153.


Постепенно прижился воевода Велий на Буяне. Полюбил его народ. Стали чествовать ако князя родного, Алеана.

Был не молод уж воин да всё ж силён телом и духом. Как-то раз довелось ему сидеть на бережку озера малого, коих появилось во множестве великом после потопа. Дремал Велий, веки закрывались сами по себе, и тут почудилось новому князю буянскому, будто слышит он, как рыбы меж собой толкуют. Одна рыбина, что покрупнее, другой говорила:

– Перемены грядут для нас с тобой дочь моя. Чую дыхание божественное я над собою. Быть чему-то необычному вскоре.

Подремал ещё немного Велий – голоса уж пропали, тишина опустилась. Глядь, а из воды воин и воительница в длинных чёрных накидках выходят, латы блестят железные, словно чешуя рыбья. Понял Велий, что то и есть твари, чей разговор он слышал. Да было ему невдомёк, что за сила такая превратила их в людей из плоти и крови.

Тут вихрь закружил посерёдке озера и из него, будто из лесу дремучего, вышел на свет сам Перун.

Поклонился в пояс воевода правителю древнему да всё никак в толк не возьмёт – по что тот рыб озёрных в воинов обратил.

Словно увидев насквозь мысли князя, ариец начал речь:

– Прожил ты жизнь длинную Велий, – говорил он. – Поведал добра и зла на веку своём. Быть тебе первым учителем сыну князя Алеана и Селы. Три срока малых проведёт он с тобой на Буяне. Душа мальчика не готова к преобразованиям светлым. Взойти на ступень первую к Свету поможешь отроку.

Научишь, как совладать с телом бренным да как уберечься от грехов плоти. Умеренность в еде, скромность и силу богатырскую поможешь развить мальцу. Река меж силами высшими и низшими раскроется вширь, дабы смог подчинить Атлан тело своё душе своей.

О беседе нашей никому знать не надобно. Воин и воительница, отец и дочь, две рыбы, что обратил я в людей, помогут во всех делах твоих, приведут тайно будущего князя арийского на это озеро. Смастеришь здесь сруб небольшой, да как прибудет Атлан, примешься за его обучение.

Когда выйдет срок, найдёт тебя Ар, древний мудрец, что на горе Арат проживает теперече. До тех пор укрою я вас от всех и вся. Ежели раньше срока отдать отрока ко старцу и послушникам его в обучение – не сдюжит тело молодое натуги и всей силы, что будет в него вложена.

Быть добру надлежит в соизмерении с малой толикой зла.

То, что укроешь Атлана, не будет добром считаться. Всё ж принесёт Свет всей Мирград-Земле деяние сие.

Молвил Перун те слова и исчез вместе с вихрем, да гладь озера вновь распрямилась, и тишина окутала всё вокруг.



* * *

Села и Алеан стояли словно заворожённые и не могли пошевелить ни единой своей конечностью, будто по рукам и ногам стянули их тяжёлые оковы. Князь попытался раскрыть рот, чтоб кликнуть стражу да едва слышный звук лишь издал. Так вот стояли оба и глядели, как их чадо с собой увели двое людей в тёмных одеяниях.

Вскоре отпустило, как оторвало, и горестно зарыдала супруга Алеана да куда уж там – похитителей и след простыл.

В тот же день явились Симер с Елиреем, как и было велено Аром, но ушли несолоно хлебавши. Сам Ар меж тем ведал, что то Род Лунный ему препоны чинит да твёрдо был уверен, что вреда никакого не причинят будущему арийскому владыке. Сам прибыл к родителям отрока да успокоил добрым словом, мол, вскоре объявится их малец, не злые силы его увели, лишь испытания грядут на его душу свыше ниспосланные. Одолев все преграды, явится пусть на гору Арат.

Когда повстречаюсь с сыном вашим, проговорил Ар, то душа его овладеет желаниями, и лишь останутся в ней те, что направлены на благо целого и находятся в согласии с волей. Научу его, как сделать чувственное тело чистым и прозрачным, и низшие силы тотчас отступят, и дух заполнит всем естеством своим пустые и чистые тела тонкие, и Свет устремится наружу да жажда любить и служить правде и развиваться станет неимоверно сильной.

Успокоившись наконец, княжеская пара удалилась во внутренние покои, да предаться решили делам государственным.



* * *

Так шло время, и никто не знает сколько его утекло, но вот однажды пожаловал Ар к Роду Лунному гостем незваным. Знал, что Перун будет с ним говорить. Так и произошло.

– Ведаю я, – начал старец, – что схоронили вы от меня Атлана, но вот вышел срок, полно держать его взаперти – пора бы и честь знать. Возвернуть его надобно отцу и матери на время малое, а после, придут за ним два моих послушника и отведут на гору Арат, дабы свершилось назначенное. Чую силы в нём древние ищут выхода да не стал я перечить слову Рода Лунного – дал время, чтоб стал крепче ученик и постигнуть мог все премудрости знаний, что ему надлежит узреть и почувствовать.

Благодарю тебя Перун за урок, что преподал ты мне. Обиды не держу. Своевременно остановил Род Лунный мои деяния. Поклонился Перун Ару, но ничего не ответил.

На том и разошлись.








 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх