Загрузка...


Последняя из казней египетских и пасха [1]

Обратился тогда Бог к Моисею и Аарону:

— Да будет этот месяц у вас первым среди месяцев года, будет он их главой. Объявите всем — пусть каждый род и каждое семейство моего народа возьмет себе по агнцу мужского пола без какого-либо порока. А если семейство так малочисленно, что не съесть ему агнца, пусть возьмет с соседом, ближайшим по дому. И пусть он хранится до четырнадцатого дня этого месяца, а к вечеру того дня пусть заколют его и обмажут кровью его оба косяка и перекладину дверей домов своих. И пусть съедят в ту самую ночь испеченного на огне, с опресноками и горькими травами пусть съедят его. И пусть за столом сидят подпоясанные, в дорожных одеждах, в обуви дорожной, с посохами в руках и едят с поспешностью. Это будет пасха.

А я пройду по земле Египетской в эту самую ночь и поражу каждого первенца в Египте, у людей, и у скотины, и над всеми богами египетскими произведу суд. И будет кровь на дверях ваших знаком того, что вы там находитесь. И, увидев кровь, я пройду мимо вас, и не будет у вас язвы губительной, когда буду поражать я Египет. И да будет этот день памятен, и празднуйте его, как установление вечное. Семь дней ешьте опресноки, и на первый и седьмой день созывайте священное собрание, и никаких работ не совершайте в эти дни. И если спросят когда-нибудь дети ваши, что это за праздник, ответьте: "Это пасхальная жертва Господу, который прошел мимо домов сыновей Израиля в Египте, поражая египтян" [1].

И сделали сыны Израиля так, как им было велено. И в полночь Бог поразил всех первенцев Египта: от первенца фараона, восседающего на троне, до первенца узника, что в темнице, и все первородное от скота.

И не сомкнул той ночью глаз ни сам фараон, ни слуги его. Весь Египет не спал. Стоял над Египтом великий стон, потому что не было дома, где бы не оплакивали мертвого. И не дожидаясь утра, ночью же призвал фараон Моисея и Аарона и сказал им:

— Встаньте и убирайтесь из Египта, из среды народа моего — и вы, и сыны ваши, и идите, как просили, совершать служение Богу, и берите с собой, как хотели, и мелкий скот, и крупный скот ваш.

И обрадовались египтяне, узнав о решении фараона. Ведь давно стонал народ египетский, моля фараона уступить просьбе чужеземных магов. И торопили они сынов Израилевых, потому что боялись смерти. Сыны же Израилевы, по совету Моисея, переданному Богом, выпрашивали у египтян вещи серебряные и вещи золотые, и одежды у египтян они выпрашивали, каждый у соседа или соседки своей. И внушил Бог египтянам, чтобы дали они, и обобрал египтян народ Израиля.

И покинули евреи Египет, взяв с собой и то, что дали им египтяне, и стада своего скота, крупного и мелкого. И захватили они с собой также тесто лепешками пресными, ибо оно ещё не вскисло — ведь торопили их египтяне, и не могли медлить они, и даже припасов себе не приготовили. Было это после четырехсот тридцати лет пребывания в Египте [2]. Ночь бдения перед уходом из Египта стала пасхальным даром господу, а опресноки, приготовленные из пресного теста, — пасхальной едой.

Вместе с евреями ушло много другого разноплеменного народа. Моисей же захватил с собою кости Иосифа, потому что заклинал, умирая, Иосиф сынов Израилевых, чтобы не оставляли его костей в чужой земле, когда Бог вернет свой народ в землю Ханаанскую.

1. Это описание ежегодного праздника пасхи (пейсаха), который отмечался задолго до победы иудаизма ещё пастухами мелкого скота. Во время обряда проводилось кровавое жертвоприношение молодого животного и съедались дикие травы. Позднее, после поселения среди земледельцев Ханаана, — вместо трав использовался пресный хлеб, употреблявшийся местными жителями во время весеннего праздника маццот. Обрядом руководил не священник (их ещё не было), а глава рода или отец семейства. С возникновением религии Йахве древний пастушеский обряд был историзирован. Он связывался с исходом из Египта как праздник воспоминания об избавлении от египетского рабства. Во время реформы культа в 621 г. до н. э. родовой и семейный праздник был превращен в храмовый обряд. Наряду с мелким скотом стали приносить в жертву и крупных животных. Мясо не только жарили, но и варили, употребляли вино. Пасха утратила связь с жатвой и рождением молодняка кочевников.

2. Длительность пребывания какой-то части израильско-иудейских племен в Египте не должна вызывать сомнения, хотя об этом нет сведений в египетских источниках, а у евреев не было во II тысячелетии до н. э. письменности и исторических хроник. Народная память, если речь идет о многовековом рабстве, не могла навлечь на себя позора, если для этого не было оснований. Цифра 430 лет позволяет отнести поселение евреев в Египте к XVI в. до н. э.

По морю, как посуху

Аравийское месиво, крошево,
Растяжимых созвездий шатры.
Это зренье пророка подошвами
Протоптало тропу в пустоте.
(Осип Мандельштам)

Так после четырехсот тридцати лет пребывания в Египте сыны Израиля покинули землю Египетскую. И отправились они из Раамсеса в Суккот [1], и расположились станом на краю пустыни. Было их шестьсот тысяч [2], не считая детей и многочисленной толпы иноплеменников.

И сказал Моисей народу, передавая ему слова Йахве:

— Запомните этот день, когда вышли вы из Египта, из дома рабства вашего. Сегодня вышли вы, в месяце абибе [3]. Поведет вас Йахве в землю Ханаанскую, в землю, молоком и медом текущую, которую навеки отдал отцам вашим. Помните и совершайте каждый год в этом месяце ему служение. Семь дней ешьте только опресноки, пусть не будет у вас хлеба квасного все дни эти в напоминание о том, что Йахве рукою крепкою вывел вас из Египта, из дома рабства вашего. На седьмой же день справляйте праздник Богу.

Не повел Моисей народ дорогой, что вела в землю филистимскую, ибо была она близка и, сразу встретив сопротивление и испугавшись войны, люди могли захотеть вернуться в Египет. Повел он их по воле Йахве пустынной дорогою к Тростниковому морю (Ям Суфу) [4]. Йахве же шел впереди: днем — в облачном столпе, ночью же — в огненном.

Тем временем фараон, пожалев, что отпустил чужеземцев, отправился за ними в погоню — с пехотою, с конным войском, с боевыми колесницами.

Увидев поднятую копытами и колесами пыль, обрушили беглецы на Моисея упреки:

— Зачем ты повел нас из Египта? Лучше служить египтянам, чем погибнуть под копытами их коней в пустыне.

Но не потерял Моисей веры в Йахве, и тот утешил его словами:

— Египтян, которых вы видите, не увидите вы больше вовеки. Так скажи сынам Израиля, чтобы смело шли к морю, ты же протяни свой посох, и расступится оно. И пройдут сыны Израилевы среди моря, как посуху. И покажу я фараону силу свою.

При этих словах облачный столп, находившийся впереди беглецов, оказался сзади них. Для сыновей Израиля он был облаком и светочем, для египтян — мраком, и не сблизились одни с другими всю ночь.

И когда подошли сыны Израилевы к морю, Моисей простер руку с посохом и Йахве, вняв своему пророку, погнал волны восточным ветром. И расступились воды, и пошли сыны Израилевы сквозь море посуху. Воды же стояли стенами справа и слева от них.

И погнались за ними египтяне, и вошли кони, колесницы и всадники в море, и шли до рассвета. В утреннюю стражу [5] взглянул Йахве на воинство египетское из столпа облачного и огненного и привел его в замешательство. Застопорились колеса, отяжелел их ход.

Увидев это, египтяне стали говорить: "Давайте побежим, ибо Бог на стороне Израиля".

И сказал Йахве Моисею:

— Протяни длань свою к морю, и пусть обратятся воды на египтян — на колесницы их и на всадников их.

И простер Моисей руку свою к морю. И покрыли воды колесницы и всадников фараона. Не осталось ни одного из них, словно никогда их и не было.

И восславили Бога спасенные от гибели, Мариам же, пророчица, сестра Аарона и Моисея, взяла в руки свой тимпан, и вышли за нею женщины с тимпанами, и стали в круг, и запела Мариам хвалу Богу:

Пою Йахве, ибо высоко вознесся он;
Коня со всадником в пучину моря он вверг.
Крепость моя и ликование — Йахве.
Он был спасением мне.
Он Бог мой, и прославляю его;
Бог отца моего, и превозношу его.
Йахве — муж брани, Йахве имя ему.
Колесницы фараоновы и войско в пучину моря он вверг,
И избранные военачальники его потонули в Ям Суфе.
Сомкнулись пучины над ними,
Они погрузились в глубины, как камни.
Десница твоя, о Йахве, мощью вознесена,
Десница твоя врага сокрушает.
Ты сокрушаешь превосходством величия
Ополчившихся на тебя,
Возжигаешь гнев свой, и он палит их, как солому.
От гнева ноздрей твоих, Йахве, взгромоздились воды,
Струи вздыбились стогами,
Смерзлись пучины в сердце моря.
Молвил враг: "Погонюсь, настигну,
Разделю добычу, насытится ими душа моя,
Обнажу меч мой, истребит их рука моя!"
Но стоило дунуть тебе, как покрыло их море,
Словно свинец, погрузились они, в воды могучие.
Кто ж ты, о Йахве, среди богов?
Кто, как не ты, прославлен святостью,
Удостоен хвалы, как созидатель чудес?
Ты простер десницу свою, и земля поглотила их.
Ты ведешь милостью своей народ, тобою избавленный,
Расчищаешь дорогу силой своей к дому своей святыни.
Услышали народы, и объял их трепет,
Ужас охватил жителей земли филистимской [6],
Смутились князья Эдома,
Смутились вожди Моава,
Хананеи объяты унынием.
Да нападут на них страх и ужас [7].
От величия силы твоей да оцепенеют они, как камень,
Пока проходит народ твой, Йахве,
Пока проходит этот народ, сотворенный тобою.
Ты введешь его и насадишь его на горе, что унаследовал [8],
На месте, что приготовил для своего обитания, Йахве,
Во святилище, Владыка, возведенном руками твоими,
Где будешь ты царствовать во веки веков.
Когда в море вступили кони фараоновы с колесницами,
Обратил на них Йахве воды морские.
И сыны Израиля прошли сушею среди моря [9].

1. Раамсес и Суккот — египетские крепости, охранявшие долину Нила от вторжений кочевников с Востока.

2. Цифра 600 тысяч применительно к выведенным из Египта евреям, совершенно неправдоподобна, так же как и многие другие цифры библейских текстов. Можно думать, что она взята из данных переписи при Давиде и некритически перенесена в прошлое.

3. Абиб — весенний месяц, именуемый «первым» и "главой месяцев". Меноним сопоставляется с ассирийским «эбу» ("блеск") и толкуется как "месяц солнечного блеска".

4. Кружной путь Моисея в страну Ханаан вместо прямого через пустыню Негев, которым пользовались Исаак и братья Иосифа, видимо, избран был потому, что восточнее крепостей Раамсес и Микхат имелся ещё один ряд египетских крепостей (одна из них — Мигдол). Чтобы не поставить беглецов между молотом и наковальней, Моисей повел их на юг, к Красному морю и далее его восточным побережьем по пустыне.

5. Разделение ночи (от темноты до рассвета) на «стражи», как на Востоке, так и на Западе, заменяло часы. Слово «час» засвидетельствовано у греков лишь в IV в. до н. э.

6. Упоминание земли филистимлян служит указанием на то, что песня Мариам относится ко времени после вторжения в Египет "народов моря" и поселения одного из этих народов — plst — филистимлян на побережье страны Ханаан, то есть после XIII в. до н. э.

7. Сочетание синонимических понятий «страх» и «ужас», скорее всего, не случайно. В хеттской поэзии это два божества. В гомеровском эпосе Страх и Ужас (в греческом описании — Даймон и Фобос) носятся над бранным полем во время наиболее ожесточенных схваток ахейцев с троянцами.

8. В мифах народов древнего Востока горы считались местом обитания богов. Под горой, унаследованной Йахве, имеется в виду страна Ханаан.

9. Вставленная в повествование о Моисее песня Мариам, включающая опущенные нами строки о совершенном Йахве чуде, явно послужила автору книги Исход источником для изложенного выше эпизода о переходе израильтянами Красного моря и чудесном уничтожении преследователей. Перед нами тот редкий случай, когда сохранился источник и основанное на нем изложение. Древность песни Мариам доказывается не только архаичностью языка, выявляемой при сопоставлении её лексики с лексикой других частей книги Исход, но и большей тематической близостью с мифами Угарита, где море (Йамма) выступает противником Баала и где победа последнего описывается в выражениях, сходных с теми, какие присутствуют в песне Мариам.

Первые дни в пустыне

Последний мех с водою выпит,
Ни капли на иссохший рот,
И в мираже встает Египет
Среди немыслимых щедрот.
Прохладной влаги льются струи.
Зерном забиты закрома.
Над духом тело торжествует.
Эдемом кажется тюрьма.
Иссякло всякое терпенье,
И нет к спасению дорог.
И в это самое мгновенье
Родился на Синае Бог.

После спасения на Тростниковом море Моисей со своим народом все более и более углублялся в пустыню. Три дня, страдая от жажды, сыны Израиля шли через пустыню Шур [1]. Миновав её, они оказались в местности, где их взгляду предстали озерца; наполненные желанной влагой. Когда же они, расталкивая друг друга, бросились к ним, чтобы напиться, их ожидало горькое разочарование: вода была соленой. Ее отвергли и люди, и неприхотливые вьючные животные. И назвали эту местность Марой [2].

Начался ропот. С ним Моисею удалось справиться, бросив, по указанию Йахве, в озера какие-то росшие на берегу деревца. После этого вода стала пригодной для питья. Напившись и напоив животных, скитальцы двинулись в путь и достигли оазиса Эйлим, где им предстали двенадцать источников, а между ними несколько десятков финиковых пальм. И расположились сыны Израиля на водах.

1. Шур — пустыня к востоку от Египта. Через неё проходила Агарь со своим сыном Исмаилом.

2. Мара — «горькая».

Манна небесная

Враждебный край, откуда
Мы вышли, — не забыт.
Порою только чудо
Наш дух животворит.
Спасительная манна,
Таинственный родник…
И светом осиянный
Пророка скорбный лик.
(Самуил Маршак)

За оазисом открылась огромная пустыня Цин, заставившая беглецов позабыть обо всем, что они пережили в Египте. Кончился хлеб. Ропот перешел в открытое возмущение. Люди упрекали Моисея.

— Лучше бы принять нам смерть от руки Господней в Египте, где сидели мы у котлов мясных, где хлеб ели досыта, чем погибнуть в пустыне этой от голода.

И снова Йахве пришел на помощь Моисею. Возвестил он ему:

— Я услышал ропот сынов Израилевых. Ниспошлю я с небес хлеб народу своему. Пусть выходят и собирают ежедневно, сколько нужно каждому на день, лишь субботу мою должны соблюдать, собирая накануне вдвое больше обычного.

И было так, как сказал Йахве. Вечером налетели перепела [1] и заполнили стан израилев, а поутру слой росы осел вокруг стана, и вместе с блестящими капельками росы стали видны на поверхности пустыни белые мелкие крупинки, словно иней на песке.

Удивились скитальцы и стали спрашивать друг друга: "Что это такое?" [2]. И никто не мог ответить. Тогда Моисей объяснил людям:

— Это — хлеб пустыни, который Йахве дал вам в пищу. Собирайте его, сколько можете съесть.

И сделали беглецы так, как им было сказано. И у того, кто собрал много, не было лишнего, и у того, кто мало, не было недостатка.

И дал дом Израиля этому хлебу название «манна». Была она, как семя кориандра [3], белая, вкусом же — как лепешка с медом.

Ели сыны Израиля манну сорок лет до прихода в землю обетованную.

1. Перепела, перелетая через пустыню, нередко падают и служат пропитанием кочевникам.

2. Еврейские слова «ман-ху» ("что такое") — народная этимология нееврейского слова «манна». Манна собирается с тамарискового кустарника, преимущественно на Синайском полуострове и до сих пор употребляется в пищу. Но она не поддается хранению и сразу тает.

3. Кориандр — однолетнее травянистое растение.

Иссечение воды Моисеем [1]

Вскоре после этого новое лишение вызвало ропот. Вышли сыны Израилевы из пустыни Цин, но не нашли воды нигде поблизости от стана своего.

— Есть ли Господь среди нас? — вопрошали одни. Другие же упрекали Моисея:

— Зачем ты вывел нас из Египта, где вдоволь воды имели мы? Зачем хочешь уморить жаждою и нас, и детей наших, и скот наш?

И возопил Моисей, призывая Йахве:

— Что делать мне с этим народом? Сейчас кричат они, а ещё немного — и побьют камнями меня.

И тогда повелел Йахве Моисею выбрать нескольких из старейшин народа израильского и, подойдя вместе с ними к скале, ударить по скале жезлом своим. Сделал Моисей так, как научил его Бог, и пошла вода из скалы, и напились люди и скот, и успокоилось волнение.

1. Рассказы о чудесном появлении в пустыне воды задолго до возникновения Библии были распространены в Египте. Так, во время экспедиции за камнем для гробницы фараона Ментухотепа (около 2000 г. до н. э.), когда жажда стала невыносимой, будто бы появилась газель и привела воинов к скалам, откуда забила вода.

Битва с амаликитянами

Вскоре после этого навстречу израильтянам вышли кочевники амаликитяне [1]. Поставил Моисей во главе войска Иисуса Навина, а сам вместе с двумя спутниками поднялся на холм, чтобы там вымаливать у Йахве победу над недругом. Пока Моисей держал руки воздетыми к небу, сыны Израиля побеждали, когда же, устав, опускал руки, побеждали амаликитяне. И тогда те двое, что были на холме, усадили Моисея на камень и поддерживали его руки до заката солнца, пока враги не были рассеяны мечом или не скрылись во мраке.

1. Амаликитяне — кочевое племя, в конце II тыс. до н. э. проживавшее на Синайском полуострове. Поскольку амаликитяне постоянно нападали на страну Ханаан, они считались врагами Йахве и врагами Израиля.

Десять заповедей [1]

На третий месяц после исхода сынов Израиля из Египта, в день перед новолунием, пришли скитальцы в Синайскую пустыню и расположились станом под горою Синай. Моисей обратил взор свой к Йахве, и сказал ему Йахве с горы:

— Видели вы, что стало с египтянами, вы помните, что я носил вас на своих орлиных крыльях и доставил к себе. Если будете мне повиноваться и соблюдать завет мой, то будете единственным народом земли, принадлежащим мне на веки вечные. Вы будете у меня царством священнослужителей и народом святым. Вот слова, которые ты передашь сынам Израиля.

Моисей собрал старейшин народа и передал слова, произнесенные Господом. Старейшины доложили сказанное народу, и народ обещал исполнить слова Бога.

Потом Бог снова сказал Моисею:

— Я явлюсь тебе в облаке и буду с тобою говорить, чтобы народ слышал и обрел в тебя веру навсегда. Ты же пойди к народу и освяти его в течение двух дней, потому что на третий день я сойду перед глазами всего народа на гору Синай. Проведи также вокруг подошвы горы полосу заранее, чтобы народ за неё не заходил и не прикасался к горе, а зашедший и прикоснувшийся да будет предан смерти, но без прикосновения рук, камнями или стрелами. И пусть люди вымоют одежды свои и не осквернятся прикосновением к женам.

Моисей сделал все, что ему повелел Бог, и на третий день с наступлением утра вывел народ к подножью горы. Над горою Синая зависла туча. Гремел гром. Сверкали молнии. Гора вся дымилась, и от неё поднимался дым, как от печи. И шаталась гора от поступи Бога. Все попадали на землю в страхе.

И поднялся Моисей на гору к самой вершине, и народ ждал его возвращения. Спустившись же с горы, поведал Моисей слова Бога народу:

— Первая заповедь. Да не будет у тебя других богов кроме меня.

— Вторая заповедь. Не сотвори себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу.

— Третья заповедь. Не поклоняйся им и не служи им.

— Четвертая заповедь. Не произноси имени Господа, Бога твоего, всуе. Помни день субботний, чтобы он был свят. Шесть дней работай и свершай дела свои. А седьмой день, субботу, — отдай Господу.

— Пятая заповедь. Почитай отца своего и мать свою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

— Шестая заповедь. Не убивай.

— Седьмая заповедь. Не прелюбодействуй.

— Восьмая заповедь. Не кради.

— Девятая заповедь. Не отзывайся о ближнем твоем свидетельством ложным.

— Последняя заповедь. Не домогайся дома ближнего твоего, ни жены его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего из того, чем он обладает.

1. Десять устных заповедей, впоследствии записанных на каменные доски (скрижали), имеют форму непреложных законов, не предусматривающих каких-либо отступлений, смягчений, исключений. Они регламентируют отношение верующих к Богу (1 — 4 заповеди) и друг к другу. Из заповедей встает общество, обладающее патриархальной семьей и частной собственностью (дом, скот, рабы). Отсутствие указания о земле (дом мог мыслится и как шатер) подтверждает версию книги «Исход» о том, что заповеди составлены во время блужданий сынов Израиля по пустыне, ещё до того, как они поселились в стране Ханаан. Предвидя жизнь среди народов, обладавших развитой религией с почитанием богов и богинь, покровительствующих земледелию, законодатель поставил на первое место верность богу пустыни Йахве, которому дано привести своих кочующих почитателей в страну Ханаан подобно тому, как он нагнал на Египет саранчу.

Но почему ни один из кочевых народов, кроме евреев, не создал такой религии? Пустыня не могла стать питомником единобожия. Для того, чтобы прийти к идеям этих заповедей, нужно было жить в Египте Нового царства после религиозной реформы Эхнатона, которая поставила над старыми богами одного нового бога Атона. Таким образом, если бы не было никаких иных свидетельств пребывания Израиля на протяжении длительного времени в Египте, об этом можно было бы судить по десяти заповедям.

Все обстоятельства ухода Израиля из Египта скрыты облаком мифов, не менее густым, чем то, в котором Йахве в пламени снизошел на гору Синай. Но народ сохранил в памяти имена своих предводителей и духовных вождей. И не могло быть случайностью то, что Моисей и Аарон — имена египетского происхождения.

Законы Моисея [1]

И вновь вступил Моисей во мрак к Богу, чтобы услышать законы, которым должны следовать сыны Израиля.

Сорок дней и ночей провел Моисей на вершине горы. И наставлял его Бог, как жить по законам справедливости:

— Пришельца не угнетай и не притесняй — ведь и вы были пришельцами в земле Египетской.

— Не притесняй вдовы и сироты.

— Не злословь против судьи, начальника народа твоего не проклинай.

— Ложного слуха не распространяй, не соединяй руки своей со злодеем.

— Не следуй на злое дело за большинством.

— От неправды беги.

— Даров не принимай, ибо дары делают зрячего слепым, а правого виноватым.

— Не употребляй имен других богов, да не вылетят они из уст твоих.

— Не поклоняйся чужим богам, не служи им и союза с ними не заключай, сокруши их жертвенники, разрушь столпы их, выруби священные рощи их.

— Око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, ожог за ожог, ушиб за ушиб.

Эти и многие другие законы дал Йахве своему пророку на горе Синай. И поведал он ему также, какие праздники должен справлять народ, и каких приношений ждет он себе от народа своего, и какое он хочет иметь святилище, и из скольких покрывал, какого цвета и размера следует делать скинию, и как положить их, и какими кожами сверху накрыть, и каких размеров двор столбами обнести, и какими сделать эти столбы. Не забыл он уточнить, что все колья скинии и двери при ней лишь из меди быть должны сделаны. Не забыл сказать, чтобы светильник в скинии горел во всякое время, и что ковчег, в котором будут лежать скрижали завета, следует отделить занавесью, ибо помещение для ковчега — это святая святых. И подробно описал Йахве Моисею, как должен выглядеть ковчег, и сколько какого материала на него должно пойти, и что должно быть изображено на крышке его.

А для возжигания светильника избрал Йахве Аарона и его сыновей. Именно их он определил себе в священники, Моисею же он не поручил этой почетной обязанности, а повелел позаботиться об одеждах торжественных для брата и его потомства. И подробно описал, и из каких частей будут состоять эти священные одежды, и какой материал для них использовать, и какими камнями драгоценными их украсить, и из скольких рядов следует выкладывать украшения. Научил Йахве Моисея и тому, какие обряды должен он совершить для посвящения Аарона и его сыновей в сан священников, какие жертвы принести, сколько дней и на каком жертвеннике, а также и на тех обрядах подробно остановился Йахве, каким должен был Моисей обучить брата своего Аарона, чтобы вечным стал этот устав для Аарона и потомков его.

И, завершив свой разговор с Моисеем на горе Синай, Йахве передал ему две скрижали откровений, скрижали каменные, перстом божьим написанные.

1. Несмотря на то, что приписываемые Моисею законы вставлены в повествование об исходе из Египта и как бы написаны впрок для народа, который пока ещё не поселился в стране Ханаан, они характеризуют иную стадию, чем созданные тогда же заповеди. Из законов стало ясно, что в оседлой общине утвердилось право собственности не только на рабов и скот, но также и на землю, используемую под пашню, виноградник и сад. С принадлежащим хозяину домом связаны определенные обычаи и обряды.

Рабами могли быть как чужеземцы, так и единоплеменники. Последние на седьмой год неволи получали свободу, хотя в остальном их положение ничем не отличалось от других рабов. Освобождался также любой из рабов, получивших увечье. Видимо, некоторые послабления в обращении с рабами связаны с сохранением обществом патриархальных устоев. Это относится к предписанию не притеснять вдов, сирот и пришельцев. Под последними следует понимать изгоев, покинувших свои роды и общины, живших среди евреев, но не пользовавшихся их правами.

Законы регулировали не только имущественную и семейную, но и религиозную сферы. Предписывалось разрушение кумиров доизраильского периода, запрещались ворожба и почитание иных, кроме Йахве, богов.

Золотой телец

На горе, над пустыней выжженной,
Где однажды явился Бог,
Землякам, фараонам обиженным,
Сочинял законы пророк.
Он трудился три дня над скрижалями
Для врагов своих и для друзей.
Солнце жгло и оводы жалили,
Сочинял закон Моисей.
А народ тельцу золоченому
Приносил на песок дары.
Говорят, человеку ученому
Нет согласья с толпой с той поры.

Пробыв с Богом сорок дней, Моисей сбегал с горы. Ликование переполняло его душу. Он мог бы впервые запеть, как это делают те, кому Бог дарует плавную речь и умение извлекать звуки из струн. Но он сдержался, ибо знал, что должен донести радость общения с Йахве до тех, которые, как он был уверен, его ждут и ищут с ним встречи.

Вскоре стали видны остроконечные шатры, напоминающие сверху сосцы какого-то фантастического зверя. Между шатрами темнели сотни голов. "Да, меня ждут!" — решил Моисей, и уверенность в этом придала ему ещё больше сил. Он почувствовал за своими плечами крылья.

Но почему люди у шатров его не замечают? Почему они обращены к нему спинами? Что заставило их образовать круг, совершать странные телодвижения? Одни колотили кулаками по бычьей коже, обтянутой медным ободом, другие плясали, высоко вскидывая ноги. Подойдя ещё ближе, Моисей увидел в центре круга бычка, сияющего, как тысяча солнц. В его задранной вверх мордочке было что-то трогательное и уморительное, но Моисею привиделось, что гнусная тварь издевается над ним и его Богом, заповедавшим не поклоняться идолам. Не помня себя от ярости, Моисей кинулся к бычку, оттолкнув стоявшего возле жертвенника Аарона, и ударом ноги поверг идола на землю.

Не ощущая в пальцах ноги боли, он рванулся к воину, стоявшему среди зрителей, выхватил из его ножен меч и полоснул им идолопоклонника, продолжавшего бить кулаком по тимпану. Тот упал с окровавленной головой. Другие, поняв грозящую им опасность, бросились наутек. Но Моисей догонял их и разил, не разбирая, кто это — старец или ребенок.

Весь в крови, Моисей вернулся к месту, где он оставил скрижали с законами, и, подняв их над головой, опустил на камень. Плиты разлетелись на мелкие осколки. И схватил Моисей тельца, которого сделали отступники во главе с братом его Аароном, и сжег идола в огне, и стер его в прах, и рассыпал прах по воде, и пить эту воду заставил забывших завет с Богом. И только тогда, обессилев, рухнул Моисей на землю и зарылся лицом в мокрый от слез песок. На следующее утро, хромая, он поплелся на гору и, найдя то место, где провел сорок дней с Богом, вновь обратился к нему:

— О Боже! Народ мой совершил великий грех, сотворил себе золотой кумир. Прости ты ему это прегрешение, а если не можешь, изгладь меня из свитка своей памяти.

— Нет, — ответил Бог. — Я изглажу того, кто согрешил. Ты же веди народ, как вел, в ту землю, которая течет молоком и медом.

И спустился Моисей с горы, разобрал свой шатер и, взвалив кожи на плечи, перенес их за стан Израиля. На чистом поле он вновь собрал шатер и назвал его шатром собраний. Каждый ищущий Бога приходил к этому шатру и молился. Когда же Моисей входил в свой шатер, над ним поднимался столп облачный, и все ему поклонялись. Вход в шатер собраний охранял юноша Иисус, сын Навина (Нина).

Однажды, беседуя в шатре с Богом, Моисей попросил его открыть свое лицо.

Ответил Бог:

— Нельзя видеть моего лица и остаться живым. Но вот смотри — моя спина.

И увидел Моисей спину Бога, чтобы идти за ним вслед.

После этого, сокрывшись, Бог повелел Моисею вытесать из камня скрижали, подобные тем, которые он разбил, и взойти с ними на Синай. И вновь произнес Бог свои повеления, и приказал их записать.

И пробыл Моисей с Йахве ещё сорок дней и сорок ночей. Ни хлеба он ни ел в эти дни, ни уст водой не смочил. Писал он рукою своею слова, какие ему вновь произносил Господь.

Когда Моисей опустился к народу с новыми скрижалями, его лицо испускало такой блеск, что к нему боялись приближаться, и пришлось Моисею закрывать лицо покрывалом.

Простояли сыны Израиля у горы Синай ещё год, сооружая ковчег и скинию — переносное жилище Господа. Работа была поручена мастерам, которым Йахве вложил в сердца мудрость и разумение, столь необходимые для святого дела, а вместе с ними и способность обучать других.

Когда завершилось сооружение ковчега и скинии, когда они были освящены, скинию окутало облако, и слава Господня наполнила её. И с той поры, едва облако начинало восходить над скинией, сыны Израиля могли покидать стан и отправляться в скитания свои. Если же не было облака, они должны были ждать знамения божьего. В пути же облако стояло над скинией днем, ночью же в нем пылал огонь.

Числа

Книга, в латинской версии ветхозаветного текста названная «Числа» (на основании содержащихся в 1 и 26 главах результатов исчисления родов Израиля), в древнееврейском оригинале называется либо по месту действия "В пустыне", либо по первым словам — "Так сказал он". В той своей части, которая содержит новый по сравнению с «Исходом» материал, она повествует о сорокалетнем странствии сынов Израиля за пределами Синайского полуострова, главного места действия «Исхода». Вехами блужданий служат не столько географические пункты, в которых останавливался народ, сколько внутренние события в самом стане, противоречия в "семействе пророков" и недовольство народа, перерастающее в мятежи, а также военные эпизоды.

"Числа" донесли воспоминания о противоречиях между отдельными племенами Израиля в период, предшествующий вторжению в страну Ханаан. Возможно, именно эти противоречия должны были оттянуть завоевание этой страны, текущей молоком и медом. В трактовке же автора книги причиной явилось наложенное Йахве на народ наказание за непокорность и непослушание Моисею.

В «Числах» имеется множество расхождений с «Исходом» в названиях местностей, народов и лиц, в объяснении культа, в изречениях и текстах гимнов, из чего можно заключить, что книга на много столетий моложе описываемых в ней событий и ни в коей мере не может считаться созданием Моисея. Это лишенное внутреннего единства соединение разновременных отрывков из Яхвиста, Элохиста и какого-то третьего автора. Много места занимают наставления по исполнению ритуала. Изменения по сравнению с тем, что имеется в этом плане в предшествующих книгах, направлены на увеличение количества жертвоприношений. В то же время в книге ярче обрисована фигура Моисея, как бы изучившего за 38 лет скитаний (таков хронологический диапазон книги) психологию толпы. В соответствии с ситуацией он то идет на уступки, то строго наказывает за отступничество и малодушие. Как бы из жизни взяты образы лазутчиков, не способных прийти к единому мнению о стране, которую предстоит завоевать. Все это указывает на принадлежность «Чисел» другой легендарно-исторической традиции, чем «Исход».

Особенно показательны повторения одних и тех же эпизодов чудес с манной небесной и добыванием воды из скалы. На основании этих повторений можно думать, что до того, как из отдельных в разное время написанных книг было составлено «Пятикнижие», книга «Исход» содержала историю Моисея, доведенную до логического конца, — достижения "страны обетованной". Для того, чтобы избежать повторения, заключительная часть «Исхода» была отсечена и оставлена в «Числах», которые приобрели видимость продолжения «Исхода». Молитва Моисея — логическое завершение «Исхода» — содержится в книге «Второзаконие».

Стан Израиля

На второй год после выхода сынов Израилевых из земли Египетской, в первый день второго месяца повелел Йахве Моисею и Аарону исчислить всех вышедших из Египта по родам и семьям их, всех мужчин от двадцати лет и старше, годных для войны и ополчения. В помощь он разрешил им взять по одному человеку от каждого колена, в роде своем главного, и поименно назвал каждого из них [1].

И совершил Моисей с Аароном с помощью начальников колен израилевых исчисление народа в пустыне Синайской. И оказалось мужчин, годных к службе и ополчению, шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят человек, не считая левитов [2]. Ибо колена Левия не велел Йахве исчислять. Определил он поручить им скинию и все принадлежности её, чтобы служили при ней и возле неё разбивали шатры свои, чтобы поднимали в путь, и несли, и на место ставили, не допуская никого постороннего.

И предписал через Моисея и Аарона Йахве, что все сыны Израилевы должны становиться в стане своем [3] по ополчениям, каждый при знамени своем. Левитам же стоять на страже возле скинии.

И передал Йахве со всеми подробностями, в каком порядке, начиная с восточной стороны, колено за коленом ставит шатры свои, размещаясь вокруг скинии, пояснив, что так и должны сниматься с места — в последовательности расположения, при знаменах своих, по племенам своим, по семействам своим. Аарону же было указано устройство светильников, порядок их возжигания и их число — семь, и правила вступления в назорейство [4].

1. Целью переписи является подсчет общего числа людей, покинувших Египет с выделением в нем боеспособных. При этом вырисовывается общественная организация эпохи патриархов. Народ, в тексте часто отождествляемый с Израилем, состоял из племен (колен), родов и семей. Длительное сохранение родов тесно связано с кочевой или полукочевой жизнью, поскольку индивидуальная семья не могла существовать в условиях постоянной перемены пастбищ, требовавших переноса шатров, рытья колодцев и защиты от чужеземцев. В период господства родоплеменных отношений объединения по профессиям также приобретали видимость родственных отношений (коллегия жрецов, певцов, кузнецов и т. п.).

2. Левиты — культовое и племенное объединение, возводимое к легендарному прародителю — сыну Иакова Левию. История левитов со времени поздних царей до конца храма Ирода — это история израильско-иудейского культа. Но ещё в доцарскую эпоху левиты играли значительную роль в формировании религии Йахве. Тогда ещё не все жрецы были левитами, но левиты существовали в определенных местностях страны, захваченной Израилем (Суд., 17 и сл.). На происхождение левитов с иудейского юга указывает древнейшая генеалогическая схема, дающая систему прародителей двенадцати племен, равно как обозначение lw'n для служителей культа в надписях богу el'ola в Северной Африке. Древние левиты были, видимо, замкнутой коллегией жрецов, подобной коллегиям музыкантов или кузнецов (Быт., 4: 21 и сл.). Это издревле были строгие почитатели Йахве. Судя по книге «Судей» (17 и сл.), эта группа переселилась вместе с племенем Дан на север.

3. Стан — это не просто стоянка, но, как и у римлян, важнейшее сакральное учреждение, в котором происходило религиозное очищение воинов и их оружия.

4. Назореи — особая категория посвященных в Израиле. Назорей не должен был стричь волос (Суд., 13: 8; I Сам., 1: 11; Числ., 6: 5; 10), пить вино (Ам., 2: 12; Числ., 6: 3 и сл.; Flav., Ant., IV, 72). Они не могут приближаться к мертвому телу, даже если это тело отца, матери или брата (Числ., 6: 6 — 7). Первоначально назареи рассматривались как носители особой силы бога (Суд., 13: 25; 16: 17). Самсон воспринимается как посвященный в божественную службу (I Сам., 1: 11), как избранник, и именно благодаря этому становится спасителем Израиля (I Сам., 13: 5). Группы назореев упоминаются в книге Амоса (2: 11) наряду с группой пророков.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх