39.


В голове у Емеля раздавался чёткий голос Аркона:

– Служил мне Посох Лунный, – говорил он, – верой и правдой многие лета. Да вот, после того, как расстался дух мой с телом бренным, вепрь, напраслину наводя на людей добрых, заманил душу мою да служкам своим наказал погубить её. Посох своё дело знал, но перестарался. Теперече, спутница твоя Веледа сняла оковы деревом лунным установленные. Покидаю я вас, ждут меня на луне, что Луной называется, уж время долгое отец мой, Один, да его други-сотоварищи. Прощай да не поминай лихом. Будь добрым хозяином посоху моему и другом ему верным.

В тот миг растаяла пелена, что фигуру Аркона составляла, и речи его смолкли в голове у юноши. Тотчас Веледа предстала глазам Емеля, а посох, как по команде чувствуя нового повелителя, пристроился с боку по праву руку, прислонясь к поле одежды своего новоиспечённого хозяина.

Дева, обойдя круглую залу, встретилась глазами с Емелем, и снова услышал он голос, будто внутри головы своей:

– Пора возвращаться нам на Мирград-Землю, чую, не ладится что-то на острове Буяне. Но прежде, чем покинуть место это, рассказать тебе желаю историю Древа Лунного, из которого сделан твой новый помощник. Во многом перекликается она с тем, что мне пережить пришлось, да вот корнями своими уходит во времена далёкие и столь давние, что взору человечьему не узреть сие. Тебе же, как повелителю силы этой необычайной, надобно непременно знать обо всём, чтоб не повторить судьбы сына Одина.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх