Глава 7

Горный щит Израиля

Невозможность отступления с Голанских высот

Эти же проблемы – стратегическая глубина и водные ресурсы являются столь же значащими факторами и в контексте обсуждения вопроса о будущем Голанских высот. На этом фронте предлагаемые левыми уступки также крайне опасны для Израиля. Голанское плато, возвышающееся над истоками Иордана и над озером Кинерет, обеспечивает контроль еще над 40% израильских водных ресурсов. Отказ от этого контроля обеспечит Сирии возможность ''иссушить" Израиль как в прямом, так и в переносном смысле слова. Даже самые убежденные сторонники отступления имеют веские основания для того, чтобы трижды задуматься над такой возможностью прежде, чем они предложат "мир", основанный на израильском отступлении с Голан.

Голанское плато нозвышается примерно на 1300 метров над плодородными полями долины Хула. Подобно вершинам Иудеи и Самарии, эти высоты представляют собой естественный барьер, защищающий Израиль от вторжения с северо-востока. Голаны напоминают Иудею и Самарию и своими малыми размерами: их ширина не превышает 25 км – в самом широком месте.

В этом состоит существенное отличие Голанских высот от Синайского полуострова, ширина которого составляет 200 км. Израиль мог проявить исключительную щедрость, вернув Египту безводный Синай ради обеспечения мира на своем западном фронте, но на восточном фронте – в Иудее, Самарии и на Голанах не имеется достаточного простора для подобных уступок.

Это станет совершенно ясно, если мы примем к расчет три крупнейшие арабские армии, которые могут представлять угрозу существованию Израиля – армии Египта, Сирии и Ирака. Мощную египетскую армию отделяет от наших границ Синайская пустыня, обеспечивающая Израилю необходимую стратегическую глубину даже в том случае, если Египет нарушит мирный договор. Израиль побеспокоился о том, чтобы из текста договора однозначно следовало, что появление египетской армии на Синае означает войну. Иракская армия, которая стремительно восстанавливает свою мощь после поражения в Кувейте, отделена от Израиля буферной зоной примерно такого же размера, как Синай Иорданской пустыней. Хотя армия Иордании, контролирующая это пустое пространство, хорошо подготовлена и оснащена, она все же слишком невелика, чтобы представлять самостоятельную угрозу для нашей страны.

Израиль всегда решительно заявлял, что он рассматривает всю территорию Иордании как буферную зону, и ни при каких обстоятельствах не позволит иностранным силам войти в Иорданию. Эта декларативная позиция обеспечивает безопасность Израиля, но в такой же степени она защищает и короля Хусейна от агрессивных посягательств его арабских соседей. Во время войны в Персидском заливе Израиль неоднократно подчеркивал, что если иракские силы под тем или иным предлогом окажутся на территории Иордании, это приведет к началу полномасштабной войны. В 1970 году аналогичное израильское предупреждение вынудило сирийскую армию отступить из Иордании, на территорию которой она вторглась в ходе вооруженного конфликта между палестинскими организациями и хаши- митским правительством короля Хусейна. Большинстство граждан Израиля решительно возражают против создания государства ООП в Иудее и Самарии, поскольку такое государство сможет вступить в союз с Ираком и другими радикальными силами в арабском мире. По сути дела, палестинское государство сведет на-нет значение буферной зоны, простирающейся к востоку от границы Израиля.

Итак, наземная защита Израиля перед лицом двух мощных арабских армий, египетской и иракской, обеспечивается с помощью двух значительных буферных зон Синайского полуострова и пустынных районов Заиорданья. Но на севере Израиль не имеет той стратегической глубины, которая могла бы обеспечить ему защиту от сирийской армии, одной из крупнейших армий мира. Большинство сирийских дивизий постоянно развернуто на широком равнинном плато между Дамаском и Голанскими высотами в 25км от Галилеи и в 75 км от Хайфы и побережья Средиземного моря. Если египетской и иракской армиям необходимо несколько дней для того, чтобы переместиться из районов своей нынешней дислокации к израильской границе, то сирийская армия может оказаться в непосредственной близости от густонаселенных районов Израиля всего за несколько часов. Единственная преграда, стоящая на ее пути.- это ограниченный контингент ЦАХАЛа на Голанских высотах. Этого контингента сегодня достаточно для обороны Израиля, поскольку в результате Шестидневной войны стратегическая ситуация на израильско-сирийской границе изменилась коренным образом: теперь солдаты ЦАХАЛа взирают на сирийские позиции сверху вниз – с Хермона, с горы Авиталь, с укреплений, расположенных вдоль линии вулканических холмов на восточной оконечности Голанского плато.

Эти доминирующие позиции компенсируют Израилю отсутствие стратегической глубины в районе сирийской границы. Не случайно Израиль настоял на своем контроле над этими позициями в ходе переговоров о прекращении огня в 1974 году – несмотря на раздраженную реакцию американских посредников, не желавших понять, почему израильское правительство, во главе которого стоял тогда Ицхак Рабин, "упрямится из-за нескольких километров". Рабин подтвердил свою точку зрения по данному вопросу накануне выборов 1992 года, когда он сделал следующее заявление:

'Тот, кто решит спуститься с Голанских высот – даже в мирных условиях! – подвергает нестерпимой угрозе безопасность Израиля".

Тем не менее, вскоре после выборов стало ясно, что правительство Рабина готово отступить с Голанских высот – в обмен на заключение формального мира с Сирией. Похоже, большинство левых министров закрывают глаза на причину, по которой сирийская граница была самой спокойной из всех границ Израиля в течение 20 лет; за все это время там не было произведено ни единого выстрела.

Причина спокойствия на Голанах вовсе не связана с желанием Асада соблюдать условия подписанного им соглашения о прекращении огня, как наивно полагают некоторые сторонники отступления. В Ливане, например, Асад нарушал и нарушает все свои обязательства, в том числе Таифское соглашение о выводе сирийских войск из этой страны. Точно так же он многократно нарушал свои обещания Турции о прекращении деятельности курдского повстанческого движения с сирийской территории. Дамаск не соблюдает соглашение с Израилем, достигнутое в 1976 году при посредничестве США – это соглашение предписывает Сирии существенно снизить наземную и воздушную активность своих войск на территории Ливана. Причина же того, что Асад аккуратно соблюдает условия соглашения о разведении войск на Голанских высотах, предельно проста – он знает, что произойдет в случае, если это соглашение будет нарушено.

Следует помнить, что до 1967 года, пока Сирия контролировала Голанские высоты, израильско-сирийская гоаница оставалась постоянной ареной вооруженных конфликтов. Израильские поселения в долине Хула и на берегах Кинерета в течение 19 лет подвергались обстрелам с сирийских позиций, расположенных на западаном склоне Голанского плато. Сирийцы не сразу поняли значение происшедших перемен, когда в ходе Шестидневной войны ЦАХАЛ занял Голанские высоты. Шесть лет спустя, в октябре 1973 года, Сирия вновь напала на Израиль, и уже через несколько дней израильские танки и артиллерия оказались у ворот Дамаска. С тех пор на границе установилось спокойствие. Асад понял, что пока ЦАХАЛ контролирует свои нынешние позиции на Голанах, Сирия не имеет реальных шансов на одержание военной победы над Израилем. Именно поэтому сохранение израильского контроля над Голанскими высотами является важнейшим фактором поддержания мира на границе с Сирией. Если этот фактор будет заменен формальным мирным соглашением, объективные условия сохранения мира и стабильности в регионе утратят силу, Израиль лишится естественного горного барьера, защищающего его на северо-востоке, и Сирия вновь обретет реальную возможность втянуть нашу страну в кровавый и опасный конфликт.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх