Глава 18

НЕМЕЦКИЙ СЛЕД

Я лично никогда не использовал в своих целях разведку и не принимал у себя шпиона. А тем более шпионки.

Что-то в этом есть очень грязное!

(Адольф Гитлер. 10 марта 1942 года)
1

Слишком долго во всем мире звучала история о том, что немецкая разведка подбросила Сталину документ…

К этому вопросу мы подойдем издалека. Вся история большевизма — это история чисток. Большевизм и начался с раскола: это наши — большевики, а это не наши — меньшевики. Ленин только тем и занимался, что чистил свою партию от тех, кто ему неудобен. Полистаем тома ленинских сочинений, и удивленного стона нам не сдержать: Ленин, как пес в своре, неустанно грызется со своими соратниками и товарищами по борьбе, а с царизмом он никак не борется. Объем ленинской ругани в адрес единомышленников-социалистов в сотни раз превосходит объем ругани в адрес царя Николая.

И, захватив власть, Ленин только чистками и занимался. Ленинская партия выросла в борьбе, и это совершенная правда. Царскую семью истребили. Буржуев истребили. Дворянство, купечество, интеллигенцию, крестьянство. Куда ни кинь… И ленинские соратники все до одного только чистками и занимались. Своих союзников-эсеров истребили. Анархистов — тоже. И меньшевиков. А потом пошла борьба с национализмом, с религией. «Промпартию» выдумали. Да с кем мы только не боролись! И всех уничтожали. Для того и Кирова убили, чтобы за него отомстить. И сразу — чистка НКВД: вы же Кирова не уберегли! И чистка Ленинграда — кировский поток: вы, гады, за Кирова ответите! И по всей стране — поиск злоумышленников, которые готовили покушение на Кирова. Были раскрыты тысячи преступных организаций: и все на Кирова охотились. И в самой партии — аресты: не оставим смерть Кирова без ответа! Вообще в партии борьба с врагами не прекращалась никогда. Товарищ Сталин придумывал правый уклон и гнал из партии правых уклонистов. Потом придумывал левый уклон и гнал из партии левых уклонистов. А как ударить по тем, кто сохранял полную верность и колебался вместе с генеральным курсом партии? Гениальный Сталин и тут нашел решение: объявил, что в партии есть (ужасно опасный) право-левацкий уклон. Тут уж никому от сталинского удара не уклониться. Кого нельзя уличить в правом уклоне и нельзя — в левом, можно уличить в право-левацком извращении линии партии. А еще были центристы. Это когда уж совсем невозможно придраться, тогда спрашивали: что же ты все по центру держишься? А ведь и вправду подозрительно: все колебались и уклонялись, а ты всегда с партией был. Вот этим-то ты вражью свою суть и проявил!

Но во всех этих чистках армия составляла как бы исключение. Ее чистки обходили стороной. Товарищ Сталин только следил за тем, чтобы на самом верху был свой человек. Стараниями Сталина с поста наркома по военным и морским делам был свален Троцкий. Его заместитель Склянский был отправлен в Америку с поручением, там он, развлекаясь, один плавал в лодке по озеру. Лодка опрокинулась сама собой, а товарища Склянского кто-то из под воды за ноги дернул. На место Троцкого встал Фрунзе. Его по приказу Сталина оперировали, хотя Фрунзе и отбивался. Операция прошла неудачно. Не уберегли врачи товарища Фрунзе. За что и ответили по всей строгости наших законов. Вот, пожалуй, все самые важные кадровые перемещения в Народном комиссариате обороны на первые годы. Но должен же был товарищ Сталин однажды добраться до армии! Неужто не добрался бы? Неужто, не получив немецкой фальшивки, он, вычистив все и всех, так бы и оставил армию нечищеной?

Чистки — это борьба за укрепление власти. За ее сохранение. Это борьба за личную безопасность вождя. Чистки — это предотвращение переворота. А перевороты всегда и везде совершают военные. Потому мы так их и называем — военные перевороты, Неужто Сталин сам не додумался бы оградить себя от главной опасности?

Неужто без немецкой подсказки не сообразил бы?

2

В борьбе за власть — множество приемов и способов. Есть хорошие, великолепные, гениальные. Но есть и плохие, глупые, идиотские.

Самый дурацкий — это объявить всем своим соратникам-соперникам, что ты умнее всех, что твои заслуги превосходят заслуги всех остальных, потому-то именно ты, а не кто-то другой, должен быть самым главным.

Именно так поступил Лев Давыдович Троцкий. В 1924 году умер Ленин, и в том же году Троцкий выпускает книгу «Уроки Октября». Начинает он с того, что Октябрь надо изучать. Не все еще осознали, кто именно был самым главным героем Октября. По книжке то там, то тут проскальзывают замечания типа: «Ленин не понял и не оценил…», «Ленин сомневался…», «Ленин не знал…» Сталин в книге вообще не упомянут. Зиновьев и Каменев — предатели. А главным героем Октября, который все понимал и ни в чем не сомневался, был, понятно, сам Лев Давыдович…

Если это и так, то по чисто тактическим соображениям не следовало кричать об этом на весь мир. Не об уроках Октября речь, а о претензиях на власть. Объявив себя главным героем и претендентом N 1 на почести (и на власть), Троцкий объединил против себя всех остальных претендентов. Ответ последовал немедленный и сокрушающий— книга «Об „Уроках Октября"“. Авторы Зиновьев, Каменев, Квиринг. Куусинен, Сокольников, Сталин, редакция „Правды“ и ЦК комсомола. Эта книга положила начало открытой травле Троцкого в печати, которая никогда уже не прекращалась, даже и после убийства Троцкого. Интересно, что статья Сталина в этой книге — самая миролюбивая: „Говорят о репрессиях против оппозиции… Что касается репрессий, то я решительно против них“ (С. 95).

Другие авторы сталинской мягкостью не отличались. Они высмеивали и обличали Троцкого. Для всей партийной бюрократии это было сигналом: свора восстала против вчерашнего вожака. Потому каждый спешит засвидетельствовать верность своре и ненависть к искусанному вожаку.

3

Тухачевский не усвоил уроков Троцкого.

Тухачевский рвался к власти тем же способом — самым дурацким. В Гражданской войне Тухачевский опозорился так, как никто другой. И вот именно он объявил, что является победителем. Он сам решил редактировать трехтомник «Гражданская война. 1918-1921», «выставляя себя величайшим стратегом и обвиняя других в своих поражениях. Тут надо особо подчеркнуть: Тухачевский стремился имений редактировать историю, а не писать ее. Каждый, кто читал книгу Тухачевского „Поход за Вислу“, согласится: Тухачевский был не способен изложить свою мысль. Маршал Юзеф Пилсудский, разгромивший Тухачевского, в своей книге „1920 год“ показал и неумение Тухачевского воевать, и неумение рассказать о случившемся: „Чрезмерная абстрактность книги дает нам образ человека, который анализирует только свой мозг или свое сердце, намеренно отказываясь или просто не умея увязывать свои мысли с повседневной жизнедеятельностью войск, которая не только не всегда отвечает замыслам и намерениям командующего, но зачастую им противоречит… Многие события в операциях 1920 года происходили так, а не иначе именно из-за склонности пана Тухачевского к управлению армией как раз таким абстрактным методом“. Пилсудский первым высмеял попытки Тухачевского свалить на чужую голову вину за разгром под Варшавой.

Но Тухачевский не мог успокоиться. Он-таки дорвался до желанного редакторства и воспел себя. Он восхвалял себя до того, что книга получилась неприличной. Но не в восхвалениях дело. Шла борьба за власть, и в этой борьбе споры о былых заслугах были только прикрытием грызни за должности.

Сталин понимал лучше всех, что за этим выпячиванием прошлых заслуг Тухачевского скрывается куда более мощный замах. Это заявка претендента на власть. Потому осадить Тухачевского следовало его же оружием. Сам Сталин в драку не лез, но каждая попытка Тухачевского и его друзей воспеть свои заслуги встречала непонятно откуда исходящий негромкий, но мощный отпор.

Теперь сопоставим даты.

Немецкая версия звучит так: в декабре 1936 года Гитлер устроил своим разведчикам нагоняй и потребовал результатов. В январе 1937 года возникла идея подбросить Сталину фальшивку. Потом фальшивку долго готовили, искали гравера, искали пишущую машинку, «такую, как в Кремле», писали ложные документы, распускали слухи. Эти слухи дошли до президента Чехословакии, потом до Сталина, потом были переговоры между ведомством Ежова и гитлеровцами, и в начале мая 1937 года документ попал на сталинский стол.

Это версия, которую рассказал В. Шелленберг.

А вот другая хронология.

В январе 1935 года был арестован Невский Владимир Иванович, директор Библиотеки им. Ленина. Причина: не те книги в главной библиотеке страны хранятся, не тех героев книги прославляют. Арест Невского сопровождался арестами директоров ведущих издательств и библиотек страны. Это был сигнал Тухачевскому: уймись! Уж слишком бессовестно из себя героя корчишь!

13 июля 1935 года был арестован комкор Г. Гай. В битве под Варшавой главной ударной и маневренной силой Тухачевского был 3-й конный корпус, которым командовал Гай. В 1935 году Гай был начальником кафедры военной истории Военно-воздушной академии им. Жуковского. В те времена, кроме истории Гражданской войны, у нас никакой другой военной истории не было. Все, что Гражданской войне предшествовало, было предисловием. Причина ареста: историю преподавал вредительски. Арест Гая — третий звонок Тухачевскому.

17 апреля 1936 года арестован Н.И. Муралов, который стал командующим Московским военным округом еще в 1917 году, то есть за несколько месяцев до рождения Красной Армии. Это под прикрытием Муратова из Петрограда в Москву бежало правительство Ленина-Троцкого. В 1936 году Сталин начал прижимать тех, кто был выбран Лениным и Троцким, кто был при них на больших высотах.

9 июля 1936 года арестован червонный казак, комдив Д. Шмидт, друг Тухачевского, который Сталину обещал уши отрезать. С этого момента судьба Тухачевского, Якира и Примакова была решена окончательно.

14 августа 1936 года был арестован сам комкор Примаков, главный червонец. Примакова будут судить и расстреляют вместе с Тухачевским, Якиром и Уборевичем. Примаков был связан с Тухачевским много лет. Примаков был в подчинении Тухачевского еще в 1920 году в «походе за Вислу».

20 августа 1936 года был арестован еще один будущий подельник Тухачевского комкор Путна. Двое из восьми подсудимых группы Тухачевского уже сидят. Процесс пошел.

2 сентября 1936 года арестован комкор С.А. Туровский.

25 сентября арестован комдив Ю.В. Саблин.

И вот только после этого, в декабре 1936 года, Гитлер якобы потребовал от своих спецслужб активизации работы. И пока гитлеровские разведчики размышляют, что им такое-этакое придумать…

24 января 1937 года собирается партийная конференция Белорусского военного округа, которым командовал командарм 1 ранга Уборевич. Подчиненные Уборевича словно с цепи сорвались — все бросились разоблачать своего командующего, обвиняя во всех возможных и невозможных грехах. Тот, кто хоть раз был в Советском Союзе на партийном собрании, знает: так просто, за здорово живешь подчиненные на начальника не бросаются. Тем более на командующего одним из самых мощных военных округов.

По странному стечению обстоятельств именно в тот день был нанесен удар чудовищной силы и по самому Тухачевскому. 24 января 1937 года на открытом судебном заседании обвиняемый в шпионаже, вредительстве и подготовке заговора Карл Радек назвал имя Тухачевского.

Тот, кто знает хоть что-нибудь об открытых сталинских процессах, тот, кто задумывался над смыслом и назначением этих процессов, тот согласится: случайно там имен не называли.

По словам обвиняемого Радека, Тухачевский посылал Пугну в Берлин, где тот вел переговоры с троцкистами. Самого Тухачевского пока ни в чем не обвиняли: он-де послал Путну в Берлин по служебным делам, а Путна воспользовался случаем… Но если Тухачевский не имел никакого отношения ко всем этим темным махинациям, то зачем на открытом суде в присутствии иностранных наблюдателей называть его имя в прямой связи с действиями заговорщиков? Можно же было сказать: «Находясь в служебной командировке, Путна занимался чем-то недозволенным…» Ан нет, кому-то потребовалось уточнение: по приказу Тухачевского..

С этого момента Тухачевский мог смело стреляться — судьба его была не только решена, но и официально объявлена.

В это время немецкая разведка еще только искала гравера. А можно было и не искать. Без вашего гравера все будет сделано как надо. Гитлеровской разведке достаточно было иметь хорошего аналитика в немецком посольстве в Москве. По одному упоминанию имени Тухачевского на показательном процессе можно было делать выводы.

Тем временем аресты в армии пошли чаще.

19 февраля 1937 года арестован дивизионный комиссар И.С. Нежичек.

20 февраля 1937 года — дивизионный комиссар А.А. Гусев.

11 марта 1937 года было арестовано все высшее командование Уральского военного округа, в том числе командующий войсками комкор И.И. Гарькавый и его заместитель комкор М.И. Василенко.

25 марта 1937 арестован дивизионный интендант П.И. Курков.

Список весьма длинный, даты арестов опубликованы, и каждый может сам список дополнить и сделать вывод. А вывод простой: получил Сталин в мае 1937 года фальшивку от германской разведки или ее не получил, очищение высшего командного состава Красной Армии уже шло полным ходом, главные жертвы были уже намечены и объявлены публично, а свидетели давали командарму 1 ранга Фриновскому те показания, которые от них требовали.

4

Вымыслы про «обезглавленную» армию звенят уже полвека. Вот последняя на эту тему публикация: журнал «Новости разведки и контрразведки» (1995. N 40-41), огромная статья Владимира Кукушкина «"Дело» Тухачевского — фальшивка нацистских спецслужб». Что же за новость расскажет нам товарищ Кукушкин?

А рассказывает он все то, что придумал недобитый гитлеровец В. Шелленберг: Все, что гитлеровец говорил 50 лет назад. Кукушкин повторяет слово в слово, выдавая бред фашиста за свои научные открытия. Сплетни, которые вот уже 50 лет обсасывает вся мировая бульварная пресса, товарищ Кукушкин рассказывает взахлеб как последние новости разведки.

Читая статью, перестаешь понимать, где Шелленберг, а где Кукушкин. Статья переплетена цитатами Шелленберга весьма густо. Кукушкин верит фашисту во всем, соглашаясь со всеми весьма дикими нестыковками. Версия Шелленберга-Кукушкина гласит: «Начало этой зловещей акции было положено в декабре 1936 года на совещании у Гитлера, где присутствовали также Гесс, Борман и Гиммлер. Фюрер раздраженно…»

Стоп. Тут я вынужден прервать захватывающий рассказ товарища Кукушкина для небольшого отступления. Названы четыре высших руководителя Германии. Четыре заговорщика, с которых все и началось. Среди них — трое политиков и один представитель спецслужб, рейхсфюрер СС Гиммлер. В конце войны Гиммлер пытался улизнуть, но его опознали, и он покончил жизнь самоубийством — раскусил ампулу. Случилось вот что. Германские солдаты сотнями тысяч и даже миллионами сдавались американцам и британцам, чтобы не попасть в советский плен. В руках западных союзников оказались необозримые массы немецких военнопленных. Это были огороженные проволокой поля, кишащие людьми, моря голов. Вот в этих-то морях и решил затеряться Гиммлер. Он переоделся солдатом, заготовил документы… Что ему стоило заказать солдатскую книжку на имя какого-нибудь Ганса или Фрица… Документы ему изготовили — залюбуешься. На том и сгорел… У солдат-фронтовиков документы затерты и истрепаны. Фронтовик горел в танке, плавал через реки, пробивался болотами и лесами, валялся в грязи и в крови. За годы войны документ фронтовика пропах дымом блиндажей, солдатским потом и табаком, пропитался запахом прифронтовых госпиталей, подвижных походных бардаков и полевых кухонь, измялся, изломался, искорежился. А у одного солдатика в этой необозримой толпе документ правильный-правильный, новенький-новенький, хрустящий и типографией благоухающий… А приметили этого солдатика в человеческом муравейнике и потребовали документ потому, что все фронтовики перепачканы грязью последних боев, пропитаны копотью разгрома, все они рваные, вонючие, лохматые, с оторванными рукавами, погонами и штанинами, перемотанные бинтами и грязными тряпками… А один пожилой солдатик с проседью — во всем новеньком, сапожки скрипят, чистенький, умытый, стриженый и французским одеколоном пахнет… Тут-то ему и сказали: «А повернись-ка, сын! Экой ты смешной какой!»

Своим тупым полицейским мозгом рейхсфюрер СС не сообразил, что сапоги на нем должны быть стоптанными, документы — рваными, а печати на документах — расплывшимися. И вот теперь нам товарищ Кукушкин рассказывает удивительную историю о том, что этот великий профессионал и трое любителей в декабре 1936 года вознамерились обмануть самого товарища Сталина, фальшивку ему решили подбросить…

5

Кукушкин продолжает свой рассказ о том, как великий профессионал и трое любителей вызвали Гейдриха, устроили ему разнос, и вот этот самый Гейдрих и придумал учинить подлог… Фальшивка вот какого смысла: советские генералы во главе с Тухачевским снюхались с немецкими генералами. Советские готовят переворот против Сталина, немецкие — против Гитлера. Немецкие спецслужбы якобы узнали о заговоре, добыли соответствующие документы и готовы их Сталину продать… «Вскоре из Москвы прибыл эмиссар Ежова, который заявил о готовности купить материал о „заговоре“… Гейдрих потребовал три миллиона золотых рублей… Названная сумма была выплачена… Инициаторы этого политического подлога из СД кичились тем, что нанесли тяжелейший удар по боеспособности Красной Армии и к тому же заработали на этом три миллиона рублей… Часть „Иудиных денег“ В. Шелленберг приказал пустить под нож после того, как несколько немецких агентов были арестованы ГПУ, когда они рассчитывались этими купюрами. Сталин произвел оплату крупными банкнотами, все номера которых зарегистрированы ГПУ».

Вот такой рассказ.

Мы над этим посмеемся, но сначала…

6

Посмотрим на ситуацию из сталинского кабинета.

Сталину докладывают: гитлеровская тайная полиция вскрыла сговор немецких и советских генералов. Немецкие генералы намерены свергать Гитлера, советские — Сталина. Что же (по сталинскому рассуждению) в этой ситуации должен делать Гитлер? Он должен нанести удар по своим заговорщикам. Он должен арестовывать, судить, стрелять и вешать своих генералов.

Но удивительная вещь: докладывают, что Гитлер о заговоре германских генералов знает, однако ничего похожего на разгром заговора в Германии не происходит, все гитлеровские генералы на своих местах, их даже и не понижают в должностях. А ведь странно: гитлеровская разведка заботится о сталинской безопасности, документы достает, подталкивает Сталина стрелять своих генералов, но о своей безопасности ни Гитлер, ни его спецслужбы не заботятся и своих генералов стрелять не намерены.

И Сталин должен верить этой туфте?

Второй момент. Если Гитлер узнал о сговоре германских и советских генералов, то он должен обратиться к Сталину. Срочно и лично. Представим себе: в городе — две враждующие банды. Или группировки, если хотите. И вот братишки среднего уровня из одной и другой банд снюхались, паханов в известность не поставив, и порешили меж собой больше не воевать, а паханов, которые миру и дружбе мешают, зарезать. Допустим, один главарь банды пронюхал о сговоре. Что должен он делать? Где защиты и помощи искать? Да только у другого главаря. Больше негде. Вражда их временно прекращается. Они — друзья в беде. Они вдвоем под явной угрозой, и ни на кого больше им положиться нельзя. Ни о каких деньгах тут речь не идет, шкуры спасать надо. И один говорит другому: выкладывай все, что знаешь об этом деле, а я тебе расскажу, что я знаю. Потом каждый у себя в хозяйстве порядок наводит. А уж потом можно дальше воевать меж собой.

Так вот, если Гитлер узнал о сговоре советских и германских генералов, он должен был выходить на Сталина, не веря больше никому. Гитлер — под угрозой, и Сталин — под той же угрозой. Но Гитлер на контакт не идет. Вместо этого какие-то аферисты пытаются продать Сталину компромат на Тухачевского и просят денег, но материалов на германских генералов-заговорщиков взамен не просят…

А это на правду не похоже.

Время спасаться от заговора, а Гитлер сам не спасается, но спасает Сталина и торгуется из-за денег. Вроде и нет у него в Германии никакого заговора…

Вывод: попытка обмануть Сталина, если она действительно имела место, была явно дурацкой, легенда — неправдоподобной и ничем не подкрепленной.

7

В отличие от Ленина и Троцкого Сталин формальной стороне юридического процесса придавал значение. Сталин на хотел прослыть злодеем, тем более в глазах своей армии. На сталинских судах признавались ВСЕ. На открытых судах и закрытых. Тот, кто не признался, тот просто на суд не попадал. Но если уж кого на суд выводили, то он свою вину подтверждал. Если кто-то вдруг упрямился, то объявлялся перерыв на пару часов, и после перерыва проблем с признанием не возникало. Зачем-то Сталин у всех вырывал признания. Это было важно ему. Сталин заботился о том, чтобы все поверили: он действительно уничтожает настоящих заговорщиков и шпионов. И если Сталин получил от германской разведки документ, то его следовало предъявить суду. Суд ведь закрытый, а судьи — высшие командиры Красной Армии, которые тайны хранить научены.

Стенограммы процесса над группой Тухачевского опубликованы. Никакие немецкие документы на суде не предъявлялись, и о них никто даже не упоминал. Протоколы допросов и очных ставок тоже частично опубликованы, но и там никаких упоминаний о немецком документе.

Да и о каком документе речь? Речь о письме Тухачевского, который тот якобы написал немецким генералам.

Нам говорят, что Сталин «фальшивке поверил». Допустим. Представим себе, что Сталин получил это самое письмо, которое Тухачевский написал немецким генералам. Допустим, что Сталин верит тому, что Тухачевский его действительно писал. Зачем тогда сталинский суд предъявляет Тухачевскому заведомо выдуманные обвинения, а письмо, которое изобличает измену, письмо, которому поверил сам Сталин, не предъявляет?

Вопрос убойный: почему Сталин это письмо никому не показывает? Зачем его прятать? Кому оно нужно?

Долго думали кремлевские историки, но ответ придумали: так ведь письмо-то получено по агентурным каналам. Сталин не хотел агентуру раскрывать!

Красиво придумано. Да только НАША агентура к этому делу отношения не имела. Наш официальный представитель якобы встретился с немцами, якобы купил у них письмо и отбыл в столицу мирового пролетариата. Если показать письмо Тухачевского нашим командирам, то кого и как мы этим раскроем? Наоборот, предъявив письмо Тухачевского, Сталин таким жестом только продемонстрировал бы свою силу: я все вижу! я все знаю! Не вдаваясь в подробности добывания, можно было бы намекнуть своим маршалам, чтобы они и не думали заговоры плести, ибо все их письма перехватываются и ложатся на сталинский стол. Но этого почему-то не было сделано.

Если в этом деле и была задействована агентура, так только гитлеровская. Если немецкая разведка действительно продала Сталину письмо Тухачевского, то тем самым она отдала право полностью им распоряжаться. Мы заплатили и теперь делаем с письмом все, что нам нравится. Немцы, отдавая письмо, не заботились о том, что кто-то по содержанию письма раскроет их агентуру. А товарищ Сталин, выходит, о гитлеровской агентуре заботится: как бы ее не раскрыть!

8

Теперь вернемся к рассказу Шелленберга-Кукушкина.

Первый момент: деньги, полученные в ГПУ, немецкая разведка использовала для агентурных операций, и сразу пошли провалы, так как номера банкнот были переписаны…

Агентурная разведка без денег работать не может, как паровоз без воды, но деньги разведчик не имеет права получить в банке и заплатить своему агенту. Для агентурной операции можно использовать только «фильтрованные» деньги, которые особыми, совершенно секретными способами где-то кем-то специально для такой цели размениваются. А доблестная германская разведка подучила деньги не в банке, а в ведомстве товарища Ежова, которое занимается ловлей шпионов, и эти деньги немедленно использует в своих агентурных операциях на советской территории. Одно из двух: или В. Шелленберг этого никогда не писал, это просто какие-то идиоты, не служившие в разведке и детективных историй не читавшие, придумали глупость; или во главе германской разведки действительно стояли идиоты, которые не знали самых простых вещей, известных не только начинающим разведчикам, работающим на подхвате, но и просто любителям шпионских романов.

Второй момент: немецкие разведчики провалились, Шелленберг узнал об этом и… Опять чепуха. Наши ребята не так глупы, чтобы немедленно арестовывать шпиона. Шпион — на нашей территории, убежать от нас не так легко, граница на замке. Выявленного шпиона надо «вести» долго, осторожно и внимательно смотреть за ним, чтобы выявить связи. Потом неплохо ему подставить источник так, чтобы он сам еще не знал, что на нас работает, так, чтобы верил: удача сама к нему в руки идет. Выявленный на нашей территории настоящий шпион — огромная для нас ценность. Это наш канал дезинформации. Это козырный туз, из их колоды украденный. Арестовывают шпиона в крайнем случае, но и после того используют для игры против разведки противника. Даже если противник и догадался, что мы его агента накрыли и тот играет по нашим нотам, то и тогда от этого нам есть польза: такое наше поведение заставляет противников сомневаться в достоверности сообщений тех источников, которых мы пока еще не выявили. Противник-то не знает, кого мы застукали, а кого еще нет. Потому сомневается во всех. Одним словом, если бы наши засекли немецких агентов, то В. Шелленберг мог об этом узнать только после войны.

Немцы проявили потрясающую глупость, выдав шпионам деньги, полученные в ежовском ведомстве, потому советской контрразведке был смысл подождать, когда все денежки появятся на нашей территории, когда другие шпионы себя проявят таким же образом. Зачем же первых появившихся тут же и арестовывать?

Третий момент: с агентурой чепуха получилась, и Шелленберг приказывает пустить деньги под нож… Зачем? Неужто их нельзя использовать для легальной цели? Например, жалованье немецким дипломатам в Москве платить, воду газированную на Цветном бульваре покупать, пирожки на Ярославском вокзале, газетки всякие.

Все тот же момент: пустили деньги под нож… Но было сказано самим же Шелленбергом, что рубли золотые. Представляю: бедные немецкие разведчики стальными крупповскими ножами золотые рубли режут. Так ведь сколько их не режь, они цены не теряют. Я согласен получить сундук золотых рублей, изрезанных на половинки.

И что это за золотые рубли в крупных купюрах и с номерами? В. Шелленберг рублей явно никогда не видел, но, товарищи из «Новостей разведки и контрразведки», вы-то представляете себе наш червонец? Вы-то знаете, что это монета, а не купюра? И никаких номеров на монетах нет. И в те времена червонец из обращения был уже изъят. Неужто, товарищи разведывательные и контрразведывательные редакторы, эти, казалось бы, мелочи, не раскрыли вам глаза? Уж если врать, так хоть весело и складно. Неужто вы, товарищи редакторы, не понимаете, что Шелленберг врет бездарно и бестолково?

Куда ни кинь, везде смешно. Если я шпион, если продаю фальшивку, то, чтобы набить ей цену, должен требовать за нее большие и серьезные деньги. В те времена (да и сейчас) — доллары, швейцарские франки, можно бы фунты или золото в слитках, чем товарищ Сталин, кстати, всегда расплачивался. Отчего же германская разведка согласилась на рубли в крупных купюрах?

А вот еще анекдот. Операция задумана в декабре 1936 года. Проведена в 1937 году. Хитрые немцы обманули Сталина и получили деньги от представителя ГПУ… которое существовало до 15 ноября 1923 года. После того дня не было никакого ГПУ, а было ОПТУ, а с 10 июля 1934 года не было уже и ОГПУ. Доблестная германская разведка обманывала организацию, которая на момент обмана уже 13 лет не существовала.

Так может быть, В. Шелленберг просто оговорился? Вовсе нет. Через всю его книгу проходит именно этот термин — ГПУ. Великий немецкий разведчик не знал названия той организации, против которой боролся, не знал главного врага даже по имени. И этот кретин, который о России вообще ничего не знал, рассказывает нам, что он написал такую фальшивку, которой поверил сам Сталин.

9

Достал книгу Сунь Цзы в новом переводе Оксфордского университета, в новой интерпретации, с новыми комментариями. Великий китаец жил две с половиной тысячи лет назад, но все, что он писал о войне, надлежит знать каждому. Интересно, что всякий, кто переводит Сунь Цзы с того древнего китайского языка, понимает его иначе, по-своему. Потому я собираю эти книги в разных переводах. Уже почти целую полку набрал.

Сижу, читаю, уплываю за облака от счастья. Глава о разведке… И вдруг в заключении — современный комментарий оксфордского профессора: разведка имеет огромное значение. Пример: немецкая разведка подбросила Сталину фальшивку…

Немецкая разведка во Второй мировой войне проявила такую дурь, которая заслуживает многотомного романа в духе бравого солдата Швейка. О Советском Союзе германская разведка не знала вообще ничего. Эту тему я выделяю в особое производство. Сам Гитлер разведку не любил, не понимал, брезговал ею. И вот Гитлера и его разведку нам приводят в пример. А Сталина, который ценил, понимал. любил добывание, обеспечение и обработку, который находил высшее наслаждение в общении с лучшими разведчиками своего времени, считают дураком и приводят нам в качестве примера отрицательного: глупенький, доверчивый.

Но надо помнить, что архивы германских разведслужб накануне падения рейха были сожжены, а высшие руководители ликвидированы. Проверить по документам ничего нельзя. Вот где простор для брехунов! И пошли недобитые гитлеровцы, которые о разведке не имели представления даже в пределах бульварного чтива, сочинять удивительные истории. Тухачевского Сталин расстрелял? Так это ж я документ подбросил! Так это ж я самого Сталина обманывал! Это я Красную Армию обезглавил сталинской рукой, да еще за это получил три миллиона золотых рублей!

И мы хором повторяем выдумки брехунов. И мы над Сталиным смеемся.

Но смеяться надо не над Сталиным, а над некоторыми высоколобыми экспертами. Хронология действий Сталина всем известна и документирована, а хронология действий гитлеровцев нам известна только из ничем не подтвержденного рассказа многократно уличенного во лжи и полной некомпетентности Шелленберга. Даже простое сравнение показывает, что реальные действия Сталина больше чем на год опережали мнимые действия гитлеровцев. Шелленберг, выдумывая свои истории, даже не удосужился полистать всем доступные материалы о московских процессах. Если бы прочитал, то его рассказ о совещании у Гитлера сдвинулся бы на пару лет вперед.

Но если бы очищение Красной Армии было осуществлено Сталиным не по собственным планам, а с немецкой подачи, то и тогда действия немцев были бы глупостью. В этом случае они помогли Сталину избавиться от тупых заевшихся палачей и открыть дорогу новому поколению настоящих полководцев, которые и переломали хребет Гитлеру и его хвастливой разведке.

Не Сталин поверил немецкому вранью, а некоторые наши уважаемые академики. Это вам, ученые товарищи, Шелленберг подбросил фальшивку про полученные от ГПУ золотые рубли в крупных купюрах с переписанными номерами.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх