1907 г. в "германской" Новой Гвинее находились 151 китаец и только 169 немцев, на островах архипелага Бисмарка в том же году - соответственно 253 и 255 человек. В начале 1911 г. в "германской" Новой Гвинее китайцев проживало уже больше, чем немцев, - 555 человек. Через год китайцев стало 700, а к сентябрю 1914 г. - 1377 человек. Из них 583 человека работали на строительстве и транспорте, а 172 - в торговле.

    Тем не менее китайцы не получили от германских колониальных властей равного с европейцами статуса. Они, как и малайцы и выходцы с тихоокеанских островов, имели в колонии статус "некоренных туземцев", что давало им лишь некоторые преимущества перед "коренными туземцами", например в отношении употребления спиртных напитков.

    Японцам, хотя они и составляли небольшую группу, немцы предоставили равные права с европейцами, что отражало растущее значение Японии на международной арене. В 1914 г. в колонии насчитывалось 103 японца, занятых главным образом на строительстве и в судостроении.

    Среди европейцев, кроме немцев, было небольшое количество англичан и австралийцев (соответственно 73 и 69 человек).

    Что касается состояния просвещения в колонии в период германского господства, то оно находилось на самом низком уровне.

    До 1884 г. в прибрежной части северо-восточной Новой Гвинеи как средство общения распространился пиджин-инглиш. На нем продолжали говорить и после захвата территории немцами.

    В инструкции христианским миссионерам губернатор колонии А. Хал отмечал: "Необходимо также подчеркнуть тот факт, что обучать следует немецкому, а не английскому языку. Последний должен быть запрещен, и его место должен занять немецкий язык, чтобы дать возможность туземцам лучше понимать немцев и Германию и смотреть на мир глазами немцев" (Biskup Р.г Jinks В., Nelson H. A Short History of New Guinea, p. 54).

    Преподавание целиком находилось в руках христианских миссий. Они, выполняя предписание властей, начали вести обучение на немецком языке. В 1907 г. первая правительственная школа с преподаванием на немецком языке открылась в Намануле, около Рабаула на острове Новая Британия. Она так и осталась единственной до начала первой мировой войны.

    Немцы, испытывая потребность в таких специалистах, как плотники, механики, торговцы, пытались организовать соответствующее обучение коренных жителей. Но сколько-нибудь серьезных усилий к этому не прилагали, поэтому так ничего и не сделали за все время своего господства.

    Отметим также, что германские колониальные власти совершенно игнорировали и развитие здравоохранения па Новой Гвинее.

    Период германского господства в северо-восточной части Новой Гвинеи закончился практически в первые дни мировой войны 1914-1918 гг.

    6 августа 1914 г. в Мельбурне австралийское правительство получило телеграмму британского министра колоний лорда Хэркоурта, в которой содержалась просьба правительства Великобритании послать австралийские воинские подразделения для захвата германских владений в Тихом океане, в том числе на Новой Гвинее. "Если ваши министры, - говорилось в телеграмме, - хотят захватить германские станции беспроволочного телеграфа на Новой Гвинее, на Япе, в группе Маршалловых островов и Науру ... и чувствуют себя готовыми к этому, мы будем рассматривать их действия как выполнение важной и срочной имперской миссии" (Rowley С. D. The Australians in German New Guinea, 1914-1921, p. 2).

    Австралийское правительство отреагировало немедленно. Оно срочно собрало необходимые силы. 10 августа 1914 г. британское правительство было уведомлено о том, что 1,5 тыс. австралийских солдат готовы к действию.

    После непродолжительной тренировки в Квинсленде австралийский экспедиционный корпус под командованием ветерана англо-бурской войны полковника У. Холтса 18 августа покинул Сидней, сопровождаемый кораблями военно-морского флота.

    11 сентября 1914 г. австралийцы начали операцию по захвату германской телеграфной станции в Битанака на острове Новая Британия. В распоряжении германских властей находился 301 солдат, причем 240 являлись коренными жителями колонии.

    В боях за станцию погибло более 40 австралийцев. С немецкой стороны потери составили свыше 30 человек убитыми.

    Австралийские войска быстро провели захват и оккупацию германских территорий. 17 сентября 1914 г. немцы капитулировали и на Новой Британии, а к концу сентября вся Земля кайзера Вильгельма перешла в руки австралийцев. Лишь один германский военнослужащий, капитан Детцнер, отказался сдаться. В момент открытия военных действий он находился на границе между "германской" Новой Гвинеей и "австралийским" Папуа, в районе золотых приисков Лейкекаму. Детцнер скрылся в джунглях и скитался там до ноября 1918 г., после чего сдался австралийским властям. Вернувшись в Германию, он написал книгу о своих приключениях на Новой Гвинее.

    Власть в колонии до 1921 г. перешла в руки австралийской военной администрации.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх