Смерть Иакова [1]

По прошествии семнадцати лет жизни в земле Гошен Иаков почувствовал, что истекает срок его земного странствия. Призвал он первым к себе Иосифа и сказал ему:

— Смотри! Теперь я умираю. Но пусть с вами будет Бог и возвратит вас в страну отцов. Тебе, Иосиф, я оставляю землю, чтобы отличить тебя от братьев. Отнял я её у амореев своим мечом и луком. Поклянись, что не предашь тела моего чужой земле, но перенесешь туда, где погребены мои отец и дед.

И принес клятву Иосиф. И благословил Иаков детей Иосифа, рожденных в Египте, и предрек им потомство многочисленное. А затем попросил подойти остальных сыновей своих и каждому возвестил их будущее:

Сойдитесь, сыны мои, и я вам поведаю
Все то, что вас ожидает в будущем.
Садитесь рядышком и послушайте
Родителя вашего Израиля.
Рувим, любимым ты был моим первенцем.
Ты сила моя, корень мощи моей.
Но вместе с ними отшумишь ты, как воды,
Не будет у тебя ни над кем преимущества
За то, что вступил ты на ложе отцовское
И предал его осквернению.
Левий, Симеон, вы всегда неразлучны!
Неправедным будет ваше оружие.
И нет моей доли в ваших деяниях.
От гнева явится к вам поражение.
Как у быков, ваши жилы подрежутся,
И ляжет на вашу ярость проклятие.
Разделитесь вы во Иакове, рассеитесь во Израиле.
Иуда, сын самый достойный мой,
Не сходит рука твоя с горла у недругов.
Тебе поклоняются братья твои.
Львенку подобен ты, отрок мой,
Добычу свою несущему.
Как лев ты и львица на отдыхе.
Кто подступить к ним осмелится!
Кто их спугнуть попытается!
Жезл царский из рук не выпадет,
Пока новый владыка не явится
И ему все народы поклонятся.
Зебулон, ты у моря поселишься
До пределов Сидона, близ гавани.
Как осел с костями широкими,
Иссахар, между вод ты разляжешься,
Убаюканный изобилием.
Со спиною, для ноши подставленной,
И в кабальном рабстве окажешься.
Дан, ты станешь коленом Израиля,
Судьей для народа будешь ты,
Поползешь змеей подколодною,
Притаишься, как аспид жалящий,
Поражая копыто конское.
Гад! Теснить тебя будут полчища,
Но, могучий, ты не поддашься им.
От Ашера хлеба изобильные.
Царям же достанутся лакомства.
Нафтали, олень быстроногий ты,
И прекрасно твое красноречие.
Возрастание — доля Иосифа,
Как у вод растущего дерева,
Чьи ветви простерты над стенами.
И сколько бы ни грозили тебе,
Сколько ни враждовали с тобой,
Тетива твоя будет натянута,
Сильны будут руки лучника,
Что к главе Ефраима протянуты,
Угрожая также Манассии.
Порожденье ты мощи Иакова
Твердыни нашей и пастыря.
Возлюблен ты Богом Иакова,
Одарен ты благословеньями,
От божьих небес исходящими,
От бездны внизу находящейся,
От груди и от тела матери.
Родителя благословение
Превыше с гор посылаемых.
Да осенят они голову
И темя Иосифа-отрока,
И братьев его, верных Господу.
Вениамин, волком рыскающий,
Дичь по утру пожирающий,
Добычу делящий вечером [2].

Окончив говорить, Иаков поднял ноги свои на постель и скончался, присоединившись к предкам.

И упал Иосиф на лицо отца своего, и плакал над ним, и целовал его. После этого он приказал набальзамировать тело Иакова. На это ушло сорок дней. Все оплакивание длилось семьдесят дней. Когда прошли эти дни, явился Иосиф к фараону и поведал ему о предсмертной просьбе отца. И разрешил фараон отвезти прах отца Иосифа в страну Ханаан. И дал Иосифу колесниц, всадников и множество слуг своих.

Иосиф шел за саркофагом отца по зыбучим пескам при свете солнца и под бледной иудейской луной, и прошлое возвращалось к нему то сладковатым запахом кизяка, то заунывным воем шакалов. Песок набивался в сандалии. Наклоняясь, чтобы его высыпать, Иосиф невольно кланялся пустыне, давшей жизнь отцам и праотцам и взявшей их в свои сыпучие холмы. Иногда ветер взметал песчаный вихрь, и тогда слышались голоса их душ.

Египет, воздвигая гробницы из вечного камня, сохраняя бренную плоть с помощью соды и благовонных масел, создал культ вечности. Но это самообман. Вечен ветер, превращающий и твердый камень в песок и пыль. Вечна пустыня, наступающая на обработанные поля и приобщающая их к своему одиночеству. Вечен Бог, имени которого никто не узнает, Бог пустыни, которому поклонялся отец, брезгливо отворачивавшийся от кумиров с песьими и крокодильими мордами. Пока сохранится вера в Бога Авраама, Исаака и Иакова, их потомки останутся жить в памяти пустыни и порыв горячего восточного ветра будет доносить их имена.

Дойдя до Горэн Аатад, что по ту сторону Иордана, плакали там сопровождающие тело великим и горестным плачем. И длился он семь дней. Хананеи, люди той страны, наблюдая это, сказали: "Велика у египтян скорбь". Поэтому называется это место "Плач египтян за Иорданом".

После того отнесли тело Иакова в землю Ханаанскую и погребли в пещере, которую Авраам приобрел вместе с полем у хеттея Эфрона.

После похорон Иосиф, его братья и все их сопровождавшие возвратились в Египет. Братья продолжали трепетать перед Иосифом, полагая, что он ненавидит их и откладывал месть из-за отца. Поэтому они отправили к Иосифу человека со словами: "Отец перед смертью просил передать, чтобы ты простил нашу вину, наш грех. Так выполни же его волю". Услышав это, Иосиф заплакал:

— Не Бог я, чтобы карать и миловать, — объяснил он братьям. — Но можете не бояться меня, ибо ведомо мне, что Бог обратил ваше зло в добро. Спасая от смерти меня, он сохранил жизнь народу моему.

И жил Иосиф в Египте ещё много лет. И увидел он внуков и правнуков. Умирая, он призвал все семейство свое и сказал:

— Вот я умираю, но Бог посетит вас и выведет из этой земли в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову.

И взял он с них клятву вынести его кости из этой страны.

И умер Иосиф ста десяти лет от роду. И набальзамировали египтяне его тело, и положили в саркофаг, по египетскому обычаю.

1. Смерть Иакова — эпизод первоначального повествования о патриархах, в которой неизвестный автор инкорпорировал повесть об Иосифе. И как ни пытался он скрыть швы — они очевидны. Иосиф, повествованием о котором завершается книга "Бытие", — фигура, чуждая патриархам.

2. Это описание двенадцати племен Израиля, вложенное в уста умирающего отца и имеющее фольклорную форму поучения сыновей отцом, — одна из самых информативных глав Пятикнижия. Информация, однако, относится не ко времени пребывания израильтян в Египте и даже не к эпохе завоевания ими страны Ханаан, а к периоду, когда союз племен прекратил существование, многие племена исчезли, другие же вступили в союз с враждебными Израилю народами.

Исходя из этой ситуации и исторических фактов, автор пророчества "задним числом" пытается выставить религиозно-этическое обоснование этнической истории родственных израильско-иудейских племен. Упадок племени Рувим объясняется пренебрежением его мифического эпонима патриархальной моралью. Исчезновение племен Семион и Левий как обладателей определенных территорий связывается с их необузданностью. Здесь автор пророчества вступает в противоречие с традиционной оценкой судеб потомков Левия в книгах «Исход» и "Иисус Навин", где «рассеяние» объясняется закреплением за ними культа Йахве на всей территории Израиля.

Племя Иссахар, занявшее плодородную долину Йезрееля, сравнивается с охотно несущим свою ношу" костистым ослом", попавшим в кабалу к неведомому народу.

Ашер, заселивший побережье Средиземного моря к югу от Тира, характеризуется как производитель хлеба и поставщик лакомств для царей. Остается неясным, что это были за лакомства и для каких целей они предназначались.

Племя Ефраим, столь деятельное в эпоху судий, упоминается лишь в связи с угрозой ему со стороны могущественного соседа Иосифа.

Оценка племени Дан кажется противоречивой. Дан — эпоним племени данитов, переселившегося в верховьях Иордана. Роль его как "судьи над Израилем" — просто истолкование несемитского имени народа на семитской основе. Коварство же и змеиная мудрость Дана, того самого племени, из которого происходил благородный герой Самсон, имеет под собой, возможно, не столько похищение людьми Дана священных предметов (Суд., 18), сколько неизраильское их происхождение. Имя Дана встречается в египетских текстах проклятий (XVIII в. до н. э.), в архивах Мари, а также в списке городов и местностей, завоеванных египетским фараоном Тутмосом III около 1470 г. до н. э. Но это же имя носит дануна — один из "народов моря", вторгшихся в Египет в XIII–XII в. до н. э. Возможно, даниты принадлежали к племенному союзу, созданному Моисеем.

Очень выразительна оценка племени Вениамин, считавшего своим прародителем самого кроткого из сыновей Иакова-Израиля. Потомки Вениамина превратились в волков, живущих разбоем. Эта оценка соответствует поведению вениаминитян, описанному в книге «Судьи», когда объединились все племена Израиля, чтобы их истребить.

На фоне этих оценок выделяется восторженный отзыв о потомках Иуды. Именно им поклоняется все остальные сыновья Иакова-Израиля, как в свое время их родоначальники преклонялись перед Иосифом. Имеется в виду образование Иудейского царства при Давиде со столицей в Хевроне. Автора восхищает воинственность племени Иуды, позволяющая сопоставить его с львиным семейством.

Однако в полной мере сочувствие автора на стороне потомков Иосифа, сочетающего могущество с набожностью. Иосиф в описании пророчества заслужил благословления всех трех миров, при этом средний мир — земля характеризуется средствами языческой мифологии, по которой она не создание Йахве, а богиня-мать.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх