90.


Пёс радостно завилял хвостом, завидев хозяина.

Жили те твари, ему подобные, на одной Землюшке и приручить их было делом не лёгким, но всё ж уры сумели изловить нескольких да на службу к себе поставить.

Старец короткоостриженый вышел на небольшую опушку, что скрывалась за высокими деревами, и вдруг, откуда не возьмись, словно из земли, вырос высоченный в три обхвата дуб, вроде тех, что нынче растут на Мирград-Земле.

У дуба вместо дупла красовалась дверца – то вещица диковинная скрывала присутствие дерева. А как только старик отодвинул завесу – тотчас открылось глазу невидимое.

Альмира радостно себя почуяла, было то словно дуновение ветра. Старец по-хозяйски отворил дверцу, и подземелье открылось глазам пришедших. Крутые ступени сходили вниз, и не видать было им конца. То могло означать лишь одно – место это огромных размеров и, судя по всему, припрятано там добра не мало. Так и оказалось.

Величину схрона подземного трудно было объять взглядом. Повсюду блестело злато, и каменья переливались в тусклом свете лампад, что горели тут и там, украшая свод своим мерцанием. Новый владыка земель купеческих знал зачем пришёл и за несколько мгновений отыскал большой свёрток, обёрнутый дорогой парчою. Дева длиннокосая в образе купца выказывала удивление, словно алчность играла ею, дабы не заподозрил прежде времени старик ничего дурного.

Развернул дорогую ткань хозяин, извлёк книгу железную из небольшого ларца, где так же хранились несколько на вид несуразных вещиц да вручил купчишке дорогую, собранную по частям, вещь, которой уж много летов было.

Альмира, будучи княгиней в мире Нави, ведала много языков и наречий. Одним из них был язык ариев, что порой мелодично переливался в песню, а иной раз обрывался лавиной звуков, являясь страшным орудием в руках человека. Жадно глядел старец на купца-грамотея, жаждал он знания древнего да молодости вечной, ведь телу его бренному уж немало летов было.



* * *

Оказавшись на острове Буяне, Ирия со своим спутником первым делом направилась повидать пленника. Он в образе деревца стоял не шелохнувшись – посох крепко держал князя урского в своих объятиях.

Был не рад владыка столь могущественного народа, что поддался на уговоры безумного старика. Да уж поздно нынче. Надобно прощения просить ему, Заору, князю, у каких-то людей, что ни чета уру. Вот такие мысли одолевали пленника.

Ирия выказала Алеану приветствие и все трое – Емель, князь буянский и она, окружили молодое дерево, листья которого развивались по ветру, словно трепеща от страха. И вправду было страшно Заору.

Живым бы остаться да только выйти из этой переделки.

Впредь и близко не будет он подле Мирград-Земли. Свой народ надобно поднимать да помощь оказывать после битвы с тварями смрадом дышащими. Будет нужно многое в царстве поменять.

Так вот кружились в голове мысли у князя, покуда не пришли трое, чтоб судьбу его вершить.








 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх