8:30. Откройте двери!

Самый преданный господину раб оглядывает дом. Атриум в порядке, комнаты закрыты, все вещи на своих местаз. Он подает знак рабу-привратнику, тот кивает и идет в коридор, ведущий ко входной двери. С наружи уже собралась небольшая молчаливая кучка людей. Многиесидятнакаменных скамьях по сторонам от входа. Остальные ждут стоя. Кто это? По одежде мы понимаем, что это бедняки, принадлежащие к прослойке гораздо более скромной, чем наш "доминус".

Все эти люди — так называемые "клиенты" нашего хозяина. Но не в том смысле, какой привыкли вкладывать в это слово мы. Чтобы сопоставить с современной жизнью — представьте себе лица людей в приемной кабинета политика или влиятельного лица.

Они пришли просить о милости, совете, работе для родственника, замолвить словечко за знакомого, получить рекомендацию… Есть здесь и те, кто пришли нанести "бизнес-визит". Двое юношей в элегантных тогах наверняка пришли говорить о делах; они держатся особняком. Но в этой небольшой толпе есть и люди совсем неимущие, они пришли просить немного денег на пропитание. Нечто вроде милостыни, которую "доминус" выдает им при каждом визите, когда деньгами, а когда корзинами с едой. Называется она sportula.

Какая же выгода хозяину от приема всех этих просителей с кучей проблем? Конечно, в обмен за помощь он потребует от них исполнения небольших поручений или заботы об удачном завершении своих сделок. Но настоящая цель иная: власть. Действуя подобным образом, он создает для себя "группу поддержки", становится ключевым лицом для определенных людей, для местного простого люда, а они уж проголосуют за него на выборах, если он выставит свою кандидатуру.

Это называется "клиентела", или "клиентская сеть". Она повсюду, она составляет основу общественного устройства Рима. Почти каждый свободный человек в городе связан узами уважения и порой подчинения с кем-либо более могущественным и богатым, чем он, — "патроном" (patronus), как его принято называть.


Такие встречи повторяются каждое утро, это так называемое утреннее "приветствие" (salutatio), с помощью которого выказывают уважение могущественному лицу. Дверь вздрагивает, слышен звук скользящего вдоль бронзовых колец тяжелого засова. Все смолкают и придвигаются ближе. Затем одна из створок дверей открывается, появляется лицо раба-привратника, окидывающего собравшихся испытующим взглядом. Всех этих людей он знает. Раб отходит в сторону, и сумрак коридора проглатывает кучку людей.

Внутри атриума они послушно располагаются в различных местах. Затем по очереди, вызываемые самым верным рабом, идут на прием к хозяину в его кабинет, "таблиний" (tablinum). Их глазам открывается впечатляющая картина. Посередине комнаты — сам хозяин. Он сидит на подобии небольшого трона: высокая спинка, точеные ножки… резьба и инкрустация, поверх положены подушки и накинута драпировка. Ноги хозяина покоятся на скамеечке с львиными лапами… Такое впечатление, что ты попал в храм и стоишь перед статуей божества. По сути так и есть: человек этот очень богат, он влиятельный аристократ, но прежде всего он pater familias,начальник над "чадами и домочадцами" этого дома. А вы находитесь в сердце его "территории".

"Доминус" пристально смотрит на вас, надменно задрав подбородок, подчеркивая свое доминирующее положение. Это вовсе не прибавляет вам храбрости. Так начинается его день. А ваш, возможно, начнется с того, чтобы кашлянуть, прерывая неловкое молчание.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх