74.


В те самые поры, на Мирград-Земле, совет свой на острове Буяне держали Алеан с супругою, Емель с девой длиннокосой, приглашённый воевода Велий, да никем нежданный мудрец из Белозёрья, имя которого никто не ведал.

Было не до пиров князю буянскому. Увядало его государство на глазах, подавая пример другим, зависящим от него, народам. Изменились в короткое время устои да традиции народа. Зелья хмельные да прочие отвратные снадобья и многие вещицы диковинные, что считались добрыми помощниками в делах людей прежде, нынче вред приносили да в зависимость от себя ставили.

Ведали присутствующие о двух купцах иноземных, что львиную долю имели от сбыта тех вещей и снеди непотребных. Терем ихний красовался в стольном граде неподалёку от княжеских палат. Мудрец белозёрский предложил наведаться туда да знал, что обещает много неожиданного тот поход к купцам.

Слово попросил Емель и был смущён тем, что не смог узреть деяния лихие в то время, как князь Алеан был в отлучке в княжестве жёлтом. Чувствовал свою вину и просил позволения у собравшихся вывести купцов на чистую воду.

Взяв во праву руку посох из Древа Лунного, Емель отправился один в терем купцов лиходеев.

Врата были златом отделаны, и роскошь всюду присутствовала в ладно построенных хоромах, где хозяйничал Заор с его наставником. Передвигаясь уверенно, Емель наконец подошёл вплотную к воротам и трижды постучал в них своим посохом.

Немного погодя, не спеша и лениво, один из слуг приоткрыл маленькое смотровое оконце – еле видная щель таила в себе презрительный взгляд на неугодного гостя. Поинтересовавшись, чего надобно, служка, дабы отвадить Емеля, соврал, мол, нет хозяев и когда будут – неведомо и захлопнул проём.

Емель, подождав некоторое время, снова трижды ударил по вратам.

Разозлившись на неуёмного пришельца, стражник пригрозил тому жестокой расправой – потомок Одина только этого и ждал. Когда вновь смотровое оконце было приоткрыто, прошептал он еле слышно что-то своему посоху, и жёлтого цвета дымок с красными вкраплениями медленно просочился сквозь золочёные ворота и угодил нерадивому слуге Заора в ноздри. Пройдя выше ещё немного, вскоре завладел его разумом – Емелю оставалось лишь давать указания, шепча их посоху, и всё тут же исполнялось.

Вот врата уж растворились, да предстал двор, богато убранный, пред незваным гостем. Птенцы малые стояли стройным рядом, в коих было по одному и по два места для странствий дальних. В углу двора красовалась урская огненная колесница, приспособленная для перевоза товара, что на Буяне уж начал овладевать умами простого люда. Было понятно всё без лишних слов, что зелья хмельные и прочие лихие деяния – дело рук уров. Тут и там сновали наёмные купцы и купчишки рангом пониже, что торговали на ярмарках вещицами запретными, лихо одурманивая народ, пряча суть разрушительную в давно знакомые в быту предметы.

Емель точно знал, куда направляется, поднимаясь по лестнице вверх роскошных хором. Тут оконце в одной из башен приоткрылось – то был старец короткоостриженый, что почуял неладное. Окинул он взглядом гостя и уже торопился доложиться урскому князю.

Заор в то время придавался раздумьям на заднем дворе, играя с лохматым псом, оскал которого был страшен. Но не тем удивительно было это животное – чуяло оно опасность за версту и на смерть стояло, защищая своего хозяина. Была то одна из немногих пород, что в мире Нави наравне с людьми могла находиться.








 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх