Сад Эдема и сотворение Евы

Когда не росло ещё на земле даже дикого кустика, не произрастало на ней даже дикой травинки, ибо не посылал Йахве-Элохим дождя на землю, и не было на ней человека для её возделывания и лишь пар поднимался от земли и орошал её лицо, вылепил Йахве-Элохим человека из праха земного, вдохнул в его ноздри дыхание жизни, и стал человек душою живою [1].

И насадил также Йахве-Элохим на земле сад, сад Эдем [2] на восточной стороне, и поместил туда человека, которого создал.

И взрастил Йахве-Элохим на земле деревья, прекрасные на вид и приятные на вкус. А посреди Эдема росло древо познания добра и зла [3]. И вытекала река из Эдема для орошения сада, разделяясь и образуя четыре главные реки. Имя первой — Пишон, и обтекала она земли Хавила. И прекрасно было золото этой страны, и находили там также олово и камень оникс. Имя второй реки Гихон. Это она обтекала землю Куш. Имя третьей реки — Худдекиль, и протекала она к востоку от Ассирии. Четвертой же реке имя Прат [4].

Поместил Йахве-Элохим человека в саду Эдема, чтобы выращивать его и охранять. И наказал Йахве-Элохим человеку: "От каждого дерева в саду можешь ты есть. Но не ешь от древа познания добра и зла, ибо день, в который ты вкусишь от него, станет для тебя последним".

И сказал Йахве-Элохим: "Нехорошо быть человеку одному. Сотворю помощника, соответственно ему". И сотворил Йахве-Элохим из земли всех зверей полевых и птиц небесных, и провел перед человеком, чтобы услышать, как назовет он их. И какие имена им даст человек, под такими они и будут.

И дал Адам имена домашним животным, и птицам небесным, и всем тварям полевым, но Бог не отыскал среди них помощника, соответствующего человеку.

И навел тогда Йахве-Элохим на Адама крепкий сон, и вынул у него одно из ребер, и закрыл то место плотью. И преобразовал Йахве-Элохим ребро, взятое у Адама, в женщину, и привел к Адаму.

Посмотрел Адам на неё и проговорил нараспев [5]:

На сей раз это кость от костей моих

И плоть от плоти моей.

Она будет называться женой,

Потому что взята от мужа [6].

И прилепились они друг к другу, и стали единой плотью. Оттого человек и поныне покидает отца своего и мать свою и прилепляется к жене, и становятся они одной плотью [7].

Были же Адам и жена его нагими, какими произвел их на свет Йахве-Элохим, но не стыдились своей наготы, потому что не замечали её.

Змей же был хитрее всех диких зверей, созданных Йахве-Элохимом. И спросил он жену:

— Верно ли, что наказал Йахве вам не есть ни от какого дерева в саду?

И ответила жена змею:

— От деревьев в саду можем мы есть. Но о плодах дерева, что посреди сада, нам сказал Йахве: "Не ешьте и не прикасайтесь к ним, чтобы не умереть".

— Нет, не умрете! — прошипел змей. — Известно Йахве, что если вкусите от плодов, то откроются глаза ваши и вы будете, как боги [8], знающие добро и зло.

И увидела жена, что дерево хорошо для еды и вожделенно для созерцания, и взяла от его плодов, и ела их, и дала супругу, который был с ней, чтобы и он ел.

И открылись у обоих глаза, и поняли они, что наги, и сшили они листья смоковницы, и сделали себе опоясания.

И услышали они голос Йахве-Элохима, пронизывающий сад, и скрылись Адам с женой за деревьями. И позвал Йахве-Элохим Адама и спросил его:

— Где ты?

— Услышав твой голос в саду, — ответил Адам, — я убоялся из-за наготы и поэтому скрылся.

— Но кто же, — спросил Йахве, — кто открыл тебе наготу? Не ел ли ты от древа, запретного для тебя, что стоит посреди сада?

— Ел, — сознался Адам. — Жена, которую ты мне привел, дала мне от того древа, и я ел.

И обратился Йахве-Элохим к жене:

— Зачем ты сделала это?

— Меня обольстил змей, — ответила жена, — и я ела.

И тогда произнес Йахве-Элохим, обратившись к змею:

— За то, что ты это сделал,

Отныне проклят среди всех животных домашних

И среди всех зверей полевых.

Будешь ты передвигаться на чреве своем,

Пыль ты будешь глотать во все дни жизни своей.

Положу я вражду между тобой и женой человека.

И между потомством её и потомством твоим,

И будет оно вечно разить тебя в голову,

Ты же будешь жалить его в пяту [9].

— А тебе, — повернулся он к жене, — я дам муку твою в беременности. И, умножая род человеческий, будешь рождать детей в муках [10], и будет вожделение твое к мужу твоему, и получит он власть над тобою.

— Из-за тебя же, Адам, за то, что открыл слух для слов жены своей и ел от древа, от которого я есть запретил, будет проклята земля, и в муках станет кормить тебя во все дни жизни твоей. И произрастит тебе земля тернии и волчцы, и едой твоей будут дикие травы. Будешь ты есть хлеб, пропитанный потом лица твоего, пока не вернешься в землю, из которой взят, ибо ты прах и в прах обратишься [11].

И назвал Адам жену свою Евой (Хаввой), потому что стала она матерью всех живущих [12].

И сделал Йахве-Элохим Адаму и жене его одежды из кожи, и одел их.

И подумал он, глядя на них: "Вот Адам, как один из нас [13] в познании добра и зла, и теперь как бы он не протянул руку, и не взял от древа жизни, и не вкусил, и не жил вечно".

И изгнал его Йахве-Элохим из сада Эдема, чтобы возделывал землю, из которой был взят. И поставил на востоке у сада Эдема керубов [14] и вращающееся острие меча, чтобы охранять дорогу к древу жизни.

1. От рассказа о сотворении небес естествен переход к трагической истории отношений человека с Богом-Творцом. За это взялся другой автор, который условно назван Яхвистом. Главной трудностью, с которой он столкнулся, было соединение мифопоэтической традиции о начале человечества, бытовавшей на всем Переднем Востоке, с рассказом о сотворении мира, имеющим строгую религиозно-философскую форму. Справиться с этой задачей он не смог. И вторая глава книги Бытие представляет собой рассказ, мало связанный с предшествующим повествованием и во многом противоречащий ему. Вместо ригоризма и магии чисел жреческого кодекса здесь — вольный поток образов, хотя и направленный в русло религиозной идеи.

Так же в шумерском мифе о сотворении человека бог Энки, задумавший создать служителей для богов, призвал богиню-мать замесить глину из самой сердцевины первозданной бездны (Афанасьева, 1997, 43). В другом шумерском мифе та же богиня, именуемая "госпожой всех богов", помогает вылепить пробную партию людей — семерых мужчин и семерых женщин. В вавилонском мифе, пересказанном по-гречески в III в. до н. э. вавилонским жрецом Беросом, говорится, что люди и животные, способные дышать, были сделаны из глины, замешанной на крови богов. Мотив сотворения обитателей земли из глины не чужд и египетской мифологии. Так, бог-гончар Хнум (впоследствии отождествленный с солнечным богом Ра) творит людей на гончарном круге, а его помощник Хекет вдувает в их ноздри дыхание жизни.

2. Слово «Эдем» (древнеевр. "эйден"), видимо, происходит от аккадского «один» — "равнина, степь, пустыня", что соответствует местоположению библейского сада. В то же время близкое по звучанию слово «эден» (роскошь, блаженство, наслаждение) вызывало у древнего читателя еврейского оригинала ассоциацию с богатством растительности и влаги божьего оазиса в мире, страдающем от палящего солнца и недостатка воды.

3. В других произведениях древневосточной религиозно-мифологической литературы нет никаких следов древа познания, поэтому интерпретация этого образа вызывает сложности. Вкушение от древа познания может быть воспринято в философском плане как универсальное знание человека об окружающем мире и самом себе. Но в научной литературе указывают и на более узкое значение: знание сексуальных отношений и их связи с продолжением рода. В подтверждение этому приводят роль наготы (осознание её послужило непосредственной причиной изгнания первой человеческой пары из Эдема), а также то, что глагол «познать» в Ветхом завете — синоним вступления в половую связь (Engnell, 1955, 15). Однако страх бога, что люди станут равными богам, говорит в пользу расширительного понимания "древа познания добра и зла".

4. Реками Эдема названы великие реки Двуречья Тигр и Евфрат, но также и Гихон, источник Иерусалима.

5. Это первый в Ветхом завете стихотворный отрывок, вкрапленный в прозаический текст. Он, как и другие поэтические отрывки Библии, взят из собраний героических и иных песен обитателей Ханаана, находившихся в распоряжении повествователя (Cross, 1973, 47 и сл.).

6. Последние две строки стихотворного отрывка — игра слов, основанная на том, что еврейские слова «иш» (муж) и «ишша» (жена) однокоренные.

7. Происхождение жены от ребра мужа и их прилепление (евр. "габок") друг к другу выражают библейскую концепцию брака — женщина создана как подобие и дополнение мужчины. Это подтверждается также еврейским термином вступление в брак: «фегабок» — дословно "становиться одним телом".

8. Выражение "как боги" — след многобожия, заимствование из источника, которым пользовался библейский автор.

Умело устранив в рассказе о сотворении мира все то, что применительно к этому сюжету предшествующими космогониями толковалось как столкновение враждебных сил (бога и дракона-хаоса) и, таким образом, представив бога единственным творцом материального и духовного мира, библейский автор все же не обошелся без противника (оппонента), ибо ему потребовалось избавить бога от вероятного обвинения, что он наряду с благом ("и он увидел, что это хорошо") создал зло, возложив ответственность за то, что плохо, на другого. Этим «другим» и стал змей — тот самый змей, который в месопотамских версиях космогоний был противником бога или материалом для создания им космоса.

9. Проклятая богом змея является широко распространенным мотивом в сказках многих народов мира.

10. Представление о том, что в божьем саду рожали без мук, восходит к шумерскому мифу о сказочной стране Дильмуне, в которой богини производили на свет дочерей, "словно по маслу, словно по маслу, по прекрасному нежнейшему маслу" (Афанасьева, 1997, 36 — 38).

11. Сходная мысль о возвращении человечества и материал, из которого оно было создано, проходит в эпосе о Гильгамеше в рассказе о потопе: "И человечество в глину вернулось".

12. Имя Ева (в еврейском оригинале — Хавва) связано методом народной этимологии с еврейским словом «хай» — «жить». Однако с позиций современной лингвистики эта этимология не выдерживает критики. Среди попыток интерпретации этого слова можно указать на сопоставление с еврейским словом «хавват» в значении "поселение из шатров". Связывают это имя и с позднеарамейским «хавва» (арабское "хавна"), имеющим значение «змея», полагая, что сказание о Еве выросло на основе более древних преданий о змееподобной богине, похожей на статуэтки минойского Крита.

Применение к Еве определения "мать живущих" могло быть связано с её пониманием как богини-матери, повсеместно почитаемой на Переднем Востоке и в Эгейском мире.

13. "Один из нас" — ещё одно свидетельство того, что в источнике, к которому восходит миф, речь шла не о единственном боге, а о богах.

14. Керубы — в данном контексте «стражи». В других местах Ветхого завета керубы — полубожественные существа, наделенные крыльями, львиным туловищем и человеческим лицом.

Соответствием керубам по имени и функциям являются ассиро-вавилонские Карибу, крылатые львы или быки с человеческим лицом, помещаемые при входе во дворец (Гальбиати, Пьяцца, 1992, 126). В христианском вероучении керуб превратился в херувима, ангела высшего чина.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх