144.


Долго ли, коротко ли, немного прошло совсем времени, как воины во главе с князем лунным, Симером, и Елиреем подошли к воротам. Камень прощаться с ними стал и одарил двумя вещицами диковинными. То змейки были на вроде наших ужей, да уж больно юркие. Одна сверкала изумрудом в маленьких глазках, другая – сапфиром. Зелёный камень достался Симеру, а другой – молодому отроку.

Змейки, недолго думая, взобрались на тело каждого из героев да на поясе словно ремень повисли у одного и у второго, поблескивая лишь каменьями. Так ведь и человек не умудрёный в делах тайных ни за что не догадается, что за невидаль такая.

Были то не простые ужи. Дух каменный не в ладах с Аром был, как оказалось. И посему долго не стал сказ вести. Лишь попросил сохранить в тайне от всех мудрецов, включая Ара, что ко тропам запретным доступ имели они.

Вот ворота занялись пеленой густою, словно туман, и все кто был во месте чудесном сомкнули веки на миг, а когда открыли глаза, то все враз очутились на Раде-луне, недалече от града стольного, за отстройку которого уж принялись мастера урские. Никто из витязей не помнил как добрался домой, но все пребывали в радости великой. Лишь двое, князь и Елирей, переглянулись, а затем, взоры свои устремили на пояс, где у каждого красовался ремешок ладный, отделанный двумя каменьями дорогими. Ухмыльнулся Симер и кивнул головой товарищу своему – мол, после потолкуем.

Велел князь отправиться двум рослым слугам на поиски ближайшего селения. Остановиться надобно на ночлег. Уж вечерело. День был короток в те поры на Раде-луне.

Елирей всё думал про деву красную думу. Запала она ему в сердце, и платочек, что обронила, был тут же при нём.

Тот словно грел его, напоминая о красавице.



* * *

На Буяне меж тем свезли дерева с Земель дальних и ближних. Были уж те, что с плодами, а прочие цветом дивным цвели. И вскоре сады наполнились ароматом, и всякому позволено было зайти туда. Ни врат, ни ограды в том саду не было. Лишь те деревья, что покрупнее да стволы поболее других, закрывали братьев своих меньших от ветра лютого, коли было надобно. Там же в глубине посадили и ягод разных в количестве великом да и тех, что прежде на Мирград-Земле не произрастали – стало быть новые растения причудливые привезли купцы.

Алеан был рад всем преобразованиям. Тосковал немного всё ж по супруге, что была во землях жёлтых княгиней провозглашена. Вспоминал князь деньки на чужбине, где были рядом двое вдали от дел государственных, лишь семейными заботами живя. Незадолго до прибытия понесла Села ребёнка Алеана. Было ей вдвойне тяжело руководить городов новых постройкой, но о том не ведал никто, окромя супругов. Когда дело оставалось за малым, князь буянский кликнул воеводу Велия, что пребывал в те поры в землях ирийских, дабы завершить устройство людей на Буяне да занять его место княжье, покуда тот жену повидать съездит. Но за младенца в чреве и слова не молвил – был уговор с Селой таков.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх