Глава девятая

ПУТЬ К ПРОЧНОМУ МИРУ

Первое: Арабы должны признать право Израиля на существование

Израиль может добиться установления мира со всеми своими арабскими соседями. Но чтобы этот мир оказался прочным и долговечным, он должен строиться на основе безопасности, справедливости и, прежде всего, истины. Именно истина оказалась первой жертвой арабской кампании против Израиля, и мир, построенный на полуправде и фальсификации, будет неминуемо расшатан и сметен бурными политическими штормами Ближнего Востока. Подлинный мир может быть утвержден только в том случае, если при его заключении будут приняты в расчет важнейшие характеристики действительной природы нашего региона, и присущие ему антагонистические противоречия. Мирное урегулирование должно предложить реалистичное решение тому сущностному конфликту, который до сих пор определяет отношения между еврейским государством и его арабским окружением.

Этот конфликт не может быть сведен к территориальной проблеме, ибо он порожден неспособностью арабов смириться с самим фактом существования независимого еврейского государства на Ближнем Востоке. Все, что мы видели до сих пор, свидетельствует о том, что главным препятствием для достижения мира является упорное нежелание арабов признать право Израиля на существование.

На мирной конференции в Мадриде глава палестинской делегации произнес высокопарную речь, в которой он призвал передать густонаселенные израильские районы новому палестинскому государству, одновременно затопив остальную часть Израиля арабскими беженцами/*1.

С тех пор Арафат постоянно выступает с заявлениями, подтверждающими эту палестинскую концепцию установления "мира". Такие заявления многократно делались им и после подписания Норвежского соглашения. В Мадриде сирийскнй министр иностранных дел оспаривал само право евреев, которые, по его мнению, не являются нацией, на обладание собственным государством/*2. За год до этого сирийский министр обороны Мустафа Тлас откровенно выразил собственное понимание арабо-израильского конфликта: "Спор между арабской нацией и сионизмом идет не о границах, а о существовании (еврейского государства)''*3.).

Для того, чтобы пояснить смысл его слов, достаточно упомянуть о том, что между Сирией и Турцией существует давний территориальный спор о контроле над пограничным районом Александрета, находящимся ныне под турецким суверенитетом. Сирия требует "возвращения" Александреты, однако это не мешает ей поддерживать дипломатические отношения с Турцией и ни в коем случае не побуждает сирийских лидеров оспаривать право на существование турецкого государства, как такового. В то же время, израильско-сирийский территориальный спор относительно Голанских высот является производным гораздо более глубокого, сущностного конфликта; он никак не сводится к вопросу о том, где именно должна пройти граница между двумя странами. Сирия попросту отказывается признать право Израиля на существование, что неоднократно находило выражение в регулярных нападениях на Израиль в тот период, когда Голаны еще находились под сирийским контролем.

Таким образом, отправной точкой решения арабо-израильского конфликта является необходимость добиться от арабских стран прямого и безусловного признания за Израилем права на существование. Недостаточно зафиксировать и оформить существующее состояние прекращения войны – арабские режимы должны навсегда расстаться с мечтой об уничтожении еврейского государства. Это изменение арабской политики должно найти отражение в заключении полнообъемных мирных соглашений с Израилем, предусматривающих, среди прочего, отмену арабского бойкота и свертывание направленной против Израиля военной мощи арабских государств. Арабы должны совершить шаг, к которому они до сих пор не были способны: не просто признать очевидный факт существования Израиля, но официально и безоговорочно признать за Израилем право на существование – сегодня, завтра, всегда. Из этого, естественно, вытекает необходимый принцип мирного сосуществования, который должен определять будущие отношения между арабами и Израилем.

В годы холодной войны между США и СССР все мы привыкли к термину – "мирное сосуществование". Мало, кто задумывается сегодня над его смыслом и важностью. Даже в те годы, когда коммунисты были одержимы мечтой о достижении мировой гегемонии, они признавали наличие универсального интереса, более важного, чем их идеологические и геополитические цели; более важного, чем теория и принципы марксизма. Этот интерес – физическое выживание и дальнейшее существование человечества.

Такой рациональный подход позволяет человеческим сообществам, ведущим борьбу друг с другом, жить и развиваться в безопасности даже при наличии самых острых конфликтов между ними. Идея сосуществования определяет необходимость умеренности в идеологической и национальной борьбе. Но арабская политика минувших 75-ти лет находилась во власти не знающих удержу антиеврейскнх настроений; они заставили арабов пойти на союз с нацистами, побудили их начать 5 войн против Израиля, породили кампанию международного террора, вызвали дестабилизацию мировой экономики посредством нефтяного эмбарго. И сегодня еще в арабском мире имеются силы, предпринимающие попытки обзавестись ядерным оружием, чтобы использовать его в "последней и решительной" войне против сионизма. Эту ненависть необходимо искоренить – не только ради обеспечения безопасности Израиля, но ради самих арабов и всего человечества.

Многие склонны преуменьшать значение арабского неприятия Израиля в качестве главного фактора ближневосточного конфликта. Нежелание иметь дело с данным фактором весьма характерно для большинства аналитиков, выступающих с туманными обзорами политической ситуации на Ближнем Востоке. Из этого вытекают надуманные параллели между нуждами и устремлениями обеих сторон: как будто за арабское признание своего права на существование Израиль должен расплачиваться различными уступками, в первую очередь – территориальными. Но тот, кто ставит на одну доску право на существование Израиля и предъявляемые арабами требования к нашей стране, закрывает глаза на историческую истину и путает, сознательно или несознательно, причину со следствием. Хуже того, авторы этих надуманных параллелей назначают цену, которую должны уплатить граждане Израиля за свое основополагающее право на жизнь.

В абсурдности такого положения мы сможем легко убедиться, представив себе противоположную ситуацию: предположим, Израиль откажется признать право Сирии на существование, и выступит с угрозой уничтожить эту страну, если она не согласится передать ему часть своей территории. Весь мир счел бы подобное требование безумным и совершенно справедливо. Однако арабский отказ признать право на существование Израиля, если он не уступит им территории, неоднократно служившие в прошлом плацдармом агрессии против него, воспринимается многими как нечто само собой разумеющееся и даже достойное уважения. При этом упускается из виду такая незначительная деталь: право на существование Израиля абсолютно и безусловно, оно не может быть предметом переговоров – точно так же, как право на существование Сирии и Египта.

В ответ на это арабы заявляют, что историческая несправедливость, допущенная по отношению к палестинцам, столь велика, что это не дает им возможности признать право на существование Израиля до тех пор, пока данная несправедливость не будет исправлена еврейским государством. Но и этот довод призван извратить историческую правду. В 1947 году ООН предложила палестинским арабам реальную возможность создать собственное государство, и они отвергли это предложение. Точно так же его отвергли и арабские страны, направившие свои армии воевать против Израиля. Более того, в 1948-67 гг., когда Иудея, Самария и сектор Газы находились под иорданским и египетским контролем, никто из арабов не требовал создания палестинского государства на этих территориях. Декларируемая сегодня историческая связь между арабским отказом признать Израиль и требованием о создании палестинского государства не имеет никакого отношения к действительности.

Беспристрастный анализ исторических фактов приводит к однозначному выводу: палестинская проблема является результатом арабо-израильского конфликта, а не его причиной. Даже если эта проблема будет "решена", истинные факторы и причины конфликта останутся в силе; они будут по-прежнему оказывать свое влияние в арабском и мусульманском мире, порождая стремление уничтожить Израиль.

Проблема палестинских арабов требует корректного решения, принимающего в расчет их бедственное положение – наряду с правами еврейского народа и принципиальными нуждами безопасности Израиля. Однако один принципиальный момент должен быть разъяснен с самого начала: жалобы палестинских арабов, как истинные, так и надуманные, не могут служить в качестве пистолета, приставленного к израильскому виску. Сегодня, после пяти кровопролитных войн, часть арабских государств готова признать Израиль. Но другие арабские страны заявляют, что они согласятся на этот шаг только после того, как будет создано палестинское государство, разделяющее Иерусалим надвое, граничащее с Тель-Авивом и представляющее собой явную угрозу безопасности Израиля. Такое предварительное условие, предъявляемое сегодня важнейшими государствами арабского мира, показывает, сколь долгий путь еще предстоит пройти арабам, прежде чем они созреют для искреннего примирения с существованием еврейского государства на Ближнем Востоке.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх