138.


Князь Нави, Ро, пребывал в печали. Свыклась суть его с гостями земными. Негоже людей добрых без гостинца отпускать. Вот кликнул он Емеля и деву длиннокосую. Прибыли те, не заставив себя ждать, – прощаться стало быть.

Невольно закралась мысль к Альмире одарить хозяина гостеприимного чем-нибудь здесь – думали одну думу они с князем.

Шепнула что-то дева на ухо своему суженному, и Емель отколол щепку от Посоха Лунного и протянул её своей избраннице. Немного помедля, та, повертев в руках деревяху, шепнула что-то на языке неведомом. Обернулась щепка лебедем белокрылым. Птица заголосила, что есть мочи, и из клюва полилась дивная песня, словно был то не лебедь, а соловей. Все трое слушали мелодию, как заворожённые.

Часть естества своего отдала во власть посоха сперва Альмира, а опосля преобразила деревяху в чудное создание. Был то подарок от всего сердца другу, в беде протянувшему руку жителям Мирград-Земли. Когда пела птица, цветы распускались, и листья на деревьях трепетали, наслаждаясь дивным голосом.

Хоть и любил Ро простоту, но не преминул одарить гостей дорогим подарком. Немного обождал, любуясь лебедем, и удалился в дальние покои хором в одну из палат. Открыл он ларец хрустальный, а из ларца извлёк яйцо золотое. Было то чудесное защитное знамение. Всяк, кто посягал на мир и покой хозяина или хозяйки того яйца да их близких, мог быть навек заточён в сей предмет.

Когда протянул подарок князь, велел взять осторожно.

И будущность привиделась знамением вышеупомянутым за миг один деве длиннокосой и её спутнику, ибо оба руки протянули принять дар, – увидали жизнь свою всю прошедшую и будущую. Обещали хранить подарки и князь, и его гости.

Вот уж времени совсем немного осталось. Сызнова воспрянуть Мирград-Земля должна, возрождая своё былое великолепие, а пока каждое мгновение проведённое в Нави казалось сказочно красивым.



* * *

В царствии подводном все так же готовились к возвращению. Однако нашлись и такие, коим по нраву были морские просторы, и которые служить царю морскому Непту желали.

Ирия и Левень устремили мысли свои к суше ко землям родным. Истосковавшись по просторам, уж засиделись в подводном мире многие жители земные. Посему велено было собирать свои пожитки, готовясь к возвращению.



* * *

Во землях торговых тоже кипела работа. Кто-то радовался, спеша отравиться домой, а кто-то, свыкшись с местными условиями жизни, решил оставить всё как есть. На всё была воля человеческая.

Алеан был в восторге от вестей добрых. Весь так и сиял от радости. И жена его Села предвкушала величие момента, когда нога её сможет вновь ступить на места столь привычные во Мирград-Земле.



* * *

Как и было обещано старцем короткоостриженым, колесницы огненные устремились в различные места им назначенные. Одна понеслась в торговые земли, другая с птенцами малыми ко Мирград-Земле уж пребывала. Ар в теле князя урского сам присутствовал при этом зрелище. Ярило отражалось в водах земных, словно свет первородный отражается в воздухе. Картина была красоты неописуемой.











Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх