В темнице

Было во внешности Иосифа нечто такое, что выставляло его с самой выгодной стороны. Поэтому и начальник темницы, наблюдательный, как все люди его профессии, выделил молодого человека среди других узников, дал ему свободу в пределах своих владений. Обладая связкой ключей, Иосиф беспрепятственно входил в любую из камер и общался с их обитателями. Так он познакомился с двумя знатными египтянами, ранее служившими фараону и пользовавшимися благоволением фараона, но затем попавшими в немилость. Один из них начальствовал над виночерпиями дворца, другой — над пекарями его величества.

Однажды Иосиф застал их со скорбными лицами. На вопрос: "Как спалось?" — они ответили, что не сомкнули глаз б(льшую часть ночи, ибо были напуганы непонятными снами.

— Поведайте мне ваши сны! — любезно предложил Иосиф. — На родине меня называли сновидцем.

— Мне снилось, — начал главный виночерпий, — что передо мной виноградная лоза с тремя голыми ветвями. Внезапно ветви выкинули листки, а затем и почки, превратившиеся в янтарные ягоды. В руках моих оказалась драгоценная чаша, из которой любит пить мой повелитель, да будет он здрав и невредим. Я сорвал гроздь, сжал её в кулаке над чашею и подал чашу повелителю.

— Возрадуйся! — сказал Иосиф виночерпию. — Тебя ждет царская милость. Три голых ветви — это три дня, по прошествии которых ты вернешься во дворец к прежней службе своей, ибо не найдет в тебе фараон вины. Когда прибудешь во дворец, не забудь сказать фараону, что я был украден из земли Иврим и здесь не совершил ничего дурного.

— Истолкуй и мой сон, — вмешался в разговор бывший пекарь. — Вот я несу на голове три плетеные корзины со свежевыпеченным хлебом для моего повелителя. И вдруг на меня набросились птицы и стали клевать хлеб прямо с головы моей. И я не смог их отогнать.

По мере того как пекарь рассказывал свой сон, лицо Иосифа мрачнело, а когда тот закончил, прервалось дыхание его и из глаз хлынули слезы.

— Что же ты молчишь, приятель? — обратился пекарь к Иосифу. — В чем смысл моего сна?

— Приятно сообщать добрые вести, — молвил Иосиф, вытирая лицо свое. Невыносимо быть вестником бед. Лучше бы ты не рассказывал мне сна. Но если ты это сделал, знай правду. Через три дня фараон снимет с тебя голову и повесит её на дереве. Птицы будут клевать твою плоть.

И случилось так, как предсказал Иосиф. На третий день фараон простил виночерпия, и вернул его ко двору, и принял чашу из его рук, а к пекарю послал палача.

Прошло ещё два года, ничем не примечательных для Иосифа. Он по-прежнему находился в темнице. Не вспомнил начальник виночерпиев в радости своей об Иосифе, забыл его.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх