Глава пятая

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ПО ИМЕНИ ООП

Осло

В 1993 году, вскоре после прихода к власти в Израиле левого правительства, в Осло начались тайные переговоры между израильской делегацией и представителями ООП. Переговоры длились несколько месяцев, и они завершились подписанием совместной Декларации о принципах, с представлением которой ООП признала право Израиля на существование, а Израиль признал ООП в качестве "представителя палестинского народа". Арафат принял на себя обязательство отменить статьи "Палестинской хартии", призывающие к уничтожению Израиля. Он пообещал также осудить террор "в своих публичных выступлениях" (сопроводительное послание норвежскому министру иностранных дел Юргену Хольсту, выступавшему посредником на переговорах)/*121 и принять меры против фракций ООП, которые будут продолжать террористическую деятельность (письмо Ицхаку Рабину)/*122.

Израиль, со своей стороны, согласился на поэтапное урегулирование, в рамках которого его войска покидают сначала сектор Газы и Иерихонский анклав, а затем все населенные арабами районы Иудеи и Самарии. Параллельно с этим создается "палестинская полиция", которая принимает на себя ответственность за обеспечение "внутренней безопасности" в покинутых ЦАХАЛОМ районах, то есть за борьбу с террором. Премьер-министр Рабин фактически отказался от израильского права на преследование террористов в районах, переходящих под контроль палестинской администрации, – от того права, которое Израиль сохраняет за собой повсеместно. Так, например, в Южном Ливане израильские войска наносят удары по базам террористов, не испрашивая разрешения ливанского правительства.

В рамках промежуточного урегулирования ООП создает политическую структуру, которая носит формальное название "автономия", но представляет собой, по существу, основу будущего палестинского государства: законодательный совет, судебная и исполнительная власть, полиция и силы безопасности. Разумеется, во главе этой политической структуры стоит Ясер Арафат. Правительство Израиля пояснило, что оно рассчитывает на то, что союз с Арафатом будет направлен против ХАМАСа. Оно согласилось передать основную ответственность за защиту израильских граждан от палестинского террора из рук ЦАХАЛа в руки боевых формирований ООП. Вопрос о постоянном урегулировании в Иудее, Самарии и Газе формально остался открытым, однако уже в сентябре 1993 года всем было ясно, что отступление ЦАХАЛа и создание политической структуры ООП на контролируемых территориях приведет к образованию в этих районах палестинского государства.

В ходе торжественной церемонии, состоявшейся в Белом доме при участии президента США Клинтона, Ицхак Рабин и Ясер Арафат пожали друг другу руки, а затем подписали Декларацию о принципах (в церемонии участвовали также израильский министр иностранных дел Шимон Перес н высокопоставленный представитель ООП Абу-Мазен). Таким образом правительство Израиля обеспечило ООП международную легитимацию, к обретению которой эта организация так долго стремилась. ООП фактически стала "палестинским государством в пути", а ее лидер Ясер Арафат – главой этого государства. Многим израильтянам казалось тогда, что страна стоит на пороге долгожданного мира.

Однако это "историческое" соглашение, которое должно было привести к прекращению террора и к установлению мирных отношений между Израилем и палестинцами, дало трещину уже в день своего подписания. Непосредственно перед церемонией в Белом доме Арафат дал интервью, в котором он недвусмысленно объяснил арабам свои намерения:

"Это все тот же план, который мы утвердили в 1974 году. (Декларация о принципах) послужит основой для создания палестинского государства в соответствии с решением ПНС от 1974 года"/*123.

И действительно, между заключением дипломатических соглашений с Израилем, ведущих к созданкю палестинского государства, и Поэтапным планом 1974 года, в соответствии с которым это государство должно стать инструментом уничтожения Израиля, нет никакого противоречия.

Уже после подписания Декларации о принципах Арафат и другие лидеры ООП неоднократно заявляли, что их конечной целью является создание палестинского государства со столицей в Иерусалиме и реализация "права на возвращение".

А что же с обязательством Арафата об отказе от идеи уничтожения Израиля? В своей книге "Новый Ближний Восток", написанной с рекордной скоростью (дабы не отстать от стремительного темпа исторических событий), Шимон Перес подчеркивает, что необходимым условием политического процесса является "изменение основополагающей Хартии ООП". Перес отмечает также, что и он, и Рабин были едины в отношении данного требования/*124.

Разумеется, нет ничего естественнее этого условия. В истории не найти примера тому, чтобы государство вело переговоры с организацией, открыто заявляющей о своем стремлении его уничтожить. Однако, по прошествии недолгого времени, выяснилось, что Арафат не намерен созывать ПНС с целью отмены или изменения "Палестинской хартии". Удивительным образом принципиальное требование Рабина и Переса превратилось в пустую фразу. "Задача изменения "Палестинской хартии" доставляет серьезные сложности Арафату, и мы должны считаться с его проблемами", – объяснили гражданам Израиля официальные представители правительства.

Точно так же левое израильское правительство освободило Арафата от его обязательств относительно прекращения террора. В течение первого года после заключения Норвежского соглашения 67 израильтян были убиты террористами ХАМАСа и различных фракций ООП, в том числе – арафатовского ФАТХа (бойня в Афуле и другие теракты). Число жертв террора оказалось намного выше, чем в год, предшествовавший Норвежскому соглашению (23 убитых), и чем в среднем за годы интифады (24 убитых в год).

Как и следовало ожидать. Арафат не предпринял никаких мер против убийц; в большинстве случаев он отказывался выступить даже с формальным осуждением в их адрес. Читатель помнит, что в свое время американская администрация Буша прервала политический диалог с ООП, выяснив, что эта организация нарушает принятые ею обязательства об отказе от террора. При аналогичных обстоятельствах израильское правительство Рабина повело себя прямо противоположным образом: оно стало защищать ООП и доказывать, что Арафат не может контролировать происходящее в рядах его организации. Для укрепления власти и влияния Арафата было решено допустить на территорию автономии многие тысячи вооруженных бойцов, представленных в качестве "палестинской полиции". Когда и это было исполнено, а террор не прекратился, израильское правительство объяснило, что палестинским силам безопасности потребуется время, чтобы справиться с террористами.

Рабин и Перес оправдывают создание палестинской армии на покинутых ЦАХАЛОМ территориях ссылками на Кемп-Дэвид. При этом они умалчивают о том, что в Кемп-Дэвидском соглашении ни слова не говорилось о передаче палестинской полиции полномочий по обеспечению "внутренней безопасности". Там было определено, что полиция автономии будет заниматься обычными гражданскими функциями и пресечением уголовных преступлений. В рамках Кемп-Дэвидского соглашения Израиль не отказывался от своего права бороться с террором в любом месте на территории автономии. Левое правительство Рабина, согласившееся ввести в районы палестинского самоуправления бригады "Армии освобождения Палестины", выразившее готовность вооружить их вертолетами и броневиками, не может оправдаться ссылками на Кемп-Дэвид.

Объясняя трудности, с которыми сталкивается Арафат в ходе противодействия экстремистскому террору, представители израильского правительства умышленно игнорируют тот факт, что в годы интифады лидер ООП, не имевший тогда собственной армии на контролируемых Израилем территориях, прекрасно доказал свою способность наказывать ослушников. Многие палестинцы были убиты в тот период по его приказу. Дело не в том, что Арафат не может подавить террор – он просто не хочет его прекращения.

Правительство Рабина игнорирует многократные заявления Арафата и других лидеров ООП о том, что палестинская администрация не намерена вступать в конфликт с ХАМАСом. Во многих случаях становилось известно об оперативном сотрудничестве между террористами двух' этих организаций. Никакого внимания не было уделено заявлению Аббаса Заки, одного из руководителей палестинской службы безопасности, когда тот сказал, что израильское отступление не приведет к установлению мира. "Это всего лишь временное прекращение огня в преддверии следующего этапа, – сообщил Заки с примечательной откровенностью. – Я за продолжение переговоров, но они не должны быть нашим единственным средством. Алжирские н вьетнамские революционеры вели переговоры о мире, продолжая боевые действия против врага"/*125.

Эта параллель понятна каждому. Вьетнамские коммунисты вели "мирные переговоры" с США, даже не думая отказываться от своего намерения захватить южную часть страны. Алжирские повстанцы вели "мирные переговоры" с Францией, вовсе не помышляя об отказе от установления собственной власти над всей территорией Алжира. Точно так же ООП ведет "мирные переговоры" с Израилем. намереваясь "освободить всю Палестину".

Многократные и систематические нарушения Норвежского соглашения палестинской стороной, а также – провокационные заявления лидеров ООП не заставили правительство Рабина уклониться от своей цели, которая изначально была избрана, исходя из благих пожеланий, а не на основании реалистичного анализа. Левому кабинету не достало мужества, чтобы изменить свою политику даже после резкой эскалации террора, организаторы которого действовали под покровительством ООП. Напротив, приверженность левых "мирному процессу", ведущему к постепенной ликвидации еврейских поселений и созданию палестинского государства в границах 1947 года, была столь велика, что правительство попыталось ускорить процесс – вместо того, чтобы приостановить его.

Удачная возможность для этого представилась левым в феврале 1994 года, когда израильский гражданин убил 29 палестинцев в хевронской пещере Махпела. ООП немедленно прервала переговоры с Израилем. Для того, чтобы вернуть представителей этой организации к столу переговоров, израильское правительство ускорило создание палестинской полиции и согласилось на присутствие международных наблюдателей в Хевроне. Многие министры Рабина заговорили о необходимости депортировать еврейскую общину Хеврона. Разумеется, левое правительство даже не пыталось реагировать столь же жестко на кровавые арабские теракты в Афуле, Хадере и других израильских городах. Эти теракты, осуществленные с помощью начиненных взрывчаткой автомобилей и террористов-смертников, привели к многочисленным жертвам среди евреев.

Таким образом, правительство Рабина нарисовало перевернутую картину: действительная проблема, связанная с защитой израильских граждан от арабского террора, была отброшена в сторону, н ее место заняла надуманная цель – защита палестинцев. Однако, за исключением теракта в пещере Махпела и еще нескольких единичных случаев, палестинскому населению не угрожала никакая опасность со стороны евреев. Арабы могли чувствовать себя в полной безопасности в любом месте Эрец-Исраэль, а евреи были вынуждены повсеместно опасаться террористического насилия.

Не считаясь с эскалацией антиеврейского террора и другими признаками опасности, нависшей над Израилем в результате соглашения с ООП, правительство Рабина в одностороннем порядке вывело израильские войска из сектора Газы и Иерихонского анклава. Тем самым оно позволило Арафату создать там первые плацдармы палестинской экспансии, направленной в сторону Иерусалима и суверенной израильской территории в границах 1967 года. После отступления ЦАХАЛа из Иерихона командующий палестинскими силами в этом районе заявил:

"В Иерихоне мы сделали первый шаг в сторону Иерусалима, который вернется к нам, несмотря на упрямство сионистов"/*12б.

По прибытии в Газу, Арафат вновь пояснил, что его целью является создание палестинского государства со столицей в Иерусалиме. Пользуясь случаем, он направил "сердечное приветствие нашим братьям в Негеве и Галилее"/*127, напомнив о непреходящем стремлении ООП "освободить" и эти территории от сионистского ига. Начальник политического отдела ООП Фарук Каддуми был еще более откровенен. В августе 1994 года он заявил в радио-интервью: "Палестинский народ знает, что существует государство, созданное с помощью насилия над историей. Это государство должно прекратить свое существование"/*128. Реакция израильского правительства на эти заявления более всего отражала неспособность посмотреть фактам в лицо.

Пренебрежение к фактам имело своим источником слепую веру, распространившуюся в политических кругах и среди журналистов в Израиле. Символ этой веры таков: Арафату можно доверять; ООП является умеренной организацией и стремится к сосуществованию с Израилем; несмотря на громкие лозунги и провокационные заявления палестинских лидеров, ООП, в конце концов, удовольствуется созданием своего государства в Иудее, Самарии и Газе; ООП будет вынуждена отказаться от мечты об Иерусалиме, возвращении беженцев и "остальной Палестине". Израильское правительство не пожелало придать должное значение тому факту, что под управлением ООП Газа превратилась в базу террора, откуда наносятся удары по Иерусалиму, Тель-Авиву (взрыв автобуса на улице Дизенгоф в конце 1994 года) и другим городам Израиля. Было ясно, что если даже ООП захочет и сумеет приостановить террор на время переговоров, она возобновит его с новой силой, получив под свой полный контроль Иудею и Самарию. Как сказал Арафат, выступая перед командирами своего отборного "17- го отряда", в числе которых был Абу-Гитлер: "Кровью, огнем и потом мы освободим Палестину и Иерусалим"/*129. И, чтобы ни у кого уже не осталось сомнений, что речь идет о всей Палестине, о все том же Поэтапном плане, Арафат подчеркнул через несколько дней:

"В 1974 году мы приняли решение создать палестинское государство на всяком клочке территории, который будет освобожден от израильской власти, и мы выполним это решение"/*130.

Днем раньше он заявил: "Мы создадим палестинское государство в любой части Палестины, которая будет освобождена от сионистского врага. Мы достигли первого этапа (Поэтапного плана), но наш путь еще долог и труден. Мы продолжим свой путь до тех пор, пока палестинское знамя не взовьется над Иерусалимом, столицей Палестины"/*131.

Если сам Арафат бывает вынужден избегать наиболее одиозных формулировок, то его ближайшие соратники уже ни в чем себе не отказывают. Абу-Фахед, назначенный Арафатом на одну из высших должностей в палестинской "службе безопасности" в Иерихоне, говорит просто и откровенно:

"Мы продолжим борьбу до освобождения Иерусалима, Хайфы и Бейт-Шеана"/*132.

Через несколько дней после того, как эти слова были произнесены. Ясер Арафат направился в Осло получать Нобелевскую премию мира.

Настанет день, и историки задумаются над загадкой: как смогли тираны и террористы, десятилетиями убивавшие граждан Запала, манипулировать западными демократиями с целью удушения единственной демократии на Ближнем Востоке? Еще больше удивит их другая загадка: как смогли те, кто открыто говорили о своем намерении уничтожить еврейское государство, заручиться содействием израильского правительства для осуществления своих целей? Быть может, историки будущего найдут ответ на свои вопросы в старой легенде о Троянском коне.

Троянскому коню мы уподобим ООП. Этот дар арабский мир уже несколько десятилетий пытается всучить Западу с тем, чтобы тот заставил Израиль впустить его в свои ворота. Арабские пропагандисты раскрашивают свой дар в прекрасные цвета законности, свободы, справедливости и мира. Они с пафосом говорят о страдании угнетенных. Но цель их ясна: провести Троянского коня сквозь оборонительные редуты Израиля, чтобы он обосновался на холмах вокруг Тель-Авива и оттуда уже исполнил свое зловещее предназначение. Каждый знак внимания со стороны Запада и Израиля – щедрые газетные репортатажи, торжественные банкеты, статус наблюдателя, дипломатические представительства, небольшие поначалу территориальные уступки – все это ведет Троянского коня к указанной цели.

Многим трудно себе представить, что арабы сумеют уничтожить еврейское государство, как разрушили когда-то греки Трою, но тот, кто знаком с геополитическими условиями существования Израиля, неизбежно оказывается дальновидным: государство ООП, границы которого пройдут в 15 км от набережных Тель-Авива, сулит смертельную угрозу Израилю.

То, что Запад поддался на уловки ООП, говорит о слабости – слабости памяти и чувства справедливости. Много ли времени миновало с тех пор, как Ясер Арафат убивал американцев и европейцев? Но еще более поразительна слабость Израиля, многие граждане которого захотели пойти на поводу у лжи, сулящей погибель им самим и их детям. Те израильтяне, которыми руководит жажда жизни, должны теперь, пусть даже с большим опозданием, объяснять всем и каждому, что представляет собой Троянский мир, предложенный Арафатом еврейскому государству. Они обязаны также указать на возможность иного мира, надежного и безопасного.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх