Бата и Ануп [1]

Жили два брата от одной матери, от одного отца. Старшего звали Ануп, младшего — Бата. Был у Анупа дом, поле и скот. Имел он жену. Бата находился на попечении Анупа, как сын. Ануп его кормил и одевал, Бата пас скот, обрабатывал поле, собирал урожай. Младший был прекрасным юношей. Второго такого не отыскать во всей стране: сила бога была в нем. Каждый день по своему обыкновению он уходил из дома со скотом, вечером же возвращался нагруженный сеном, молоком, сучьями и иной добычей полей. Все это он ставил перед старшим братом, восседавшим рядом с женой, наскоро ел, пил и отправлялся в хлев на ночлег. И так каждый день-деньской. Бата слушался брата и даже коров слушал. Говорили они ему: "Вон там хороша трава", — и он вел их туда, куда им хотелось. Коровы тучнели и давали богатый приплод.

Было это перед пахотой. Ануп сказал Бате:

— Поле уже очистилось от воды. Готовь упряжку и семена для посева. Утром начнем пахать.

С утра они пахали вместе, чтобы не дать высохнуть земле. Работа спорилась. И радовались этому их сердца. Но вот не хватило семян, и сказал старший младшему:

— Сбегай-ка за семенами. Амбар тебе откроет жена.

Бата застал жену перед бронзовым зеркалом. Она делала себе прическу. Запыхавшись, он сказал ей:

— Побыстрее дай мне семян. Брат мой ждет.

— Пойди возьми сам, — сказала женщина. — Видишь, я причесываюсь.

Юноша взял из хлева большой горшок, наполнил его в амбаре семенами и взвалил на плечо. Когда он поднялся, женщина ждала его у входа.

— Сколько ты взял семян? — спросила она.

— Три меры пшеницы, две ячменя. Всего пять мер, — ответил Бата.

— Ты очень сильный, — сказала жена брата. — Я любуюсь тобой каждый день.

Подойдя ближе, она обняла Бату и сказала:

— Давай полежим вместе. Тебе это будет на пользу. Сошью я тебе красивую одежду.

Бата же стоял с тяжелой ношей на плече. Лицо его покрылось красными пятнами, как у южной пантеры.

— Как же так, — сказал он, кипя от гнева. — Ты мне вместо матери, брат мне вместо отца. Не повторяй больше этих гнусностей, и я тоже буду молчать.

И отправился Бата в поле, где его ждал брат, и они работали до темноты. Старший отправился домой первым. Младшему надо было пойти за скотом и собрать сено.

Жена в тот вечер не ждала Анупа у порога. Никто не зажег света, не подал воды для рук. Ануп зажег светильник и увидел жену на ложе. Лицо её, как показалось, было в синяках, ибо лживая женщина в нескольких местах намазала его сажей.

— Кто тебя обидел? — спросил он.

— Твой младший брат, — ответила она со стоном. — Он явился за зерном и, увидев меня, сказал: "Пойдем полежим". Когда же я ему сказала: "Разве я не мать тебе? Разве твой брат тебе не вместо отца?", он меня избил, и так сильно, что я не могу встать.

Услышав это, стал Ануп похож на южную пантеру. Он наточил нож, открыл ворота хлева и, сжимая нож в руке, стал за ними, чтобы убить брата.

Он же возвращался, по своему обыкновению нагруженный полевым добром. Пока он его сгружал у ворот, животные сами стали входить в хлев. И вот слышит Бата голос первой коровы:

— Беги! Брат твой стоит с ножом, чтобы тебя убить.

Бата знал, что животные его любят и не станут обманывать. Но он не поверил сказанному. Тогда послышался голос второй коровы:

— Беги, Бата!

Юноша наклонился и, увидев под воротами ноги брата, бросился бежать.

Ануп же за ним с ножом. Видя, что его догоняют, взмолился Бата Ра:

— О, Владыка благой, знающий правду и ложь, мне помоги!

И простер Ра между двумя братьями реку, кишевшую крокодилами, так что Бата оказался на одном берегу, Ануп — на другом. И крикнул младший старшему:

— Не уходи, пока не выйдет из мрака солнечный диск. Перед ликом его я докажу свою правоту. Воздаст он по заслугам каждому из нас. Но с тобою я не останусь, уйду в Долину кедра.

И вот осветилась земля, и увидели братья друг друга, и сказал младший старшему:

— Вот ты хотел меня убить, даже не выслушав меня, хотя ты мне вместо отца. А было так. Я явился, чтобы взять зерна, а твоя жена мне говорит: "Пойдем полежим". Клянусь Ра, что так это было. Если же тебе мало моей клятвы, то смотри.

Он взял острый тростник и оскопил себя на глазах брата. Ануп же, видя это, метался по берегу и рыдал. Он хотел обнять Бату и просить у него прощения, но река кишела крокодилами.

— Теперь, — сказал Бата, — возвращайся домой и ходи сам за скотом, у которого больше совести, чем у твоей жены-блудницы! В Долине кедра я вырву из груди свое сердце и возложу его на самую вершину древа. Я буду жить вместе с ним. Если же кедр срубят, явись, чтобы найти мое сердце. Не сразу ты его найдешь! Не падай духом! Положи его в чашу с прохладной водой, и я оживу.

Так разошлись братья, один направился в Долину кедра, другой, сжимая нож, домой. Достигнув дома, Ануп убил жену и отдал её тело на съедение псам и шакалам. После этого он осыпал себя пылью и сел оплакивать брата.

Бата же достиг Долины кедра. Все дни он проводил в охоте, ложился спать под кедром, на верхушке которого он укрепил свое сердце. Затем он решил построить себе дом и построил его, заполнив всем необходимым для жизни. Так он жил, пока однажды не встретил у дома Девятерых богов, обходивших землю, чтобы исполнить ей предначертанное.

Увидели боги Бату и обратились к нему:

— Эй! Телец Девятки богов. Неужели ты живешь один с тех пор, как покинул своего старшего брата из-за его жены? Знай же, ты отомщен, ибо убита та негодная женщина.

Бата молчал. Лицо его не выражало ни радости, ни горя.

Глядя на Бату, боги сокрушались сердцем. Ра же сказал Хнуму:

— Слушай! Сотвори для Баты жену, чтобы не жил он один.

И сотворил Хнум деву. Была она лицом и телом прекраснее всех женщин, ибо вложено в неё семя каждого из богов.

И явились боги посмотреть на работу Хнума. Хатор же, взглянув на красавицу, предрекла:

— Она умрет от ножа.

И хотя Бата уже не был мужчиной, взял он деву к себе. Она поселилась в его доме. И вновь проводил он дни в охоте за дичью и, принося добычу, складывал её у ног девы. И сердце его трепетало. Перед тем, как погрузиться в сон, он говорил ей:

— Не выходи наружу, чтобы тебя не похитило море, потому что ты женщина и сама не сможешь спастись, мое же сердце покоится на верхушке кедра.

И открыл ей Бата все, что с ним случилось и как он перестал быть мужчиной.

Однажды ночью вышла дева погулять на берег моря, под кедром, на верхушке которого, как цветок, пламенело сердце Баты. Увидело море её красоту, взволновалось и погнало за нею свои волны, кедру же сказало:

— Помоги мне её поймать!

И протянул кедр свою колючую ветвь. Пробегая мимо, дева оставила на ветви прядь своих благоуханных волос. Море взметнулось и её унесло. Всласть натешившись прядью, море выбросило её на берег Египта, к тому месту, где стирали прачечники дворца. Пропитал божественный аромат одеяния фараона, да будет он жив, невредим и здрав, — и он вызвал прачечников и бранил их, ибо запах не давал спать.

Прачечники же не знали, что делать. И начальник прачечников, — да будет и он жив, здрав и невредим, — тоже ничего не понимал, и на сердце его была печаль, ибо не было дня, чтобы его не бранил фараон.

Но вот однажды он вышел на холмик как раз против того места, где лежали в воде волосы. Он взял их с собой и отнес фараону, — да будет он жив, невредим и здрав.

Фараон, не зная, чьи это волосы и откуда они, призвал своих мудрых писцов, и они объяснили:

— Это волосы девицы Ра. Семя всех богов в ней. Это тебе дар из чужой страны. Разошли по всем странам людей, чтобы доставить эту деву сюда. Пусть с ними будут воины, ибо такая дева должна кем-то охраняться.

Прошло много дней, и все посланные в чужеземные страны вернулись в Египет. Из Долины кедра вернулся только один, его пощадил Бата, чтобы он известил его величество, — да будет он жив, невредим и здоров, — что остальные перебиты, ибо Бата не захотел расставаться с девой.

Тогда его величество повелел отправить в Долину кедра великое множество воинов и колесниц, а вместе с ними — женщину с такими прекрасными украшениями, перед которыми не может устоять ни одно девичье сердце.

И воинство фараона вернулось в Египет благополучно вместе с супругою Баты. Его же самого, погубившего множество воинов, не было, дева же, которую фараон весьма полюбил и нарек Великой любимицей, сказала:

— Если фараон, — да будет он жив, невредим и здрав, — хочет смерти Баты, пусть он пошлет воинов, чтобы они срубили кедр между домом и морем, ибо на нем сердце Баты.

Фараон послал воинов. Они срубили кедр. Бата тотчас пал мертвым в доме своем.

На следующий день после этого Ануп, брат Баты, сел за стол. Ему подали сосуд с пивом, но оно выплеснулось через край. Подали ему сосуд с вином, но оно замутилось. Тогда надел он сандалии и одеяние дорожное, взял посох и направился в Долину. И вошел он в дом брата своего. Застав его на ложе недвижимым, он залился слезами, ибо не было для него человека дороже Баты.

Вытерев слезы, отправился Ануп искать сердце брата в сучьях кедра, на земле под ним и на берегу.

Три года прошло в поисках, когда же пошел четвертый год, пожелало сердце Анупа возвратиться в Египет. Он сказал себе: "Отправлюсь утром".

Но утром он стал снова искать и к вечеру нашел какое-то зернышко. Это и было ссохшееся сердце брата. Ануп заполнил чашу прохладной водой и бросил в неё зернышко. Ночью оно впитало в себя воду, и возник Бата, дрожащий всем телом, как в лихорадке. Было тогда его сердце ещё в сосуде. Дал Ануп ему выпить, и встало сердце на свое место. Стал Бата таким, каким был прежде.

Они обняли друг друга и заговорили, впервые после долгой разлуки.

И сказал младший старшему брату:

— Смотри, превращусь я в большого Быка с шерстью различных оттенков. Ты сядешь мне на спину, и мы ещё до рассвета перенесемся туда, где моя жена, ибо жаждет мое сердце мести. Его величество, — да будет он жив, невредим и здрав, — даст тебе золота и серебра столько, сколько в теле моем окажется веса. Ибо явлюсь я великим чудом и радостью для всего Египта. Затем ты вернешься в свое селение.

Taк все и было. Фараон наградил Анупа. Бата один во дворце остался, как Бык священный. Прошло дней немало, и Бык вступил в кухню и стал рядом с Великой любимицей и заговорил с ней:

— Смотри, воистину я жив.

Она же, не узнав его голоса, спросила:

— Кто ты?

— Я — Бата, муж твой, которого ты предала. Ибо ты фараону нашу тайну открыла, чтобы я умер. Но видишь, я жив, я Бык.

Испугалась она, убежала. Бык же вышел из кухни. И начался день обычный, для фараона приятный. Вино ему жена Баты налила, и был фараон с нею ласков, и она сказала ему слова такие:

— Есть у меня заветное желанье. Поклянись его исполнить.

— Я исполню, — фараон ответил.

— Есть во дворце Бык, ни на что не годный. Печени его отведать желаю.

Фараон схватился за сердце. Сильно оно заболело. Но не изменил он слову, возвестил о великой жертве. Наутро народ собрался. Главный мясник явился, чтобы совершить закланье. Быка взвалили на плечи. Нож в его шею вонзился. Бык рванулся, отлетели две капли крови. Одна упала по одну сторону врат фараона, другая — по другую сторону. За ночь из обеих капель поднялись два древа, одно краше другого. Фараону о том возвестили. И сказали ему так:

— Это великое чудо для фараона, — да будет он жив, невредим и здрав.

И ликовал весь Египет. Вся страна приносила жертвы чудесным деревьям. Фараон вместе со всеми. Он открылся народу в окне из лазурита, сияющий ликом, с венком из цветов на шее. И выехал он на колеснице, — да будет он жив, невредим и здрав, — чтобы взглянуть на деревья. Великая любимица покинула дворец отдельно. Когда же они оба сели под одним из деревьев, услышала жена Баты голос:

— Эй, лживая. Мне известно твое коварство. Убить ты меня захотела. Но все же живу я.

Потеряла жена Баты от страха сознанье. Увезли её, когда же пришла она в чувство, к фараону явилась. Был фараон с нею ласков. И сказала она фараону:

— Поклянись мне богом, о чем попрошу — исполнишь.

Когда же поклялся он богом, она проговорила:

— Вели срубить деревья, что у твоих врат появились. Нет от деревьев пользы. Прикажи из них сделать мебель.

Фараон схватился за сердце. Сильно оно заболело. Но остался верен он клятве. И мастерам приказал он срубить два священных дерева. Чтобы кощунства не видеть, фараон во дворец удалился. Она же села поближе, чтоб наблюдать убийство.

И топоры застучали. Одна отлетела щепка, любимице в рот попала. Она её проглотила и зачала от щепки. Мастера же сделали мебель, много красивых стульев. На стульях она сидела, растущее холила чрево, не зная, что в нем её гибель.

И вот минуло время, у любимицы фараона крепкий младенец родился. С вестью пришли к фараону, что появился наследник, и сына ему показали. Он взял его на колени и возлюбил с первого взгляда.

Наполнился ликованием Египет Верхний и Нижний. Фараон пребывал на троне, всем источая милость. Он назначил сына царевичем Куша, когда же немного он вырос, приказал ему быть наследником всего Египта. Когда же минуло время и фараон вознесся на небо, наследник занял трон. И первым делом он при всем народе поведал о преступлениях той, которой рожден на свет.

Когда же совершился суд, суд справедливый и строгий, привели во дворец из селенья того, кого звали Анупом. Был он вельможам представлен. Тридцать лет Бата правил Египтом, а затем вознесся на небо, и занял его место Ануп.

1. Критика единодушно признает это произведение самой крупной жемчужиной в ожерелье древнеегипетской литературы. Его часто называют "Сказкой о двух братьях". И в самом деле, сказочный элемент в повествовании силен: мотив неверной жены, говорящие коровы, сердце на верхушке кедра, метаморфозы Баты. Однако превращения Баты носят явно сакральный характер священный бык, священные деревья. Наряду с людьми здесь действуют и боги. Да и простые ли сельчане главные герои — Бата и Ануп? Бата — город 17-го египетского нома Каса (греческий Кинополь), где почитался Бык Бата, а вместе с ним и Анубис (отсюда имя старшего брата).

"Сказка о двух братьях" — скорее всего, изложение священного ритуала в храме Анубиса-Баты. Таково происхождение большинства мифов: сначала ритуал или священная церемония, затем — миф.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх