56.


Емель с Альмирой в те поры уж прошли сквозь врата и очутились в Белозёрье. Смотрел юноша на деву длиннокосую да всё никак не мог налюбоваться – была она ещё краше в Яви. Времени не было долгого в стране Арии оставаться и посему, оба, ухватившись за посох, очутились в миг единый на острове Буяне, на причале подле золотых фигур Вселы и Ерема.

На секунду Альмира почувствовала, будто кто-то говорит с ней, да не ошиблась. Оба изваяния твердили в один голос, что спешить путникам дюже надо на пир да что быть беде, коли не поспеют в срок.

На пиру в тот миг, старик, что лихое замыслил, уж занёс руку свою, да лезвие глазу невидимое орудия убийства потянулось к князю Алеану.

Забыв про осторожность, Села, опрокинув стол дубовый, бросилась крича, чтоб упредить об опасности владыку буянского да не поспела.

Обернувшись, князь увидел лишь глаза девы, и тотчас запылало чувство в его груди пожаром. Лезвие, никем прочим незамеченное, уж почти коснулось его плоти, как вдруг злоумышленник замер, скорчившись в гримасе – древко Лунного Посоха упёрлось ему прямо в горло, сковав того по рукам и ногам.

Одежды Алеана были прожжены насквозь неотвратимым орудием, и лишь царапина выступила под левой лопаткой. Запекшаяся кровь на спине мало тревожила князя. Тут же подоспели стражники, схватив неудачливого покусителя, который не мог уж шевелить ни рукой, ни ногой.

Гости продолжали веселиться. Емель нашёл взглядом свою спутницу – та танцевала вместе с группой весёлых людей. Алеан всё не мог оторвать свой взор от Селы. Он протянул ей руку да помог подняться. Та молча обняла его да головой прижалась к могучей груди.

Тут, окинув взглядом всех, князь заметил Емеля и склонил голову, выражая знак благодарности за его спасение.

Взяв за руку свою неожиданную избранницу, Алеан направился в сторону большого помоста, на котором стоял княжеский стол, и немедля объявил всем гостям, что быть свадьбе вскоре. Дева подняла правую руку вверх, соглашаясь с решением и полностью поддерживая его.

Емель, лишь подумав об Альмире, в тот же миг почувствовал её тепло, могла видеть мысли та, словно то была книга открытая, и двое, взявшись за древко посоха, вскоре очутились подле Терема Золочёного в отдалении от торжества.



* * *

Отворив врата, впустили слуги Заора восторженную толпу уров. Собралась знать со всех уголков его владений. Привезли уры, что имели вес в его государстве, дочерей своих за князя сватать. Яства были поданы всем. Много красавиц пришло на то званое веселье.

Понаблюдав немного скрытно за всеми ими, вышел князь к своим подданным. Тут старик короткоостриженый шепнул Заору на ухо, чтоб по одной проходили подле него девы.

И тут началось.

Расталкивая друг друга, урские красавицы старались вырваться вперёд, забыв про хорошие манеры. Ведь шутка ли дело – княгиней каждая из них стать мечтала.

Тут, окрикнув толпу, встал урский владыка, и это усмирило всех. Наряженные красавицы начали проходить одна за одной, задерживаясь лишь на несколько мгновений, чтоб Заор мог их разглядеть, как и посоветовал старец.

Вот уж две сотни их прошло. Притомился изрядно князь да велел всем покинуть огромную залу.

Возжелал, когда все ушли, старик короткоостриженый слово сказать да поведал Заору, мол, надобно искать ему невесту из простых, а не из знатных, дабы та, не возгордившись, могла быть ему опорой.

Поразмыслив немного, князь согласился со словами своего наставника. Решено было отправиться на следующий день в путь дорогу.








 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх