• Иоанниты, Родосские и Мальтийские рыцари
  • Тамплиеры
  • Немецкий орден тевтонских рыцарей. Меченосцы. Ливонский орден
  • Испанские ордена Алькантара, Калатрава, Сантьяго
  • Часть III

    Духовно-рыцарские ордена XII-XIII века.

    К концу XII века вся Европа была покрыта замками. Эту эпоху смело можно было назвать эпохой рыцарства, средневекового военного дворянства, самого привилегированного социального слоя в Европе в середине века. Рыцари стали потомственным сословием. Расцвет рыцарства пришелся на XII-XVвека, но первые рыцари рубились уже в войнах VIII века.

    Рыцарское сословие возникло у франков в VIII веке. Еще за сто лет до этого франки воевали пешими, на конях сражались только королевские дружинники. На Франкское королевство начали нападать арабы, воевавшие в конном строю. Конной атаке не могло противостоять пешее народное, плохо вооруженное и неспособное к длительным переходам.

    Вес рыцарского вооружения – кольчуга, чешуйчатый панцирь, тяжелый шлем, поножи, набедренники, поручи, наплечники, конская броня – достигал пятидесяти килограмм. Рыцари, тяжелая панцирная конница, решали исход любого сражения.

    Во время торжественной процедуры принятия в рыцари опоясывался мечом, одевал шпоры, панцирь. Сеньор ударял ладонью или плоской стороной меча по плечу посвященного. Рыцарь в присутствии священника клялся соблюдать требования рыцарской чести. Оружие освящали в церкви. Под влиянием церкви сложились рыцарские законы – при необходимости умереть за веру, помогать вдовам и сиротам, не начинать войны без причины, не поддерживать несправедливого дела, защищать невинно угнетенных, соблюдать смирение. Рыцарь должен быть великодушным, доблестным, щедрым, воинственным. Он был обязан охранять веру, слушать обедню, охранять духовенство и церкви от грабителей, для спасения невинного идти на поединок, жить безупречно перед Богом и людьми. Рыцарство стало идеалом для всего военного сословия Европы. Рыцарские доблести – мужество, щедрость, благоразумие, чувство чести – воспевались трубадурами, французскими поэтами, и миннезингерами, немецкими поэтами.

    Каждый рыцарь шел в битву с несколькими лошадьми и оруженосцами, охранявшими сеньора, державшими запасных лошадей и оружие. Обычно рыцари строились клином, в составе нескольких сот или даже нескольких тысяч всадников. Чаще всего перед битвой рыцарское войско выстраивалось в три боевые линии, одна за другой. Каждая боевая линия состояла из центра и двух крыльев. Клин должен был прорвать фронт противника.

    Основным оружием рыцаря был тяжелый колющий и рубящий обоюдоострый меч и длинное копье. В бою использовались боевые топоры, окованные железом палицы, булавы с острыми металлическими шипами – «моргенштерн», кинжалы. Луки и арбалеты рыцари почти не использовали, считая из недостойным оружием.

    Рыцарь с оруженосцами, пажами, лучниками составлял «копье», самую малую единицу войска. Несколько «копий» вассалов одного сеньора, от двадцати до пятидесяти, составляли «знамя». Несколько «знамен» составляли рыцарское войско, в котором обычно были восемьсот – тысяча рыцарей. В сражениях рыцари обычно использовали боевой порядок «частокол». Они выстраивались в одну линию, на расстоянии в пять и более метров друг от друга, чтобы иметь место для поединка. Средневековый хронист писал:

    «И была у рыцарей одна мысль – превзойти других в воинском деле. Кто видел свою собственную кровь, чьи зубы скрипели под ударами кулаков противника, тот, кто распростертый на земле, всем телом поддерживал противника, поверженный – не терял мужества. Тот, кто поднимался более непреклонным, сколько бы раз он ни был повергаем, идет в бой с великой надеждой».

    В XI веке наступила эпоха крестовых походов. Их целью стало «освобождение Гроба Господня из рук неверных». Крестовые рыцарские походы проводились в 1096-1270 годах по призыву Римской католической церкви под девизом освобождения христианских святых в Палестине из-под власти мусульман. Рыцари – крестоносцы нашивали на верхнюю одежду кресты, которые должны были символизировать их благочестивые намерения. Эти кресты дали название и самыми походам. Почти за двести лет состоялось восемь больших крестовых походов на Восток.

    Рыцари во множестве шли в Крестовые походы, цели которых соответствовали их идеалам. Во время походов западные рыцари перемешались и объединились, начали создавать общие законы, правила поведения. Рыцарство дало обществу новое понятие – о чести. Рыцарь привык рассчитывать только на свой меч. Его было нельзя безнаказанно оскорбить. Рыцари показали человечеству, что за малейшее унижение их противник будет отвечать, если надо, то своей кровью.


    С началом Крестовых походов появились новые формы активного служения Богу. Появились духовно-рыцарские ордена – военно-монашеские организации, созданные под руководством католической церкви с целью защиты и расширения завоеванных во время Крестовых походов земель на Востоке, для охраны пилигримов, паломников.

    В конце XI века в Иерусалиме возник орден госпитальеров – иоанитов. В 1198 году в Иерусалиме был создан Тевтонский орден. Как и монахи, члены духовно-рыцарских орденов давали тройной обет – воздержания, послушания и бедности. Как рыцари, они носили оружие и участвовали в военных походах. Духовно-рыцарские ордена имели строгую иерархическую структуру. Члены ордена обычно делились на три группы: братьев – воинов, капелланов – священников, братьев – служителей. Во главе каждого ордена стоял великий магистр – гроссмейстер, избиравшийся пожизненно и утверждаемый папой, который обладал над орденами верховной властью. Гроссмейстеру подчинялись должностные лица ордена: приоры – начальники провинций, маршалы, комтуры, командоры. Периодически собирался генеральный капитул – собрание должностных лиц ордена, обладавший законодательной властью.

    Духовно – рыцарские ордена значительно усилили боевую силу и дисциплину рыцарского войска. Члены орденов давали клятву беспрекословно выполнять все приказы своих начальников. Братья – рыцари жили в принадлежавших орденам замках, получали от них вооружение, лошадей.

    Орденские рыцари вместо «частокола» и « клина» использовали новый вид боевого строя. Во главе клина в первом ряду стояли три рыцаря, во втором пять, в третьем семьи так далее. Орденские рыцари выстраивались усеченным клином, во главе которого стояли отборные воины, наносившие тяжелой панцирной массой страшный удар по центру вражеского войска. За рыцарями шла пехота, прикрывающаяся с флангов двумя – тремя шеренгами тяжеловооруженных воинов. После прорыва вражеского фронта пехота довершала разгром опрокинутого строя противника. Управление войском осуществлялось с помощью знамен, штандартов. Рыцари не могли без приказа ни вступить в бой, ни выйти из него.

    Воинский и религиозный дух породил монашествующее рыцарство – «некоторые монахи опоясались мечом по рясе, а некоторые рыцари надели рясу поверх кольчуги». Слияние идеалов – аскетического и рыцарского – закончилось созданием духовно – рыцарских орденов.

    Иоанниты, Родосские и Мальтийские рыцари

    В середине XI века, по разным источникам, в 1048 или в 1070 году, купец из итальянского приморского города Амальфи, торговавший с малоазиатскими городами, получил от владетеля Палестины египетского калифа разрешение на открытие госпиталя в Иерусалиме. Странноприимный дом для паломников к святым местам («gospitalis» – «гость»), располагался у Гроба Господня. Общество монахов, ухаживающее за больными и ранеными паломниками, приезжавшими из Европы поклониться Гробу Господню, выбирало своим покровителем святого Иоанна Иерусалимского. Госпиталь иоаннитов быстро превратился в большой монастырь с больницами и церквями. Первым ректором странноприимного монастыря был избран Жерар де Торн. Позднее, при посещении иоаннитского госпиталя первый иерусалимский король Годфруа Бульонский подарил для содержания госпиталя деревню Сальсола, расположенную вблизи Иерусалима. Четверо рыцарей – крестоносцев из свиты короля Раймонд де Пюи, Дюдон де Компс, Канон де Монтегю и Гастус добровольно остались у Жерара де Торна, приняв обеты бенедиктинцев, и надев длинную черную одежду с нашитыми на ней восьмиконечными крестами.

    В 1099 году братство иоаннитов было преобразовано в монашеский орден, первым руководителем которого стал Жерар да Торн, выстроивший большую церковь во имя святого Иоанна Крестителя и еще один большой госпиталь. После завоевания Иерусалима крестоносцами поток пилигримов и паломников в Палестину намного увеличился. Иоанниты создали целую сеть больниц не только на Востоке, но и на всем пути из Европы на Ближний Восток. Орден иоаннитов стал принимать в свои члены рыцарей, обязывая их защищать паломников в пути – по Средиземному морю и по суше через Малую Азию и Византию.

    В 1104 году наследник иерусалимского короля Балдуин I еще раз подтвердил привилегии «Братства госпитальеров», как военно-духовного ордена. В 1107 году он выделил Ордену большой участок земли. Иоаннитам потекли большие пожертвования со всего христианского мира. 15 февраля 1113 года римский папа Пасхалий II своей буллой утвердил «Орден всадников госпиталя святого Иоанна Иерусалимского», орден госпитальеров, иоаннитов. Папа взял их под свое покровительство и обеспечил им право свободно избирать своих магистров, без вмешательства каких-либо светских и церковных властей. Пасхалий II разрешил иоаннитам обращаться непосредственно к нему.

    В 1120 году Жерар де Торн умер. На его место был избран герой штурма Иерусалима Раймонд де Пюи из дворянского рода Дофине. С этого времени глава ордена стал называться Великим Магистром.

    Сначала члены Ордена ухаживали за больными и ранеными, но вскоре стали осуществлять военную защиту пилигримов на всех дорогах с Запада и на Восток. Члены Ордена были разделены на рыцарей, капелланов, служителей.

    Великий магистр Раймонд де Пюи составил первый устав иоаннитов. В 1120 году римский папа Каллиет II утвердил «правила Ордена святого Иоанна Иерусалимского»:

    «Я, Раймонд де Пюи, слуга нищих Христовых, и страж Странноприимницы Иерусалимской, с согласия братии и Капитула утвердил следующие правила в странноприимном доме Святого Иоанна Крестителя в Иерусалиме.

    1. Каждый брат, принимаемый в орден, свято хранит три обета: целомудрия, послушания и добровольной нищеты без собственного стяжания.

    2. За веру Христианскую брат да стоит твердо. Да придерживается он всегда справедливости. Обиженным помогает, угнетенных защищает и освобождает. Язычников, неверных гонит по примеру Маккавеев, которые гнали врагов народа Божия. Брат да прилежит всем христианским добродетелям, да печется о вдовах и сиротах. Нарушители этого правила да подвергаются временному и вечному наказанию.

    3. Во время собраний пусть читаются эти правила в присутствие всех братьев.

    4. Всякий, кто обременен долгами, или сильно кому обязан правом служения, в этот Орден не принимаются. Перед вступлением у брата спрашивается, не вступил ли он уже в другой какой орден, не обязан ли супружеством или гражданскими долгами? Такой не может быть принят в Орден.

    5. Одежду братскую, черную, vestem pullam, носить со знаком белого креста на левой стороне. Эта одежда да будет в знак мира. В военное же время, когда нужно идти в сражение, та же одежда должна быть красного цвета с белым крестом, знак войны.

    6. Никто незаконнорожденный не принимается в Орден, исключая детей высокоименитых лиц и, если их мать не будет раба.

    7. Исключается из этого Ордена тот, кто рожден от родителей язычников, от сарацин, турок и им подобным, даже и от высокородных князей.

    8. Тот, кто уже определился в какой-то другой орден, или обязан супружеством, или совершил человекоубийство или другие серьезные законопреступления, в Орден не принимается.

    9. В Орден принимаются братья с тринадцатилетнего возраста, телом здоровые, сложением крепкие и здравого рассудка, трудолюбивые, терпеливые и благонравные.

    10. До принятия в Орден всякий брат должен надлежащим образом доказать благородство своих предков и фамилии.

    11. Священнослужению и Богопочитанию все братья пусть ревностно служат и вместо монашеского обыкновения, пусть ежедневно сто пятьдесят раз читают молитву Господню. В определенное время пусть постятся, ежегодно трижды пусть причащаются Святым Тайнам, в Рождество Христово, Пасху и Троицу.

    12. Всякий брат – рыцарь, отправляющийся на флот в море, пусть прежде исповедуется священнику, очистит от мирских вещей свою совесть и сделает завещание.

    13. При проведении богослужения и молебна пусть близко к алтарю не подступают, не мешают друг другу.

    14. В том порядке, в котором вступали в Орден, пусть братья ходят и садятся.

    15. Пусть в известное время братья ходят в крестные ходы и призывают Бога.

    16. О каждом умершем брате пусть тридцать церковных служб отправляют. В память его каждый брат пусть приносит горящую свечу.

    17. Во время поста Рождества Христова и Великого пусть имеют проповеди слова Божия и поучения.

    18. Никому в свете пусть братья не обязывают себя клятвой. Никакого военного корабля пусть не снаряжают без согласия Великого Магистра. Когда произойдет война между двумя христианскими государствами, пусть не присоединяются ни к одной стороне, но всячески стараются прекратить раздор и добиваются между ними согласия».

    В герб, печать и знамя – штандарт Ордена было включено изображение белого восьмиконечного креста на красном поле, символизировавшее целомудрие членов ордена и восемь добродетелей, ожидавших праведников в раю. В 1130 году знамя ордена, на котором был вышит белый восьмиконечный крест на красном фоне, утвердил римский папа Иннокентий II. На орденской печати был изображен лежащий больной с крестом в изголовье и со свечой в ногах. Четыре направления креста говорили о главных христианских добродетелях – благоразумии, справедливости, силе духа и воздержании, а восемь его концов означали восемь благ, которые были обещаны Господом всем праведникам в раю в Нагорной проповеди.

    В 1124 году с помощью иоаннитских рыцарей была снята осада с Яффы, главного порта Иерусалимского королевства, и взят Тир, богатейший город Восточного Средиземноморья. В 1136 году граф Раймунд Трипольский поручил иоаннитам оборону крепости Бетгемлин, прикрывавшей подступы к портовому городу Аскалон на юге Палестины. Рыцари успешно выдержали осаду и граф Раймунд передал иоаннитам еще несколько своих крепостей. Вскоре иоанниты по всему Востоку имели десятки укрепленных замков. Свои крепости они строили на возвышенных местах, где они доминировали над местностью, позволяя контролировать всю прилегающую территорию. В своих крепостях рыцари – иоанниты почти всегда строили вторую линию укреплений.

    Во многих приморских городах Востока, Византии, Западной Европы действовали госпитали иоаннитов. Паломники обеспечивались лечением, жильем, едой, кораблями и охраной для путешествия к Святым местам. Иоанниты хоронили умерших, попгали освобождать крестоносцев из плена. Иоаннитские крепости располагались на всех дорогах паломников в Акре, Сайе, Тортозе, Антиохи, от Эдессы до Синая. Одной из главных задач ордена госпитальеров стала оборона государств крестоносцев, созданных на Востоке.

    Главными крепостями иоаннитов стали Крак де Шевалье и Маргат. Крак де Шевалье, находящаяся на склоне Ливанских гор, имела построенные рыцарями мощные двойные стены с высокими башнями и рвом, пробитым в скалах. Внутри крепости на площади в три гектара стояли жилые здания, казармы, дворец Великого Магистра, мельница, амбары для зерна, пекарня, маслобойня, конюшни. В крепость был проложен акведук, по которому постоянно поступала питьевая вода, достаточная для двухтысячного гарнизона. Крепость Маргат располагалась к югу от Антиохии, в тридцати пяти километрах от моря. Крепость была построена их скального базальта с двойными стенами и большими башнями. Внутри Маргата находилось большое подземное водохранилище, а запасы крепости позволяли тысячному гарнизону выдержать пятилетнюю осаду. Сотни иоаннитских рыцарей охраняли десятки крепостей.

    Орденским рыцарем мог стать только потомственный дворянин. Во время обряда принятия в Орден братья – рыцари давали присягу на верность великому магистру, обеты целомудрия, личной бедности, повиновения, милосердия и благочестивых деяний. «рыцари по справедливости» – «Cavalieri di giustizia» – должны были иметь от восьми до шестнадцати поколений предков благородной крови. Только они занимали все орденские должности. «Рыцарями из милости» – «cavalieri di grazzia» – были братья, принятые в рыцари в виде исключения за военные подвиги без доказательств своего происхождения, или происходившие от отцов – дворян и матерей – горожанок. Позднее в Ордене появились так называемые «рыцари благочестия» – «chevaliers de dewotion», которые не принимали монашеских обетов. Братья – священники, капелланы, заведовали духовными и религиозными делами Ордена. Орденские служащие делились на оруженосцев – «serventi d’arme» и служащих по хозяйству – «serventi di staggio». Первые пять лет рыцари ели за общим столом, получая в день четыреста грамм мяса, кружку вина, шесть хлебцев. В посты мясо заменяли рыбой.


    К середине XII века Орден иоаннитов представлял собой грозную военную и экономическую силу на Востоке и постепенно превратился в настоящее суверенное государство, управляемое собственными выборными магистрами.

    Римские папы постоянно давали привилегии иоаннитам, дав им право собирать в свою пользу церковную десятину и подчинив их непосредственно себе. В 1143 году папа Иннокентий II издал специальную буллу, по которой Орден иоаннитов не подчинялся никому, кроме него. В 1153 году папа Анастасий IV буллой «Christianae Fidei Religio» разделил членов Ордена на рыцарей, одевавшихся в малиновую одежду и черный плащ и оруженосцев. В 1259 году была окончательно утверждена иерархия Ордена, которому давали привилегии папы Адриан IV, Александр III, Иннокентий III. Папа Климент IV присвоил главе Ордена титул: «Великий Магистр святого Госпиталя Иерусалимского и Настоятеля Рати Христовой».


    Многие короли и владетельные сеньоры христианских государств жертвовали иоаннитами деньги и земли, из которых были созданы крупные земельные образования, получившие названия командорств или комтурств, отчислявшие свои доходы в орденскую казну. Управляющие ими рыцари назывались командорами или комтурами и подчинялись приорам или великим приорам – провинциалам, контролировавшим все командорства. Из бальяжей составлялись приорства и великие приорства, которые объединялсиь в «языки» или нации. Первым земельным владением иоаннитов стало приорство Сен-Жиль в Провансе, командорства в Шампани и Аквитании. Вскоре иоанниты имели десятки приорств во Франции, Испании, Португалии, Италии, Англии, Ирландии, Германии, Чехии, Венгрии и Польше.

    Земли иоаннитов в виде командорств могли сдаваться в аренду рыцарям, которые были обязаны ежегодно вносить в орденскую казну респонсии, налоги за пользование землей. Командорства в ордене давались по старшинству. Рыцари – владельцы командорств именовались наставниками, praeceptores, или командорами – комтурами – управляющими недвижимым имуществом Ордена. Должности командиров давали и за особые заслуги.

    Командоры подчинялись приорам, великим приорам и провинциалам. Приорства и командорства объединялись в судебные округа. Судьи – бальи делились на капитульских, монастырских и бальи по милости. Восемь главных сановников ордена, пилиеры – столпы, pilieru – ballivi conventuales, выбирались из монастырской бальи в столпы языков.

    Великий Магистр, правящий государь Ордена, избирался пожизненно в течение трех дней после смерти своего предшественника. Он имел решающий голос во всех орденских делах, назначал на орденские должности и присваивал почетные звания. Он получал доходы от одного из командорств. Верховную власть в Ордене осуществлял Священный Капитул, периодически созывавшийся Великим Магистром. Капитулу подчинялся постоянный Совет, consiglio ordinario, который состоял из Великого Магистра, восьми столпов, провинциальны приоров и капитульских бальи. Совет осуществлял управление Орденом.

    Рыцари иоаннистов участвовали во всех Крестовых походах, во время одного из которых, в 1191 году, английский король Ричард Львиное Сердце взял отделившийся от Византии остров Кипр. К концу XIII века крестоносцы потеряли все завоеванные ими земли на Востоке. Орден иоаннитов прибыл на Кипр, где король Ги де Лузиньян подарил им земли. Госпитальеры построили замки в Никосии, Колосси. В Лимассоле двадцать лет находилась резиденция Ордена иоаннитов. В кипрских гаванях началось строительство рыцарского флота. У Кипра начались сражения кораблей иоаннитов с пиратами. Иоанниты на Кипре находились в определенной зависимости от Ги де Лузиньяна. Они несли воинскую повинность королю Кипра, платили ему большие налоги. Орден получал большие поступления из Европы. Оттуда шли все новые и новые рыцари и иоанниты за двадцать лет восстановили былое могущество. Госпитальерам стало тесно на Кипре. Великий Магистр Гийом де Вилларе принял решение захватить отделившийся от Византии остров Родос.


    Родос, остров в Эгейском море, у юго-западных берегов Малой Азии, в полторы тысячи квадратных километров, был отделен от материка проливом двадцатикилометровой ширины. В конце мая 1306 года Великий Магистр Гийом де Вилларе и генуэзский корсар В. Виньоли подписали договор и через несколько дней тридцать пять рыцарей и пятьсот солдат с шести судов высадились на Родосе, имевшем две великолепные гавани Порто дель Мандраччино на севере и Порто – Мерконтильо на юге острова. Четыре года иоанниты воевали за Родос, пока не укрепились на нем, изгнав турок и арабов.

    В 1310 году на Родос и близлежащие семь островов иоанниты перенесли резиденцию Ордена, который стал называться сувереном Родоса, что было утверждено римским папой Климентом V. На островах были выстроены большие госпитали и странноприимные дома, обновлены фортификационные сооружения. Иоаннитов стали называть родосскими рыцарями.

    На Родосе был построен великолепный орденский дворец, поражающий воображение. Началось строительство знаменитого флота родосских рыцарей, ставшего основой военного могущества Ордена.

    Родосским рыцарям, иоаннитам, теперь принадлежал Родос и почти семьсот командорств в Европе. В1312 году после разгрома ордена тамплиеров – храмовников большая часть его недвижимости и имущества в соответствии с буллой римского папы Климента V было передано родосским рыцарям.

    На Родосе окончательно сформировался устав Ордена, одной из главных задач которого была «особая обязанность Христовых воинов бороться за веру и славу Божию».

    На Родосе окончательно сложилась иерархическая структура ордена иоаннитов. Великий Магистр избирался пожизненно рыцарями – выборщиками, находившимися в Ордене не менее тринадцати лет и воевавшими не мене трех лет. Совместно с восемью столпами – начальниками «языков» Прованса, Оверни, Франции, Арагона, Кастилии, Италии, Англии, Германии. Великий Магистр руководил Советом и Священным Капитулом Ордена. Столп Франции и Великий Госпитальер считался первым заместителем Великого Магистра. Столп Прованса считался казначеем Ордена, столп Арагона – интендантом. Столп Кастилии и Великий Канцлер являлся министром иностранных дел и хранителем архива. Столп Оверни и Великий Маршал командовал орденской пехотой, столп Англии – кавалерией. Столп Германии и Великий Бальи был главным фортификатором. Позднее в Ордене была введена должность Главного санитара – инфермерария. Столп Италии и Великий адмирал командовал орденским флотом. В 1448 году папа Николай V в очередной раз признал юрисдикцию Ордена родосских рыцарей над его территорией, независимость иоаннитов от властей, право обмена посольствами с другими странами, право чеканить монету и взимать налоги. Эти права подтверждались папами Пием II (1458-1464) и Иннокентием VIII (1484-1492). Орден родосских рыцарей в духовно-религиозных вопросах подчинялся Святому Престолу и в решении политических и светских проблем был совершенно независим.

    На Родосе рыцари создали великолепный военно-морской флот, использовав лучшие достижения моряков всего мира. Были построены большие галеры с обшивной броней и пятьюдесятью гребцами в двух рядах. На галере находились несколько рыцарей и двести солдат. Иоанниты в морском бою использовали знаменитый греческий огонь, горючую смесь из нефти и серы. Самый большой корабль иоаннитов «Святая Анна», построенный в XV веке, по праву называли первым броненосцем. Иоанниты сражались с мамелюками, совершали рейды на сирийское и ливанское побережье.

    В 1310 году флот родосских рыцарей разгромил у острова Аморгоса, находившегося в ста пятидесяти километрах от Родоса, турецкую флотилию нового Османского государства, образованного в 1299 году Осман-беем и Орхан-беем. Через восемь лет у острова Хиос рыцари просто разогнали по морю восемьдесят турецких судов. В 1320 году тридцать рыцарских кораблей отбросили восемьдесят турецких судов, попытавшихся высадить на Родосе десант. В 1347 году флот иоаннитов в сражении при острове Имроз разгромил турецкий флот из ста судов. В 1365 году иоанниты в союзе с войсками кипрского правителя Пьера да Лузиньяна участвовали в разгроме египетского флота и взятия Александрии. Иоанниты совершали рейды на города Леванта, Малой Азии, Египта, постоянно увеличивая свою военную мощь.

    В 1440 году рыцари отбросили от Родоса десант египетского султана, потеряв в десять раз меньше воинов, чем египтяне. В 1140 году рыцари снова отбились от египтян, выдержав сорокадневную осаду двадцатитысячной армии, осадившей столицу Родоса. Египетский флот сумел блокировать родосские гавани, но неоднократные штурмы египтян к успеху не привели.

    Султан поклялся разорить Родос, но в 1448 году иоанниты подписали мирный договор с Египтом.


    В 1453 году в результате длительной осады и кровавого штурма войска турецкого султана Мехмеда II взяли Константинополь и уничтожили Византийскую империю. Через год Мехмед потребовал от родосских рыцарей ежегодной уплаты большой дани в две тысячи дукатов. Турецкому послу ответили, что Орден иоаннитов состоит из военных монахов, а Родос приобретен рыцарской кровью. Орден с радостью готов посвятить жизни своих рыцарей на защиту христианского острова. Султан пришел в ярость и объявил войну Родосу. Тридцать турецких галер высадили большой десант на родосский берег. Рыцари подождали, пока высадятся все солдаты и стерли их с земли острова.

    Рыцари начали активно укреплять Родос. Готовясь к турецкому нашествию, иоанниты построили много укреплений. Со стороны моря была построена стометровая стена высотой до десяти метров, выкопаны рвы.

    В 1479 году турецкому султану было передано письмо Великого Магистра иоаннитов француза Пьера д’Обюссона. Орден требовал от Турции прекратить нападения на Родос и его острова. 23 мая 1480 года семидесятитысячная турецкая армия подошла к острову и попыталась захватить его. Турки начали высаживаться в заливе Трианда. На Родосе их встречали.

    Великий Магистр полностью приготовил владения Ордена к битве. На его призыв со всей Европы на Родос собрались рыцари – иоанниты. Первый турецкий десант был сброшен в море. Турки попытались высадиться на родосские острова, но их отбили опять. С двухсот судов в гавани Фиско на Родос высадились семьдесят тысяч турок с осадной артиллерией. От них отбивались шестьсот рыцарей и несколько тысяч родоссцев. Турки овладели горой Святого Стефана и потребовали сдачи.

    Посте отказа турки осадили родосскую крепость. Почти ежедневно рыцари делали вылазки. Турки попытались взять центральную крепостную башню святого Николая. После нескольких штурмов янычары даже ворвались на башню, но были с большими потерями выбиты оттуда. Рыцари с помощью десятков брандеров подожгли турецкий флот и янычары в беспорядке отступили.

    Командующий турецкой армией Меши-паша, греческий принц из бывшей правящей династии Византийской империи Михаил Палеолог, попытался осадить крепость с другой стороны, где она была не так сильно укреплена. Д’Обюссон приказал вырыть за крепостью широкий и глубокий ров. Из разобранных городских домов в несколько дней была построена каменная стена, что сами турки считали невозможным. Штурм янычар был отбит и Меши-паша бросил все силы на взятие башни святого Николая. Осадная артиллерия сделала в башне пролом, в который бросились янычары. Турок встретили рыцари во главе с Великим Магистром и в кровопролитном сражении отбросили их. Осадная артиллерия несколько дней громила родосскую крепость, в которой не оставалось почти ни одного неразрушенного дома. На рассвете 27 июля турецкая армия атаковала рыцарей и заняла вал перед крепостью. Д’Обюссон развернул большое орденское знамя и обратился к рыцарям: «Вперед, братья, в сражение за веру защищать Родос, или погибнем в его развалинах!» Паша лично повел янычар в пролом башни святого Николая. В башне рыцари во главе с Пьером д’Обюссоном колонной, ощетиненной копьями, атаковали турок. В яростном бою Великий Магистр получил пять ран, но в тыл не ушел. Через несколько дней вся Европа повторяла его призыв к рыцарям в проломе башни святого Николая: «Лучше умрем здесь, чем отступим. Можем ли мы когда славнее за веру умереть!» Рыцарская атака вынесла турок из башни, родоссцы гнали их до самого лагеря. Из семидесяти тысяч Меши-паша потерял почти тридцать. 14 августа турецкая армия Родоса отплыла в Константинополь. Султан повесил многих военачальников и сослал бывшего Палеолога. По всем европейских странам прогремела слава Ордена иоаннитов. В европейских городах и дворах говорили, что неисчислимые вражеские силы были отражены горстью рыцарей, чье малое количество было во много раз увеличено изумительным мужеством и беспримерной неустрашимостью. В честь победы родосские рыцари построили три церкви в честь Богородицы и покровителей Ордена.

    Новый поход на Родос в 1481 году решил возглавить победитель Византии султан Мехмед II, было собрано трехсоттысячное войско, но поход был прерван из-за смерти султана.

    В 1484 году новый турецкий султан Баязид II, который больше не хотел ссориться с иоаннитами, поддерживавшими его конкурента и претендента на турецкий престол младшего брата султана, сделал им чрезвычайно ценный подарок. В дар Ордену была передана десница Иоанна Крестителя, покровителя Ордена.

    По преданию, правая рука, десница Иоанна Предтечи была перенесена евангелистом Лукой из Севастии в Антиохию, откуда попала в Халкидон, в затем в Константинополь. После взятия столицы Византии турками в 1453 году, реликвия попала к султанам и была передана иоаннитам. После перенесения орденской резиденции на Мальту святыня хранилась в соборе города Ла Валетта.

    К 1517 году войска турецкого султана Селима I взяли столицу Египта Каир и оккупировали всю страну. К 1520 году знаменитый итальянский инженер и фортификатор Б. Скала обновил и усилил все укрепления на острове. На Родос было завезено большое количество продовольствия и оружия из Сицилии. Гарнизон Родоса состоял из трехсот рыцарей и семи тысяч итальянских моряков, критских лучников и родоссцев. Крепость острова была самой современной в фортификационном отношении во всем христианском мире. В 1521 году великим магистром был избран Филипп де Филье де л’Илль – Адан.

    Весной 1522 года турецкий султан Сулейман Великолепный отправил на завоевание Родоса огромную армию. Эскадра из четырехсот кораблей со стотысячной армией во главе с визирем Мустафа – пашой подошла к острову. За ней двигались еще сто тысяч турок. Султан не стал штурмовать крепость. Несколько штурмов в августе и сентябре были отбиты. Осадная турецкая артиллерия постоянно обстреливала родосские укрепления. 4 сентября турки разрушили два бастиона и ворвались в крепость, но были выбиты рыцарями во главе с Великим Магистром. Еще три месяца иоанниты отбивались от двухсоттысячной турецкой армии во главе с султаном. 17 декабря 1522 года начался отчаянный трехдневный штурм почти разрушенной крепости. 20 декабря Родос согласился на почтенную капитуляцию, принятую Сулейманом Великолепным, за полгода осады потерявшим сто тысяч солдат:

    «Рыцари пробудут на острове двенадцать дней, пока перенесут на свои корабли мощи Святых, священные сосуды из церкви святого Иоанна и все имущество. Орденские пушки рыцари установят на свои галеры. Жители, желающие покинуть Родос, могут уплыть с рыцарями. Остающиеся на острове жители должны быть освобождены от налогов на пять лет и им должна быть оставлена своя вера. За все это рыцари уступают Порте Родос и принадлежащие ему острова».

    Перед отплытием рыцари взорвали все церкви.

    На орденские корабли были погружены все реликвии, знамена и пушки. Двести лет иоанниты владели Родосом, своими подвигами обратив на себя внимание и удивление всего христианского мира.

    1 января 1523 года оставшиеся в живых после осады сто восемьдесят родосских рыцарей и пять тысяч жителей острова на кораблях «Санта-Мария», «Санта-Катерина» и «Сен_Джовани» и тридцати других судах уплыли с Родоса. Импретатор Священной Римской империи германской нации Карл V, в это время воевавший с Францией, сказал о знаменитой рыцарской обороне: «Ни одна битва не была проиграна так достойно, как битва за Родос».

    Два месяца в венецианском порту Кандии рыцари приводили свой флот в порядок. В мае 1523 года Орден приплыл в южно итальянский город Мессину, но высадиться там помешала чума. Рыцари через Неаполь приплыли в Ниццу. В октябре 1523 года новым главой Римской католической церкви стал Климент VII. Бывший родосский рыцарь и великий приор Капучи временно поселил иоаннитов в своей папской резиденции Витербо. Орденский флот стоял в Ницце. Рыцари-иоанниты получали много предложений от монархов и владетельных сеньоров о предоставлении им земли для новой штаб-квартиры, но Великий Магистр их не принимал, опасаясь попасть в зависимость от какой-либо верховной власти.

    В 1525 году Великий Магистр иоаннитов Виллье де л’Илль-Адам посетил Париж, Лондон и Лиссабон. На аудиенции у императора Карла V в Мадриде он просил передать Ордену острова Минорку, Цитеру или Эльбу. Император, конфликтовавший с папой, не ответил, и Великий Магистр вернулся в Рим. Конфликт папы и императора завершился в 1529 году миром в Камбре. Через год Климент VII обратился к Карлу V с просьбой даровать Ордену иоаннитов постоянную резиденцию на острове Мальта. Группа островов Мальта, Гоццо и Комино площадью в триста квадратных километров занимала стратегическое положение в Средиземном море. Император пожелал, чтобы рыцари-иоанниты защищали его суда в Средиземном море от нападений турок и алжирских пиратов. Орден должен был помешать Турции открыть военные базы в ливийском Триполи.

    24 марта 1530 года Карл V в Кастельфранко подписал грамоту, по которой острова Мальта, Гоццо и Комино, а также стратегический город на северном побережье Африки Триполи, в 1510 году захваченный Испанией, передавались Ордену иоаннитов в виде свободного дворянского лена – feudum perpetuum, nobile, liberum, francium. Жалованная грамота императора Карла V Ордену святого Иоанна Иерусалимского на владение островом Мальтой дошла до нашего времени:

    «Божией милостью Мы, Карл V, император Римский, всегда августейший – благородным рыцарям Иоанна Иерусалимского наше благоволение и дружелюбие.

    В поправление и восстановление монастыря, гостиницы и ордена святого Иоанна Иерусалимского, и чтобы почтеннейший Великий Магистр и возлюбленные Наши приоры, бальи, командоры и рыцари упомянутого ордена, по потере Родоса, выгнанные оттуда турецкой силой после страшной осады, и ныне странствуя многие годы, могли утвердить себе постоянное жилище и употреблять силы свои и оружие против вероломных врагов святой веры, из особенного Нашего благоволения к этому ордену, решили Мы добровольно дать им убежище, где бы они могли обрести себе постоянное пребывание и не были бы принуждены скитаться из одной страны в другую.

    Ради этого силой и властью настоящей грамоты Нашей, с Нашего ведома и с Нашей воли данной, по зрелом рассуждении и по собственному Нашему побуждению, уступали Мы и добровольно даровали за себя и за Своих преемников и наследников Королевств Наших, на вечные времена упомянутому честнейшему Великому Магистру этого ордена и упомянутому ордену святого Иоанна Иерусалимского в ленное, благородное, вольное и свободное владение город Триполи и острова Мальту и Гоццо с замками, городами и со всеми землями, со всеми правами собственности, господства и владычества, с отправлением верховного суда, с правом жизни и смерти над жителями мужского и женского пола, ныне там живущим, или которые впредь проживать там будут, на вечные времена, какого бы чина, звания и состояния они не были, со всеми прочими привилегиями, доходами, правами и вольностями.

    С условием однако же, чтобы они и впредь признавали эти владения за ленные короны Нашей Сицилийской, и преемников Наших в этом Королевстве, сколько их будет, не обязуясь ни к какой-либо повинности, кроме присылки в день Всех Святых сокола представлять ежегодно вице-королю Сицилийскому, в знак признания их этих островов за Наши ленные. После этого они будут свободны от всякой Нам службы военной и другой, которой ленные владельцы повинны главным владетелям.

    Все Великие Магистры обязаны давать от своего имени и от имени всего ордена присягу в том, что они не допустят в упомянутых городах, замках, городах и островах какой-либо вред, ущерб или оскорбление Нас, Наших владений, королевств и государств, как на море, так и на суше. Более того, они должны подавать помощь против всех, кто бы причинил им вред.

    Этим повелеваем и силой власти Нашей приказываем всяким людям обоего пола, какого бы звания и состояния они не были, ныне в упомянутых городах, островах, землях и замках обитающим, или впредь обитать имеющим, признавать Великого Магистра и орден святого Иоанна Иерусалимского за полновластных своих государей, за законных властителей, и поэтому оказывать им всякое повиновение, которым верные подданы обязаны своему государю».

    25 апреля 1530 года Жалованную грамоту императора Карла V утвердил римский папа. Верховная власть иоаннитов на Мальте была признана всеми христианскими государствами, которые установили с Орденом иоаннитов дипломатические отношения.

    26 октября на Мальту прибыл Великий Магистр Филипп Виллье да л’Илль-Адам с Советом и главными командорами. Единственным укрепление Мальты был небольшой замок Святого Ангела, вокруг которого находилось рыбацкое селение. Командоры и рыцари разместились в рыбацких хижинах и шалашах. Через несколько дней Великий Магистр принял во владение Мальту. Столичный город Бирга, откуда орденские рыцари должны были защищать южное побережье Франции и Италии от постоянных набегов турок и пиратов, имел в диаметре менее километра.


    Орден иоаннитов стал именовать себя сувереном Мальты. Рыцари Мальтийского ордена святого Иоанна Иерусалимского разделялись на восемь языков, или наций – Прованс, Овернь, Франция, Италия, Арагон с Каталонией и Наваррой, Кастилия с Португалией, Германия и Англия (позднее Бавария). Отдельный язык или нацию составляли рыцари одного государства, командоры, рыцари Большого Креста. Они образовывали великое приорство в этом государстве. Каждое приорство разделялось на судебные округа бальяжи, состоявшие из командорств. В каждом приорстве была своя казна, деньги в которую собирались в сборных пунктах, располагавшихся на торговых путях, и направлялись в резиденцию Ордена на Мальту.

    Высшим органом Ордена являлся Священный Капитул, созывавшийся Великим Магистром во всех важных случаях. Непосредственное управление мальтийскими рыцарями осуществлял Совет Ордена, состоявший из Великого Магистра, епископа Мальты, приора церкви святого Иоанна, восьми представителей языков и провинциальных приоров. Совет ведал приемом в Орден новых членов, установлением пенсий, назначением на должности, рассматривал отчеты командоров, руководил внешней и внутренней политикой Ордена. Великий Магистр на Мальте имел титул «Преимущественное Величество» и являлся правящим государем. Во всех делах Ордена ему принадлежал решающий голос. Только он назначал рыцарей на все орденские должности.

    После смерти Великого Магистра Совет и Священный Капитул собирался в церкви святого Иоанна, месте избрания нового гроссмейстера. На время избрания храм запирали. Все делегаты писали имя своего кандидата на листах и опускали их в особый ящик. Великий Магистр избирался большинством голосов.

    Так же, в церкви, обычно принимали в члены Ордена простых рыцарей. Одетый в длинную одежду без пояса кандидат становился перед алтарем на колени и просил о принятии в Орден иоаннитов, мальтийских рыцарей. Ему давали в руки белую восковую горящую свечу, которая означала любовь к Богу и ближнему. Во имя Отца и Сына и Святого Духа кандидат принимал позолоченный меч для защиты католической веры, отражения и усмирения неприятелей, прощения покорившихся, и предоставления себя самого, в случае необходимости, за веру на смерть. Его опоясывали шарфом в знак хранения целомудрия и, вынув из ножен меч, трижды ударяли плашмя по плечу кандидата, напоминая о тех подвигах, которые он должен совершить во имя Господа. Сам вступающий получал меч и трижды вскидывал его вверх, во имя Пресвятой Троицы, вызывая на бой врагов христианской веры. Потом он вкладывал меч в ножны, что подтверждало то, что кандидат чужд всех пороков. Два рыцаря надевали ему на сапоги золотые шпоры. Ему читали проповедь непрестанно стремиться к похвальным делам и попирать золото ногами. После этого со свечами в руках все слушали торжественную мессу. Затем будущего иоаннита спрашивали, не женат ли он, не имеет ли долгов, не давал ли он обета в другом ордене. Кандидат отвечал, брал в руки Священное Писание и трижды торжественно клялся в том, что отвечал. После этого его ставили в рыцарский строй. На шею ему вешалась веревка, означавшая иго Господне, а в руки давался вышитый на чистом полотне восьмиконечный крест, напоминавший новому рыцарю о необходимости проливать свою кровь, защищая от врагов христианскую веру. После поступления в Орден рыцарь-иоаннит мог добавлять в свой герб орденскую символику.


    В 1535 году большой флот иоаннитов был восстановлен после ужасного мальтийского урагана 23 октября 1533 года. Трижды в год выходил рыцарский флот в крейсерское плавание в открытое море из Большой Мальтийской гавани, закрываемой железной цепью. В 1535 году флот мальтийских рыцарей совместно с испанскими кораблями совершил рейд на алжирских пиратов Хайруддина Барбароссы. Испанцы и рыцари осадили и взяли турецкую крепость Гуллету, служившую Барбароссе арсеналом, захватили триста пушек, девяносто галер и освободили десять тысяч христианских пленников. Штурмом был взят Тунис, бывший тогда пиратской базой. Многие годы рыцари освобождали тысячи пленных христиан, громили пиратов. Борьба с ними принесла флоту мальтийских рыцарей европейскую славу.

    В 1547 и 1551 годах турецкий десант высаживался на Мальте. Турки были сброшены в море, но успели разграбить плохо укрепленные районы островов Мальта и Гоццо. Рыцари выбили десант в море и начали укрепление островов фортификационными сооружениями. У входа в Большую Мальтийскую гавань они выстроили мощный форт Сент-Эльмо, отстроили форт Сан-Анжело, первый форт Святого Ангела, укрепили Биргу. У нового города Сенглеа был построен форт Сан-Микаэль. Современники писали, что Мальтийский орден «ревностно преследовал африканских пиратов, чуть ли не ежедневно привозя в Большую Мальтийскую гавань захваченные корабли с богатой добычей, так что морские силы ордена развились небывалым образом».

    В 1551 году турецкие войска на ста двадцати кораблях с двенадцатью тысячами солдат во главе с Синан – пашой попыталась высадиться на Мальте, но были отброшены рыцарями. Турецкий флот пошел на Триполи. Гарнизон мальтийских рыцарей во главе с маршалом ордена Гаспаром да Валлье мужественно оборонял замок Триполи, который туркам все же удалось захватить. Через девять лет восемь галер Мальтийского ордена совместно с испанскими кораблями участвовали в попытке возвращения этого важного стратегического порта в Северной Африке, то Триполи отбить не удалось.

    В августе 1557 года Великим Магистром Мальтийского ордена был избран гасконец Жан Паризо де ла Валетт. Он уже участвовал в защите Родоса в 1522 году от армии Сулеймана Великолепного. Ла Валетт часто выходил в море еще и как адмирал мальтийского орденского флота. Новый Великий Магистр, знавший итальянский, испанский, греческий, арабский и турецкий языки, пригласил на Мальту знаменитого военного инженера и фортификатора Бальтазаре Ланчи, который занялся укреплением фортов Мальты. На Мальте был построен и новый большой госпиталь.

    18 мая 1565 года тридцатитысячная турецкая армия, состоявшая только из янычар, высадилась на Мальте. Во главе ее стоял знаменитый сераскер Мустафа – паша, штурмовавший в 1522 году Родос. У Великого Магистра было шестьсот рыцарей и семь тысяч солдат. Чуть позже из Сицилии удалось перебросить на Мальту пятьсот рыцарей и тысячу испанских аркебузиров.

    Форт Сент-Эльмо защищали сто двадцать рыцарей и рота испанцев. Турецкие штурмы и канонады форта следовали один за другим. В течение месяца яростно отбивался гарнизон, пока не погиб, положив под стенами Сент-Эльмо десять тысяч янычар.

    15 июля 1565 года ожесточенный штурм выдержала Бирга. Тысяча янычар на десяти кораблях попробовали обойти Биргу через южную сторону форта Сан-Анжело, но тут же попала под убийственный огонь засадной рыцарской батареи. Орудийные залпы отправили на дно девять судов и восемьсот янычар.

    До 7 августа продолжался непрерывный обстрел Бирги, совсем разрушенной. Штурм крепости почти закончился победой турок, но Ла Валлет еще до рассвета 7 августа направил рыцарский отряд в турецкий лагерь. Рыцари стали громить лагерь, и турки, ворвавшиеся на остатки стен Бирги, вернулись его отбивать. 18 августа следующий яростный турецкий штурм был отбит благодаря изумительному мужеству отчаянно рубившихся рыцарей во главе с раненным Ла Валлетом.

    6 сентября 1565 года на восточном побережье Мальты высадился небольшой отряд солдат, присланный из Сицилии испанским королем Филиппом II. На следующий день остатки турецкой армии, потеряв двадцать пять тысяч солдат, сняли осаду с Бирги и покинули Мальту. Потери ордена составили двести шестьдесят рыцарей и семь тысяч солдат. Описание осады из вековой давности дошли до нашего времени:

    «Сто пятьдесят турецких военных кораблей, с армией до сорока тысяч человек, показались на горизонте Мальты. Командующий Мустафа-паша решил сейчас же атаковать Сент-Эльмо, так как от владения этой крепостью зависело владение гаванью, представлявшей безопасную якорную стоянку флоту.

    Несмотря на сильнейший артиллерийский огонь из крепости и невообразимые затруднения, были проложены в скалистой почве, под надзором искусных турецких инженеров, углубления, которые, хотя и стоили жизни тысячам людей, но уже 24 мая 1565 года давали возможность обстреливать вражеские укрепления из пушек разного рода, так что внешние стены и укрепления в короткое время были обращены в кучи мусора. Равелин крепости скоро был захвачен турками, которые неустанно, даже ночью, при помощи фашин и наполненных шерстью и землею мешков, возвышали эти захваченные передовые шанцы, пока не достигли возможности, под прикрытием помещенных здесь пушек, вопреки отчаянному сопротивлению гарнизона, построить мост к брустверу, на котором завязалась ужасная резня, стоившая жизни большому числу жителей, чем пало с начала обороны.

    16 июня галеры с моря, а 36 тяжелых орудий с суши открыли страшную пальбу, которою и последние остатки укреплений были разрушены. Герои-защитники образовали из себя несокрушимый вал, так как рыцари распределились между солдатами и ободряли их своим примером к устойчивости. Ла Валетт велел сделать множество деревянных кругов, которые макались в кипящее масло, затем обматывались шерстью или бумагой и насыщались, вместе с оберткой, составом, смешанным с селитрой и порохом. Эти кольца, зажженные и брошенные в ряды осаждающих, производили такое смятение и такой ужас, даже у храбрейших, что они начинали колебаться и, наконец, со всех ног бежали к морю. Поле боя было покрыто двумя тысячами турок, тогда как гарнизон потерял семнадцать рыцарей и около трехсот солдат.

    После этого постыдного поражения Мустафа-паша решился вполне окружить Сент-Эльмо, гарнизон которого постоянно получал подкрепления из крепости Святого Ангела и столицы. Выполнив это, он 21 июня возобновил приступ. Но еще раз геройство гарнизона оспаривало у него победу: так он был три раза отбиваем, пока наступившая ночь не прекратила кровопролития и не дала защитникам крепости, лишенным всякой помощи извне и убежденным в своей близкой смерти, короткого отдыха. 23 июня нападения возобновились и кончились смертью последнего человека из гарнизона. Слишком дорого, потерею 8 000 человек, купили турки развалины одной маленькой крепости. Но еще чувствительнее были потери ордена – 130 рыцарей и около 1300 солдат.

    5 июля Мустафа-паша приступил к обстреливанию замка Святого Ангела, крепости Святого Михаила и находившихся в гавани кораблей ордена. Десять дней длился разрушающий огонь артиллерии, наконец, когда укрепления уже были сильно повреждены, 15 июля начался приступ. С ужасным остервенением продолжался бой, в котором, со стороны осажденных, участвовали даже толпы детей, пока наступающие не обратились в дикое бегство. Более четырех тысяч турок погибло на этом приступе. Новый, предпринятый 2 августа приступ мог еще быть счастливо отражен; но когда нападение возобновилось 7 августа, казалось, что настал последний час ордену. Сам Мустафа повел восемь тысяч войска против замка Святого Михаила, между тем, как одновременно происходил натиск на другие укрепления также значительными по численности колоннами. За всякую голову христианина была назначена награда.

    Именно в эту минуту наибольшей опасности, когда гарнизон замка Святого Михаила был не в состоянии продолжать оборону, рыцари выслали отряд всадников в лагерь турок, и отряд этот произвел там страшную резню. По донесении об этом Мустафа тотчас же приказал прекратить приступ в убеждении, что подходит подкрепление из Сицилии.

    Приступы повторились 18,19,20 и 24 августа, и все разы они кончались полнейшим истощением обеих сторон. Ла Валетт, несмотря на свои 70 лет, обнаруживал истинно изумительную деятельность; не боясь никакой опасности, он показывался на опаснейших местах и распоряжался везде, где надо было ободрить сражающихся, причем, хотя был ранен, принимал участие в схватке.

    По отступлении турок на всем острове осталось под оружием едва 600 защитников, почти все переранены».


    Мальтийский орден стали называть морским щитом Европы, а Бирга получила название «Чита Витториза» – «город Победы».

    В 1566 году султан вторично приказал штурмовать Мальту, но поход не состоялся. Перед отплытием флота в Стамбуле взорвался арсенал, уничтожив большую часть турецких галер, весь порох и запасы продовольствия также взлетели на воздух.


    28 марта 1568 года на восточном побережье острова Мальта на горе Сцебрасс был основан город Лавалетта, названный так в честь Великого Магистра – победителя турок. Жан да Ла Валетт умер 21 августа 1568 года и был погребен в построенной им самим церкви Матери Божией Победительницы. Планирование и строительство города вели Джероламо Кассар и специально присланный римским папой известный архитектор Франческо Лапарелли. 15 марта 1571 года в новую столицу Мальты торжественно въехали рыцари во главе с Великим Магистром. Орден отчеканил памятные медали с изображением нового города и надписью «Malta renescens» – «Возрождающая Мальта», и датой. В 1573 году в Лавалетте действовал самый большой госпиталь, в котором лечились одновременно несколько тысяч человек. В 1577 году на Мальте был построен Кафедральный собор святого Иоанна и Дворец великих магистров. В 1616 году в Лавалетту был проведен водопровод, который обеспечил население столицы питьевой водой. На острове прекратились частые прежде эпидемии.

    С 1565 года флот мальтийских рыцарей постоянно участвовал в совместных походах и морских сражениях европейских христианских государств Испании, Рима, Венеции, Генуи, Неаполя, Пармы против Турции.

    7 октября 1571 года три галеры Мальтийского ордена под началом Пьетро Джустиниани на левом фланге в составе объединенного испано-венецианского флота участвовали в грандиозном морском сражении с двухсот сорока судами турок при Лепанто. Три мальтийские галеры выдержали страшный удар тридцати турецких судов, потеряв только один свой корабль. Общие потери турок составили сто сорок судов и тридцать тысяч солдат. Еще пять тысяч солдат были взяты в плен. Турция больше не властвовала на Средиземном море.

    В начале XVII века флот Мальтийского ордена имел славу лучшего флота в Средиземном море. Мальтийский орден участвовал в военных действиях испанцев против Алжира в Северной Африке. Только за первую половину века рыцари одержали двадцать больших побед на море над тунисскими и алжирскими пиратами. В 1602 году мальтийские рыцари на западном побережье Пелопонесского полуострова захватили города Лепанто и Патры, в 1611 году – город Коринф. В 1615 году на Мальте попытался высадиться пятитысячный турецкий десант, но был сразу же сброшен в море. В 1645-1669 годах флот Мальтийского ордена участвовал в венециано-турецкой войне. В 1656 году у выхода из пролива Дарданеллы в Эгейском море мальтийские галеры участвовали в разгроме турецкого флота.

    В 1670 году Мальта была значительно укреплена. Система фортификационных сооружений была расширена, построены новые форты и бастионы. Лавалетта, Бирга и Сенглеа составляли единый укрепленный комплекс вокруг Большой Мальтийской гавани. Мальтийские форты считались неприступными.

    К концу XVII века Мальтийский орден превратился в могущественное независимое государство, обладавшее прославленным флотом. На Мальте была создана морская академия, вскоре ставшая лучшей в Европе. Сыновья многих владетельных сеньоров и даже государей учились на Мальте. Многие европейские монархи брали себе на службу моряков-рыцарей Ордена.

    На Мальте были построены школы и знаменитый Мальтийский колледж, быстро ставший университетом, известным в Европе. Рыцарский орден покровительствовал занятиям наукой, музыкой, искусством. Иоанниты построили крупнейшую в Европе библиотеку, к концу XVIII века насчитывавшую около миллиона редчайших рукописей и книг. По всей Европе Орден иоаннистов основывал самые современные для того времени монастыри, в которых изучали анатомию и инфекционные болезни, занимался лечением душевнобольных, чего до него не делал почти никто.


    В начале XVIII военно-морские подвиги мальтийских рыцарей продолжали удивлять Европу. Рыцарь Адриан Ланго на корабле «Святая Екатерина» атаковал сразу семь алжирских кораблей и захватил самый большой из них с сорока пушками и четырестами членами экипажа. Остальные корабли бежали, а мальтийская галера потеряла во время боя семь матросов. В 1715-1718 годах Мальтийский орден участвовал в войне с турками за Морею. Последний турецкий десант на десяти кораблях адмирала Абди – паши произошел в 1721 году. Рыцари даже не дали туркам высадиться на берег, отогнали корабли орудийным огнем с фортов.

    Ситуация в Европе изменилась после Великой Французской революции 1789 года. Создавший империю в половину Европы Наполеон Бонапарт в июле 1798 года во время своей экспедиции в Египет взял Мальту. Поводом послужило то, что Мальта стала убежищем для французских дворян, бежавших из Франции после революции. Наполеоновские войска полностью ограбили остров – «сокровища, взятые здесь ими, были бесчисленны». В сентябре 1800 года Мальта была взята английским флотом.

    До 1817 года Мальтийский орден находился в России. Усилившиеся короли конфисковали его приорства и имущества во многих странах. В 1826 году резиденция Ордена была перенесена в Феррару. В 1834 году капитул Ордена переехал в Рим. В связи с неопределенным положением иоаннитов Великий Магистр не избирался с 1805 по 1879 год. Орден иоаннитов оставался суверенным, несмотря на потерю Мальты. В 1879 году папа Лев III восстановил звание Великого Магистра. Резиденция Мальтийского ордена находилась в Риме, в особняке на улице Кондотти, расположенном рядом с Ватиканом. Иоанниты сосредоточились на благотворительной и медицинской деятельности. К 1914 году в Ордене оставалось четыре приорства: Римское, Богемское, Венецианское и Обеих Сицилий, два бальяжа, более ста командорств.

    Во время Первой мировой войны 1914-1918 годов Мальтийский орден организовал передвижение поезда-госпиталя для помощи раненым. Было организованно множество полевых госпиталей в Германии, Австрии, Франции. Во время Второй мировой войны большое число членов Мальтийского ордена воевало в армиях стран антифашистской коалиции, погибло в боях и концентрационных лагерях. Орден организовал множество полевых госпиталей и поездов-госпиталей. После Второй мировой войны иоанниты занимались медицинской и гуманитарной помощью.

    Суверенный Венный Орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты состоит из шести великих приорств в Риме, Венеции, Сицилии, Австрии, Богемии, Англии, трех субприорств в Силезии, Ирландии и Испании, и пятидесяти национальных ассоциаций. Орден насчитывает около десяти тысяч рыцарей обета и послушания. Несколько сотен больниц и госпиталей расположены во многих странах мира.

    Орден управляется Великим Магистром, полный титул которого «Божьей милостью Смиренный Магистр Странноприимного Дома святого Гроба Господня и Охранитель убогих во Христе Иисусе». Великий Магистр управляет Орденом при содействии Суверенного Совета, в который входят четыре высших должностных лица, избираемые Великим Капитулом: Великий Командор, Великий Канцлер, Госпитальер и Держатель Общего Казначейства. Еще шесть членов Совета занимают выборные рыцари. Деятельность Ордена регулируется Конституцией, утвержденной Святым Престолом в 1961 году и Кодексом, утвержденным в 1966 году.

    Суверенный Военный Мальтийский орден является религиозным орденом католической церкви и католическим рыцарским орденом. Сообщество наций признает Орден, как суверенный и независимый от любой светской власти.

    Его суверенные функции позволяют устанавливать и поддерживать дипломатические отношения, участвовать в международных организациях, выпускать собственную валюту, чеканить монету, иметь собственную почту, собственное законодательство. Итальянская Республика признает существование Мальтийского ордена на своей территории, как суверенного государства, с которым она поддерживает дипломатические отношения. Мальтийский орден оказывает медицинскую и гуманитарную помощь почти в ста странах, имея собственные больницы, полклиники, амбулатории, дома престарелых и инвалидов, Международный Банк крови на острове Мальта, центры сбора медикаментов, реабилитации, детские дома, школы медицинских сестер. С 1994 года действует Чрезвычайная служба помощи Мальтийского ордена. Ордену в Риме принадлежит Дворец великих магистров на Авентинском холме и резиденция на улице Кондотти. В декабре 1999 года, когда Ордену исполнилось девятьсот лет, иоанниты получили в свое исключительное пользование с предоставлением статуса экстерриториальности форт Сан-Анджело, древнейшую, с 1530 года, резиденцию великих магистров на острове Мальта. Там действует Центр по оказанию помощи в Средиземном море.

    Тамплиеры

    В 1118 году рыцари из Шампани Гуго Пайенский и Готфрид Сент-Омерский решили создать товарищество для защиты пилигримов от грабителей и разбойников. Через девять лет, в 1127 году, рыцари вернулись во Францию и при содействии Бернара Клервоского 14 января 1128 года на церковном соборе в Труа, в Шампани, объявили о создании Ордена Христа – первый их дом стоял вблизи того места в Иерусалиме, где стоял храм Соломона. Символом ордена стал белый плащ с красным восьмиконечным крестом. Официально орден стал называться «Тайное рыцарство Христово и Храма Соломона». В Европе орден стал известен, как Орден рыцарей Храма (от французского tample – храм). Рыцарей ордена, дававших обет целомудрия, бедности и послушания, называли храмовниками, тамплиерами. Они подчинялись только своему великому магистру и римскому папе. Устав ордена тамплиеров сохранился:

    «Братья должны с великим благочестием слушать божественную службу. Если они не могут присутствовать на богослужении, они должны вместо заутрени повторить тринадцать раз молитву «Отче наш», девять раз вместо вечерни, семь раз – в другие часы. Братья должны вкушать трапезу молча, слушая чтение Священного Писания. Мясо можно есть два раза в неделю, только для рыцарей, в воскресенье двойная порция. В остальные дни рыцари едят два – три блюда из овощей и теста, в пятницу – из рыбы. Братья соблюдают посты от дня Всех Святых до Пасхи, кроме великих праздников. Десятую часть хлеба рыцари должны отдавать бедным. После вечерни братья должны хранить молчание, за исключением случаев войны.

    Платье братьев должно быть либо совершенно белым, либо черным, из грубой шерстяной ткани, не отделанной мехом, кроме овчины. Братья не должны стричь бород и усов. У каждого брата должна быть своя кровать с соломенным матрацем, простыней, плоской подушкой и покрывала из овечьей шерсти. Всю ночь в общей спальне должен гореть огонь.

    Все вооружение или доспехи из золота следует покрасить. Братья не могут иметь какую-либо сумку или сундук с замком. Письма, адресованные им, будут читаться в присутствии руководителей ордена. Охотиться, кроме охоты на львов, им запрещено. Если они получают подарки, то должны их передать руководителям. Старики имеют право на уход. Братья не должны общаться с отлученными от причастия».

    Папа Иннокентий II дал тамплиерам большие привилегии. Гуго Пайенский проехал через всю Францию, Англию, Италию. Везде владетельные сеньоры передавали ему земли и пожертвования. Орден тамплиеров быстро увеличивал политическое и экономическое могущество. Тамплиерами могли быть только дворяне знатного происхождения. В него также входили клирики-священнослужители орденских храмов и служители, занимавшиеся хозяйственными делами ордена.

    Во главе ордена Храма стоял великий магистр, имевший резиденцию в Иерусалиме и избиравшийся рыцарями из своей среды. Он управлял орденом при помощи Капитула, Совета ордена. Ему были подчинены магистры провинциальных капитулов Франции, Англии, Арагона, Португалии, Венгрии.

    Тамплиеры активно участвовали в последних крестовых походах и стали основой войск Иерусалимского королевства. Бернар Клервоский писал в «Похвале новому рыцарству»:

    «Война во имя благородной цели не может иметь порочных результатов, как и война несправедливая не может быть сочтена делом благородным.

    Рыцарь Храма – рыцарь без страха и упрека, у которого тело укрыто латами, а душа – преданностью истинной вере. Не ведая сомнений, владея этим двойным оружием, он не страшится ни человека, ни дьявола, ни даже самой смерти. Ведь он издавна возжелал ее для себя.

    Новое рыцарство еще не подвергнуто испытанию в мире, где ведет двойную битву, то против врагов плоти и крови, то против духа зла на небесах. Тот, кто желает умереть, не боится смерти. И как бы побоялся умереть или жить тот, для кого жизнь есть Христос, а смерть – вознаграждение? Вперед, рыцари! Разите с неустрашимой душой врагов Господа, с уверенностью, что ничто не может лишить вас милости Божией».

    История ордена тамплиеров неразрывно связана с историей Крестовых походов. Великий магистр Храма, magister Templariorum, занимал высокое положение в Иерусалимском королевстве. Храмовники участвовали во всех битвах Крестовых походов, изменивших историю человечества.


    I Крестовый поход, в 1095 году был провозглашен в Клермоне папой Урбаном II и собрал под свои знамена около ста тысяч воинов. В 1099 году крестоносцы завоевали Иерусалим, который стал столицей основанного ими Иерусалимского королевства. Поводом ко второму Крестовому походу 1147-1149 годов стало взятие в 1144 году Эдессы сельджуками. Поход, возглавленный французским королем Людовиком VII и немецким королем Конрадом II, окончился неудачей. Провалился и III Крестовый поход 1189-1192 годов, вызванный завоеванием в 1187 году Иерусалима Салах-ад-Дином. Во время IV Крестового похода в 1204 году крестоносцы взяли столицу Византии Константинополь. V Крестовый поход 1217-1221 годов против Египта был неудачен. После VI Крестового похода 1228-1229 годов крестоносцы временно вернули Иерусалим, опять потерянный в 1244 году. VII 1248-1254 годов и VIII 1270 года Крестовые походы полностью провалились. Тамплиеры были неразрывны с самой идеей Крестовых походов. Благополучие ордена Храма росло или уменьшалось вместе с этим движением. Впоследствии французский король Филипп IV именно тамплиеров необоснованно обвинил в провале Крестовых походов и сумел сделать орден Храма козлом отпущения, на который был излит гнев за их неудачный исход.


    29 марта 1139 года орден Храма получил «Великую хартию». «Omne Datum optimum» предоставляла тамплиерам духовную автономию от светских и церковных властей. Орден Храма теперь подчинялся непосредственно римским папам: «Мы объявляем, что ваш Дом со всеми владениями, приобретенными вследствие щедрости государей, пожертвований или все равно каким другим путем, остается под опекой и покровительством Святого престола».

    Папы Иннокентий II и Целестин II дали храмовникам еще три буллы – «Militia Dei», «Quanten Utilitatem», «Milites Tempi» – которые окончательно закрепили правовое положение ордена Храма. На печати тамплиеров изображали храм с куполом, или два рыцаря с копьями в руках, сидящие на одной лошади, что подчеркивало их бедность и неустрашимость.

    Вместе с иоаннитами тамплиеры составляли постоянные войска христианских государств Востока. Ордена Храма выстроил много мощных крепостей в Палестине, Сафед, Шато, Пелерен, Тортоз, Торан, Крак-до-Шавалье. Рыцари одевались в белый камзол и белый плащ, на котором с левой стороны был нашит красный восьмиконечный крест. Братья-послушники и оруженосцы одевались в черные камзолы и плащи с таким же красным крестом. Во время битвы все сражающиеся видели, как идет в атаку орден Храма: в первой линии всадники в белом, во второй – в черном. В центре гордо развевался «Босеан», черно-белый штандарт Ордена Храма.

    В 1187 году тамплиеры вместе с большим крестоносным войском были разбиты Салах-ад-Дином в грандиозном сражении при Хаттине. С утратой христианских государств на Святой Земле тамплиеры вернулись в Европу. Большинство из них поселилось во Франции.

    Во главе храмовников стоял великий магистр, подотчетный генеральному капитулу ордена, выборному органу. Генеральный капитул состоял из заслуженных братьев – рыцарей, высших судебных чинов – великих бальи, командоров всех рангов. Он занимался важнейшими проблемами жизни ордена, одобрял решения, принятые тайным советом великого магистра, состоявшего из высших рыцарей, занимавшимся проблемами внешней политики тамплиеров. Также существовали генеральные капитулы провинций и простые капитулы в командорствах, заседания которых проводились ежегодно.

    Маршал отвечал в ордене за военную подготовку и дисциплину. Сенешаль ведал снабжением и хозяйством. Смотритель одежд отвечал за экипировку братьев. Провинциальным командорам подчинялись шателены – управляющие замками. Им подчинялись командоры домов, смотрители домов, управляющие сельскими владениями ордена, знаменосцы, рыцари. Контролеры великого магистра периодически проверяли командоров западных провинций ордена во Франции, Англии, Шотландии, Ирландии, Фландрии, Оверни, Пуату, Аквитании, Прованса, Каталонии, Арагона, Португалии, Апулии, Сицилии, Венгрии. Орден Храма имел владения во всех христианских странах.


    С переселением в Европу исчезли те цели и задачи, которые вызывали Орден тамплиеров к жизни. К середине XIII века тамплиеры владели громадными богатствами, которые давали в долг королям, владетельным сеньорам. У них были земли, порты, большой флот. Современник писал с восторгом: «Трудно даже представить себе, насколько велико могущество и богатство тамплиеров. Они властвуют почти во всех городах и селениях, повсюду высятся их замки, где обитают сами рыцари и их войска. Известно так же, что и в иных странах у них имеется множество земельных владений».

    В середине XIII века численность тамплиеров составляла почти двадцать тысяч рыцарей, клириков, оруженосцев, служителей. Расцвету ордена способствовали торговля, банковская деятельность, ростовщичество. Его резиденция в Париже была фактически главным европейским центром банковских операций. К услугам храмовников прибегали государи, сеньоры, церковь. В резиденции ордена Тампле хранилась королевская казна Франции. Орден Храмовников владел девятью тысячами замков. Тамплиеров многие боялись. Еще большее количество людей им завидовали. Больше всего завидовал богатству и могуществу ордена Тампля французский король Филипп IV Красивый.

    Тамплиеры всегда хорошо умели вести свои финансовые дела. Сильные и богатые, они обеспечивали безопасность не только дорог, но даже и городов от многочисленных банд разбойников. Храмовники гарантировали надежность денежных сделок и вкладов.

    В марте 1306 года рыцари Храма спасли в своей крепости Тампль короля Франции Филиппа IV, прятавшегося там от восставших парижан. Их замок занимал целый квартал в Париже и король лично увидел гигантские богатства храмовников. Рыцари дали Филиппу IV большую сумму денег, и он подавил восстание. Король, чтобы не отдавать долг, попросил великого магистра Храма Жака де Моле принять себя в орден, но получил отказ.


    Орден храмовников считался одним из самых надежных в католической церкви, а рыцари отличались слепой преданностью папскому престолу. Их можно было обвинить в чем угодно, только не в какой-нибудь ереси. По Парижу пошли разговоры с увлечением тамплиеров мирскими интересами. Их стали обвинять в равнодушии к религии, в идолопоклонстве. Вскоре заговорили об их надругательстве над крестом.

    В ночь на пятницу 13 октября 1307 года по приказу короля Филиппа IV все тамплиеры, находившиеся во Франции, были арестованы. Семь лет длилось следствие. Парижский парламент и университет признали обвинение доказанным. 18 марта 1314 года великий магистр Храма Жак де Моле и приор Нормандии Жоффруа де Шарне были сожжены в Париже «на медленном огне». Орден тамплиеров прекратил свое существование.

    Немецкий орден тевтонских рыцарей.

    Меченосцы. Ливонский орден

    В 1128 году в Иерусалиме несколько богатых немцев основали странноприимный и паломнический дом для оказания помощи больным и бедным пилигримам немецкого происхождения. Рядом с домом была построена часовня Пресвятой Богородицы. Этот дом паломников быстро разросся и получил название тевтонского, или немецкого, das deutche Haus. Сами члены этого товарищества стали называть себя братьями во имя святой Марии Тевтонской. Братья жили по монашескому уставу святого Августина и с 1143 года поступили в формальное ведение ордена иоаннитов. Тогда же было решено, что руководство и братья товарищества должны быть непременно немцами по происхождению.

    Голод и мор свирепствовали в войсках крестоносцев. Тевтонский дом, первоначально созданный из корабельных парусов, как полевой госпиталь, быстро приобрел большую известность. Иерусалимский король Амальрих I подарил ему земли в Палестине и император Фридрих I Барбаросса дал большие средства для перестройки и расширения паломнического дома.

    В 1187 году объединенное мусульманское войско во главе с египетским султаном Салах-ад-Дином под Хиттином, у Тивериадского озера, разгромило войско крестоносцев. 2 октября 1187 года войска Саладина взяли Иерусалим. К 1189 году большая часть Сирии и Палестины была освобождена от крестоносцев. Иерусалимское королевство перестало существовать.

    Известие о падении Иерусалима произвело сильнейшее впечатление в Европе. В новый Крестовый поход выступило стотысячное войско крестоносцев. Поход был неудачен с самого начала, когда его предводитель император Фридрих I Барбаросса утонул во время похода в реке Селефе. В октябре 1190 года крестоносцы осадили приморскую крепость Акру. В лагере крестоносцев действовал полевой госпиталь Марии Тевтонской и был восстановлен Тевтонский дом. Тогда же сын императора Фридрих Швабский только из немцев учредил новый военно-монашеский орден. Его задачей стала опека немецких пилигримов и борьба с неверными. Устав Deutsher orden был послан на утверждение римскому папе, и в феврале 1191 года Климент III принял новый орден под защиту святого Петра и апостольского престола. Коротко новый орден называли Ordo Theutonicorum, полностью – «Орден госпиталя насвятейшей девы Марии», «Ordo domus Sanctae Mariae Theutonicorum».

    В 1196 году римский папа Селестин III освободил Тевтонский орден от формального подчинения иоаннитам и предоставил ему право самому избирать магистра. Первым великим магистром стал Генрих Вальпот. В орден стали вступать члены германских аристократических фамилий. В 1198 году папа Иннокентий IV признал тевтонцев рыцарским орденом, утвердив устройство ордена, устав и одежду. Новые рыцари стали носить черную тунику и белый плащ с черным крестом на левом плече.

    В состав Тевтонского военно-монашеского ордена вошли братья-рыцари, капелланы и служители. Посвящение в рыцари сопровождалось торжественной церемонией и присягой. Новые рыцари ордена Марии Тевтонской клялись посвятить свою жизнь борьбе за веру и защите слабых. В главе ордена стоял пожизненно избираемый великий магистр, Hochmeister, magister generalis. Ему подчинялась вся орденская иерархия, командоры, маршалы, комтуры.

    Устав Тевтонского ордена был строгим: «Ты жестоко ошибаешься, если думаешь жить у нас спокойно и весело. Наш устав – когда хочешь есть, то ты должен поститься, когда должен поститься, тогда должен есть. Когда хочешь идти спать, то должен бодрствовать, когда должен бодрствовать, ты должен идти спать. Для ордена ты должен отречься от отца, от матери, от брата и сестры. В награду за это орден даст тебе хлеб, воду и рубище».

    В борьбе императора Фридриха II и династии Гогенштауфенов в их борьбе со Святым Престолом, Тевтонский орден встал на сторону империи. До 1291 года резиденция ордена была в Акре. После ухода из Палестины рыцари получили земли в Европе. Император Генрих VI подарил тевтонцам земли у Борлеты, где орден основал свой первый европейский госпиталь. Генрих VI подарил рыцарям-монахам бывший цистерцианский монастырь в Палермо. Резиденция ордена Марии Тевтонской находилась в Венеции, а рыцари получили земли в Тюрингии, Гессене, Австрии, Франконии. Император Фридрих II и папа Гонорий III давали тевтонцам земли в Германии и Италии. Владение ордена разделялись на области, balleun, во главе с областными магистралями, landmagister, – Голландия, Богемия, Австрия, Тюрингия – Саксония, Эльзас – Бургундия, Лотарингия, Кобленц, Марбург, Бауцен, Вестфалия. В 1211 году великий магистр Тевтонского ордена Герман фон Зальца получил от римского папы буллу, освобождавшую орден от контроля светских властей. Рыцари решили создать собственное государство. Начался Drang nach Osten, долгий путь на Восток.


    В 1186 году в Балтии при впадении в реку Двину реки Огры на месте селения племени ливов Юкси-кюла было образовано Икскюльское епископство во главе с викарием архиепископа Бременского епископом Мейнгарадом. В 1198 году ливонским епископом был назначен Альберт фон Буксгевден, через два года в устье Двины основавший город Ригу, в который из Икскюля была перенесена епископская резиденция. В течение следующих двадцати лет рыцари, постоянно воюя с Полоцким княжеством, заняли почти все балтийские земли. Новые земли были разделены между епископом, рыцарями и крупными немецкими феодалами. Рижский епископ Альберт правил до 1229 года. В 1207 году он принес присягу императору Филиппу Швабскому и стал князем Священной Римской империи. Римский папа Иннокентий III освободил Альберта от подчинения императору и подчинил его непосредственно себе и следующий папа дал Альберту сан архиепископа, что значительно повысило его политическое влияние.

    Для утверждения в Балтии и завоевания Пруссии архиепископ Альберт фон Буксгевден по благословению папы Иннокентия III и уставу тамплиеров в 1202 году создал еще один немецкий орден меченосцев. Члены нового духовно-рыцарского ордена получили отличительный знак – красный крест и меч на белом плаще. Изображение меча на плаще и гербе дало название ордену меченосцев – «fraters ensiferi».

    Меченосцы не подчинялись римскому папе, а были орденом рижского епископа. С 1208 года «братьям воинства Христова» передавалась третья часть завоеванных в Балтии земель. Орден меченосцев стал государством.

    «Ordo et collegium fratrum militae» состоял из братьев-рыцарей, братьев-священников и братьев-служащих. По уставу вступающий в орден давал четыре обета – безусловного послушания орденскому начальству, целомудрия, бедности и обет посвящения все своей жизни борьбе с язычниками и неверными. Орденские братья были обязаны ежедневно присутствовать на богослужениях, имели общий стол и жилище в появившихся орденских замках. Они одевались в простую черную или коричневую одежду из грубой ткани, были обязаны коротко стричься и носить короткую бороду. Им запрещались любые развлечения, включая охоту.

    Братьями-священниками, капелланами, могли стать только давшие орденские обеты лица духовного звания. Они одевались в узкий белый кафтан с красным крестом на груди и без нашитого меча. Братья-священники всегда ходили в походы вместе с братьями-рыцарями. Ни один орденский брат не мог исповедаться и получить отпущение грехов ни у кого другого, кроме орденского брата-священника.

    Братьями-рыцарями могли стать только дворяне, клятвенно удостоверившие перед приемом, что они благородного происхождения, с указанием, когда они или их предки получили дворянство. Будущие братья-рыцари должны быть рождены в законном браке, неженаты, не принадлежать ни к какому другому ордену, не заражены никакими болезнями и ничего никому не обещать до вступления в орден.

    Сам орден меченосцев никого не возводил в рыцарское звание. Вступающий рыцарь давал клятву, четыре обета и торжественно принимался в орден. На него возлагали рыцарский плащ, опоясывали рыцарским поясом, вручали меч, щит, копье и палицу. Орден также назначал рыцарю оруженосца и давал три лошади. Само оружие вручалось без всяких украшений, но очень высокого качества. Брат-рыцарь одевался в длинный белый кафтан и белый плащ, на левой стороне которого на уровне груди был нашит красный крест и под ним красный меч.

    Братья-служащие, стрелки, арбалетчики, слуги, кузнецы, повара были только простого сословия. Перед вступлением в орден меченосцев обязательно проверяли, что служащие никому не принадлежали в качестве раба. Они также давали клятвы и обеты.

    Орден меченосцев возглавлял великий магистр, который командовал войском с неограниченной властью. В некоторых случаях великий магистр подчинялся Совету, Капитулу братьев-рыцарей. Вторым в орденской иерархии был канцлер и хранитель печати, капеллан. Высокое положение занимал казначей и брат, ведавший орденским оружием и снаряжением.

    В завоеванных балтийских землях руководили провинциальные командоры, фогты, начальники замков. Все рыцари, жившие в одном орденском замке, составляли конвент во главе с начальником-попечителем. Собрания братьев назывались капитулами.

    Ленными властителями ордена меченосцев являлись рижские архиепископы, дававшие рыцарям земли во владение на правах епископских вассалов.

    Епископ принимал ленную и духовную присягу в верности и послушании великого магистра ордена меченосцев. Орден подлежал архиепископскому суду и находился в его духовной и светской юрисдикции. На завоеванных землях было создано рыцарское государство, которое стало угрожать Новгородской боярской республике и Владимиро-Суздальскому княжеству.

    В 1218 году Северная Эстония была занята датскими войсками. На месте селения эстов Линданисе был основан «Датский город» – «Тяянилинн», впоследствии ставший Таллинном. По приказу рижского архиепископа было создано Эстляндское епископство. В 1224 году было создано Дернтское епископство. Племена эстов были полностью разгромлены, русские вытеснены из Эстонии, а орденско-русская граница стала проходить всего в тридцати километрах от древнего города Пскова.

    В 1222-1223 годах состоялся большой поход меченосцев в землю пруссов, который кончился безрезультатно. Меченосцы решили попросить помощи у Тевтонского ордена.

    Переговоры меченосцев и тевтонцев начались в 1225 году. Великий магистр ордена Марии Тевтонской послал в Балтию инспекторов для изучения ситуации. В том же году магистр Герман фон Зальца от императора Фридриха II получил грамоту, которая передавал Тевтонскому ордену в собственность все земли, который рыцари захватят в землях пруссов. В 1234 году Тевтонский орден получил такую же буллу из Ватикана. С берегов Вислы Тевтонский орден двинулся в Пруссию. На завоеванных землях строились орденские замки, в которых располагались воинские гарнизоны. Из Германии приглашались колонисты, получавшие различные льготы.

    В 1234 году под Юрьевом состоялось большое сражение войска меченосцев с владимирскими дружинами князя Ярослава Переяславского, которого сопровождал юный сын Александр, в будущем ставший Невским. Русское войско смогло загнать меченосцев на лед реки Эмбах, где заранее были приготовлены припорошенные соломой полыньи. Многие рыцари утонули, меченосцы проиграли сражение.

    В 1236 году по приказу рижского архиепископа войско ордена меченосцев выступило на завоевание литовской Жемайтии. 21 сентября меченосцы были разгромлены литовским войском в битве при Шауле. В бою погиб великий магистр Фольквин фон Винтерштеттен и еще пятьдесят знатных рыцарей. Многие меченосцы попали в плен.

    В марте 1237 года войско меченосцев во главе с магистром Бруно было разгромлено под Дорогичином дружинами князя Даниила Галицкого.

    Епископы Рижский, Дерптский и Эзельский обратились к римскому папе с просьбой дать согласие на присоединение меченосцев к Тевтонскому ордену. Сами тевтонцы, борясь с упорно защищавшимися пруссами, не очень этого хотели, боясь, что у них не хватит сил для борьбы на два фронта. 14 мая 1237 года в папской резиденции Витербо под Римом был подписан договор об объединении меченосцев и тевтонцами. Было создано особое отделение ордена Марии Тевтонской, вошедшее в историю под именем Ливонского ордена. Устав нового ордена утвердил папа Григорий IX. Владения Тевтонского ордена состояли из части Палестины, в которой в Акре пока еще находилась резиденция ордена, острова Сицилии, Франконии, германских земель, Пруссии и Ливонии – Лифляндии, Эстляндии и Курляндии. Тевтонский орден в Ливонии возглавил орденский магистр, гермейстер Герман Балк, ставший и орденским магистром Пруссии. Рыцари нового объединенного ордена стали одеваться в белые мантии с черным крестом.

    Крестоносцы стали укрепляться в Ливонии и Финляндии. Датчане хотели занять все юго-восточное побережье Финского залива. Шведы стремились завоевать Карелию и устье Невы. В июле 1240 года объединенное пятитысячное шведско–норвежско-финское войско во главе с финским епископом Томасом при впадении реки Ижоры в Неву было разгромлено тысячной дружиной новгородского князя Александра Ярославича, после битвы ставшего Невским.

    В 1240 году ливонские рыцари взяли Псков. Ослабленная дружина Александра Невского была не в состоянии противостоять этому натиску, а новгородские бояре Пскову помогать не стали. Зимой 1241 года Ливонский орден занял все северо-западные земли Новгорода, который обратился за помощью к Александру Невскому, тогда, когда ливонские рыцари стояли в тридцати километрах от его стен.

    В начале 1242 года в Новгород прибыли владимирские полки Александра Невского. Силы русских и крестоносцев теперь были равны. Искусным ударом был взят Псков. Оставшихся в живых рыцарей гарнизона Александр Невский отправил к великому магистру: «Я иду, и пощады не будет!» В апреле 1242 года русское и ливонское войско встретилось на льду Чудского озера. 5 апреля в яростном бою ливонские рыцари проломили центр русских дружин и тут же уткнулись в непроходимый для нее лесистый берег реки Узмени. С флангов на крестоносцев ударили владимирские полки и дружина Александра Невского. В сумасшедшем бою на залитом кровью льду Чудского озера русские опрокинули рыцарей, многие из которых утонули в открывшихся полыньях. Пятьсот рыцарей погибли, еще пятьдесят были взяты в плен. Немецкий автор Ливонской хроники писал: «Там был слышен звон мечей, и видно было, как рассекались шлемы. С обеих сторон убитые падали на землю. Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены. Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели».

    Ливанский орден начал завоевание земель литовцев, куршей, пруссов. 13 июля 1260 года у озера Дурбе литовские войска князя Миндовга разгромили войско Ливонского ордена. В бою погибли великий магистр, орденский маршал и сто пятьдесят рыцарей.

    18 февраля 1268 года русское войско встретилось под Везенбергом с ливонско-датским войском. В начале битвы русские полки выдержали невыдерживаемый жестокий удар рыцарей, понеся тяжелейшие потери. Ливонцы зашли в тыл русским и центр русских войск во главе с князем Довмонтом Псковским долго бился в полном окружении. Через два часа Довмонт с полками сбил рыцарей с позиции. Ливонцы дрогнули и побежали. Русская конница била и гнала рыцарей почти семь километров. Ливонские рыцари назвали литовского князя Довмонта Псковского, с седла разрубавшего своим двухметровым двадцатикилограммовым мечом закованного в доспехи всадника с конем, героем битвы при Везенберге.

    Поражение Ливонского отделения Тевтонского ордена в войнах с русскими и литовцами поставили его в сложное положение. При содействии императора Рудольфа Габсбургского из германских земель в Балтию пошел поток рыцарей. В Балтии были построены мощные замки Эльбинг, Виндава, Мариенбург, Гольдинген, Митава, Мариенвердер. До начала XIV века Ливонский орден был очень тесно связан со своим руководством в Пруссии. К середине XIV века булла римского папы положила конец ленной зависимости Ливонского ордена от балтийских епископов, его территория включала две трети латвийских и эстонских земель.

    С 1309 года резиденцией великого магистра Тевтонского ордена стал Мариенбург, который превратился в столицу большого государства. С Тевтонским орденом по могуществу в Восточной Европе не могло сравниться ни одно государство. Орден владел землями от низовьев Вислы до Мазовии и Литвы.

    Во главе государства Тевтонского ордена стоял великий магистр, гохмейстер, избираемый пожизненно. Орденский капитул при гохмейстере был совещательным органом. Все земли Тевтонского ордена разделились на области, которыми управляли комтуры. Этими территориями управлял дейтшмейстер, который единственный, кроме великого магистра, мог собрать орденский капитул. Только это общее собрание ордена могло судить и менять гохмейстера, издавать законы. Общий капитул Тевтонского ордена собирался ежегодно.

    Великий магистр имел пять помощников. Великий комтур заведовал всеми финансами ордена. Великий маршал командовал войсками. Важную роль играли великие госпитальер, казначей, гардеробмейстер. После смерти или гибели великого магистра гонцы сообщали об этом во все командорства ордена. По два представителя из них прибывали в Мариенбург. Собравшаяся консистория назначала командора-избирателя, который выбирал второго избирателя, затем они вдвоем выбирали третьего. И так далее. Выборщиков должно было быть тринадцать человек: восемь братьев-рыцарей, четыре брата-служителя и священник. Выборщики давали клятву не избирать незаконнорожденного или бывшего преступника. После обсуждения кандидатов выбирали великого магистра. Звонили колокола, в церкви новому гохмейстеру зачитывали его права и обязанности, он получал регалии из рук священника ордена.

    Области Тевтонского ордена делились на командорства и округа. В главных замках округов командоры по воскресеньям собирали советы. Во главе Ливонского отделения стоял пожизненно избираемый магистр с резиденцией в Риге или Вендене. Укрепленными ливонскими замками управляли комтуры и фогты, ежегодно отчитываясь перед капитулом. Совет из пяти высших сановников ордена при великом магистре определял внешнюю политику Ливонского ордена. В 1330 году ливонский орден «Dutcher orden to Luffland» стал феодальным сеньором Риги, победив рижского архиепископа в многолетней борьбе. Полноправных братьев-рыцарей было около полутысячи.


    У Тевтонского ордена сложился многовековой опыт управления большими территориями. Он имел мощные торговые и дипломатические связи со многими государствами. Рыцари ордена много путешествовали, имели обширные знания об окружающем мире. В эпоху отсутствия средств массовой информации и связи это имело решающее значение для укрепления власти и управления государством. Тевтонский орден создал Пруссию, сильное светское государство, имевшее большой политический вес в Европе. Рыцари не очень уважительно отзывались об обычных монахах, называя их «капюшонниками». «Капюшонник мог бы быть довольно счастлив, если бы брал для питья воду из реки и захотел выращивать овощи. Но аббат бросает блюдо бобов, лишь только завидит рыбу, и бросает рыбу, как только завидит мясо. Его капюшон не поведет его на небо. Разве поможет строгость устава, если душа не чиста».

    Тевтонские рыцари строили государство. Орден много строил, основывал замки и города, которые были достаточно независимы. Горожане владели своим имуществом на правах полной собственности, сами избирали судей, платили небольшой земельный налог ордену, как знак его верховенства, in recognini – onem dominie. Только в период ведения боевых действий горожане отбывали воинскую повинность. Город ордена мог не принять к себе его воинский гарнизон, дома горожан были свободны от постоя. Городские рынки были свободны от дорожных и таможенных пошлин. Благодаря этому в Пруссии быстро росли Данциг, Торн, Кульм, Эльбинг, Браунсберг, Кенигсберг.

    Знаменитый Кенигсберг был основан в 1255 году в северо-восточной Пруссии, в устье реки Прегель, и быстро стал базой ордена в завоеванных замлях. Деревянную крепость быстро заменили на каменную, которую обнесли валами, рвами, палисадами. Стены семиметровой высоты и двухметровой ширины венчали массивные башни. С 1312 года в Кенигсберге находился великий маршал Тевтонского ордена. С самого основания Кенигсберг стал важным морским портом, через который экспортировались в Европу, в Любек, Брюгге, Лондон хлеб из славянских земель. С 1453 года Кенигсберг стал столицей Тевтонского ордена и резиденцией великого магистра.

    Ордену подчинялись множество вассалов – немцы, поляки, немногие уцелевшие пруссы. Подрядчик покупал или получал от командира лицензию на участок земли, где обязывался построить деревню и заселить ее колонистами из Германии. Подрядчик становился фогтом и судьей деревни и платил ордену земельный налог. Крестьяне получали землю от флота, а не от ордена, который владел водами, лесами, рудниками, правами на охоту и на рыбную ловлю. Тевтонцы строго соблюдали безопасность водных и сухопутных путей, что привлекало на его территорию много купцов. Гохмейстер Тевтонского ордена выступал с речью на ежегодном всеобщем капитуле: «Все наши города и простой народ живут под нашей охраной. Прелаты, вассалы и простонародье не нарадуются миру и справедливости. Мы никого не давим, ни на кого не налагаем беззаконных тягостей. Мы не требуем того, что нам не принадлежит, и все благодаря Богу управляются нами с одинаковой благосклонностью и справедливостью».

    В XIV веке орден Марии Тевтонской основал шестьдесят городов и тысяча четыреста деревень. Рыцари организовали масштабные мелиоративные работы, осушали и орошали земли, что обеспечивало большие урожаи пшеницы, ржи, овса, ячменя, бобов, гороха, моркови, еды для простого народа. Орден вывел особую породу лошадей, пригодную для тяжелой конницы и земледельческих работ, вывел новые породы скота, овец, коз, свиней, даже домашней птицы. За один раз при сборе земельного налога орден мог получить, в частности, шестьдесят тысяч петухов. Домены и фольварки ордена, в которых находились более пятнадцати тысяч лошадей, десять тысяч коров, шестьдесят тысяч овец, двадцать тысяч свиней, занимали более тысячи квадратных километров.


    Тевтонский орден направлял через свои земли весь транзитный поток товаров, шедших из Польши и южнорусских земель к балтийскому побережью. В этом ему помогало то, что тевтонцы чеканили орденские монеты и тщательно оберегали их от подделок. Эти монеты ходили по всей Европе. Орден запретил иностранным купцам транзит по Висле, по всей ее длине с юга на север. Монополию перевозок сохраняла орденская корпорация привисленских судовладельцев.

    Прусские города входили в Ганзейский торговый союз, в который входили страны, где говорили на немецком языке. Ганза состояла из четырех округов, в которых главенствовали Кельн, Магдебург, Брауншвейн, Любек, Торн, Данциг. Процветанию Тевтонского ордена помогало и то, что Балтийское море в XIV веке являлось самым рыбным в Европе, обеспечивая население угрем, сельдью, семгой.

    Тевтонский орден являлся крупным производителем и крупным победителем, он богател вместе со своими городами. Орден XIV века можно назвать огромным торговым домом. При гохмейстере состоял министр торговли, свой торговый руководитель был в каждом орденском командорстве. Торговые агенты Тевтонского ордена находились во многих странах, всегда имея большой оборотный капитал. Казна Тевтонского ордена в то время считалась самой богатой во всем христианском мире.

    Тевтонский орден имел военный флот на Балтийском море, речные военные флотилии. Армия ордена состояла из тяжелой рыцарской и легкой кавалерии, из кнехтов, пехотинцев. У тевтонцев всегда была самая современная артиллерия, находившаяся в отличном состоянии. В 1341 году выстрелом из орденской бомбарды был убит знаменитый великий литовский князь Гедимин, штурмовавший тевтонский замок. Орден тщательно следил за всеми военными изобретениями, применяя их в сражениях, которых всегда было много. Рыцари имели огромные коллекции оружия, собиравшиеся веками. Первые пушки появились в Европе в 1324 году, а в 1408 году в Мариенбурге было отлито осадное орудие весом в двадцать тонн.

    Орденской армией командовал великий магистр, его замещал великий маршал. В походе армия защищалась авангардом и арьергардом. Снимать доспехи и покидать походный строй без команды было нельзя. Перед сражением всегда велась разведка, проводилась рекогносцировка. Орденское войско было самым большим в Европе. При необходимости большие средства тратились на наемников. До начала XV века Тевтонский орден был непобедим на своих землях.

    К концу XIV века в земли Тевтонского ордена из Европы прибыло множество искателей приключений, среди которых были и бароны, и графы и принцы. Многие хотели посмотреть на тевтонцев, которых считали гордостью рыцарства. В Пруссию приезжали короли Оттокар Чешский, Людовик Венгерский, Карл IV Немецкий, Генрих IV Английский, австрийские герцоги и графы. Описания этих посещений сохранились:

    «В лето Рождестве Христовом 1377 доблестный герцог Альбрехт захотел получать достоинство рыцаря, ибо справедливо думал, что золотые шпоры рыцаря гораздо больше ему подойдут, чем серебряные шпоры оруженосца. Вместе с ним сели на коней пять графов и множество рыцарей и оруженосцев. Такого прекрасного ополчения никогда не было видно: оружие и убранство на людях и не конях слепило глаза своим блеском.

    Ни одному городу, ни одной стране на своем пути крестоносцы не делают ни малейшего зла. В Бреславле герцог приглашает к себе на пир прекрасных дам. Они нарядны, как лес в цветущем мае, и замок полон веселья, танцев и смеха. Другой праздник в Торне, в Пруссии, где блещут алые уста и румяные щечки, жемчуг, веки и ленты. Танцам нет конца, и все идет честь честью.

    Оттуда все едут в Мариенбург, где живет гроссмейстер Генрих Книпроде. Благородный хозяин принимает герцога с полным парадом и щедро угощает гостей добрыми напитками и роскошными блюдами. Но особенно привольное и широкое житье пошло в Кенигсберге. Благородный герцог открывает ряд празднеств обедом в замке. Каждая смена блюд возвещается пением труб, на золотых блюдах разносят горы жареного и печеного, и в золотых чашах искрятся французские и австрийские вина».

    Орден воевал весь XIV век – с Великим княжеством Литовским, Польшей, русскими княжествами. В 1309 году тевтонцы захватили Восточное Поморье с Данцигом, в 1346 году Эстляндию, в 1398 году Жемайтию и остров Готланд. В начале XV века владения Тевтонского ордена с Ливонским отделением простирались от Вислы до Нарвы. Летом 1410 года произошла великая битва народов – Pruskie porasscze pod Grunwaldem, Difurehtbare Schlacht bei Tannenberg, сражение на Зеленом поле. 15 июля 1410 года мир узнал название небольшой деревни – Грюнвальд, где произошла битва, которая решает судьбы народов. К 1410 году в Восточной Европе стало тесно – Тевтонский орден, Польша и Великое княжество Литовское должны были сразиться за первенство на балтийских землях.


    В начале XV века Польша и Великое княжество Литовское были огромным государством, объединенным династической унией польского короля и великого литовского князя Ягелло. Тевтонский орден в это время считался в Европе самой мощной военной силой. В Орден входили комтурства в Германии – Франкония, Лотарингия, Тюрингия, Гессен, Кобленц, Эльзас-Бургундия, Утрехт, Вестфалия, комтурства в Австрии – Нейштадт, Грац, Фризах. Ему принадлежала Ливония и Пруссия, подчинялось польское Поморье, принадлежала Жемайтия. Орденские владения занимали шестьсот тысяч квадратных километров. Крестоносцы не скрывали своей военно-политической концепции «Drang nach Osten» – «Натиск на Восток», конечной целью которого было создание Великой Тевтонии от острова Рюген в Балтийском море до Финского моря, с включением в ее состав польских, литовских, белорусских земель, русских новгородско-псковских территорий.


    В декабре 1408 года в древней столице Литвы Новогрудке тайно встретились польский король Ягелло и великий князь литовский Витовт, составившие план Великой войны с Тевтонским орденом. Витовт выделил денежные средства на закупку оружия для польских войск. Ягайло приказал в разы увеличить добычу соли из краковских шахт в Величке. Громадной союзной армии должно было понадобиться большое количество запасов продовольствия.

    Весной 1409 года к литовскому двору Витовта прибыл посол Тевтонского ордена, до которого дошли известия об активной подготовке Польской Короны и Великого княжества Литовского к войне. Витовт ушел от ответов на вопросы посла, и рыцарь оскорбил великого князя, сказав, что он уже трижды обманул Орден, а теперь собирается сделать то же самое. За посла извинился великий магистр тевтонцев Ульрих фон Юнинген. Он хорошо знал, что за последние сто лет рыцари совершили полторы сотни нападений только на земли Великого княжества Литовского, которое ответило пятьюдесятью походами.

    На переговорах польского посольства в Мариенбурге в августе 1409 года на вопрос великого магистра о том, что будет делать Польша, если Тевтонский орден нападет на Великое княжество Литовское, польский посол в запале ответил, что войска Польской Короны войдут на территорию ордена. 6 августа 1409 года Тевтонский орден объявил войну Польше.

    Во второй половине августа крестоносцы атаковали Северную Польшу, захватили Добржинскую землю и стали угрожать Мазовии. Войска Витовта тут же заняли Жемайтию, угрожая прервать коммуникации ордена. 8 сентября 1409 года Ягайло и Ульрих фон Юнинген заключили перемирие до 14 июля 1410 года. Рыцари еще не хотели воевать на два фронта. Перемирие не соблюдалось. Все стороны активно готовились к войне.

    Войско Великого княжества Литовского совершили рейд по прусским землям, что вызвало дипломатический скандал. Орден объявил мобилизацию и по приглашению рыцарей в Мариенбурге собрались тысячи рыцарей со всей Европы. Великий магистр потребовал от Ливонского отделения ордена объявить войну Великому княжеству Литовскому, чтобы лишить Польшу союзника. Войска Витовта тут же пошли на столицу Ливонии Ригу и ливонские рыцари, которых вместе с кнехтами было всего несколько тысяч, начали активно готовиться к обороне. Боевых действий не произошло.

    Противники обвинили друг друга в «ненастоящем христианстве». Тевтонцы назвали литовцев и белорусов язычниками – схизматиками, а поляков – их защитниками. Манифесты и призывы от Юнингена и Ягелло рассылались во все столицы европейских государств – врагам нужны были союзники. День великого сражения неотвратимо приближался.

    8 и 9 декабря 1409 года в Бресте прошел тайный военный совет польского короля Владислава II Ягелло и великого князя литовского Витовта. На совете был разработан детальный план летней кампании. Предусматривалось, что союзники объединят войска, захватят стратегическую инициативу, а военные действия будут вестись на вражеской территории. План Великой войны был основан на объединении польского военного опыта с литовско-белорусской и татаро-монгольской тактикой. Основной театр военных действий был выбран в Мазовии. В качестве главного удара была определена столица орденского государства Мариенбург. Решающая битва должна была состояться на территории Ордена. Ее целью должно было стать уничтожение всех вооруженных сил рыцарей и последующее заключение выгодного мира со слабыми крестоносцами.

    Весной 1410 года в Беловежской пуще началась большая охота на зубров, оленей, лосей, кабанов. Мясо засаливали польской солью в сотни бочек. Припасы сплавлялись по Висле к польскому городу Плоцку. Недалеко от Слонима Витовт чудом отбился от немецкого диверсионного отряда, направленного великим магистром ордена для его ликвидации.

    3 июля у Червенска польские и белорусско-литовские полки соединились. 9 июля 1410 года союзные войска перешли тевтонскую границу и взяли пограничную крепость Лаутенбург. 10 июля у реки Древенцы войска Польской Короны и Великого княжества Литовского встретила армия Тевтонского ордена, стоявшая на удобной, сильно укрепленной частоколами и засеками позиции. В Великой войне орден выбрал оборонительную стратегию и решил дать сражение на своей земле, чтобы подтолкнуть рыцарей Западной Европы к более активной поддержке, а Польшу и Литву объявить агрессорами. 12 июля Ягелло и Витовт узнали о вступлении в войну Венгрии на стороне Тевтонского ордена.

    После короткого военного совета в ночь на 11 июля союзные войска не стали атаковать орден на сильной позиции. Фланговым маршем они пошли к Сальдау. Чтобы перекрыть дорогу войскам Ягелло и Витовта, рыцари переместились к Танненбергу. 12 июля союзная армия отдыхала, а на следующий день взяли замок Гильденбург. 14 июля противники готовились к битве.


    В ночь на 15 июля 1410 года польские, литовские, белорусские и русские полки выступили к Грюнвальду. На рассвете разведка донесла, что у Грюнвальда стоит вся армия Тевтонского ордена.

    Два огромных войска разделяла лощина. Будущее поле боя, почти ровное, пересекала цепь невысоких холмов и небольших оврагов. Сражение должно было проходить на позиции, выбранной великим магистром Ульрихом фон Юнингеном. На поле размером в четыре квадратных километра, окаймленном лесом и болотистой поймой реки Марша, в треугольнике деревень Грюнвальд – Танненберг – Людвигсдорф расположились десятки тысяч рыцарей двух армий.

    Великий магистр выбрал очень хорошую позицию. Здесь окружить войска Тевтонского ордена было невозможно. Сама же тяжелая рыцарская конница имела возможность с флангов зайти в тыл союзным войскам. Перед фронтом тевтонских рыцарей тайно были выкопаны «волчьи ямы» с вбитыми в дно острыми кольями. Сами ямы тщательно замаскировали. Попавшая в глубокие ямы союзная конница была бы расстреляна орденской артиллерией. Тевтонцы стояли на высоких холмах и атакующие полки были бы вынуждены идти в бой снизу вверх, что уменьшало силу удара. Ягелло и Витовт не видели, какой резерв рыцари спрятали за холмами. У Тевтонского ордена была очень сильная позиция.

    Сложно точно определить, какое количество воинов участвовало в сражении с обеих сторон. В XV веке в армиях все полки имели знамена – хоругви. В шуме яростного боя никакие сигналы барабанов и труб не были слышны и команды войскам подавались движением хоругвей. Отряды войск, имевшие знамена, также назывались хоругвями. Численность хоругви, аналога современного полка, могла колебаться от двухсот до двух тысяч воинов.

    Полки – хоругви формировались по территориальному принципу. Их размер зависел от населенности города, выставлявшего воинов. Для обмана и дезинформации врага, противники часто искусственно увеличивали или уменьшали количество хоругвей, шатров, костров в лагере, создавая, например, видимость прихода большого пополнения к меньшему, чем у противника, войску. Поскольку рыцари хотели, чтобы воины союзников атаковали их первыми, попав в «волчьи ямы» и под огонь артиллерии, они вполне могли выставить меньшее количество знамен – хоругвей. В армиях средневековья всегда скрывали военную мощь полков. Под знаменитую хоругвь могли поставить новобранцев или резервистов, а отборные воины собирались под неизвестным знаменем, чтобы скрыть направление главного удара.

    Считается, что в битве под Грюнвальдом участвовало пятьдесят польских и сорок литовско-белоруско-русских хоругвей, а Тевтонский орден выставил только пятьдесят хоругвей. Однако эту цифру называют только польские хронисты, определяя ее по числу рыцарских знамен, выставленных в краковском Вавельском королевском замке. Витовт тоже выставлял захваченные орденские знамена – хоругви в Виленском замке, но количество их неизвестно. Сами крестоносцы потом говорили, что союзных войск было полмиллиона, а рыцарей и кнехтов насчитывали до трехсот тысяч, из которых погибло сорок тысяч. Немецкие хронисты называли сто шестьдесят три тысячи воинов союзных войск и восемьдесят три тысячи орденских войск. Назывались цифры в сто тысяч и шестьдесят тысяч соответственно. Военные историки многих стран, рассчитывая количество сражавшихся из мобилизационных возможностей государств – противников, определяли войска Тевтонского ордена и союзников по тридцать тысяч воинов каждое.

    В тевтонском войске были орденские рыцари, оруженосцы, арбалетчики, двор великого магистра, войска вассальных князей, рыцари из Германии, Англии, Швейцарии, наемники из Европы. Из пятидесяти хоругвей Польской Короны семь были украинские, остальные чисто польские. На польской стороне были хоругви моравов, венгров. В войске Витовита были четыре литовских хоругви, около тысячи литовских татар Джелаль-эд-Дина, белорусские хоругви из двадцати пяти городов. Князья Сигизмунд Корибутович, Семен Лунгвен имели собственные хоругви. Три полка были «рыцарей русских из Смоленска», который в первой половине XV века входил в состав Великого княжества Литовского.


    Войска Тевтонского ордена построились в три линии между деревнями Грюнвальд и Танненберг. Чтобы удлинить фронт до трех километров, рыцари перестроились в две линии. Правым флангом из двадцати хоругвей командовал великий командор, великий комтур Куно фон Лихтенштейн. Левым, из пятнадцати хоругвей, руководил великий маршал Фридрих фон Валенрод. Резервом из шестнадцати хоругвей командовал Ульрих фон Юнинген, находившийся чуть левее центра. Рыцарей, прибывших из Европы, возглавляли Криштоф фон Герсдорф, Фридрих фон Бланкенштейн, Ганс фон Вальдов, Отто фон Ностиц. Пушки и арбалетчики стояли перед рыцарским фронтом.

    Союзные войска построились в три боевые линии – гуфы с фронтом в два километра к югу от Грюнвальда. Первый гуф являлся авангардом, второй составляли главные силы, третий гуф являлся резервным. Впереди и по бокам боевого порядка хоругвей стояли лучшие воины. На левом крыле встали поляки, на правом воины Витовта, между ними – три смоленские хоругви. В тылу войск Великого княжества Литовского находилась болотистая местность, куда в случае прорыва было можно заманить рыцарей. Литовскими, белорусскими и русскими войсками руководил великий князь Витовт. Его заместителем был мстиславский князь Семен Лунгвен. Наместиником – заместителем Ягелло в польском войске был Зындрам из Мошковиц, по другим данным – Збигнев из Бржея.

    Три часа войска стояли друг против друга, не начиная битвы. Крестоносцы ждали, находясь в выгодной позиции, а союзные войска не спешили их атаковать. После ночной грозы еще не высохла земля, и атаковать рыцарей, стоявших пусть и не на высоких холмах, союзной коннице в грязи, было бы очевидно проиграть битву до ее начала.

    Когда солнце подошло к зениту, от орденских войск к Ягелло прибыли два герольда. Они принесли обнаженные мечи для вождей союзников. Это был рыцарский вызов, отказ от которого означал трусость. Герольды вонзили мечи в землю у ног польского короля. Именно так вызывали на смертный бой: «не прячьтесь в болото, если вам мало места, мы можем отойти». Ягелло вышел к войскам и посвятил в рыцари около тысячи своих заслуженных воинов. Поляки запели свою старинную боевую песню. Бомбардиры крестоносцев дали первый залп. Грюнвальдская битва началась.

    По приказу Витовта татарская конница атаковала левый фланг рыцарского войска. Орденские арбалетчики начал стрелять, и бой начался по всей линии фронта. «Вильна!» – боевой клич воинов Витовта загремел над Грюнвальдским полем.

    Бомбарды ордена выстрелили, но нанести большой урон стремительно скакавшим развернутым строем всадникам Джелал-эд-Дина не успели. Часть татарских конников провалилась в «волчьи ямы», но остальные всадники обошли ямы, изрубили прислугу бомбард, лучников и столкнулись с первой линией крестоносцев. Когда между противниками оставалось около двух десятков метров, татары одновременно бросили арканы и почти весь первый ряд оруженосцев и предхоругвенных был вырван из строя и мгновенно перерезан скинувшимся с седел всадниками. Арканы вырвали и несколько штандартов, что вызвало яростный рев крестоносцев. Железная рыцарская стена качнулась вперед и началась атака Тевтонского ордена, которую было невозможно остановить. Первый гуф воинов Витовта остановил крестоносцев, «началась битва сначала между немцами и литовским войском, и большое количество воинов с обеих сторон погибло». Авангард Витовта почти час рубился с закованными в доспехи рыцарями.

    Железный строй хоругвей Тевтонского ордена прямым ударом прорвать и потом разгромить было практически невозможно. Витовт прекрасно знал стратегию и тактику крестоносцев. Он решил провести имитацию отступления, согласовав этот маневр с поляками, отчаянно рубившимися с атаковавшими в лоб рыцарями, но не сдвинувшимся ни на шаг назад. Именно мнимое запланированное бегство воинов Витовта вскоре нарушило боевые порядки тяжеловооруженных рыцарей, разорвало их. Не стало секретом для Витовта и наличие большого рыцарского резерва, спрятанного за холмами. При объезде фронта крестоносцев было заметно отсутствие некоторых рыцарских хоругвей, включая и большой орденский полк.


    Было необходимо, чтобы рыцари полностью втянулись в битву. На небольшой площади сгрудилось множество воинов: «Нога наступала на ногу, доспехи ударялись о доспехи, и копья направлялись в лица врагов. Когда копья были переломаны, шеренги с той и другой стороны и доспехи с доспехами настолько столкнулись, что под ударами мечей и секир производили страшный грохот, который можно услышать от удара молота о наковальню. Люди бились и кони давили людей. Литва смело напирала на немцев с криками, аж кони с конями бок о бок терлись. Витовт тут и там появлялся, устраивая войско. Секлись врукопашную. Немецкое оружие побеждает, татары вместе с Литвой их сдерживают. Грохот битвы было слышно за несколько миль. В этой сумятице было тяжко отличить храбрейших от трусливых, ведь все были перемешаны в толпе. И все стояли твердо, никто не отступал с места, пока не был сбит с коня или убит. Всадники, стиснутые в толпе, рубились саблями, и тогда уже только одно личное мастерство брало верх».


    Две стены рыцарей яростно рубились друг с другом, поднимаясь на вал павших товарищей. Польские шеренги не отступали. Стойко держался центр Витовта. Крестоносцы ввели в бой вторую линию войск и Витовт начал мнимое отступление. Остальные хоругви не прекращали отчаянного боя. Татарская конница оторвалась от противника и бросилась назад, в тыл, отступая к Любенскому озеру. Крестоносцы мощно ударили в правый фланг войск Витовта, на котором сложилась критическая ситуация. Великий литовский князь закрыл бреши прорыва хоругвями третьей резервной линии, но рыцари усилили натиск. Литовские, белорусские и русские полки стояли насмерть, потеряв половину воинов. Крайние хоругви правого фланга Витовта развернулись и россыпью бросились к обозу и несколько немецких хоругвей пошли вдогон. Выгнутая дуга войск союзников держалась несмотря ни на что, отчаянно и яростно рубились польские хоругви, и, наконец, крестоносцы совершили ту ошибку, которую так ждал Витовт. Почти уничтожив заслон героев Витовта, знавших, что им суждено погибнуть, масса тевтонских рыцарей пошла в погоню за хоругвями, отходившими к обозу. Крестоносцы разорвали свои железные ряды и завязли в истребительном для них бое.

    В болотистой местности преимущества тяжеловооруженной конницы превратились в ничто. Рыцари, уже начавшие грабить обоз, попытались вернуться назад, к своим хоругвям, но были окружены и вырублены. Воины Витовта в плен никого не брали. Летевшие за отступающим врагом полки левого фланга рыцарей с размаху наскочили на артиллерийскую засаду – «навели немцев на свои гарматы, навевши разошлись, а тут зараз с гармат дано огню, где сразу немцев килька тысяч полегло». Позднее оставшийся в живых командир ордена писал: «И в новой битве враги могут специально организовать отход нескольких отрядов, чтобы привести к разрыву боевых порядков тяжелой конницы, как это произошло в Великой битве».

    На польском фланге крестоносцы собрали ударную группу и ударили по королевской хоругви, где было поднято польское знамя с орлом. Штандарт был срублен, но сразу же поднят. Битва в этом месте, куда стянул резервы и Ягелло, была ужасающей. Польские хоругви отбили атаку тевтонцев и начали окружение рыцарей. Именно на Ягелло повел великий магистр Ульрих фон Юнинген резерв из шестнадцати хоругвей. Наступил решающий момент битвы. Орден ввел в бой все свои силы и у него уже не было резервов. Хоругви немцев во главе с Ульрихом фон Юнингеном прорвали фронт, и вышли в тыл полякам. Дрожала и стонала земля и рыцари стали разворачиваться для атаки задних польских рядов. В этот момент над полем битвы раздался яростный и восторженный рев тысяч польских воинов, из последних сил сдерживавших натиск рыцарей – «Литва возвращается!» На рыцарей во главе вернувшихся от обоза своих хоругвей и польского резерва летел Витовт и под тяжелой конницей союзников еще сильнее дрожала и стонала земля. На пятом часу Великой битвы войны Витовта яростно ударили по прорвавшимся крестоносцам. Рыцари уже не кричали: «будем радоваться, братья, Господу, что он сломал язычникам рога». Не отступившие польские хоругви начали уничтожение войск ордена. Они обошли войско крестоносцев у Грюнвальда и ударили во фланг рыцарей Лихтенштейна. Воины Витовта срезали прорвавшийся клин из шестнадцати хоругвей великого магистра и окружили их, одновременно закрыв место прорыва. На шестом часу ужасающей и сумасшедшей битвы войско Тевтонского ордена было полностью окружено, и его оборона прорвана во многих местах.

    На Грюнвальдских холмах крестоносцы были загнаны в смертельный котел, окружены непробиваемой стеной хоругвей Ягелло и Витовта. Начался небывалый разгром Тевтонского ордена, тонувшего в собственной крови. Только несколько рыцарей из Кульма побежали с поля боя. Никто из крестоносцев не просил пощады и рыцари умирали молча. Великого магистра попытались вывести из боя, но Ульрих фон Юнинген воскликнул: «Не дай Бог, чтобы я оставил поле, на котором погибло столько храбрых!» Простой воин из хоругвей Витовта всадил рогатину в лицо великого магистра Тевтонского ордена.

    Союзные войска разделяли рыцарей на небольшие группы, зажимали в кольца и уничтожали. Через шесть часов после своего начала Грюнвальдская битва закончилась полным разгромом Тевтонского ордена. Погибли великий магистр Ульрих фон Юнинген, Куно фон Лихтенштейн, Фридрих фон Валенрод, все руководство ордена, почти все командоры, войты и фогты. Вырвавшиеся из окружения рыцари попытались укрепиться в своем лагере, вагенбурге. Их перерезали за несколько минут. Из двухсот пятидесяти руководителей ордена погибло двести. Из трех крестоносцев погибло двое. Потери поляков были очень велики. В войсках Витовта погиб каждый второй воин.

    Легкая союзная конница тридцать километров преследовала остатки рыцарского войска. Были взяты все орденские бомбарды. В вагенбурге было найдено большое количество цепей и кандалов. Рыцари готовились взять много пленных. Только поляками были взяты пятьдесят две орденские хоругви. Когда к ногам великого князя литовского сложили личные перстни убитых тевтонских рыцарей, Витовт посмотрел на эту насыпь у своих ног и сказал: «Неужели тут лежит весь орден?»

    Ягелло приказал разбить в орденском вагенбурге все бочки с вином. Красное вино смешалось с красной кровью погибших, залив все многокилометровое поле Великой битвы.

    Не участвовавший в Грюнвальдской битве командор Тевтонского ордена Генрих фон Плауэн собрал в Мариенбургском замке всех бежавших с поля битвы рыцарей и вызвал подкрепление из других орденских замков. Рыцари, собравшиеся со всей Пруссии, закрылись в своей столице. Пять тысяч воинов ордена в Мариенбурге стояли насмерть и в конце сентября, после двухмесячной осады, Ягелло и Витовт увели свои войска домой. Осаде помешали эпидемия и недостаток продовольствия в союзных войсках. Генрих фон Плауэн разослал письма всем европейским монархам, призывая христианскую Европу помочь Тевтонскому ордену, атакованному преступным польским королем, в войске которого находилось «большое количество разных неверных – татар, еретиков, язычников, русинов, валахов, жмудинов и литовцев».

    Не участвовавший в Грюнвальдской битве Ливонский орден направил к Мариенбургу двухтысячное войско, но навстречу им вышли хоругви Витовта. До битвы не дошло. Было подписано двухнедельное перемирие и ливонские рыцари вошли в Мариенбург. В то же время в южную Польшу вошли венгерские войска Сигизмунда Люксембургского. Начались переговоры Ягелло, Витовита и Генриха фон Плауэна, который в ноябре 1410 года был избран великим магистром Тевтонского ордена.

    1 февраля 1411 года на острове реки Вислы у города Торна был подписан мирный договор между Польшей, Великим княжеством Литовским и Тевтонским орденом. Пленные и занятые во время войны территории возвращались бывшим владельцам. Все спорные проблемы выносились на суд Ватикана. Перебежчикам объявлялась амнистия, восстанавливалась свобода торговли. Несмотря на скромные результаты Торнского мира, Тевтонский орден, выплачивавший победителям огромную контрибуцию в сто тысяч коп чешских грошей в течение одного года, стал быстро слабеть. С 1410 года рыцари европейских стран начали менять свое отношение к ордену, не считая поляков и литовцев язычниками. Во время Великой войны земли рыцарей были совершенно разорены, замки сожжены, лошади и скот уведены. Громадная контрибуция чуть не привела крестоносцев к финансовому краху, усиленному идеологическим кризисом. Спаситель Тевтонского ордена Генрих фон Плауэн, стремившийся восстановить мощь ордена Марии Тевтонской, был низложен из великих магистров. Рыцари больше не хотели великих войн и Тевтонский орден перестал доминировать в Балтии. В Пруссии был создан Союз немецкого и польского дворянства и городов на территории Тевтонского ордена. В 1454 году дворяне и горожане восстали против орденских властей и передали прусские земли польскому королю Казимиру IV. После тридцатилетней войны Тевтонского ордена и Польши по Торунскому миру 1466 года государство крестоносцев признало себя вассалом Польской короны. Польша получила Кульмскую землю со всеми городами, Мехелауский округ, Померанию с городами Данцигом, Мариенбургом, Эльбингом и другими. Польша вернула себе Восточное Поморье, а территория Тевтонского ордена уменьшилась почти вдвое. Великий магистр приносил присягу польскому королю и утверждался им. Поляки получили доступ в орден и право на занятие должностей командоров. Резиденция Тевтонского ордена переместилась в Кенигсберг. Великое княжество Литовское вернуло Жемайтию, и у Тевтонского ордена больше не было общей границы с Ливонским отделением.

    В 1511 году гохмейстером Тевтонского ордена был избран немецкий принц Альберт Бранденбургский. Он отказался от присяги польскому королю Сигизмунду, но независимыми рыцари пробыли недолго. В 1519 году польские войска опустошили всю Пруссию. Альберт Бранденбургский воспользовался распространением в Германии реформации, в 1525 году вывел орден из духовной власти Ватикана и в качестве герцогства получил его в лен от польского короля. Римский папа отлучил нового герцога от церкви, германский император низложил Альберта Бранденбургского. После пяти столетий Тевтонский орден прекратил свое существование в качестве самостоятельного, суверенного государства. С 1618 года герцогство Пруссия вошло в состав Бранденбургско – Прусского государства.

    Многие рыцари составили новый устав Тевтонского ордена и основали свою резиденцию в городе Мерингейме во Франконии. Рыцари стали наниматься наемниками в европейской армии. Тевтонский орден 24 апреля 1809 года был уничтожен декретом императора Франции Наполеона Бонапарта.


    Разгром Тевтонского ордена в Грюнвальдской битве подорвал политическое положение его Ливонского отделения. В 1419 году горожане создали ландтаг, ограничивший власть ливонских рыцарей. Кирхгольмский договор 1452 года поставил над городом Ригой двух феодальных сеньоров, архиепископа и Ливонского ордена. К XVI веку осталось сто пятьдесят полноправных братьев-рыцарей. Все орденские владения были разделены на несколько областей, в каждой из которых возвышался бург-замок. В каждом бурге заседал конвент из пятнадцати – двадцати рыцарей, во главе которых стоял командор или фогт. Конвенты сосредотачивали в своих руках финансовое и хозяйственное управление, судебную власть, войско, которое вместе с братьями-рыцарями, вооруженными кнехтами и вассалами ордена не превышало четырех тысяч человек. Ливонский орден, казна которого находилась в Феллине, стал привлекать наемников.

    В военных походах рыцарями командовал маршал ордена, с резиденцией в Вендене. Орденский конвент рыцарей, командоров и фогтов избирал магистра. Все ливонские братья имели своих вассалов – ливонское дворянство, обязанное нести военную службу ордену. Для обсуждения важных проблем внутренней и внешней политики Ливонский орден созывал ландтаги, в состав которых входили архиепископы рижский, эзельский, дерптский, ревельский и курляндский, магистр, братья-рыцари, дворянство и горожане.

    Ливонский орден распался во время войны с Московским царством Ивана IV Ужасного 1558-1578 годов, разгромленный в Эргемском сражении. Последний магистр Ливонского ордена Готтард Кеттлер перешел в протестантизм и сумел превратить орден в Курляндское герцогство.

    Испанские ордена Алькантара, Калатрава, Сантьяго

    Старейший духовно-рыцарский орден Испании был создан в 1156 году братьями-дворянами Суеро и Гомецом Фернандо Барриентос. Военное товарищество защищало от мавров – арабов новую пограничную крепость Сан-Юлиан де Перейро. 29 декабря 1177 года папа Александр III подписал буллу о возведении этого товарищества в военно-монашеский орден и дал ему бенедиктинский устав. В 1197 году папа Цилестин III дал ордену привилегии, подчинил его непосредственно себе и возложил не него обязанность защиты христианской веры в борьбе с арабами. Король Кастилии Фердинанд II также покровительствовал ордену. В 1218 году Альфонс IX подарил ордену город Алькантара, по имени которого он и стал называться. Орден распространился по всей Испании, затем, однако, вследствие внутренних разногласий утратил силу и влияние. В середине XV века гроссмейстер дон Гуан да Кунига вновь поднял престиж ордена Алькантара.

    В 1494 году испанский король Фердинанд V включил в свой титул сан великого магистра ордена Алькантара. В 1540 году рыцари ордена были освобождены от обета целомудрия и получили дозволение вступать в брак. До этого давали четыре обета бедности, супружеского целомудрия, послушания и защиты веры. До начала XIX века орден Калатрава владел почти сорока графствами и шестьюдесятью городами и деревнями. После занятия в 1808 году Испании французами орден в течение XIX века несколько раз упразднялся и восстанавливался, существуя в виде ордена военных заслуг. С 1441 года орденский знак состоял из зеленого мальтийского креста, концы которого соединялись золотыми линиями и носился на шее на зеленой ленте.


    Духовно-рыцарский орден Calatrava la Vieja был основан в 1158 году и через шесть лет утвержден папой Александром III. Свое название духовно-рыцарский орден получил от отвоеванной им у арабов стратегической крепости Калатрава в провинции Сьедад-Реаль. Основатели ордена дон Раймон и дон Диего Веласкес получили большие пожалования от королей Кастилии и орден Калатрава владел тремястами населенными пунктами с населением до двухсот тысяч жителей. Орден играл в Испании значительную политическую роль, участвовал в борьбе за престол при Альфонсе X, Педро Жестоком, Хуане II. В 1489 году при усилении абсолютизма в Испании с согласия папы орден Калатрава подчинялся королю Фердинанду II, который стал великим магистром ордена, просуществовавшего до 1873 года.


    Духовно-рыцарский орден Santiago de Compostela был основан в Леоне в 1161 году и через четырнадцать лет утвержден папой Александром III, с резиденцией в городе Уклесе. Орден Сантьяго да Компостела активно участвовал в реконкисте, отвоевании земель Пиренейского полуострова от арабов. Его воины отличились в 1248 году при осаде Севильи. К началу XIV века орден владел большими земельными и другими богатствами. В 1320 году орден был разделен на испанскую и португальскую ветви со своими магистрами. В 1493 году по соглашению с папой испанский король Фердинанд V стал магистром ордена, а в 1523 году Карл I окончательно подчинил Сантьяго де Компостела испанской короне. С 1873 года орден превратился в почетную дворянскую корпорацию. Орденский знак выдавался в виде золотого, покрытого красной финифтью меча крестообразной формы, носившегося на красной ленте на груди.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх