Глава вторая

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

ООН и новая империя (СССР) – союзники арабов.

Ложь, большая ложь, наглая ложь…

В ООН, как и во многих других местах, арабы обрели нового союзника. Британская империя рухнула, но на международную арену вышла другая империя, которая охотно сменила Британию в качестве покровительницы панарабских устремлений – Советский Союз. Вплоть до недавнего времени СССР последовательно поддерживал любые диктаторские режимы в арабских странах – от Насера в Египте до Саддама Хусейна в Ираке. Так же, как некогда британские колониалисты, советские лидеры пришли к выводу, что Израиль является препятствием на пути их империалистической экспансии в Восточном Средиземноморье. Коммунисты, изрядно понаторевшие в искусстве пропаганды, научили все антизападные террористические организации пользоваться такими привлекательными терминами, как "борьба за мир" и "право на самоопределение". Они снабдили арабов формулой, сулившей успех их попыткам восстановить против Израиля нравственное чувство народов Запада.

В 1975 году в Мехико представители советского блока и арабских стран добились решающего перевеса на конференции ООН по проблемам женщин. Они вынудили конференцию вынести немыслимую в своей нелепости клеветническую резолюцию, которая затем была послушно утверждена Генеральной Ассамблеей ООН. Эта резолюция объявляла сионизм разновидностью расизма.

Арабы добились этой важной пропагандистской победы путем политического и экономического шантажа – то были годы нефтяного эмбарго, и, казалось, никто не может противостоять давлению сплоченного клана производителей топлива. Голосуя за позорную резолюцию ООН, представители многих стран знали, что они скрепляют своим авторитетом циничную, бессовестную ложь. Знали, но не могли противиться арабскому шантажу.

Таким образом, в ноябре 1975 года, через восемь лет после сокрушительного поражения в Шестидневной войне, арабы одержали свою величайшую победу на поприще пропаганды: Генеральная Ассамблея ООН семьюдесятью двумя голосами против тридцати пяти, при тридцати двух воздержавшихся, постановила, что национально-освободительное движение еврейского народа является расистским.

Ничего подобного не смогли достичь даже такие виртуозы антисемитской пропаганды, как Торквемада и Йозеф Геббельс. То, что не удалось совершить в самые темные времена Инквизиции и Катастрофы, свершилось теперь – на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Никогда прежде антисемитизм не получал столь широкого международного признания и одобрения. Организация, призванная представлять добрую волю всего человечества, согласилась стать рупором примитивной юдофобской пропаганды.

Арабам было известно, что сила Израиля – не в многочисленном населении, не в размерах страны и не в ее природных богатствах. По всем этим параметрам арабы многократно превосходили евреев. Они понимали, что самым прочным щитом Израиля является нравственная сила его позиции. Именно поэтому они стремились очернить этот щит, пробить в нем брешь и, в конечном счете, разбить его. Их оружием стала бессовестная клевета на сионизм – движение, вдохновившее миллионы сердец и породившее Государство Израиль.

Сионизм представляет собой попытку обеспечить нормальные условия для национального существования еврейского народа, духовное наследие которого является одной из основ западной культуры. Той самой культуры, которая смогла сформулировать универсальные принципы человеческой свободы и справедливости. Несмотря на свою почетную роль в духовной истории человечества, евреи на протяжении многих веков подвергались преследованиям и унижениям. Они претерпели больше страданий, чем любой другой народ. Сионистское движение поставило своей целью вернуть свободу, достоинство и справедливость еврейскому народу – в этом подлинная и единственная суть сионизма.

На исходе Первой мировой войны, а затем после Второй мировой войны, это было понятно не только евреям, но и всему просвещенному человечеству. Упорство, мужество и нравственная сила сионизма вызывали восхищение свободных наций. Их изумлял подвиг еврейского народа, создавшего современное государство на руинах древней родины, собравшего своих изгнанников с четырех концов света и возродившего свой веками молчавший язык иврит. Не меньшее восхищение вызывала способность Израиля поддерживать стабильный демократический строй в условиях постоянных войн, перед лицом безграничной ненависти арабов. Не только в США и Западной Европе оценили гуманистический подвиг сионизма, но и в новых государствах Африки, освободившихся от колониального ига. Опыт Израиля служил примером для подражания многим народам.

Арабские лидеры и их советские покровители вполне учитывали это обстоятельство. В своих неустанных нападках на Израиль они руководствовались отнюдь не только политическими соображениями. В не меньшей степени их поступками двигала глубоко затаенная зависть: ведь ничто не разоблачает диктаторов и деспотов, рядящихся в "освободительные" лозунги, с такой эффективной беспощадностью, как подлинный пример национального освобождения.

И уж совсем абсурдным было клеветническое обвинение в расизме, выдвинутое против движения, абсолютно равнодушного к цвету кожи. Теодор Герцль, основатель современного сионизма, писал в своем программном сочинении, что порабощение негров задевает его столь же глубоко, как еврейское бесправие:

"Есть еще одна нерешенная проблема расового угнетения. Важность этой проблемы, весь ужас ее может по-настоящему понять только еврей… Я имею в виду негритянскую проблему. Достаточно вспомнить о работорговле, при мысли о которой волосы встают дыбом. Живых людей, за то, что у них черный цвет кожи, выкрадывают, вывозят, а затем продают, как скотину… Теперь, когда я дожил до возрождения евреев, мне бы хотелось проложить путь к освобождению темнокожих"/*79.

Почти через сто лет после того, как были написаны эти строки, сионистское государство спасло эфиопских евреев и доставило их в Эрец.-Исраэль. Впервые в истории темнокожие жители были вывезены из Африки не дм того, чтобы стать рабами, но для того, чтобы обрести счастье, свободу и родину.

В 1985 году, в десятую годовщину принятия клеветнической резолюции, я организовал симпозиум в ООН, темой которого была критика этого позорного деяния. Арабские государства и ООП восприняли это как прямое оскорбление – как смеем мы созывать конференцию на "их" поле? Они безуспешно пытались сорвать запланированное мероприятие. Особенное негодование арабов вызвало выступление Рахамима Эльазара, нового репатрианта из Эфиопии, поведавшего о своем собственном многотрудном пути в Израиль. С тех пор в нашу страну прибыли десятки тысяч его темнокожих собратьев. И, тем не менее, арабы с непревзойденной наглостью обвиняли и продолжают обвинять сионизм в расизме.

Примечательно, что это обвинение исходит именно от арабов, в чью практику до сих пор входит содержание черных рабов (в странах Персидского залива). В течение многих лет арабы играли ведущую роль в работорговле, обеспечивая транспортировку темнокожих невольников вдоль берегов Африки. Уже в наши дни арабское большинство провело планомерное уничтожение сотен тысяч негров в южном Судане. В этой связи можно было ожидать, что арабские обвинения будут восприняты мировым сообществом как глупая шутка.

Увы, мировое сообщество не проявило в данном случае даже самого элементарного здравомыслия. Совокупная мощь арабских стран и государств советского блока обеспечила клеветникам беспрепятственный контроль над микрофонами и печатными станками ООН.

Здесь уместно заметить, что даже сбросив со счетов антиизраильскую клевету, трудно признать аппарат ООН достойным проповедником моральных истин. Генеральная Ассамблея не предпринимала действенных попыток положить конец советской агрессии против Афганистана, в результате которой погибло около миллиона человек. В течение семи лет ООН беспомощно взирала на ирано-иракскую бойню – еще миллион убитых. Точно так же прошли мимо внимания Объединенных Наций кровавые эксперименты "красных кхмеров", ужасы Биафры, геноцид Иди Амина в Уганде. Даже в Сомали ООН не сумела добиться сколько-нибудь заметного успеха. Многократные случаи грубого, демонстративного попрания Декларации прав человека – законодательного акта, ради выполнения которого существует ООН, раз за разом оставляли равнодушными участников Генеральной Ассамблеи/*80.

Однако все эти нравственные прегрешения ООН не могут сравниться с принятием клеветнической резолюции против сионизма, благодаря которой ядовитая юдофобия удостоилась широкого признания в качестве официальной точки зрения мирового сообщества. Было бы заманчиво счесть антисионистскую резолюцию ООН бессмысленным, абсурдным курьезом – особенно после ее запоздалой отмены в декабре 1991 года/*81. Однако такое отношение было бы ошибочным. Следует помнить, что в течение 16 лет арабы беспрепятственно внедряли свою клевету в общественное сознание, пользуясь именем и покровительством ООН. Даже официальнал отмена позорной резолюции не может в одночасье ликвидировать последствия этого навета.

Я хочу еще раз подчеркнуть: впервые в истории международное сообщество скрепило своим авторитетом клеветнические измышления против целого народа. Нам, современникам Катастрофы, не следует пренебрегать возможными последствиями бессовестной клеветы; гитлеровский геноцид был бы невозможен, если бы ему не предшествовала грязная антисемитская пропаганда нацистов. Но нацисты сумели убедить немцев и другие народы в том, что евреи мерзкое, порочное племя, не достойное человеческого звания. После этого им было несложно привлечь сотни тысяч людей к непосредственному участию в усилиях по уничтожению еврейского народа.

Нам известно, что в тех немногих европейских странах, где нацистская клевета не снискала широкого распространения, не было и массового соучастия местных жителей в геноциде. В этих странах большинство евреев избежали уготованной им нацистами участи. Хорошо известен пример Дании, где король объявил, что, если кто-либо из его подданных будет вынужден прикрепить к своей одежде желтую звезду, то и сам он поступит таким же образом. Когда гитлеровцы наметили массовую депортацию датских евреев в лагеря смерти, местное население переправило большую часть обреченных в нейтральную Швецию.

Менее известным, но не менее драматичным является пример Болгарии: вся образованная элита этой страны воспротивилась осуществлению политики официального антисемитизма. Так, Союз болгарских юристов и Союз болгарских писателей осудили навязанное немцами антиеврейское законодательство как "социально вредное" и "пагубное в целом". Глава болгарской православной церкви расценил нацистские директивы как "гром среди ясного неба". В немецком рапорте противодействие болгар антисемитским законам приписывалось "бездеятельности местной полиции я полному равнодушию большей части болгарского народа". Чрезвычайно показательным является объяснение, представленное немецким послом в Софии своему начальству в Берлине: он доложил, что "болгарский народ не в силах осознать еврейский вопрос в должной исторической перспективе". Провал нацистской пропаганды в Болгарии является заслугой национальной элиты в этой стране политиков, учителей, писателей, религиозных деятелей, юристов. Результатом интеллектуальной стойкости этих людей стало спасение болгарского еврейства/*82.

Иными словами: клевета предшествует убийству, она санкционирует геноцид. Оклеветанный народ оказывается исключенным из человеческого сообщества, жизнь его представителей лишается всякой ценности, а его угнетатели и убийцы становятся безнаказанными вершителями дьявольского "закона".

По своей сути и направленности арабская клевета ("сионизм это расизм") ничем не отличается от клеветы нацистской. Это все тот же антисемитизм со слегка изменившейся терминологией. Горькая правда состоит в том, что даже ужасы Катастрофы не смогли положить конец укоренившейся ненависти к евреям. Эта ненависть по-прежнему живет во многих сердцах, и единственное отличие состоит в том, что сегодня даже отъявленным юдофобам бывает неловко пользоваться старыми, пропахшими кровью терминами. В негативном контексте антисемитской риторики "сионизм" и "сионист" стали эвфемизмами таких понятий, как "иудаизм" и "еврей". Поскольку нет сегодня более оскорбительного ярлыка, чем расист, именно это слово было избрано арабами и коммунистами для замены прежних бранных эпитетов. Применительно к евреям "расист" это современный эквивалент "христоубийцы", “предателя”, "ростовщика", "международного заговорщика". Новая терминология позволяет юдофобу лицемерно утверждать: "Я вовсе не антисемит, я антисионнст". Эквивалентом такого утверждения является следующий шедевр словесной эквилибристики: "Я вовсе не антиамериканец, я просто считаю, что Соединенные Штаты не имеют права на существование".

Опираясь на резолюцию ООН, приравнивающую сионизм к расизму, арабы уже два десятилетия ведут открытую антисемитскую пропаганду, сплетая паутину лжи вокруг любого суждения об Израиле. Даже теперь, после отмены этой позорной резолюции, продолжают громоздиться терриконы клеветы, возведенные на ее основании, как будто они обрели свою собственную, вечную жизнь. Усилия по демонизации еврейского государства оказались столь успешными, что многие люди до сих пор охотно закрывают глаза на отвратительные преступления арабов. "Следует принять в расчет бедственное положение палестинцев, – говорят они. – Насилие арабов, конечно, ужасно, но оно обусловлено страданиями, выпавшими на их долю". Арабы сумели внедрить свою ложь в средства массовой информации и в сознание многих миллионов людей. Им удалось осуществить поразительную подмену, выставив себя самих в качестве жертвы, а Израиль в качестве чужеродного и бездушного "сионистского образования", существование которого противно самой природе.

Таким образом, сионизм, считавшийся некогда благородным освободительным движением, превратился в конце XX века в понятие одиозное. Израиль является сегодня единственным государством, которому вменяется в вину само его существование. Евреям приходится защищать свое право считаться нацией, свое право жить на земле, которая является их исконной родиной. По мнению многих, Израиль совершает явную несправедливость, пытаясь защититься от врагов, желающих его уничтожения. Миллионы людей усвоили идеологию британского колониализма, не имея ни малейшего представления о ее истоках и о том, к каким последствиям она может привести.


***

Многие современные государственные лидеры утверждают, что они не отказываются от основополагающих обязательств, данных в Версале еврейскому народу. В конце концов, говорят они, мы вовсе не желаем уничтожения Израиля мы хотим только, чтобы не был нарушен баланс в отношениях между арабами и евреями на Ближнем Востоке. Но эта позиция удивительным образом игнорирует жизненные интересы Израиля, вынужденного бороться за свое существование.

Так, многие в Соединенных Штатах, для которых глубина стратегической территории измеряется тысячами миль, строго выговаривают Израилю за его желание сохранить пол своим контролем несколько десятков километров стратегической глубины. Так, западные лидеры, постоянно провозглашая, что Израиль должен стремиться к миру, продают арабским странам чудовищные количества самого современного оружия. Так, некоторые европейские государства снабжают наиболее фанатичных врагов Израиля средствами для производства ядерного оружия – и в то же время они осуждают Израиль за его действия, призванные отразить эту угрозу. Так, влиятельные политические деятели на Западе были готовы мириться с положением, при котором на пути еврейской репатриации в Израиль стояли непреодолимые преграды. Они знали, что без алии у Израиля нет будущего, но желание снискать милость арабов было сильнее голоса совести и требований справедливости.

Это правда, что в наше время предательская позиция Запада по отношению к сионизму не состоит в явно выраженных намерениях покончить с существованием еврейского государства. Предательство состоит, скорее, в том легкомыслии, с которым весь западный мир требует, чтобы Израиль пошел на такие рискованные уступки, которые сочло бы недопустимыми для себя любое нормальное правительство. Предательство Запада состоит в назойливых попытках представить оборонительные усилия Израиля как свидетельство его агрессивных намерений. Отрицание естественного права Израиля на самооборону является прямым отказом от данных в Версале обязательств, ибо если народ лишается права защищаться, то само его право на существование ставится под сомнение.

Итак, мы видим, что поле поддержки географических, демографических и оборонных нужд Израиля существенно сузилось вследствие планомерных усилий, предпринимавшихся сначала западными (главным образом – британскими) антисионистами, а затем арабской пропагандой. В этой кампании целью арабов является подрыв международного доверия к нравственной позиции Израиля. Трудно переоценить ущерб, причиненный клеветниками еврейскому государству. Среди прочего, прямым результатом их неустанных усилий стало усвоение тезисов арабской пропаганды в определенных кругах израильского общества (этого вопроса мы подробнее коснемся позже).

Следует отметить, что арабская пропаганда не достигла бы столь значительных успехов на Западе, если бы она не научилась апеллировать к эгоистическим интересам самих западных государств. И если в прошлом британские "арабисты" убеждали свое правительство в необходимости предотвратить возникновение еврейского государства, то теперь арабы убеждают Запад в необходимости "вернуть" Израиль к границам 1967 года. Аргументы используются те же самые: ценой еврейских интересов предлагается купить арабскую лояльность и спокойствие на Ближнем Востоке, а значит – бесперебойные поставки нефти.

В следующей главе своей книги я намерен показать, каким образом это поразительное требование стало аксиомой ближневосточной политики для большинства стран мира.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх