66.


Чёрного княжича звали Конг, был он высок и широк в плечах. Сильны и упруги были мускулы, но вот сердце его не билось, как подобает – ныло иногда и порой, вечерами, боль жуткая пронзала грудь, да такая, что с трудом юноша терпел.

Емель, взглянув на сына правителя чёрного – сразу понял, в чём дело. Были те в стране его, что жили по старому укладу, вдали от людей, гнушаясь новизной всякого рода.

Правитель чёрный имел много завистников, вот один из них и отправился в далёкое селение, дабы навести вред глазу невидимый на князя. Но было то не просто – при нём всегда жил колдун, что оберегал от разной волшбы правителя, и посему, люди, что жили в стороне, пытаясь раз за разом напраслину навести на князя, вновь и вновь терпели неудачи. Но вот родился сын, княжич малый. Берегли его и лелеяли и стерегли, как зеницу ока, но всё ж удалось злому умыслу прокрасться во палаты, и духи тёмные сильно, словно оковами, опутали сердце ребёнка, не выдавая себя до поры. Но вот, когда исполнилось Конгу пятнадцать сроков малых, заныло сердце его, и боль непомерная охватила юношу. Куда не обращались – было всё напрасно. Лекари, али вещицы диковинные не могли излечить молодого князя. Тут правитель чёрный прослышал о Тереме Золочёном и немедля велел собираться сыну в дорогу.

Емель, поглядев немного в глаза больному, велел двум стражникам, что зашли в хоромы вместе с ним, выйти наружу. Сам же, ухватившись за посох, очертил три круга в воздухе над головой юноши, окликнул Альмиру. Та, зная в чём всё дело, без лишних слов принесла водицы студёной кувшин да одним махом опрокинула содержимое на голову Конга. Тот вздрогнул от неожиданности, тут Посох Лунный принялся за работу, проникая слой за слоем в лёгкое тело гостя.

Взявшись за дело, Посох Лунный не отступал уж, и вскоре, Конг почувствовал в груди своей лёгкое давление – было то не как прежде, а словно воздухом кто-то продувал изнутри.

Емель усадил гостя на удобное ложе – никак не мог прийти тот в себя. Тут подоспел горячий напиток из трав, который принесла Альмира. Юноша, глотнув из чарки, почувствовал лёгкость, и сердце больше не ныло – было теперь всё дело за ним.

Чтоб и впредь людей недобрых заставить дрожать при каждой мысли о злодеянии, оставил Посох Лунный часть сути своей в сердце княжича. Рассказал о том Емель да велел немедля отправляться в родные края. Коли пожелают вред причинить, злобу али напраслину – будут жестоко наказаны те, кто действо то вершит. Станет плоть людей тех тяжела – не смогут ни сидеть, ни стоять, лишь валяться будут, пощады прося, словно на смерть обречённые. То же случится и с тем, кто велел им сотворить лихо. Так вот и узнает отец твой, кто при дворе княжеском враг.

Поняв в чём всё дело, Конг поблагодарил своих избавителей да отправился восвояси. А вскоре, прослышали люди о суровой расправе над одним из вельможей княжеских князем чёрным. Были суровы законы у племени тёмного – придавали смерти лютой врагов без пощады.

Ходил во здравии с тех пор княжич и всё мечтал вернуться в Терем Золочёный и обучиться ремеслу лекаря, не поддаваясь на все отговоры отца, что, мол, не пристало князю быть кем бы то ни было ещё.








 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх