• Иезуиты и Игнатий Лойола
  • Фельятинцы, Бригитки, Мавриниане, Трапписты, Братья милосердия, Варнавиты, Урсулинки, Пассионисты, Редемптористы.
  • Часть V.

    Монашеские ордена в XVI – XX веках.

    Иезуиты и Игнатий Лойола

    Все сильнее развивающиеся торговые связи Запада и Востока, особенно развивавшиеся со времен Крестовых походов принесли в Европу огромные богатства. В образе жизни, в одежде многих слоев общества развивалась роскошь. Грубая культура Запада VIII – XI веков столкнулась с высокой культурой Востока. Образованы и правящие круги утратили древнюю слепую веру и непоколебимую преданность церкви. Нового идеала и возвышенно – увлекательной цели еще не было, и в обществе заполнили образовавшуюся внутреннюю пустоту всякого рода излишествами и чувственными удовольствиями. Новые веяния проникли и в среду западного духовенства и монашества. Необходимо было противопоставить обмирщвлению общества новую, внутреннюю реформу, новый идеал. Это смогли сделать иезуиты. Их предшественником стал орден театинцев.

    Основатель нового ордена Каэтан Тиенский родился в 1480 году в Виченце, в древнем дворянском роду. Он получил хорошее образование и отправился в Рим, где был принят знаменитым папой Юлием II. В 1516 году Каэтан принял постриг. В 1520 году он и еще шестьдесят священников и прелатов создали духовную общину, в которой обсуждали проблемы борьбы с реформацией, объявленной ересью. Они готовились к проповеди и обращению всех колеблющихся и неверующих. Новое высокопоставленное братство собиралось в маленькой церкви святых Сильвестра и Доротеи в Трастевере. Новое общество, предназначавшееся для борьбы с ересью мирными средствами, стали называть «ораторией Божественной Любви» и во многих городах Италии возникли общины, подражавшие Каэтану и его соратникам.

    Быстрые успехи реформации заставили Каэтана и его товарищей задуматься о причинах видимого упадка церкви. Причиной упадка была объявлена испорченность белого духовенства, к XVI веку не очень-то заботившегося о спасении душ своей паствы и следованию призывам совести. Они решили создать новый орден, с помощью которого можно было реформировать жизнь и нравы приходского духовенства, возвратив ему древние добродетели.

    Свою идею Каэтан Тиенский рассказал епископу Караффе Театинскому, будущему римскому папе Павлу IV. Нужно было создать религиозное общество, но не монахов, а священников, которые после принятия трех монашеских обетов бедности, целомудрия и послушания совершали бы таинства и богослужения для общества, как обыкновенные священники. Новый монашеский орден был утвержден в 1540 году. Его члены носили черную мантию и берет вместо монашеского капюшона. Они были освобождены от религиозных церемоний и обрядов, занимавших у монахов почти все их время, и жили в частных домах. Первым генералом ордена был избран Караффа Театинский, а всех его членов стали называть театинцами.

    Им запрещалось иметь любую личную и коллективную собственность, просить милостыню. Театинцы могли принимать только добровольные пожертвования. Орден театинцев дал Римской католической церкви много известных епископов и пользовался большим уважением, действуя в Италии, Франции, Германии, Испании, Польше, на Кавказе. Соблюдавших строгий монастырский режим театинцев называли апостолическим духовенством. Члены ордена активно боролись против ересей, давали своими самоотверженностью и религиозными усердием пример, но остановить распространение реформации не смогли. В Италии вновь пробудился религиозный дух и на арену истории вышел орден, первый генерал которого изучил деятельность всех уже существовавших монашеских обществ. Ни один из монашеских орденов XVI века не мог сравниться по важности и удивительным результатом с новой силой Римской католической церкви – иезуитами.


    23 октября 1491 года в родовом замке в испанской провинции Гвипускоа, в Стране Басков, родился Иниго Лопес де Рекальдо Лойола, младший сын из тринадцати детей древнего дворянского рода. В юности Иниго был пажом, затем придворным при кастильском дворе. Тридцатилетний капитан геройски воевал во французско – испанской войне. Двойное ранение оставило его хромым на всю жизнь. Дон Иниго решил посвятить себя служению Богу и борьбе с ересями. К этому времени реформация распространилась по всей Европе, в Германии, Пруссии, Ливонии, Швеции, Дании, Норвегии, Литве, Польше, Франции, Голландии, Шотландии. Была создана англиканская церковь: «Чистота веры затмилась во всем западно-католическом мире. Любовь и усердие к ней сменились холодностью. Испания и Италия задыхались в невежестве и апатии. Германию отвратил от Римской империи Лютер, Францию – Кальвин, Швейцарию – Цвингли, Англию – король, и ересь с каждым годом распространялась все более и более».


    К XIV веку Римская католическая церковь достигла огромного влияния на жизнь народов и государств Западной Европы. Однако после сложного периода в истории Ватикана, «Авиньонского пленения пап» 1309-1377 годов, «Великого раскола католической церкви 1378-1417 годов, Пизанского 1409, Констанцского 1414-1418 и Базельского 1431-1449 годов соборов в западноевропейских странах начались движения реформации, поставившего своей целью религиозное обновление Римской католической церкви. Начало реформации положил саксонец Мартин Лютер (1483-1546), монах-проповедник и профессор Виттенбергского университета. В 1517 году Мартин Лютер прибил лист со своими девяносто пятью тезисами к двери церкви Виттенберга, публично объявив об отрицании учения католической церкви. Монах – августинец писал:

    «Каждый христианин, если только он истинно раскаивается, получает полное отпущение вины и без индульгенции.

    Однако на этом основании никоим образом не следует презирать отпущение, даваемое папой, ибо оно есть объявление Божественного прощения.

    Истинное сокровище церкви есть, конечно, не отпущение, а святое евангелие величия и милости Бога.

    Христиан надо учить, что тот, кто видит нуждающегося и, несмотря на это, отдает деньги на индульгенции, приобретет этим не отпущение папы, а гнев Божий. Нужно учить их, что если бы папа знал о плутнях продавцов индульгенций, он лучше дал бы погибнуть от огня собору святого Петра, чем строить его за счет кожи, мяса, и костей своих овец. Кто говорит против истины апостольского отпущения – да будет проклят! Но кто остерегает против надменных и дерзких речей проповедников – продавцов индульгенций, да будет благословен!»

    Мартин Лютер активно выступал против продажи индульгенций, более всего развращавших народ. «Форма полнейшего оправдания и отпущения при жизни» дошла до нашего времени:

    «Да сжалится над тобой,________, Господь наш Иисус Христос по своему святейшему и благочестивейшему милосердию. Да освободит тебя.

    Апостольской властью, мне данной и на тебя распространенной, освобождает тебя от всех грехов твоих уничтоженных, исповеданных и забытых. Также от всех падений, преступлений, проступков и сколько-нибудь тяжелых провинностей, а также от каких бы то ни было отлучений, временных отрешений от должности, интердикта и других церковных приговоров, осуждений и наказаний, наложенных судебной и людской властью, если ты им подвергся. Даем тебе полнейшее прощение и отпущение всех твоих грехов, насколько простираются в этой области полномочия святой матери церкви. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

    Ватикан принимал деятельные меры для противодействия успехам реформации, однако от Римской католической церкви отделилась большая часть Западной Европы. Многое в католичестве не могло устоять под ударами реформации. Католический мир должен был найти новые средства для отражения посыпавшихся на него страшных ударов.


    В марте 1522 года дон Иниго Лойола пошел в барселонский монастырь Монтсеррат, в котором хранился чудотворный образ Богородицы. Целую ночь с оружием в руках простоял Лойола перед образом, а потом повесил перед образом Божьей Матери свою шпагу и кинжал, посвящая свою жизнь Церкви. В 1423 году Иниго Лойола отправился в Италию, а оттуда совершил длительное паломническое путешествие в Иерусалим, где монахи францисканской миссии объяснили ему, что для проповеди на Востоке необходимо обладать обширными знаниями и знаниями языков.

    В тридцать три года Лойола стал изучать философию и богословие в испанских университетах Алькалы и Саламанки. Дважды его арестовывала инквизиция, и в 1528 году Лойола переселился в Париж, где в университете совершенствовал свое образование. Некоторое время Лойола прожил в монастыре театинцев, часто беседуя с Караффой. Постепенно у него сложилось собственное учение служения Церкви и борьбы с реформацией. В Венеции Лойола и несколько его спутников приняли посвящение в духовный сан. Первую проповедь после сорокадневной молитвы и поста он произнес в Виченце. В одно и то же время Лойола и трое его соратников на городских улицах взобрались на камни и стали громко призывать народ к покаянию. Офицер Лойола считал, что они как солдаты должны воевать с врагами Господа.

    К 1534 году желание Игнатия Лойолы создать войско духовных рыцарей поддерживали шесть его последователей, четыре испанца, португалец и швейцарец – Петр Фабер, Франциск Ксавье, Иаков Лайнес, Альфонс Сальмерон, Николай Бобадилья и Симон Родригес.

    15 августа 1534 года, в подземной часовне парижского Монмартра, где 9 октября 1272 года был замучен первый парижский святой Дионисий, семь членов будущего ордена дали клятву посвятить свои жизни Богу. «Ad majorem Dei gloriam», «К вящей славе Господней» – так заканчивалась эта клятва.. На алтаре часовни сорокалетний Игнатий Лойола написал три большие буквы J.H.S – Jesus Homimun Salvator – «Иисус людей Спаситель». Эти буквы стали девизом будущих иезуитов, «слуг Спасителя Иисуса».

    В 1535 – 1537 годах Лойола находился в Испании, где работал над уставом будущего ордена и проповедовал. Многие дворяне и сеньоры, на которых он производил сильнейшее впечатление, щедро жертвовали деньги на благо будущего ордена. Лойола и его товарищи организовали убежища для сирот, бесплатные столовые, агитировали среди народа, который охотно слушал аскетичных священников. Осенью 1537 года на соборе в Виченце было принято предложение Игнатия Лойолы создать «Compagnie Iesu», «Фалангу Иисуса», братство Христовых воинов: «Мы соединились под знаменем Иисуса Христа, чтобы бороться с ересями и пороками, поэтому мы образуем Товарищество Иисуса».

    Через год, осенью 1538 года, фаланга отправилась в Рим. Знаменитый парижский профессор и доктор богословия отец Ортис, находившийся в Риме по поручению императора Карла V, представил Игнатия Лойолу римскому папе Павлу III, с 1534 года возглавлявшему Святой Престол. Разговор продолжался час и папа дал согласие на создание ордена иезуитов, с ограничением числа членов шестьюдесятью человеками. Иезуиты принесли третий обет в послушании: «делать все, что им прикажет правящий папа, идти во всякую страну, куда бы он их не послал – к туркам, язычникам и еретикам, без возражений, без условий и без вознаграждения, тотчас же».

    Павел III разрешил Обществу Иисуса для борьбы с ересями проповедовать во всех римских церквях. Везде, где бы они ни выступали как народные проповедники, они привлекали к себе народное внимание. Во время голода 1538 года иезуиты кормили сотни бедных и раздавали хлеб тысячам голодных людей.

    К 1540 году Игнатий Лойола закончил работу над уставом ордена иезуитов, который получил свое название от «Общества Иисуса, Iesu», а не от имени своего создателя. В начале своей деятельности целью ордена было возвращение в лоно католической церкви отпавших от нее лиц с помощью проповедей, исповедей, помощи людям:

    «Из устава ордена иезуитов.

    Кто желает быть членом нашего Общества, которое мы назовем именем Иисуса, кто желает сражаться под знаменем Христа и служить одному Господу Богу и его наместнику на земле, римскому папе, тот должен дать торжественный обет целомудрия и вечно помнить цели нашего Общества. Оно основано единственно для того, чтобы совершенствовать людей в христианском учении и жизни, и распространять истинную веру проповедованием слова Божия, духовными упражнениями и умерщвлением плоти, подвигами любви, воспитанием юношества и наставлением тех, кто не имеет истинного понятия о христианстве, а также исповедованием верующих и подаянием христианского утешения.

    Каждый должен довольствоваться той мерой благодати, которая дарована ему Святым Духом, и не должен питать неразумной ревности к другим, которые, быть может, одарены ею более. Для этого и чтобы поддержать порядок, необходимый в каждом благоустроенном обществе, мы из нашей среды должны избирать себе главу, или генерала, и он один будет иметь право решать, на какое дело кто годен и кому поручать какое занятие.

    Генерал с согласия других членов ордена должен иметь право поставлять для Общества известные правила и уставы, какие он сочтет нужными для цели Общества. Но он не может ничего постановлять без ведома и совета прочих членов. Поэтому в важных случаях, при установлении общих правил и положений, имеющих для ордена прочное и постоянное значение, генерал должен созывать на совет всех членов Общества, или, по крайней мере, большую их часть. Тогда вопрос решается простым большинством голосов. В менее важных случаях и особенно в делах, не терпящих отлагательства, достаточно созвать на совет только тех членов, которые найдутся поблизости. Но проводить уставы в исполнение, начальническая и исполнительная власть, принадлежит одному генералу.

    Генерал ордена теряет свои права и звание в шести случаях:

    1. Если он явно совершит смертный грех.

    2. Если он убьет или ранит кого-нибудь.

    3. Если употребит в свою пользу доходы коллегии.

    4. Если подарит их кому-либо без пользы для Общества.

    5. Если отчуждит недвижимую собственность домов или коллегий Общества.

    6. Если будет покровительствовать лжеучению.

    Духовник генерала назначается не им, а Обществом.

    Каждый должен быть убежден, что те, которые живут по закону послушания, должны предоставить себя руководству божественного Провидения, которое действует при посредстве начальства ордена. Слепое послушание требует, чтобы человек превратился в труп, которому можно придать какое угодно положение, или в посох, которым может управлять, по своему усмотрению, тот, кто держит его в руках.

    Да будет известно всем членам нашего Общества и на напишут они это неизгладимыми буквами не только на дверях своих обителей, но и в своих сердцах на всю свою жизнь: все наше Общество, все и каждый, кто в него вступает, обязываются верно повиноваться нашему святому отцу – папе и всем его преемникам, и только с этим условием имеют право трудиться для Бога. Хотя Евангелие учит, и потому церковь признает догматом, что все верующие в Христа обязаны повиноваться с покорностью римскому папе, как видимому главе церкви и наместнику Иисуса Христа, тем не менее, чтобы показать великое смирение нашего Общества вообще и полное самоотречение каждого члена его в особенности, чтобы всенародно засвидетельствовать наш решительный отказ от собственной воли, мы обязываемся принять особый обет послушания. Обет этот должен состоять в том, что мы обещаем всегда немедленно и безответно повиноваться всему, что прикажут нам нынешний и будущий папы, насколько это послужит для блага душ и для распространения религии,: какие бы поручения они нам не давали. Поэтому все, кто намерен поступить в наше общество, должны, прежде чем принять на себя такое бремя, хорошо взвесить и подумать, обладают ли они для этого достаточной душевной силой, чтобы с Божьей помощью взобраться на такую крутизну. Они должны подумать, одарил ли их на это дело Святой Дух такой степенью своей благодати, чтобы они могли надеяться при его помощи не пасть под великим бременем такого призвания. Но, раз решившись твердо быть христовым воином, они должны денно и нощно не снимать меча и каждый час быть готовыми выполнить свои обязанности.

    Никто из членов Общества не должен увлекаться честолюбием, самовольно брать на себя миссии и должности и тем более вступать от своего лица посредственно или непосредственно в переговоры с римским престолом и вообще с духовными властями. Все это принадлежит одному наместнику Христа – папе и генералу Ордена. Все приказания должны исходить от них. Но если член ордена получил какое-либо поручение, то ни под каким видом не должен отказываться от него, и обязан немедленно его исполнить. Генерал, со своей стороны, обязывается не входить без ведома Общества ни в какие соглашения с папой по важным миссионерским предприятиям.

    Все и каждый должны дать обет повиноваться во всем, что касается уставов ордена. Генерал же обязывается давать только такие приказания, которые, по его мнению, клонятся к достижению цели Общества. Особенно он должен стараться о том, чтобы Общество никогда не упускало из виду воспитания юношества и наставления невежественных взрослых в главных основаниях христианского учения: в десяти заповедях и прочих главнейших положениях христианства, более или менее подробно, смотря по обстоятельствам, времени и месту и по способности лица. Это тем необходимее, что без оснований христианской веры невозможна истинная добродетель. Генерал и все Общество должны обращать строгое внимание на то, чтобы никто из членов ордена не отказался посвящать себя первоначальному обучению христиан, воображая, что он призван совершить нечто более высокое, и считая такую деятельность слишком ничтожною для своих способностей и познаний. Между тем ничто не может быть полезнее этого первоначального обучения, как для наставления ближних, так и для подвигов смирения и милосердия и, наконец, для достижения нашей цели. Для пользы ордена и в видах постоянного упражнения себя в смирении, члены Общества должны во всем и всегда повиноваться генералу, по правилам Общества, и чтить в нем представителя Христова.

    Опыт учит, что только те люди ведут чистую, назидательную и полезную жизнь, которые более всего чужды яда алчности и более всего приближаются к евангельской бедности. Известно, что Господь Иисус Христос сам заботится о питании, одеянии рабов своих, служащих царству небесному. Поэтому все и каждый член нашего ордена должны дать обет вечной бедности и объявить, что ни для себя лично, ни вообще для своего ордена не станут присваивать себе недвижимости, владений и их доходов, а будут довольствоваться тем, что миряне добровольно пожертвуют им на их бедность. Они могут иметь при университетах коллегии и для этих коллегий могут нанимать имения и другие имущества с доходами и процентами с них, чтобы обращать их на пользу и надобности учащихся. Надзор за коллегиями и управление ими и их доходами принадлежит одному генералу и уполномоченным от него братьям. Они заведывают всем, что касается принятия, увольнения, возвращения и исключения учителей, смотрителей и учеников, ведения устава, правил и положений, обучения и руководства для учащихся, наставления их, наказания, пищи и одежды, всего, что касается воспитания, попечения и управления. Таким образом, всего удобнее предупредить злоупотребления имуществами и доходами со стороны учеников. Что же касается Общества, то оно ни под каким видом не может обращать коллегиальных имуществ в свою пользу. Все доходы с коллегиальной собственности должны употребляться на воспитание учеников. По достижении ими достаточных познаний в науке Общество может по тщательном испытании принимать их в свою среду и давать места учителей.

    Все члены ордена, посвященные в священники, должны отправлять все церковные требы, хотя бы не имели ни прихода, ни вообще постоянной должности и доходов с них. Они должны отправлять церковные службы каждый особо, каждый сам по себе, а не все вместе, как монастырская братия.

    Надо заботиться о своем теле и здоровье, чтобы сохранить силы, необходимые для служения Богу. Тот, кто заметит, что какое-нибудь блюдо ему вредно, должен заявить об этом своему начальнику. Никогда не следует доводить умерщвление плоти до крайности и лишать себя того, что необходимо для сохранения сил. Физический труд не должен утомлять ум и подрывать силы организма. Гимнастические упражнения, постепенно развивающие тело, обязательны для всех, без исключения. Слишком продолжительное бдение и слишком строгое подвижничество, безусловно, запрещены. Каждый обязан отдавать отчет в своем физическом режиме духовнику, если находит что-нибудь вредным. Во всяком обществе имеется специалист, который следит за общественной гигиеной.

    Таков устав нашего ордена, составленный нами под покровительством святого отца Павла и представленный нами на утверждение апостольского престола. Это краткий очерк, но, тем не менее, довольно ясный для тех, кто интересуется нашими намерениями и деятельностью. Он может служить руководством всем, кто пожелал бы вступить в орден. Мы по опыту знаем, каким тяжким испытаниям подвержена жизнь, подобная нашей, и потому постановили не допускать никого в наше Общество без предварительного искуса. В воинство Иисуса следует принимать только тех, кто высказал усердие в служении Христу и оказался чист в жизни.

    Да ниспошлет Христос милость и благодать свою нашему слабому начинанию во славу Бога Отца, ему же слава вовеки. Аминь».


    Орден был построен на принципах единоначалия и строгого централизма, безусловного повиновения воле старшего и железной дисциплины. 27 сентября 1540 года римский папа Павел III издал буллу «Regimina militandis ecclesiae». Орден иезуитов был официально учрежден под именем «Societas Jesu», «Общество Иисуса» в количестве шестидесяти человек: «Общество Иисуса состоит из тех, которые во имя Бога желают быть вооруженными под знаменем креста и служить одному Господу и первосвященнику римскому, Его викарию на земле. Принятые в Общество должны дать обет целомудрия, бедности, послушания генералу ордена и повиновения правящему церковью папе. Генерал ордена не ограничен в своей власти, но он обязан составить устав Общества с согласия большинства его членов. В управлении делами Общества ему предоставляется полная свобода».

    Первый генералом ордена иезуитов в 1541 году в доме Гарцонио в присутствии пяти членов Общества – Лайнеса, Сальмерона, Кодюра, Леже и Пакье – Бруэ (Родригис и Ксавье были в Португалии) – единогласно был избран Игнатий Лойола. Все отсутствующие члены прислали свое письменное согласие. 17 апреля 1541 года этот выбор был утвержден Павлом III. Лойола получил неограниченную власть над членами ордена. В Обществе господствовала строжайшая дисциплина. Формально высшим органом у иезуитов являлась генеральная конгрегация, состоявшая из высших сановников ордена, но фактически вся власть была сосредоточена в руках генерала, при котором был совет из шести человек. Весь мир иезуиты разделили на провинции, в каждую из которых входили одна или несколько стран. Каждой провинцией руководили орденские провинциалы, имевшие при себе совещательные коллегии. Иезуиты жили не в монастырях, а в миру. Они должны были находиться в центре общественной жизни и оказывать на нее свое влияние, в соответствии с директивами ордена и интересами Римской католической церкви. Приоритетами в деятельности ордена иезуитов стали борьба с ересями и сектантством, распространение католицизма, осуществление политики Святого Престола, воспитание на основе догматов католической церкви подрастающего поколения, проникновения во все слои общества и в его правящие сферы с целью реализации задач ордена.

    Сохранилось описание пятидесятилетнего Игнатия Лойолы: «человек среднего роста, слегка прихрамывающий, лысый, с лицом оливкового цвета, впалыми щеками, большим лбом, сверкающими и глубоко сидящими глазами». Первый генерал ордена набирал новых членов Общества Иисуса по принципу физического и умственного таланта. Принимались люди физически здоровые, энергичные, с хорошими умственными возможностями, по возможности хорошего происхождения. Бывшие еретики и женщины в орден не принимались. Штаб-квартира иезуитов находилась в Риме. В соответствии с уставом иезуиты не могли получать все высшие церковные должности. Игнатий Лойола отказался от кардинальского сана. Ни один из иезуитов не был избран римским папой.

    Орден иезуитов состоял из шести классов: послушники, ученики, светские кандидаты, духовные кандидаты, исповедники трех обетов и исповедники четырех обетов. Переход со степени на степень, из класса в класс зависел от способностей и степени развития претендента.

    Устав ордена предусматривал строгую вертикаль – папа, генерал, избираемый пожизненно верховным советом Общества и утверждаемый папой, ассистент, провинциал, ректор, рядовые исполнители. Вместе с генералом управление орденом осуществляли его духовник – «монитор», дававший специальный обет папе наблюдать за генералом ордена и предостерегать его от ошибок, и четыре ассистента. Они составляли тайный совет ордена. Генерал имел право отстранить ассистентов от должности, но сам сместить их не мог. Генерал собирал верховный совет, председательствовал на нем и имел два голоса. От генерала зависели все назначения на все орденские должности. При его отсутствии в Риме его замещал назначенный им же генерал-викарий. Перед смертью генерал сам назначал своего преемника, впоследствии утверждаемого верховным советом ордена, куда входили только исповедники четырех обетов. Совет выбирал генерала, если его предшественник не успевал этого сделать. Избранный генералом иезуит не имел права отказаться от должности.

    Первый раз в качестве генерала Общества Иисуса Игнатий Лойола служил обедню в церкви святого Павла 28 апреля 1541 года. Перед причастием он громко прочитал буллу папы, которая учреждала орден, и всенародно произнес обеты, указанные в документе. Членов ордена стали называть воинами Общества Иисуса, когорты для борьбы против врагов христианства. Первыми помощниками – ассистентами генерала ордена стали Иероним Надаль, Иоанн де Поланко, Гонсалес де Камора и Кристобаль де Мадрид. Тогда же был утвержден официальный иезуитский костюм, который состоял из старинного черного плаща с черной сутаной под ним и шляпы с полями.

    Генерал назначал провинциалов, вице – провинциалов, старшин домов исповедников и послушников, провинциал – преподавателей, прокуроров, ведавших имуществом провинций, священнослужителей светских префектов, исповедников, проповедников, регентов или администраторов коллегий, членов совета в коллегиях и профессоров. При каждом провинциале был тайный совет из трех ассистентов и одного адлеонитора. Провинциальная конгрегация, созывавшаяся раз в три года, обсуждала местные проблемы и потребности, решала важнейшие дела. Провинциалы, назначавшиеся на три года, управляли иезуитскими учреждениями одной провинции. Управление включало в себя административную власть и надзор за членами ордена в своей провинции. Провинциалы ежемесячно посылали генералу доклады о всех событиях и ежегодно предоставляли отчет о состоянии своих провинций. Вся переписка писалась особым шрифтом, составленным самим генералом ордена. Провинциал Кастилии Миранда писал своему другу после своего назначения ассистентом генерала ордена:

    «До моего прибытия в Рим, где предо мной раскрылись все тайны, я не имел настоящего понятия о значении нашего Общества. Его внутреннее управление представляет собою целую специальную науку, которую не знают даже сами провинциалы. Надо занимать мою теперешнюю должность, чтобы проникнуть во все эти тайны».

    Провинциалам подчинялись ректоры иезуитских коллегий. В орден из коллегии отбирали юношей, отличавшихся талантами и успехами в науках. Послушники, или новиции делились на три группы – светские (будущие учителя, чиновники, бухгалтеры), духовные (будущие монахи, священники, миссионеры) и безразличные, наклонности и таланты которых еще не определены. Послушником ордена мог стать всякий, кроме бывшего уже послушником в каком-нибудь другом ордене, в возрасте пятнадцати – восемнадцати лет. Все время послушания они поднимались в четыре утра и ложились в девять вечера.

    В течение двадцати дней послушники находились в «пробном доме» – domus probationis, под присмотром попечителя и его помощника. Если желание вступить в орден оставалось твердым и претенденты удовлетворяли своим поведением начальников пробного дома, то юноши производились в действительные новиции и поступали в новициат, в котором проходили искус, на два года. В первый год новициаты работали в больницах и выполняли самую черную и грязную работу. Во второй год они занимались совершенствованием своего образования, духовными упражнениями, ходили к Святым местам, просили милостыню, проповедовали, по средам и пятницам перед сном совершали самобичевание, умерщвляли плоть, обычно цепью, состоящей из звеньев в форме лошадиной подковы длиной и шириной до трех сантиметров. Каждое звено цепи было снабжено зубцами на внутренней стороне.

    После двухлетнего новициата юноши давали обеты бедности, целомудрия и послушания и становились духовными коадьюторами. Первые два года из называли схоластиками, «испытанными ученикам». Они служили в коллегиях и миссиях помощниками. После этого в соответствии со способностями и талантами иезуиты становились проповедниками, духовниками, ректорами, профессами – элитой ордена. Теперь их называли действительными коадъютерами, «coadjutors formati». Они посвящались в духовный сан и отвечали за содержание коллегий, миссий и профессорских обителей. Светскими коадьюторами могли стать и те, кто оказал ордену важные услуги, союзники Общества.

    После торжественного произнесения обетов достойные претенденты не моложе тридцати трех лет переходили в класс исповедников трех обетов.

    Высший класс ордена иезуитов, его высшую ступень иерархии составляли профессы. Они давали еще четвертый обет, присягу безусловного повиновения папе. Профессом мог стать только талантливый, умный, знающий, опытныц иезуит. Профессам поручались важнейшие дела. Именно они становились провинциалами, ассистентами, ректорами, знающими тайны ордена. Даже во время расцвета ордена их не бывало более пятидесяти. Один из первых иезуитов вспоминал: «Генерал полагался на них вполне. Они редко жили спокойно в своих обителях, обычно только тогда, когда болезнь или какая-нибудь другая причина мешала им служить. Большею частью они передвигались по всему свету и служили миссионерами у язычников, боролись с ересью, были правителями колоний в отдаленнейших частях света, духовниками у государей, уполномоченными Общества в тех станах, где у него еще не было коллегий, то, наконец, папскими легатами, ассистентами генерала в Риме, управляющими провинциями, настоятелями професских обителей и ректорами коллегий. Они были освобождены от обязанности воспитывать юношество, которая была поручена исключительно кадьюторам. Зато они должны были являться на общие собрания, или генеральские капитулы, созываемые периодически в Риме. Здесь они совещались о переменах, которые предполагалось произвести в орденских уставах, и по смерти генерала выбирали из своей среды ему преемника».

    Из орденских провинций создавались ассистенции в объеме крупных государств, Франции, Италии. Центром ордена в Риме была штаб-квартира Общества, куда входили ассистенты, генеральский секретарь, генеральный прокурор, ведающий финансами, адмонитор – негласный контролер при генерале. Настоящим главой ордена являлся генерал, обладавший неограниченной законодательной и административной властью, хотя теоретически он состоял под контролем Общества. Орден иезуитов был кольчугой, сотканной из крепких и гибких колец, которая делала орден неуязвимым и эластичным.

    В ордене периодически проводились общие, провинциальные и прокураторские конгрегации. Верховную власть ордена представляли собиравшиеся раз в три года общие конгрегации, в которых участвовали провинциалы, исповедники четырех обетов, ректоры, начальники обителей, делегаты от провинций. При выборах нового генерала всех избирателей запирали в отдельном помещении и держали на хлебе и воде. Все клялись по совести указать на того, кто наиболее достоин. Тот, кто интриговал, чтобы стать генералом, тут же лишался этого права. Тот, кого выбирали генералом, не мог отказаться от поста под страхом отлучения от церкви.

    Прокураторы занимались светскими делами ордена. Их избирали профессы и ректоры провинций. Каждый начальник ордена являлся ревизором и контролером по отношению к своим подчиненным. Профессы исповедывались два раза в год, остальные иезуиты раз в месяц. Каждый член ордена после исповеди был обязан открывать душу начальнику и говорить все, что помогало лучше узнать его характер и прошлое. Это помогало определить какую задачу ему можно было поручить. Благодаря этому, генерал знал всех членов ордена, знал всех иезуитов и всегда для выполнения задания выбирал наиболее подходящего человека.


    14 марта 1543 года римский папа издал буллу «Injunctum nobis», касающуюся ордена иезуитов: «Лойола и все другие будущие генералы ордена имеют право с согласия важнейших членов Общества, но, впрочем, совершенно произвольно изменять, отменять, дополнять и вновь издавать орденские уставы, смотря по необходимости. Измененные или вновь учрежденные положения буду иметь совершенно одинаковую силу с прежними и должны считаться вполне законными, хотя бы даже римский престол вовсе не узнал об их существовании». Таких полномочий не имел ни один из тридцати действующих монашеских орденов. Римский папа освобождал генерала ордена от зависимости от себя. Количество членов Общества больше не ограничивалось.

    Новая булла римского папы от 3 июня 1545 года давала иезуитам право «всюду, куда они являются, проповедовать, учить, исповедовать и разрешать все грехи, освобождать от всех наказаний, наложенных церковью, разрешать от клятв, обетов, налагать епитимии, служить во всех церквях в любое время обедню и отправлять все требы без согласия местного духовенства и даже епархиального епископа». Таких прав больше не было ни у кого из католического монашества.

    В декабре 1549 года римский папа Павел III издал буллу «Magna charta», в самом ордене названную «морем вольности иезуитов»:

    «1. Генерал Общества по своем избрании получает полную власть над Обществом и над всеми его членами, где бы они не прибывали и в каком бы сане и должности ни состояли. Его власть должна простираться до того, что он может, если найдет нужным для славы Божьей, отзывать и давать иное назначение даже тем членам, которые отправлены с поручением от самого папы.

    2. Без согласия генерального капитула генерал не может принимать никаких высших духовных должностей, и члены не имеют на это право без разрешения генерала. Член Общества, уличенный в намерении достичь такого звания какими бы то ни было открытыми или тайными средствами, делается недостойным Общества Иисуса и никогда уже не может получить какого-нибудь важного поручения, должности или дела.

    3. Для порядка и поддержания дисциплины не допускается никакой аппеляции на орденские правила ни к каким судьям и властям. Также никто не может разрешить члена ордена от его орденских обязанностей.

    4. Ни генерал и никто из высших лиц ордена не обязаны уступать его членов в распоряжение других церковных сановников, кто бы они ни были, патриархи, архиепископы или епископы, несмотря ни на какие их приказы. Члены, уступленные орденом в распоряжение других духовных властей, все-таки остаются под властью своего начальства и могут быть каждую минуту отозваны генералом.

    5. Генерал или его уполномоченные должны иметь власть разрешать всех членов Общества, а также всех, изъявивших желание вступить в него или служить ему в мире, от всех грехов, совершенных до и после вступления в орден, от всех духовных и светских наказаний, даже от церковного отлучения, кроме тех немногих случаев, которые указаны в булле папы Сикста IV, как исключительная принадлежность римского престола, но разрешение теряет силу, если получивший его мирянин не вступит немедленно в Общество.

    6. Ни один член ордена не должен никому исповедоваться, кроме генерала и уполномоченных им на это лиц. Особенно же ни под каким видом не исповедоваться священникам и монахам других орденов. Также никто, вступивший однажды в орден, какую бы степень он ни занимал в нем, ни професс, ни коадьютор, ни простой ученик, не может без позволения генерала покидать орден, или переходить в другой, кроме картезианского. Нарушившего это запрещение генерал может лично или через уполномоченных преследовать как отступника, схватить и посадить в тюрьму, и светские власти обязаны ему в этом содействовать.

    7. Все члены ордена, а также его имущества, доходы и владения не подлежат ведению, надзору и суду епископов и архиепископов и находятся под особым покровительством папского престола.

    8. Члена ордена, получившие священнический сан, могут всюду, где находятся, иметь собственные часовни и молельни и вообще воздвигать алтари в каком-нибудь приличном месте. Даже во время папского интердикта они могут читать мессу и причащать при закрытых дверях и по удалении всех отлученных и еретиков. Во всех городах и странах, подвергнутых интердикту, отлучение не распространяется на мальчиков и слуг, находящихся у иезуитов, их прокураторов и помощников из мирян.

    9. Ни епископы, ни вообще прелаты не могут отлучать от церкви иезуитов и даже мирян за преданность Обществу, а если бы они сделали это, то отлучение их должно считаться недействительным.

    10. Все, исповедующие христианскую веру, могут свободно посещать обедни, совершаемые иезуитами, их проповеди и исповедальни, и приходские священники не должны препятствовать этому.

    11. Каждый епископ или архиепископ обязан без всяких препятствий и замедлений посвящать в священники членов ордена иезуитов, имеющих право на это звание.

    12. Члены Общества Иисуса имеют право с разрешения генерала во всех странах и городах наблюдать за отлученными и схизматиками, еретиками и неверующими и даже могут поддерживать с ними отношения.

    13. Члены ордена не обязаны принимать на себя визитации монастырей, инквизиционные и другие дела, и по требованию их должно освобождать от обязанности надзирать за монахинями и руководить их совестью.

    14. Члены Общества не обязаны платить десятины, даже папские, и вообще какие бы то ни было пошлины, и налоги с имуществ и владений, принадлежащих их коллегиям, как бы они не назывались.

    15. Если государи, графы и другие сеньоры подарят, выстроят или оставят иезуитам по завещанию дома, церкви и коллегии, то на принятии орденом этих подарков его должны считать полноправным их хозяином, и для утверждения его во владении не нужно особой папской грамоты.

    16. Епархиальные епископы должны безотлагательно освящать все иезуитские церкви и кладбища. В случае, если бы епископ промедлил более четырех месяцев, можно пригласить для этой цели любого другого прелата. Вместе с тем всем архиепископам, прелатам и ординариатам, как и вообще всем духовным и светским властям, строжайше запрещается препятствовать иезуитам строить себе здания, заводить кладбища и владеть ими.

    17. Генерал, провинциалы и их викарии имеют право принимать в орден, посвящать в священники и употреблять на все дела ордена всех и каждого, не исключая незаконнорожденных и преступников, кроме убийц, двоеженцев и калек.

    18. Кто раз в году в назначенный день посетит указанную генералом церковь или другое священное место, принадлежащее ордену, тот получает прощение всех грехов, как во время римского юбилея. Но кто посетит это место не в назначенный, а в иной день, тот получает разрешение на семь лет и на семь сороков, то есть семью сорок дней покаяния.

    19. Генерал имеет право посылать, признанными им на то способных членов общества, в любой университет на кафедры богословия и иных наук, не спрашивая ни у кого разрешения и согласия на это.

    20. Иезуиты, служащие миссионерами, в неверных странах, имеют право отпускать и те грехи, которые буллой «In Coena Domini» предоставлено прощать только папе. Кроме того, они могут совершать там все епископские обязанности, пока папа не пришлет настоящего епископа.

    21. Генерал уполномочен принимать в орден сколько ему угодно коадьюторов.

    Он имеет право позволять приносить четвертый обет, то есть поступать в профессы и не в Риме.

    22. Всем духовным и светским властям, как бы они не назывались, строжайше запрещается препятствовать обществу Иисуса пользоваться своими привилегиями и вольностями под страхом отлучения от церкви, а в случае нужды, и светского наказания».


    В 1548 году Игнатий Лойола написал «Exercitia Spirituala», «Духовные упражнения», произведшие большое впечатление на европейское общество. Они стали правилами, необходимыми каждому иезуиту. Это сочетание молитвы и самоиспытания, воображаемого разговора с Богом и святыми. В первую неделю упражнений следовало просить милостыню, во вторую – представить себе образ и жизнь Христа, в третью – историю страстей Христовых, в четвертую – Воскресение Христово. Затем следовали три ступени очищения. Первая ступень касалась размышления о прошлых грехах, вторая – созерцания Христа, третья – сближения с Богом. Дойдя до третьей степени, кающийся произносил молитву: «Все в Боге, все от Бога, все возвращается в Богу». Игнатий Лойола писал в своем труде, который готовил почти тридцать лет:

    «Под именем Духовных упражнений понимается всякий способ испытания совести, размышления, созерцания, молитвы словесной и мысленной и других духовных действий. Ибо как телесным упражнением является гуляние, бегание, хождение, так и всякий способ, которым душа приготовляется для своего освобождения от всех неупорядоченных влечений, и после их уничтожения, для поиска и обретения воли Божьей по отношению устройства своей жизни и для спасения своей души, – называется Духовным упражнением.

    Каждое из пяти ежедневных упражнения или созерцаний должно продолжаться один час. Упражняющийся должен скорее увеличивать время Упражнения, чем уменьшать его, ибо искуситель обычно старается заставить нас сократить время, отведенное созерцанию, размышлению и молитве.

    Человек сотворен для того, чтобы хвалить Господа Бога своего, почитать Его и служить Ему, и через это спасти свою душу. Все же остальное, обретающееся на земле, создано ради человека, для того, чтобы помочь ему достичь цели, ради которой он сотворен. Отсюда следует, что человек настолько должен пользоваться всем созданным, насколько оно ему помогает в достижении его цели, и настолько должен от него отказываться, насколько оно ему в этом мешает. Поэтому необходимо стать настолько бесстрастным ко всем творениям, насколько это возможно нашей свободной воле и не запрещено ей. Так, чтобы мы не жалели скорее здоровья, чем болезни; богатства, чем нищеты; почести, чем унижения; жизни долгой, чем короткой, и так далее, желая и избирая только то, что нас лучше ведет к цели, для которой мы созданы».


    Новый римский папа 22 октября 1552 года опубликовал буллу, по которой «в случае, если ректоры университетов, при которых находятся иезуитские коллегии, не согласятся дать степень доктора философии и богословия ученику этих коллегий, то генерал, провинциал, их уполномоченные или ректор коллегии с согласия трех докторов имеют право дать эту ученую степень помимо университета, и лица, достигшие таким образом, должны пользоваться всеми теми же правами, достоинствами, преимуществами и вольностями, как и те, кто получил ее от университета».

    Первая коллегия была основана Игнатием Лойолой в Риме в 1551 году. Через год была открыта вторая воспитательная коллегия для немцев, хотевших бороться с реформацией. В Германии первые иезуитские колонии были организованны в 1557 году в Ингольштадте, в 1559 году в Мюнхене. В 1570 году в этих областях был восстановлен католицизм.

    В 1551 году иезуиты появились в Австрии. Через семь лет они получили разрешение проповедовать во всех землях императорской короны. В 1559 году в Вене была открыта первая иезуитская коллегия и типография. В 1570 году иезуитам был передан Венский и Пражский университеты, а в Граце открыт новый. Коллегии были организованы в Праге, Тироле, Аугсбурге, Кельне, Кобленце, Шпейере, Регенсбурге, Мюнстере, Гильдеийме, Падеборне, Констанце, Бамберге, Пассау, Эйхштедте, Клагенфурте, Любеке, в Чехии, Моравии, Силезии, Венгрии.

    В Испании в 1548 году иезуитам был передан Гандийский университет, а в 1556 году испанский король Филипп II разрешил иезуитам открыть две коллегии в Голландии, в Антверпене и Лувене.

    Во Франции иезуиты появились в 1561 году. В Париже была создана Клермонская коллегия ордена, профессора которой, по свидетельству современников, затмевали своей ученостью всех остальных профессоров столицы Франции. Один из первых иезуитов писал французской королеве Екатерине Медичи о протестантах во Франции: «Желая заслужить симпатию самой ничтожной и презренной части населения, королева навлечет на себя ненависть самого многочисленного класса, наиболее достойного уважения. Католики решатся на все, если их доведут до отчаяния, и если они составят план переменить правительство». По Сен-Жерменскому эдикту 1562 года все церкви протестантов во Франции были конфискованы, а религиозные собрания запрещены. Духовниками французских королей Генриха IV и Людовика XIII были иезуиты Коттон и Арму. Духовниками Людовика XIV были иезуиты Ла-Шез и Ле-Теллье.

    В Швейцарии первые иезуиты появились в 1559 году, а первые школы и коллегии были образованы в 1578 году.

    В 1580 году четырнадцать иезуитов во главе с Робертом Парсонсом и Эдмондом Кампионом прибыли в Англию и Шотландию. Вблизи Лондона ими была основана первая коллегия. Духовником английского короля Карла II стал иезуит.

    В Швеции иезуиты появились в 1574 году, но успехов не добились.

    Успешной была деятельность иезуитов в Португалии, где действовал Родригес. Иезуит Жоржель писал: «Во всей Европе, и даже в Новом Свете, не было страны, в которой Общество Иисуса пользовалось большим почтением, влиянием и властью, чем в Португалии. С тех пор, как миссионер Франциск Ксавье распространил господство и торговлю Португалии в Китае, Индии и Японии, с тех пор, как африканское побережье и громадные травяные степи Бразилии были оплодотворены трудами, потом и кровью иезуитов, лиссабонский двор никогда не переставал осыпать Общество Иисуса своими милостями, в которых проявлялось его безграничное доверие. Иезуиты были духовными и светскими руководителями принцев и принцесс королевского дома. Король и его министры советовались с ними по важнейшим делам. Ни в государстве, нив церкви ни одна должность не замещалась без предварительного совещания с иезуитами. Высшее духовенство, дворянство и простой народ искали их милостей наперерыв друг с другом».

    Франциск Ксавье, назначенный Nuntius apostolicus, папским наместником в Индии, которая тогда принадлежала Португалии, 6 мая 1542 года прибыл в гавань Гоа. В 1549 году Ксавье уже был в Японии и умер по дороге в Китай 2 декабря 1552 года. Он оказал ордену громадные услуги, положив начало деятельности Общества Иисуса в Индии, Японии и Китае. 12 марта 1622 года Франциск Ксавье и Игнатий Лойола были канонизированы римским папой Григорием XV.

    Современник писал о иезуитской миссии в Китае: «Они прибегли к самым благородным узам, которые могли связать их с императором и империй – к наукам и искусствам. Следует отдать ордену справедливость: он действительно послал в Китай целый ряд людей мудрых, ученых, неутомимых, которые познакомили всю Европу с этой обширной империей и соседними странами, с их языком, литературой, государственным строем и обычаями». Игнатий Лойола послал шесть членов ордена в Америку, Бразилию, в колонию Португалии Сан-Сальвадор. Через пятьдесят лет иезуитские миссии были во всех странах, где действовали испанцы и португальцы. В 1615 году иезуиты Ф. Бузони и Д Корвальо появились во Вьетнаме.

    Девизом ордена стали слова «Ad majorem Dei gloriam» – «К вящей славе Господней». Повышению влияния иезуитов на народ сильно способствовали их фанатизм, религиозность, деятельность в госпиталях, их скромная, почти бедная жизнь: «Деятельность ордена охватили всю Азию, Африку и обе Америки, и везде иезуиты достигли в короткое время блестящих результатов. Их искусство и беспримерное самоотвержение в этом трудном деле вызывали всеобщее изумление». Выдающийся историк Ф. Маколей писал: «Когда иезуиты явились на помощь папству, они застали его совершенно ослабевшим, но с минуты их появления ход борьбы изменился. Протестантизм, имевший непреодолимое обаяние вначале, был задержан в своем победоносном шествии и отброшен с неимоверной быстротой от подножия Альп до Балтийского побережья. В первое же столетие своего существования орден наполнил весь свет памятниками своих мучеников и славою своих подвигов в борьбе за веру».


    В начале 1556 года Игнатий Лойола из Рима переехал на дачу в ее окрестностях. Викарием шестидесятипятилетнего генерала в Риме стал избранный профессами отец Надаль. В июле в Риме Игнатий Лойола продиктовал своему ассистенту Джованни Поланко духовное завещание, простился с братьями ордена и умер на рассвете в пятницу 31 июля 1556 года. При его кончине присутствовали Лайнес, Сальмери, Родригес и Бобадилья. Остальные первые члены «Фаланги Иисуса» умерли раньше. Игнатий Лойола был торжественно погребен в Риме, в иезуитской церкви Марии де Страда. В 1622 году он был канонизирован первым из двадцати семи иезуитов, признанных святыми за пятьсот лет существования Общества Иисуса. В 1695 году родовой замок Лойолы был куплен испанской королевой Марией Анной Австрийской и подарен иезуитам, которые называли его «Santa Casa» – «Святой Дом».

    Первый генерал Общества Иисуса стал примером для всех его преемников. Он был набожен и добродетелен, смиренен и человеколюбив, осторожен и назидателен, строг и справедлив, кроток и милосерден, мужественен и тверд. Он легко сопротивлялся сильным мира сего, служил задуманному богоугодному делу. Его проницательный ум и глубокая ученость дополнялись несокрушимой силой духа. Игнатий Лойола обладал доброй славой и общественным уважением. Он был безукоризненно честен и глубоко предан основанному им ордену.

    Генерал иезуитов ежедневно получал множество донесений от провинциалов, ректоров, приоров, своих агентов, действовавших во всех частях света, ученых, писавших сочинения в защиту католической веры. В год смерти Игнатия Лойолы орден насчитывал тысячу членов, сто домов и имел двенадцать провинций – Италию, Португалию, Сицилию, Верхнюю Германию, Нижнюю Германию, Францию, Арагонию, Кастилию, Андалузию, Индию, Эфиопию и Бразилию. В 1556 году в Европе, в Испании, Италии и Португалии были основаны тридцать три школы, в которых обучали всех желающих. В 1555 году первых сто человек выпустила основанная в 1550 году Римская коллегия. В 1580 году она выпустила две тысячи учеников.


    Во многих королевских дворах иезуиты были духовниками и советниками монархов и принцев королевской крови, которые также вступали в Общество Иисуса. Выдающийся пятый генерал ордена Клавдий Аквавива написал инструкцию для духовников государей, которая была утверждена общим собранием ордена. В соответствии с ней духовник не имел права оказывать никому явного покровительства и не должен был вмешиваться в дела, подлежащие ведению кабинета министров. Духовник не мог порицать деятельность высших государственных чиновников или делать им замечания от имени своего государя. Эту инструкцию вручали государю, который хотел иметь духовника иезуита.

    Общество Иисуса при любом случае активно защищало принцип независимости духовенства для светской власти. Папа Иннокентий IV писал: «Светская власть имеет самое низкое и нечестивое происхождение. Некоторые лица возвысились посредством разбоя и убийства и сделались властителями и тиранами: вот происхождение светской власти. Земные царства достигают легальной формы своего существования лишь тогда, когда их повелители подчиняются духовной власти и получают из ее рук, как легальное достояние, то, что без этого подчинения имело бы характер насильственного захвата».

    В послании от 10 октября 1584 года римский папа Григорий в соответствии с желанием, высказанным еще Игнатием Лойолой, объявил, что Общество Иисуса не принимает участия в деятельности инквизиции. Пятая общая конгрегация ордена в 1593 году под страхом отлучения от церкви запретила всем иезуитам предлагать, под каким бы то видом свои услуги инквизиционному трибуналу.


    В 1586 году иезуиты появились в Парагвае, где по разрешению испанского короля – владельца этих земель в 1610 году устроили общину – государство.

    Каждая парагвайская семья получила земельный надел. Обширные травяные поля, занимавшие большую часть страны, были достоянием всей общины и назывались «владениями божиими», обрабатываемыми всеми членами общины. Собранный урожай складывался в общественные склады, и распределялся всем жителям и даже как пособие всем нуждающимся. Излишек продуктов и ремесленные изделия экспортировались за границу, а получаемый от этой торговли доход шел на общественные нужды. Иезуиты активно обучали местных жителей земледелию, скотоводству, домашнему хозяйству.

    Население общины состояло из нескольких сот тысяч человек и было разделено на округа, должностные лица которых выбирались из местных жителей. Самой общиной управляли иезуитские священники. Смертная казнь в Парагвае была отменена. Орден организовал обучение военному делу населения, построил на своих границах линию крепостей и создал довольно значительную армию. Доступ иностранцев в страну был ограничен. Даже испанцы допускались только в свите губернатора провинции и епископа. Орден «хотел сохранить чистоту нравов и ребяческую наивность своих подданных». Кроме этого, иезуиты не хотели раскрывать перед иностранцами механизм своего управления государством.

    Французский философ Ш. Монтескье писал: «В Парагвае мы видим пример тех редких учреждений, которые созданы для воспитания народов в духе добродетели и благочестия. Иезуитам ставили в вину их систему управления, но они прославились тем, что орден внушал жителям отдаленных стран религиозные и гуманные понятия. Они задались целью исправить зло, сделанное испанцами, и принялись залечивать одну из кровавых ран человечества». Недоброжелатели ордена обвиняли иезуитов в том, что они «эксплуатировали население и собирали громадные богатства».

    В 1750 году по договору, заключенному Испанией и Португалией, большая часть территории Парагвая должна была перейти португальцам. Иезуиты не подчинились, собрали двадцатитысячную армию и в течение трех лет отбивались от объединенных войск двух держав. В 1753 году территория Парагвая была поделена между Испанией и Португалией. Не ушедшие в леса местные жители стали рабами, а с «иезуитами поступили, как с мятежниками».


    Игнатий Лойола одной из главных задач ордена считал педагогическую деятельность, организацию воспитания и образования молодежи. Иезуиты по всей Европе собирали в свой орден самых талантливых и умных людей. Они стали создавать иезуитские воспитательные и образовательные заведения, коллегии, в которых могли учиться все сословия, дети дворян, старост, горожан и крестьян. В 1548 году Обществом Иисуса была образована особая комиссия, которая в течение года составила программу преподавания в орденских коллегиях – «Ratioatque Institutio Stadiorum Societatis Jesu». В последующем общие конгрегации ордена вносили в нее только небольшие изменения.

    Курс учения в иезуитских школах и коллегиях был разделен на две части – средний курс, который проходили в коллегиях, и на университетский курс, включавший философию и богословие.

    Первыми были три грамматических класса. В первом учили основные правила латинского синтаксиса на основе самых легких писем Цицерона. Ученики изучали чтение и письмо, начала греческого языка и катехизиса. Во втором грамматическом классе изучались вся латинская грамматика на основе работ Цицерона и Овидия. В третьем грамматическом классе изучение латинской и греческой грамматики изучалось на основе трудов Цицерона, Овидия, Катулла, Пропеция, Вергилия, Иоанна Златоуста и Эзопа.

    Во втором филологическом классе на основе Цицерона, Цезаря, Саллюстия, Тита Ливия, Квинта Курция, Вергилия, Горация, Исократа, Платона, Плутарха изучались иностранные языки и правила риторики, греческий синтаксис, чтение и письмо.

    В третьем риторическом классе по Цицерону, Аристотелю, Демосфену, Платону, Фукидиду, Гомеру преподавали красноречие, ораторское искусство, поэзию, историю, законы риторики, христианскую религию.

    На университетском курсе в первом высшем философском классе, рассчитанном на три года, изучали философию Аристотеля, логику, физику и метафизику, нравственную философию по «этике» Аристотеля, курс метафизики по Эвклиду и географию. Во втором четырехлетнем высшем богословском классе изучали Святое Писание, древнееврейский язык, схоластическое богословие, основанное на учении Фомы Аквинского, казуистику, греческий, халдейский, сирийский, арабский, индийский языки.

    Наиболее талантливые ученики изучали богословие еще два лишних года и потом по разрешению генерала ордена могли стать учителями или получить степень доктора. На высших курсах все лекции читались на латинском языке.

    Педагогический и административный персонал иезуитской высшей школы состоял из провинциала, ректора, префектов низших и высших курсов, профессоров факультетов, учителей, классных руководителей. Профессора были обязаны обращаться одинаково со всеми учениками, бедными и богатыми. Переход из класса в класс осуществлялся с помощью экзаменов. Ученики были разделены на три категории. Схоластики, которые готовились к вступлению в орден, жили в коллегиях. Дети богатых и аристократов за умеренную плату жили в пансионах. Были и просто приходящие на лекцию ученики. Учеба продолжалась сто девяносто дней в году. В каникулы воспитанники отдыхали на дачах ордена, где занимались фехтованием, верховой ездой, музыкой, плаванием, катанием в санях и на коньках, игрой на биллиарде – любимой игрой Игнатия Лойолы. Игра в карты и кости была строго запрещена. Все коллегии и пансионы ордена находились в красивых местах. В них соблюдалась безукоризненная чистота. Еда всегда была очень изыскана.

    Вся учеба и воспитание в иезуитских учебных заведениях, педагогический устав «Ratio studiorum», были проникнуты строгим церковным духом – «наука преподается людям для того, чтобы научить их любви к творцу и Спасителю». Профессора были обязаны пробуждать в душах учеников любовь к Богу, служить примером набожности и добродетели, «увещевать их к ежедневному исследованию собственной совести, побуждать их к частому принятию святых Таинств, ходить ежедневно к обедне и слушать проповеди по воскресеньям и праздникам, внушать им отвращение к пороку и любовь к добродетели». Поощрялись торжественные диспуты и театральные представления. Ученикам запрещалось заниматься более двух часов без короткого перерыва, а устав запрещал заниматься науками во время, предназначенное для отдыха и сна – «Работая умеренно, с соблюдением равновесия сил, человек будет в состоянии трудиться более долгое время во славу Божью».

    С 1832 года, по указанию генерала ордена Рогана, больше внимания в коллегиях и университетах стало уделяться преподаванию физики, математики, литературы, родного языка, истории церкви.

    С самого начала управление учебными заведениями ордена иезуитов осуществлялось независимо от государства. В начала XVIII века уже было почти четыреста коллегий, в которых обучались сто пятьдесят тысяч учеников. В начале XVIII века орден имел более шестисот коллегий и почти сто пятьдесят пансионов, в каждом из которых обучались от двухсот до трех тысяч учеников. В иезуитских коллегиях получили образование Конде, Буллион, Роган, Люксембург, Монморанси, Валлар, Брольи, Флешье, Боссюэ, Флери, Тансен, Сегье, Аржансон, Талон, Потье, Монтескье, Моле, Гено, Декарт, Корнель, Фонтель, Мольер, Вольтер. В XVIIIвеке в руках иезуитов находилось подавляющее большинство средних и высших учебных заведений Западной Европы. Когда в 1842 году первый французский министр Тьер захотел изменить педагогическую программу в стране, шестьсот известных во Франции деятелей науки, культуры, искусства выступили в защиту своих учителей.

    «Наши наставники воспитывали нас, черпая из самых чистых источников пищу для наших душ. История, философия, языки, литература, науки – все достигало до нас, пройдя предварительно через горнило очищения. Наши наставники внушили нам, что Бог и основанная Им религия просвещают разум, господствуют над ним и руководят совестью. Что все люди равны перед Богом и должны быть равны перед законом, который представляет собой его образ. Что государственная власть создана для народов, а не народы для нее. Что всякий гражданин, каково бы ни было его общественное положение, должен жертвовать собой Отечеству, должен отдавать ему, в случае необходимости, свое состояние и жизнь. Что измена Отечеству и тирания – преступление против Бога и общества. Мы хотим, чтобы вся Франция узнала истину: это иезуитское воспитание, на которое так много клеветали, проникнуто духом католицизма, а, соединяя религиозной чувство с преданностью отечеству, мы становимся лучшими гражданами и истинными защитниками нашей свободы и гражданских прав».


    В 1757 году первый министр португальского короля Памбаль, возможно, из-за конфликта и иезуитами в Парагвае, необоснованно обвинил иезуитов в покушении на короля и изгнал орден из Португалии. В ночь на 20 сентября 1757 года все иезуиты в Лиссабоне были отведены под конвоем в свой дом послушания с запретом являться ко двору без приказания короля, а позже отправлены в Италию. Все имущество Общества в Португалии было конфисковано (возможно, это и стало истинной причиной конфликта). Папский посол был отправлен из Лиссабона в Рим, а португальский отозван из столицы Папской области. Конфликт продолжался десять лет. Французский посланник в Лиссабоне граф Мерле докладывал своему министру иностранных дел герцогу Шуазелю:

    «Нет достоверных доказательств прямого участия иезуитов в заговоре против особы короля. Весьма возможно, что они отзывались крайне дерзко о правительстве и короле. Но, по мнению лиц, хорошо знакомых с делом, разгром иезуитов был вызван их необыкновенной властью и влиянием в Парагвае. Кроме того, они посылали своему генералу слишком свободные отчеты о происшествиях в Лиссабоне. Правительство перехватило несколько отчетов и нашло в них принципы, противоречащие повиновению монарху».

    После конфликта духовника французского короля Людовика XV отца Перюсо с королевской фавориткой мадам Помпадур 17 апреля 1761 года парламент Франции запретил собрания иезуитов, изменил режим их работы и занялся изучением устава Общества. 8 июля комиссия парламента объявила, что устав ордена не соответствует законам Франции. Через неделю восемьдесят иезуитских коллегий во Французском королевстве были закрыты. Само собой, Людовик XV издал указ о конфискации имущества Общества Иисуса во Франции и в ноябре 1764 года упразднил орден в королевстве.

    7 января 1765 года папа Климент XIII опубликовал буллу «Apostolicum pascendi», защищающую деятельность иезуитов в христианском мире. Усиливавшейся королевской власти в Европе понравились богатые конфискации имущества Общества Иисуса, и преследования иезуитов продолжались. До Великой Французской революции оставалось еще четверть века, и коронованные государи не волновались за свое династическое будущее. Потом, когда голова Людовика XVI скатится в корзину палача, в Наполеон Бонапарт будет сбивать владетельных монархов Европы, как кегли, будет уже поздно.

    В 1767 году испанский король Карл III, использовав народный бунт 1766 года против королевского приказа об отмене особых королевских шляп, которые носили в Мадриде, а также длинных плащей, которые носили наемные убийцы, запретил иезуитам, у которых была похожая одежда, проповедовать и проводить богослужения. Во время бунта король и его войска не смогли утихомирить недовольных, а уважаемые иезуиты легко восстановили порядок. Значит, объяснили королю его министры Аранд и Род, иезуиты сами и подстрекали толпу. 2 апреля 1767 года король упразднил орден иезуитов в Испании, в первую очередь, по новой европейской традиции, конфисковав богатое имущество ордена. Все иезуиты были высланы из страны. Карл III объявил, что за самовольное возвращение в Испанию любой светский член ордена будет казнен, а иезуит-священник приговорен к пожизненному тюремному заключению.

    Неаполитанское королевство начало судебное преследование против ордена иезуитов, признав его устав несовместимым с законами Неаполя. В ночь на 3 ноября все дома иезуитов были оцеплены, и членов отвезли в порт и выслали из королевства. Имущество, как обычно, конфисковали.

    Герцог Фердинанд Пармский начал брать в своем герцогстве налоги с католической церкви, нарушив свои же привилегии и ограничив церковную юрисдикцию. Климент XIII отменил все эдикты Фердинанда Пармского и пригрозил ему и его министрам отлучением от церкви в случае дальнейших конфликтов. Ждавшие этого государи дома Бурбонов – короли Франции, Испании и Неаполя тут же сочли себя оскорбленными и потребовали от папы упразднения ордена иезуитов, якобы настроившего Климента XIII против них. Мощь и влияние Общества Иисуса основывалась вовсе не на недвижимости. Дому Бурбонов больше был нужен такой центр силы, как детище Игнатия Лойолы. Короли хотели править безнаказанно.

    После отказа римского первосвященника Бурбоны отобрали у Папской области Понте-Корво, Беневент, Авиньон и Венсен. 2 февраля 1769 года Климент XIII умер. Сразу же после его смерти французский и испанский послы в Риме объявили, что разрыв Бурбонского дома с Папской областью может остановить только выбор папы, который устраивает их королей. Но Ватикан сделал по-своему. Конклав единогласно избрал римским папой члена францисканского ордена кардинала Лоренцо Ганганелли, ставшего Климентом XIV.

    18 сентября 1769 года послы Бурбонов потребовали у папы упразднить орден иезуитов. В ответном письме королю Франции Климент XIV пообещал это сделать.

    В 1773 году папа назначил главных епископов Церковной области апостольскими контролерами иезуитских организаций, дав им обширнейшие полномочия для проверки администрации ордена, которая, конечно, давно знала о требовании Дома Бурбонов закрыть Общество Иисуса. 21 июля 1773 года папа Климент XIV написал буллу о ликвидации ордена иезуитов и для рассмотрения правильности этого документа назначил комиссию, состоящую из кардиналов Корсини, Марфоски, Караффа, Зелада и Казоли, и прелатов Мачедонио и Альбани, францисканца Монфератте т доминиканца Мамаки. В результате их вредикат 16 августа 1773 года Будд «Dominus ac Redemptor noster» была подписана папой и опубликована.


    В ночь на 16 августа 1773 года все здания иезуитов в Риме были заняты войсками. Генерал ордена Лоренцо Риччи, его секретарь Комоли, португальский ассистент ордена Хуан де Гусман, германский ассистент Игнатий Ромберг, французский ассистент Карл Корицкий, испанский ассистент Франсиско Монтес были взяты под стражу в резиденции Общества Иисуса Доме праведников и по приказу председателя следственной комиссии Андреати 23 сентября отправлены в тюрьму – замок Ангела. На допросах, где их спрашивали о том, куда делось золото и другие богатства ордена, никто из высших сановников ордена показаний не дал.

    Была прекращена работа Общества Иисуса в церкви и школе. Клемент XIV обязал всех иезуитов одеваться в одежду светского духовенства и освободить все здания ордена. Действия папы по роспуску Общества Иисуса одобрили только Бурбонские дворы и Португалия. Клименту XIV и Папской области были возвращены ранее отобранные земли.

    Римский папа умер 22 сентября 1774 года, в годовщину заключения генерала ордена иезуитов Лоренцо Ричии в страшный замок Ангела. Новым папой был избран Пий VI. Генерал Риччи умер 29 ноября 1775 года в заключении, оставив письмо-протест против гонений на Общество Иисуса.

    «Готовьтесь предстать перед судилищем непогрешимой истины и справедливости, я молил милосердного Спасителя не допустить, чтобы я руководствовался страстью в одном из последних действий моей жизни. Я делаю два эти заявления не с озлобленным сердцем, и не под влиянием дурных намерений, но единственно потому, что считаю своим долгом засвидетельствовать истину и вступиться за невинных.

    1. Я утверждаю, что орден Иезуитов не подавал никакого повода и даже предлога к своему упразднению. Свидетельствую об этом со всею нравственною уверенностью, которую может иметь глава ордена, хорошо осведомленный о тем, что в нем происходит.

    2. Торжественно заявляю, что я сам не подал никакого повода и предлога к моему заключению. Утверждаю это с той безусловной уверенностью, которую имеет всякий человек в своих собственных действиях.

    Я делаю это второе заявление потому, что оно необходимо для доброй славы ордена, в котором я был генералом.

    Я прошу и заклинаю всех тех, кто прочтет мое заявление и протест, распространить их везде, где им удастся. Умоляя их об этом во имя христианского мира и вечной справедливости».


    Покровительство Обществу Иисуса оказала российская императрица Екатерина Великая. Она даже не позволила опубликовать в России буллу римского папы о роспуске ордена иезуитов. Климент XIV прислал протест, на который Екатерина II ответила, что «императрица не привыкла кому бы то ни было отдавать отчет в своих распоряжениях в пределах империи», попутно написав папе, что удивительно выглядит его жалоба на иезуитов, «надежнейших поборников латинской веры».

    С 1773 года в Беларуси, ставшей Западным краем Российской империи сотни иезуитов работали в шести коллегиях – Полоцкой, Витебской, Оршанской, Мстиславской, Могилевской, Динабургской, а также в резиденциях и миссиях в Дагде, Авлии, Лозовичах, Хальче, Пуще, Сокольниках, Расне, Фащове и Ужвальде. В момент роспуска ордена в нем состояли двадцать три тысячи членов в пяти ассистенциях – итальянской, французской, германской, испанской и португальской, и тридцати шести провинциях, в которых было три с половиной тысячи обителей, семьсот коллегий, шестьдесят новициатов, двести семинарий и двести миссий. Только в 1770 году генерал ордена получил почти семь тысяч годовых отчетов, не считая докладов, сообщений и писем: «Ни один светский государь не имеет таких подробных сведений о состоянии своего государства, как генерал ордена иезуитов».

    В начале 1803 года при Петербургской коллегии ордена в новопостроенном Иезуитском доме был открыт Благородный пансион для воспитания и обучения русской аристократии. В пансионе учились десятки воспитанников из лучших и знатнейших фамилий империи – Голицыны, Толстые, Гагарины, Пушкины, Ростопчины, Шуваловы, Кутузовы, Вяземские, Строгановы, Одоевские, Новосильцевы, Рюмины, Каменские, Глинки. В 1805 году очередным генералом ордена был избран Тадеуш Бжозовский. Иезуитские миссии в России существовали в Саратове, Тамбове, Казани, Астрахани, Пензе, Воронеже, Романове, Сибири, Риге, Харькове, Одессе, Крыму, Беларуси и Литве.

    Булла «Dominus ac Redeptor noster» не ликвидировала орден иезуитов. С 1775 года генерал-викарий Чернович действовал как законный преемник генерала Риччи. Орден основывал коллегии и новициаты, назначал ректоров, прокураторов и ассистентов, созывал конгрегации и издавал постановления. Иезуиты не ограничивали деятельного Общества Иисуса только Россией. Они действовали везде и всюду. Бывших иезуитов не было. Общество Иисуса вне России действовало тайно в Испании, Франции, Португалии, Неаполе. В тех странах, где орден был распущен, но члены его не изгнаны – в Германии и Австрии, работать ордену было легче. Кольчуга ордена во время его тайного существования оставалась крепкой и гибкой. Перед смертью генерал Риччи успел издать тайное распоряжение для членов ордена: « Если вам придется уступить силе до того, что даже окажется необходимым снять платье нашего святого отца Игнатия, то, несмотря на это, вы можете сохранить внутреннее единство в ваших сердцах в ожидании более благородного времени, когда можно будет сделать наш союз снова явным. Старайтесь только сохранить тесную внутреннюю связь между собой и помыслите, что нет той земной власти, которая могла бы разрешать ваши обеты».


    В конце июля 1804 года римский папа Пий VII по просьбе неаполитанского короля Фердинанда IV подписал буллу о восстановлении Общества Иисуса в Королевстве Обеих Сицилий. 7 августа 1814 года папа издал буллу «Sollicitudo omnium ecclesiarum, восстанавливающую орден иезуитов со всеми его прежними правами и во всем первоначальном виде:

    «В силу нашей апостольской власти и в уважение настоятельных и непрестанных просьб кардиналов, архиепископов, епископов и всех лучших людей настоящего времени, во внимание благодетельных последствий, которые оказались в России, Неаполе и Сицилии, наконец, во исполнение почти единодушного желания всех христиан – возобновляем для всех стран христианской церкви Общество Иисуса со всеми его прежними учреждениями, уставами, правами, вольностями, учительскими, проповедническими и духовническими должностями, коллегиями, обителями, провинциями и членами, подчиняя его непосредственно покрову, защите и власти Святого Престола и от всех последствий изданной Климентом XIV буллы о его отмене.

    Всякого, кто дерзнет противиться или препятствовать этому постановлению о сильнейших гребцах ладьи святого Петра, да постигнет гнев Всемогущего Бога и его святых апостолов Петра и Павла. Мы были бы виновны перед Богом, если бы среди угрожающих христианству опасностей отвергли полезную помощь, посылаемую нам самим общественным провидением, и от челна святого Петра, гонимого жестокой бурей, оттолкнули бы сильных и испытанных гребцов, готовых рассекать волны моря, которое ежеминутно грозит поглотить нас».

    В середине XIX века орден иезуитов был разделен на четыре ассистенции:

    Итальянская, с провинциями Римом, Неаполем, Сицилией, Турином и Венецией.

    Испанская, с тремя провинциями.

    Французская, с провинциями Парижем, Лионом и Тулузой.

    Германская, с провинциями Австрией, Германией, Галицией, Бельгией, Англией, Ирландией и Америкой.


    В XX веке орден иезуитов занимал влиятельное положение в Ватикане, Римской католической церкви, участвовал в составлении папских энциклик, булл и посланий. Орден разделил все станы на семьдесят семь провинций, объединенных в двенадцать ассистенций – территориально-политических зон. Североамериканскую, Центральной Америки, Латиноамериканскую, Индийскую, Африканскую, Восточноазиатскую, Германскую, Французскую, Итальянскую, Испанскую, Английскую и Славянскую.

    Орден иезуитов имеет массовые организации – марианские конгрегации и «Апостолат молитвы». Конгрегации объединяют верующих по приходским районам или профессиям. Около семидесяти тысяч этих союзов во главе с национальными секретариатами объединяют более семи миллионов человек. «Апостолат молитвы» или «Лига пресвятого сердца» издает более тысячи журналов на шестидесяти языках, которые читают десятки миллионов человек. Ведущий печатный орган Общества Иисуса – выходящая два раза в месяц «Чивильта каттолика». Его редакция подчинена генералу ордена и римскому папе.

    Ордену иезуитов принадлежат десятки университетов, сотни колледжей и тысячи школ – Старейший Грегорианский университет в Риме готовит преподавателей для католических учебных заведений. Джорджтаунский университет является единственной в США Дипломатической академией.

    В 1948 году был создан Всемирный союз воспитанников ордена, куда вошли два миллиона членов из шестидесяти национальных ассоциаций бывших учеников иезуитской системы образования.

    С 1965 года штаб-квартира Общества Иисуса располагается в Риме на улице Борго Санто Спирито, недалеко от Ватиканского дворца. Множество документов ордена иезуитов находится в «Тайном Ватиканском архиве», «Archivio Segreto Vaticano».

    Фельятинцы, Бригитки, Мавриниане, Трапписты, Братья милосердия, Варнавиты, Урсулинки, Пассионисты, Редемптористы.

    Орден фельянтанистов был основан в 1577 году аббатом монастыря Feuillants в Лангедоке Жаном де Ла Баррьером. Недовольный слишком светским направлением цистерцианцев, он выделил свое аббатство из ордена цистерцианцев и установил в нем очень строгий режим. Монахи ходили и непокрытыми головами и не носили обуви. Они питались только ячменным хлебом, овощами и водой, целый день работали и молились. В 1586 году папа Сикст V утвердил новый монашеский орден фельянтинцев, который распространился в Италии и Франции, имея там шестьдесят монастырей.

    В 1592 году фельянтинцы были выведены из подчинения цистерцианцев и подчинены непосредственно Святому Престолу.


    Будущая шведская святая Бригитта родилась около 1303 года в королевской семье. В шестнадцать лет она вышла замуж за принца Альфонсо, к которым родила восемь детей. После смерти мужа она стала цистерцианской монахиней. В 1346 году Бригитта основала особый женский монашеский орден с культом страстей Христа и Марии, который в 1349 году был утвержден Святым Престолом. Святая Бригитта ездила на поклонение в Рим и основала странноприимный дом для шведских пилигримов.

    Бригитта скончалась в 1373 году в Риме, после путешествия в Иерусалим. В 1391 году она была причислена к лику святых, как покровительница Швеции. Ее теологический труд «Revelationes» отличался глубоко мистическим характером.

    Устав ордена бригиток был очень строг. Во время своего процветания орден святой Бригитты насчитывал семьдесят четыре монастыря, которые располагались от Финляндии до Швеции.


    В 1616 году римский папа утвердил мавританский орден, основанный монахом-ученым Дидье де Ванном. Ученая конгрегация католических монахов, вышедшая из ордена бенедиктинцев, получила свое название по имени ученика Бенедикта святого Мавра – Congregation de St. Maur.

    Ученики, поступавшие в орден мавриниан, пять лет специально изучали богословие и философию. Затем они поступали в одну из академий ордена в качестве преподавателей или ученых. Мавриниан, пять лет специально изучали богословие и философию. Затем они поступали в одну из академий ордена в качестве преподавателей или ученых. Мавриниане собирали, систематизировали, обрабатывали материалы и печатали их. Мавринианский орден занимался изучением истории церкви, монастырей, видных монахов. Монахи везде собирали и издавали рукописи по древней литературе, особенно христианской. В эпоху расцвета орден мавриниан насчитывал сто двадцать монастырей. Мавриниане сохранили и великолепно издали по рукописям сочинения Афанасия Александрийского, Григория Назианского, Кирилла Иерйсалимского, Иоанна Златоуста, Августина Блаженного, Льва Великого, Григория Двоеслова. Большое количество сочинений мавринианами по древней истории Греции, Рима, Византии и Западной Европы.


    В 1636 году аббат цистерцианского монастыря Ла-Трапп во Франции де Рансе основал орден траппистов. La Trappe назывался узкий вход в местную долину в департаменте Орн. Для своих последователей де Рансе ввел строгий устав, представлявший полный возврат к восточному аскетизму. Трапписты одиннадцать часов в сутки проводили в молитве, а остальное время посвящали тяжелым полевым работам. Вечерами по уставу они несколько минут готовили себе могилы, а спали в гробу на соломе. Здоровались трапписты словами «momento mori» и почти всегда хранили молчание. Их пища состояла из овощей, плодов и воды. Одевались трапписты в рясы с капюшонами и поясом в виде веревки, обувались в деревянные башмаки. Трапписты делились на мирских братьев и посвященных профессов. Freres dounes вступали в орден на время для покаяния. В 1834 году папа присвоил ордену название «Congregation des religieux Cisterciens de Notr-Dame de la Trappe».


    В 1572 году папа Пий V утвердил орден братьев милосердия, основанный португальцем Иоанном Саудадом. Свободный союз мирян, занимавшийся уходом за бедными больными, получил устав блаженного Августина. Из Италии орден распространился по всей Европе.

    В 1624 году одевавшаяся в черные и коричневые рясы братья милосердия получили статус нищенствующего ордена. Кроме тех монашеских обетов братья давали обет ухода за больными, который исполняли с христианским милосердием и терпимостью ко всем страждущим без различия вероисповедания в превосходно устроенных госпиталях. Основатель ордена братьев милосердия Иоанн Саудад в 1690 году был канонизирован папой Александром VIII.


    Около 1530 года в Милане был образован монашеский орден, получивший свое название от отданной ему во владение церкви святого Варнавы. Главной задачей ордена было противодействие широко развивающихся в то время безнравственности и неверию. Кроме трех монашеских обетов варнавиты давали обет преподавания в средних учебных заведениях.


    В 1537 году был основан женский монашеский орден Ursulines, поставленный под покровительство святой Урсулы, жившей в VII веке. В 1572 году папа Григорий XIII утвердил монашеский орден урсулинок, и дал им августинский устав. Орден урсулинок, бесплатно занимавшийся воспитанием молодых девушек, быстро распространился в Италии, Германии, Голландии, Франции, имея несколько сотен монастырей.


    В 1720 году в Пьемонте была создана конгрегация пассионистов, Братьев страстей Господних, для проповедей народу о крестной смерти Христа. Пассионисты действовали в Италии, Болгарии, Валахии.


    В 1749 году на юге Италии был основан орден редемптористов. Члены ордена Искупителя, Congregatio Sanctissims Redemptoris, занимались проповедью католицизма в протестанских странах, а также воспитанием юношества. Редемптористы действовали в Неаполе, Австрии, Польше, Франции, Бельгии, Швейцарии, Северной Америке, где основали миссии и колонии.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх