Загрузка...


  • Армия Александра Невского
  • Орден меченосцев
  • Русь и Прибалтика

    Традиционно влияние Руси на юго-восточном побережье Балтийского моря было довольно значительным. Эти места были заселены славянскими и балтийскими племенами. Именно здесь начинался речной путь «из Варяг в Греки», тянувшийся из Финского залива по Ладожскому озеру и Днепру в Чёрное море, который контролировали Новгород на севере и Киев на юге. Здесь же находились самые знаменитые языческие святыни древних славян, в том числе и остров Рюген. Когда началась христианизация Руси, которая на Севере, впрочем, была весьма поверхностной и шла вяло, из Новгорода представители православной церкви начали проникать и в прибалтийские земли.

    Русские князья основали город Юрьев на землях эстов, обложили данью литву и финнов. Однако балто-славянские земли, фактически не имевшие непосредственного отношения к Киевской Руси стали объектом экспансии Германии и Скандинавии. Кроме того, в этих землях со второй половины X в. заявляет о себе и стремительно поднимающееся польское государство. Его основатель Мешко принял в 966 г. латинский вариант христианства. Римская церковь уже в этот период предпринимает попытки распространить своё влияние на Прибалтику: более чем за сто лет до основания Риги архиепископ Бременский послал на север миссионеров и примерно в 1070 г. «Балтийским островам», Эстонии и Финляндии он даже назначил епископа. Вслед за основанием Лундского епископства здесь стали активно действовать и датчане: они крестили язычников на восточном побережье Балтики. Не осталось в стороне и епископство Упсальское, пославшее миссионеров в Финляндию.

    С XI в. между датчанами и славянами (вендами) началась длительная война за малозаселённое южное побережье Балтики. Сфера интересов обоих народов тянулась от Шлезвига до современных восточных границ Балтийских государств.

    Однако примерно с середины XII в. западная экспансия всё более проникается духом крестовых походов, особенно после фактического провала второго крестового похода. Бернард обратился в своих проповедях к датчанам и саксам, призывая их обратить в истинную веру своих соседей. Бернард Клервосский добился от папы Евгения III придания участникам похода на славянских язычников статуса крестоносцев. Экспедиция достигла кульминации, когда в 1168 г. на севере острова Рюген крестоносцы сбросили в море статую вендского божества Святовита. В середине XII в. король Швеции Эрик предпринял серьёзные меры по завоеванию Финляндии, однако достоверных сведений об этой экспедиции практически не осталось.

    Но наиболее опасный характер приняла германская экспансия. Бурный демографический рост на территории Священной Римской империи сделал неизбежной значительную миграцию. Основной поток мигрантов, по большей части из Вестфалии, устремился на Восток.

    Шлемы северо-западной Руси

    Идейным вдохновителем этого движения было архиепископство Магдебургское, его посланники основывали новые приграничные провинции – маркграфства. Организованное польское сопротивление остановило миграцию, но в XII в. немцы снова начали поход, который возглавили знатные немецкие графы и герцоги, из которых самым знаменитым был Генрих Лев. В 1167 г. Генрих покорил самую сильную, лучше остальных вооружённую славянскую общину и основал Померанское герцогство, но во главе его оставил семью бывшего правителя. Немецкая экспансия проводилась в трёх направлениях: демографическим давлением, более прогрессивными методами ведения хозяйства и политической и религиозной организацией. К концу XII в. зона германских интересов на Востоке определилась предельно чётко и ясно: Польша, Прибалтика, псковские и новгородские земли. Отношения западнорусских княжеств с соседями, конечно, всегда были отнюдь не мирными. Непрерывно вмешивались в русские дела венгры и поляки, Новгород соперничал со скандинавами. Однако о политике целенаправленной экспансии Запада можно определённо говорить только с конца 1-ой трети XIII в., причём в масштабах, невиданных со времён Оттона I и Генриха Птицелова.

    И на острие вторжения оказались верные орудия папской власти – военно-монашеские ордена. Их история начинается в XII в. в Палестине, где вскоре после первого крестового похода восемь рыцарей организовали первый такого типа орден – Орден бедных рыцарей Христа и Храма Иерусалимского, более известный как орден тамплиеров. Вслед за тамплиерами военную организацию приобрёл и Орден госпиталя святого Иоанна Александрийского (чуть позже святым патроном ордена стал Св. Иоанн Иерусалимский).

    Западноевропейские шлемы

    Тевтонский орден или Орден дома святой Марии Тевтонской был образован на базе больницы святой Марии Тевтонской. Эта больница была основана немецкими паломниками и рыцарями в 20-е годы XII в. После падения Иерусалима она была разрушена, но двумя годами позже во время третьего Крестового похода (1190–1193 гг.) капеллан Конрад и каноник Бурхард во время осады Сен Жан д'Акр возродили её. Новое учреждение со статусом духовного ордена было утверждено князем Фридрихом Швабским 19 ноября 1190 г., и после взятия крепости Акра основатели больницы нашли ей постоянное место в городе. По другой версии, во время третьего крестового похода, когда рыцарями осаждалась Акра, купцы из Любека и Бремена основали полевой госпиталь. Герцог Фридрих Швабский преобразовал госпиталь в духовный орден, во главе которого встал капеллан Конрад. Орден подчинялся местному епископу и на первых порах был отделением ордена Иоаннитов.

    Русские топоры

    Римский папа Клемент III буллой от 6 февраля 1191 г. утвердил Орден как «Fratrum Theutonicorum ecclesiane S. Mariae Hiersolymitana». 5 марта 1196 г. орден был преобразован в военно-монашеский. Папа Римский Иннокентий III подтвердил это событие буллой, датированной 19 февраля 1199 г., и определил задачи Ордена, куда входили защита немецких рыцарей, лечение больных, борьба с врагами католической церкви. Орден был подвластен Папе Римскому и императору Священной Римской империи. При основании в орден вступило около сорока рыцарей. Хотя были и исключения, но в орден вступали в основном немецкие рыцари. Отличием ордена стала белая котта и плащ с чёрными крестами.

    Первоначально руководителем ордена являлся магистр больницы (Der Meister des Lazarettes).

    Первые уставы Ордена были составлены его первым магистром Генрихом фон Вальпотом (Heinrich von WALPOT) в 1199 г., в том же году они были утверждены папой Иннокентием III. Они разделили членов на два класса: рыцарей и священников, которые были обязаны принять три монашеских обета – бедности, безбрачия и повиновения, а также обещать помогать больным и бороться с неверующими. В отличие от рыцарей, которые с начала XIII столетия были должны доказать древность своего рода, священники освобождались от этого обязательства. Священники были должны отправлять религиозные службы, причащать рыцарей и больных в больницах. Священники Ордена не могли стать магистрами, командорами или вице-командорами в Литве или Пруссии, но могли стать командорами в Германии. Позже к этим двум рангам был добавлен третий класс – обслуживающий персонал (Сержанты, или Graumantler), отличием которых служила котта серого цвета с трехлучевым крестом в виде буквы Т. Рыцари жили вместе в спальнях на простых ложах, ели в общей столовой, жизнь их проходила в постоянных воинских тренировках.

    Магистр – титул гроссмейстера появился позже – был избираем, как и в Ордене Иоаннитов, и, как в других Орденах, его права были ограничены. Представитель магистра, (главный) командор, которому были подчинены священники, управлял Орденом в его отсутствие. Маршал, также подчинённый магистру, командовал войсками и был ответствен за их обеспечение и экипировку. Госпитальер отвечал за больных и раненых, драпиер был ответствен за строительство и одежду, казначей управлял имуществом и финансами. Каждый из этих последних руководителей избирался на короткий срок, сменяясь ежегодно.

    Когда Тевтонский орден раскинул свои владения по всей Европе, начали назначить и провинциальных магистров для Германии, Пруссии и позже Ливонии с соответствующими главными руководителями. Вальпота сменил Отто фон Керпен (Otto von KERPEN) из Бремена, а третьим магистром был Герман Барт (Herman Bart) из Гольштейна. Гроссмейстеру и его представителям были даны права Имперского Суда; как владельцы непосредственных феодальных владений они пользовались местом в Имперском Совете в княжеском ранге с 1226/27 гг. Княжеский ранг впоследствии присуждали магистру Германии и, после потери Пруссии, магистру Ливонии.

    Приведём здесь основные орденские звания и титулы. Начать, пожалуй, следует с самого названия ордена. Римский папа Клемент III буллой от 6 февраля 1191 г. утвердил Орден как «Fratrum Theutonicorum ecclesiae S. Mariae Hiersolymitanae». Это и стало официальным латинским названием ордена. По латыни орден мог также обозначаться и как «Ordo domus Sanctae Mariae Teutonicorum in Jerusalem». Девизом ордена стало: Helfen – Wehren – Heilen (Помогать-Защищать-Лечить)

    По-видимому, на Руси эти названия были не слишком известны, тогда как немецкие варианты названия, очевидно, были на слуху. По-немецки орден именуется так: Bruder und Schwestern vom Deutschen Haus Sankt Mariens in Jerusalem. Кроме этого, в ходу были и значительно сокращённые варианты – Der Teutschen Orden и Der Deutsche Orden.

    В Польше и Чехии его так и называли – Ordo Teutonicus. Орденские титулы неоднократно менялись, однако в наиболее общем виде их можно представить таким образом:

    Meister. На русский язык переводится как мастер, руководитель, глава. В русской исторической литературе обычно употребляется термин магистр.

    Gross Meister. Переводится как великий мастер, большой мастер, высший руководитель, верховный вождь. В русской исторической литературе обычно употребляется само немецкое слово в русской транскрипции Гроссмейстер или же Великий магистр.

    Русские мечи, сабли и их детали

    Administratoren des Hochmeisteramptes in Preussen, Meister teutschenOrdens in teutschen und waischen Landen. Этот длинный титул можно перевести как Администратор Главного магистрата в Пруссии, магистр тевтонского Ордена в тевтонских и подконтрольных Землях (Областях).

    Hoch-und Deutschmeister. Верховный магистр и магистр Германии.

    Hochmeister. Можно перевести как Великий магистр, но чаще употребляется в транскрипции как Хохмейстер.

    Kommandeur. В русском языке используется термин командор, хотя суть этого слова значит командующий, командир.

    Capitularies. На русский язык не переводится, транскрибируется как капитульер, что означает «руководитель капитула».

    Rathsgebietiger. To есть член орденского совета.

    Deutschherrenmeister. Можно перевести примерно как «Главный магистр Германии».

    Balleimeister. На русский можно перевести как магистр имения (владения) или комтур. Интересны некоторые положения из орденских уставов, в целом являвшихся калькой с устава ордена Храма. Так, например, при разбивке лагеря прежде всего полагалось огородить верёвками место для часовни, только после этого определялось место и ставились палатки для магистра, для общих трапез, для комтура провинции и для провиантмейстера. Все прочие орденские братья имели право выбирать для себя место только после того, как раздавался клич: «Располагайтесь, братья, во имя Господне!» Без разрешения всякий рыцарь имел право удалиться от лагеря не далее, чем слышен звук голоса или сигнального колокола.

    Всякий рыцарь имел не менее двух оруженосцев, из которых даже в лагере один должен был держаться рядом с хозяином, в то время как другой отправлялся за дровами или фуражом.

    В походе оруженосцы с оружием должны были ехать впереди рыцаря, а те, что вели его лошадей (рыцарь был обязан иметь в походе не менее трех коней) – сзади. Без особого приказа при выступлении в поход рыцари не имели права садиться на коней. Запрещалось даже переводить коня с шага на быстрый шаг, покидать строй никто не имел права под страхом снятия мантии и принятия трапезы на полу, а не за столом, как остальные братья рыцари.

    Перед началом боя выделялась специальная знаменная группа из 5—10 человек с рыцарем-знаменосцем. В задачу этой группе ставилась исключительно охрана знамени. Покинуть знамя никто не имел права. Остальные рыцари «искали славы», то есть непосредственно атаковали противника. Таким образом, часть рыцарского отряда в бою не участвовала, занятая исключительно охраной знамени.

    На некотором расстоянии находилась вторая знаменная группа во главе с комтуром. Он должен был носить обёрнутое вокруг копья запасное знамя, которое развёртывают, если первое, основное знамя подсекут. Поэтому комтуру запрещалось пускать копьё в ход.

    Св. Дмитрий Солунский. Икона конца 12 в. Дмитров. (ГТГ)

    Сев. князья Борис и Глеб. Икона 2-й пол. XIII – 1-й пол. XIV вв. Тверь. (Музейрусского искусства, Киев)

    Рыцарь, даже тяжелораненый, не имеет право оставить знамя. И в случае поражения рыцарям под страхом изгнания из ордена не позволялось покидать поле боя, пока развевается знамя. Если знамя утрачено, рыцарь должен примкнуть к знамени госпитальеров (своего рода патронов Тевтонского ордена в течение длительного периода) или любому другому христианскому знамени. И только когда потеряны все знамёна, а войско разгромлено и обращено в бегство рыцарь имел право оставить поле боя.

    В то же время сержанты имели полное право покинуть поле сражения, если ситуация складывалась слишком критической. Должность Великого магистра Ордена занимали:

    1. 19.02.1191–1200. Генрих фон Вальпот (Heinrich von Walpot (из Рейнланда);

    2. 1200–1209. OTTO фон Керпен (Otto von Kerpen (из Бремена);

    3. 07.02.1209—02.06.1209. Герман Барт (Hermannus Bart (из Гольштейна);

    4. 07.1210–1239. Герман фон Зальца (Hermannus de Salza (из Мейсена);

    5. 1240—24.06.1240. Конрад, ландграф Тюрингии и Гессена (Conrad Landgraf von Thuringen);

    6. 1241–1244. Герхард фон Мальберг (Gerhard von Malberg);

    7. 1244–1253. Генрих фон Хохенлёхе (Heinrich von Hohenlohe);

    8. 1253–1262. Попон фон Остерн (Popon von Osterna);

    9. 1262–1274. Анно фон Затерхаузен (Annon von Sangershausen);

    10. 1274–1283. Гартман фон Хельдрутен (Hartman von Heldrungen);

    11. 1283–1290. Бурхард фон Швенден (Burgardus von Swanden).

    Тевтонские рыцари первоначально утвердились в Восточной Европе в 1211 г. после того, как король Венгрии Андреаш пригласил рыцарей разместиться на границе Трансильвании. Этот король предоставил им значительную автономию в пределах своих земель для христианской миссионерской деятельности, но претензии орденских братьев на ещё большую независимость счёл недопустимыми, и в 1225 г. потребовал от рыцарей покинуть его земли.

    В 1217 г. папа Гонорий III объявил крестовый поход против прусских язычников. В 1225 г. князь Конрад Мазовецкий, 1187/88—1247 гг. отчаянно нуждаясь в помощи, попросил её у Тевтонского ордена. Он обещал магистру во владение города Culm (Кульм или Хелмно) и Dobrzin (Добржин); магистр Зальца принял юс под руку ордена с условием, чтобы рыцари могли сохранить за собой любые территории пруссов, захваченные Орденом. Предоставленный императором священной Римской империи магистрам ордена ранг королевских особ в 1226/27 гг. в Золотой Булле давал рыцарям суверенитет над любыми землями, которые они захватывали и фиксировали как непосредственные феодальные владения империи. В 1230 г. Орден построил на Хелминской земле замок Невшау, где разместились 100 рыцарей, которые начали нападать на племена пруссов. В 1231–1242 гг. было построено 40 каменных замков. Около замков (Эльбинга, Кенигсберга, Кульма, Торна) образовывались немецкие города – члены Ганзы.

    Элементы русского конского снаряжения

    До 1283 г. Орден при помощи немецких и польских феодалов захватил земли пруссов, йотвингов, западных литовцев и занял территории до Немана. Война за то, чтобы вытеснить языческие племена только из Пруссии, продолжалась пятьдесят лет. Войну начал отряд крестоносцев, во главе которого стоял ландмейстер Герман фон Балк. В 1230 г. отряд обосновался в мазурском замке Невшау и его окрестностях. В 1231 г. рыцари перешли на правый берег Вислы и сломили сопротивление прусского племени пемеденов, построили замки Торн (Торунь) (1231 г.) и Кульм (Хелмень, Холм, Хелмно) (1232 г.) и до 1234 г. укрепились на Хелминской земле. Оттуда орден стал нападать на соседние прусские земли. Крестоносцы летом старались разорить захватываемую область, разбить пруссов в открытом поле, занять и разгромить их замки, а в стратегически важных местах построить свои. Когда приближалась зима, рыцари возвращались домой, а в построенных замках оставляли свои гарнизоны. Прусские племена защищались поодиночке, иногда объединялись (во время восстаний 1242–1249 и 1260–1274 гг.), но освободиться из-под власти Ордена им так и не удалось. В 1233–1237 гг. крестоносцы завоевали земли памеденов, в 1237 г. – пагуденов. В 1238 г. заняли опорный пункт пруссов Хонеду и на её месте построили замок Балгу (Бальга). Около неё в 1240 г. была разбита объединённая армия вармских, нотангских и бартских пруссов. В 1241 г. пруссы этих земель признали власть Тевтонского ордена.

    Новый поход рыцарей был вызван восстанием пруссов 1242–1249 гг. Восстание произошло из-за нарушений Орденом договора, по которому представители пруссов имели право принимать участие в управлении делами земель. Восставшие заключили союз с восточнопоморским князем Свентопелком. Союзники освободили часть Бартии, Нотангии, Пагудии, опустошили Кульмскую землю, но не смогли взять замки Торн, Кульм, Реден. Несколько раз потерпев поражение, Свентопелк заключал с Орденом перемирия. Но снова поднявшие восстание пруссы 15 июня 1243 г. разбили крестоносцев у Осы (притока Вислы). Погибло около 400 воинов, в том числе и маршал. На соборе 1245 г. в Лионе представители восставших потребовали у католической церкви, чтобы она перестала поддерживать Орден. Однако церковь их не послушала, и уже в 1247 г. огромное войско из рыцарей разных Орденов прибыло в Пруссию. По требованию папы Свентопелк заключил 24 ноября 1248 г. мир с Орденом.

    7 февраля 1249 г. Орден (его представлял помощник гроссмейстера Генрих фон Виде) и прусские повстанцы в замке Христбург заключили договор. Он гласил, что принявшим христианство пруссам папа Римский дарует свободу и право быть священниками. Крещёные прусские феодалы могли стать рыцарями. Крещёным пруссам давалось право наследовать, приобретать, менять и завещать своё движимое и недвижимое имущество. Продавать недвижимое имущество можно было только себе равным – пруссам, немцам, поморянам, только надо было оставить Ордену залог, чтобы продающий не сбежал к язычникам или другим врагам Ордена. Если у кого-то прусса не находилось наследников, его земля переходила в собственность Ордена или феодала, на земле которого он жил. Пруссы получили право подавать в суд и быть ответчиками. Законным браком считался только церковный брак, и только рождённый от этого брака мог стать наследником. Памедены обещали в 1249 г. построить 13 католических кирх, вармы – 6, нотанги – 3. Они также обязались каждую церковь обеспечить 8 убами земли, платить десятину, в течении месяца крестить своих соотечественников. Для родителей, не крестивших ребёнка, была положена конфискация всего имущества, а некрещёных взрослых следовало изгонять из мест, где живут христиане. Пруссы обещали не заключать договоров против Ордена и участвовать во всех его походах. Права и свободы пруссов должны были действовать до тех пор, пока пруссы не нарушат свои обязательства.

    Элементы русского конского снаряжения

    После подавления восстания крестоносцы и дальше нападали на пруссов. Восстание 1260–1274 гг. было также подавлено.

    Элементы русского конского снаряжения

    Другой важнейшей базой крестоносцев в Прибалтике стала Рига. Именно здесь усилиями целого ряда немецких церковных деятелей был создан важнейший плацдарм для продвижения на Восток. Дело, в общем шло довольно вяло и безуспешно как при первом епископе, Мейнарде (1197–1198 гг.), успевшем построить два каменных замка и скоропостижно скончавшегося, когда он уже намеревался возвращаться в Германию и просить военной помощи (ливы его просто не хотели отпускать, справедливо опасаясь, что епископ вернётся с войсками), так и при втором, Бертольде, который первым привлёк в Ливонию военную силу, но почти сразу и погиб в бою с ливами. Наиболее плодотворной оказалась деятельность третьего епископа, Альберта фон Бруксховдена (1199–1208 гг.).

    Уже епископ Бертольд пришёл к убеждению, что одних проповедей для успеха колонизации недостаточно. Альберт сразу же, начиная с 1199 г., добивается того, что папа и император приравнивают поход в Ливонию к крестовому походу в Палестину: крестоносцам обеспечивается охрана имущества и даётся прощение грехов за год службы в епископских войсках в Прибалтике. Тотчас же Альберт и начинает набор военной силы для «обращения» Ливонии.

    Западноевропейские щиты с фамильными гербами XIII в. (Швейцарский нац. музей, Цюрих; Музей университета в Марбурге, Германия)

    Сразу после высадки на Двине Альберт встретил вооружённое сопротивление, но всё же ему удалось закрепиться в землях ливов. Раз в два года Альберт отправляется в Германию за пополнениями.

    В 1201 г. Альберт основан крепость Ригу, которая впоследствии стала важнейшим городом Ливонии, центром епископства и базой для дальнейших походов. Через два года был основан орден Меченосцев – организация, объединившая немецких, по большей части вестфальских и саксонских, рыцарей. Годы епископского служения Альберта хорошо известны, благодаря хроники одного священника, Генриха Латвийского (Ливонского). Война в Ливонии и Эстонии длилась около 20 лет и закончилась разделением власти между меченосцами и Данией. Управляемая своими правителями-язычниками, Литва удержалась, и позже, когда литовцы разбили Орден, его остатки присоединились к Тевтонскому ордену, вернувшемуся со Святой земли. У тевтонцев были более амбициозные планы, нежели у меченосцев. В 1215 г. на Латеранском соборе папа Римский Иннокентий III объявил Ливонию и Прибалтику (вместе с Палестиной) «землёй Марии», целью миссионерской деятельности. Имя Ливонии, закрепилось за этой территорией на долгое время, названия Латвия и Эстония появились гораздо позже.

    Одной из причин столь жёсткого конфликта между немецкими завоевателями Ливонии и Русью было то, что Русь, прежде всего Новгород и Псков, также стремилась усилить своё влияние на Прибалтику. Русские княжества давно уже собирали дань с балтийских племён и финнов, но защитить своих вассалов от католической агрессии не смогли. Полоцкое княжество, о котором известно крайне мало (Полоцкая летопись утрачена), в этот период ослабело и вскоре утратило свои земли по Западной Двине, назовём только Герицке и Кукенойс. Некоторые эстонские племена решили воевать вместе с русскими против немцев, другие – ливонцы и латыши – решили связать свою судьбу с немцами.

    Миниатюра из «Большой гейделъбергской книги песен». Германия, ок. 1300 г. (Гейдельбергский университет)

    Помимо раздачи феодов своим рыцарям, епископ Альберт предпринимает меры и для создания в Ливонии военно-монашеского ордена по образцу орденов палестинских. В 1202 г. он (точнее – его заместитель в то время) учредил Орден меченосцев. Официальное название Ордена – «Frares miliiae Chrisi» («братья Христова рыцарства»). Орден, как и все прочие, руководствовался уставами Ордена Тамплиеров. Члены Ордена разделялись на рыцарей, священников и служащих. Рыцари чаще всего происходили из семей мелких феодалов, чаще всего из Саксонии или Вестфалии. Их отличием стал белый плащ с изображением красного меча и небольшого красного германского креста над ним. После разгрома при Шауляе в 1237 г. остатки меченосцев влились в Тевтонский Орден, тем самым сменив свою символику на чёрный крест Тевтонского ордена. По специальному распоряжению папы, бывшие рыцари меченосцы под страхом изгнания из ордена должны были носить тевтонскую символику. Рыцари ордена делились на две категории: орденские братья, принимавшие обеты бедности, безбрачия и послушания, а также рыцари-собратья или союзные рыцари. В число последних мог войти любой посвящённый рыцарь, принимавший от ордена пожалования, чаще всего земельные, а за это обязанный ему службой. Они не принимали монашеского звания и не давали обета безбрачия.

    Служащие (оруженосцы, ремесленники, слуги, посыльные) были родом из свободных людей и горожан. Главой ордена был магистр, важнейшие дела ордена решал капитул.

    Первым магистром ордена был Винно фон Рорбах (1202–1208 гг.), вторым и последним – Фолквин фон Винтерштаттен (1208–1236 гг.).

    Подчинение ордена епископу, с самого начала бывшее очень условным, со временем превратилось в совершеннейшую фикцию, и вскоре орден стал соперником епископа Альберта.

    Вооружение и снаряжение прибалтийских народов

    К 1208 г. земли ливов по нижнему течению Двины и южные лэттские области были «просвещены словом проповеди и таинством крещения» или, проще говоря, покорены. Вслед за этим предстояло решить вопрос давним подчинением восточных ливов русским князьям Кукенойса, Герцикэ, и их сюзерену, полоцкому князю. Первоначально епископ держится политики уступок, дружественных договоров, признания старых прав, но вскоре эта выжидательная тактика сменилась активной военной экспансией. Заключается невыгодное, но, по-видимому, неизбежное для русских соглашение с Вячко, князем Кукенойса, сыну полоцкого князя Бориса Давыдовича, по которому половина земель Кукенойса перешла к немцам. Однако аппетит приходит во время еды – вскоре немцы изменнически захватывают весь замок Кукенойс, как вражеский. Епископ, впрочем, вскоре замок князю вернул и якобы пытался компенсировать причинённый ущерб, но князь Вячко, не ожидая, вероятно, от соседства с немецкими крестоносцами ничего хорошего, бросил своё достояние и бежал на Русь непримиримым врагом немцев.

    Вооружение и снаряжение прибалтийских народов

    Точно также крестоносцы поступили и с княжеством Герцикэ – ещё одним вассалом Полоцка. Немцы обманом захватывают город, а его князю Всеволоду предлагают мир и возвращение пленных (в том числе княгини), если тот согласится стать вассалом Риги. Не имея иного выхода, Всеволод соглашается и получает Герцикэ в лён от епископа. Однако это не спасает русские земли от новых грабительских походов – всего через пять лет Герцикэ снова разграблен и сожжён.

    Князь полоцкий Владимир, чьими данниками были ливы, тоже вынужден отступить: «по внушению божьему» он отказывается от ливонской дани, которую ранее епископ Альберт не только признавал за ним, но даже сам готов был ему платить и платил за ливов.

    С этим связан любопытный эпизод: князь полоцкий Владимир на берегу Двины, около нынешнего Крейцбурга, должен был встретиться для переговоров с епископом Альбертом. Вместе с епископом на встречу прибыл и Владимир Мстиславович, бывший псковский князь, породнившийся с Альбертом, верный союзник Риги и тесть брата епископа Альберта, Дитриха. Изгнанный псковитянами, которым тогда же Мстислав Удалой, в те годы князь Новгорода, поставил князем своего племянника, Всеволода Борисовича, Владимир бежал в Ригу.

    Полоцкий князь требовал от Альберта прекратить силой крестить ливов, однако тот на уступки не шёл и заявил, что действия его угодны богу и папе. Дело чуть было не дошло до оружия; в ярости Владимир Полоцкий обнажил меч, обещая сжечь Ригу. Русские дружинники и немецкие рыцари изготовились к битве. Однако Владимир Мстиславович уговорил Владимира Полоцкого отступиться, и тот совершенно устранился от дел Ливонии, фактически уступив немцам всю её южную часть.

    Таким образом, те русские владетели, чьи интересы непосредственно затрагивались действиями рыцарей, по большому счёту, отступились от своих интересов в Ливонии, в то время как немцы нашли союзников в лице некоторых русских князей. Отметим, что и для Полоцка, и для Новгорода это были далеко не лучшие времена.

    Ситуация, на первый взгляд достаточно устойчивая, была чревата неожиданными последствиями. Хотя полоцкий князь остаётся врагом немцев, а Новгород и Псков в любой момент были готовы вступить в вооружённую борьбу за влияние в Прибалтике, но южная Ливония прочно (и надолго) оказалось под властью немцев, а боевые действия переместились в Эстонию. Однако внутри самой немецкой колонии обнаруживаются серьёзные разногласия.

    Чтобы понять их причину, необходимо знать, что за люди шли участвовать в такого рода походах. В основном это были, мягко говоря, нежелательные элементы, по разным причинам находившиеся в конфликте с обществом, либо рассчитывавшие на лёгкую наживу в завоёванных землях. Их отличало крайнее себялюбие и индивидуализм. Всякое объединение было прежде всего средством к достижению корыстных целей. Идеалистические побуждения были крайней редкостью. Отсюда и хищнический характер германской экспансии.

    Уже к 1207 г. обнаруживается серьёзное недовольство ордена своим положением в Ливонии. Люди, которых один из современников характеризует, как banniti de Saxonia pro sceleribus, авантюристы и искатели быстрого обогащения, меченосцы желали завоеваний, приобретений, добычи и видели крупнейшее препятствие своим успехам в автократической позиции епископа. Меченосцы начинают предъявлять епископу требования передать им треть всего уже завоёванного и в дальнейшем отдавать ордену третью часть новых завоеваний. Альберт был вынужден согласиться выделить ордену треть уже завоёванных земель, но, конечно же, меченосцы на этом не остановились, а обратились к папе с обвинениями против епископа и даже прямой клеветой. Это привело к тому, что в 1210 г. папа утвердил фактически уже состоявшийся раздел завоёванной части Ливонии, но именно меченосцам он предоставил исключительное право на новые завоевания. Отношения Альберта с Римом до предела обострились и в дальнейшем хорошими никогда не стали. Против него был издан целый ряд немилостивых папских актов, и, фактически, позиции епископа Риги по отношению к ордену меченосцев всегда оставались крайне слабыми.

    Вооружение и снаряжение прибалтийских народов

    Правление немецких завоевателей в то же время вызывало глубокое недовольство местного населения. «Права христианства» (iura christianitatis), связанные с крещением «язычников», для этих «язычников» мало-помалу становились всё более понятными. «Язычники» были обязаны платить десятину, содержать христианских священников, ходить с немцами на войну в качестве вспомогательных отрядов, подвергаясь за это мести соседей. Меченосцы (как, впрочем, и тевтонцы) славились своим жестоким и бесцеремонным обращением с покорённым населением, а вчерашние «язычники» были должны эти притеснения безропотно терпеть.

    Епископу Альберту, очевидно, нельзя отказать ни в дальновидности, ни в гибкости политики. Он прекрасно понимал напряжённость положения и, как сообщает Хроника Генриха Латышского, «с отеческой любовью» пытался облегчить «своим» ливам податное бремя: заменял тяжкую десятину более лёгким оброком. В то же время в орденских землях доведённые до отчаяния лэтты готовятся к восстанию. Епископ Альберт пытался вмешаться, но это не помогло и восстание началось. Лэттов поддержали ливы, причём с самого начала восстание приняло антинемецкий характер, не против отдельных обид и обидчиков, а против всей системы иноземного гнёта, как в виде «благостной» церковности епископа, так и виде открытого насилия его соперников – меченосцев. Восстание, конечно, было подавлено, конкретные жалобы лэттов частью удовлетворены третейским судом епископа, но настоящая причина восстания, разумеется, не была устранена и не могла быть устранена.

    Западноевропейские шлемы

    Военные действия тем временем продолжаются. Активное сопротивление, которое немцам так и не удалось преодолеть, оказывает Литва. Наступление на Эстонию проходит с переменным успехом. Эсты с большими силами осаждают Ригу, пытаясь отрезать её от моря, но успеха не имеют. Немцы предпринимают по льду первый поход на Эзель, делают нападения на Гариэн и Виронию. По мере продвижения их вглубь страны, крепнет сопротивление эстов, и усиливается противодействие русских. Главный двинский противник немцев, князь полоцкий Владимир, готовит поход на Ригу, и только неожиданная смерть в 1216 г. не даёт ему довести дело до конца. По свидетельствам современников, Владимир скоропостижно скончался в ту минуту, когда уже садился в ладью. Но на смену ему появляется ещё более серьёзный враг – «великий король новгородский», то есть Мстислав Удалой, едва ли не самая интересная фигура среди русских князей, считающий эстов своими данниками. Впрочем, в том же 1217 г. Мстислав покидает Новгород.

    Вооружение и снаряжение прибалтийских народов

    В его отсутствие литовцы разоряют Шелонь, а немцы заняли Оденпе и начали там укрепляться. Это было обычной стратегией для Европы – в завоёванной земле немедленно возводилось каменное укрепление, откуда горстка захватчиков могла держать в повиновении весь край. Находившийся в этот момент в Новгороде известный нам Владимир Псковский немедленно собрал войско и выступил на Оденпе. Новгородцы осадили город, и стали вести переговоры о его сдаче. В это же время немцы атаковали новгородские обозы, но успеха не достигли. О значимости для немцев этого боя, говорит то, что в атаке на тылы новгородцев приняли участие сам магистр ордена меченосцев Фолквин фон Винтерштаттен и Дитрих, брат епископа Альберта. Им едва удалось спастись бегством и укрыться в замке. Осаждённым немцем после неудачи вылазки ничего не оставалось, как сдать Оденпе и отступиться от притязаний на Северную Эстонию. Дитрих остался заложником в руках Новгородцев. В качестве добычи было взято 700 коней.

    Вооружение и снаряжение прибалтийских народов

    В 1215 г. Альберт со вновь им посвящённым епископом Эстонии Теодерихом едет в Рим на Латеранский собор, где ему удалось несколько ослабить нажим со стороны меченосцев. Тем не менее, орден успел добиться от императора признания своих безусловных прав на новые завоевания, а когда епископ попытался мирно поделить с меченосцами Эстонию, то уже не им, а ему предлагается всего одна треть, и то лишь на словах.

    Типы арбалетов и их принадлежности, применявшиеся на Руси и в Западной Европе

    Испытывая таким образом величайшие затруднения и извне и внутри, Альберт вводит в политическую игру новую крупную силу, ещё более осложняя тем своё положение. Он обращается за помощью к датскому королю Вальдемару II, вероятно, обещая ему в минуту опасности и какую-то более или менее значительную компенсацию. Очень скоро обнаруживается, что датчане рассматривают это соглашение, как подчинение всей «немецкой» Ливонии королю датскому, а на Эстонию смотрят прямо как на владение, уступленное им Альбертом. Когда эта точка зрения встречает сопротивление в Риге среди рыцарей епископа, среди купечества и меченосцев, король, подкупив орден признанием только его прав на долю в Эстонии, принимает ряд карательных мер по отношению к епископу: не допускает в Эстонию вновь посвящённого (за смертью Теодериха) епископа Германна, брата Альберта, запрещает подвластным Дании северно-германским портам отправлять корабли с крестоносцами в Ливонию, создаёт нечто вроде морской блокады Ливонии, так что самому Альберту лишь тайно удаётся переправиться в Германию. Жалобы его папе и императору (Фридриху II) оказываются бесплодны. Остаётся сдаться на милость Вальдемара и признать его требования, что Альберт и делает.

    Змеевик с изображением Св. Георгия Победоносца. 1-я пол. XII в. Новгород

    Св. Георгий. Иконка XIII в. Новгород. (Новгородский гос. музей-заповедник)

    Примерно в то же время происходят новые военные столкновения с Новгородом: князь Всеволод Мстиславович в 1219 г. предпринимает поход на Пертуев, иначе Пернау, однако не смог его взять, но нанёс немцам поражение у реки Эмбах. Первое столкновение закончилось в пользу рыцарей, которым удалось разбить передовой новгородский отряд и захватить знамя, но тут подошли основные силы русских, и ополченцы из числа ливов и лэттов бежали. Рыцари, впрочем, не растерялись, отошли за глубокий ручей и, используя его как естественный рубеж, удерживали эту позицию до самого вечера, а в темноте отошли. Всего немцев было до двухсот, русские имели значительный перевес.

    Святой воин. Фреска Кирилловской церкви в Киеве. XII в.

    В начале XIII в. военные экспедиции датчан наконец привели к некоторому успеху: они завоевали Северную Ливонию, т. е. Эстонию. В 1219 г. здесь, около деревни Ревель, датчане основали военный аванпост. Произошло это после знаменитой Линданисе-Ревельской битвы, когда войску короля Вальдемара II Победителя, совсем было разбитому эстонцами, явился в небе огромный крест. Ободрённая чудесным знамением, армия датчан контратаковала и разгромила эстонцев. По другой версии, прямо в руки датчан с неба упало красное знамя с белым крестом. Позднее этот крест был добавлен во флаг Дании – Даннеборг. Место было названо Таллин, что по-эстонски означает «датский форт». Финны его называли Таллинна, хотя и употреблялось название Реевели. В Ливонских хрониках город назывался Линданисе.

    В ходе своих завоеваний меченосцы получили огромные земельные владения. С этого времени в Прибалтике активно вводится европейское земельное право. Кроме рыцарских земель в Ливонии и Эстонии были земли, принадлежавшие диоцезам и городам. Все церковные структуры и города возглавляли жители немецкого происхождения, которых постоянно пополняли новые выходцы. В 1207 г. Ливония была признана провинцией Германской империи, в 1225 г. – маркграфством, а епископу Рижскому был пожалован титул князя Германской империи. Вначале Ливонию и Эстонию с Данией и Германией связывали прямые морские пути, позже ограничились связями с городами, обладавшими духовной, торговой и военной властью, – Бременом, Любеком и Мариенбургом. Сухопутным связям мешала Литва, а затем Польско-Литовский союз.

    Швеция тоже проводила политику восточной экспансии. Это подтверждается не только присоединением Юго-Западной Финляндии около 1220 г., но и многочисленными походами шведов в новгородские владения.

    Между «миссионерами» часто возникали распри, что приводило не редко к открытой вражде. Хроники сообщают, что датчане повесили одного из чудских старейшин, за то, что тот принял крещение от немцев.

    Впрочем, дальнейшие события показали, что и датчане одни не в силах справиться с сопротивлением эстов. Ища помощи рижан, архиепископ лундский обещает им отказ короля от претензий на Ливонию.

    Двусмысленная, а временами явно изменническая роль меченосцев, союзников датчан, вызывает возникновение в Риге летом 1221 г. заговора с участием купечества, горожан, ливов и лэттов. Заговорщики объединяются «против короля датского и всех своих противников», но в сущности именно против ордена. Заговор открыт и подавлен меченосцами, но это «несогласие в стране» обессиливает и орден, так как в поход, даже под предводительством магистра, идут теперь с меченосцами лишь немногие.

    Новое соглашение с датчанами остаётся всё таким же неудовлетворительным для епископа: ему отдают только духовные права, а сеньоральные, владельческие остаются за датчанами и меченосцами.

    Тем не менее, немецкое миссионерство в Эстонии не прекращается, и уже к 1220 г. страна, по словам Хроники Генриха Латвийского, вся окрещена.

    В 1221 г. происходит серьёзный набег новгородцев, во главе со Святославом, братом Великого князя Юрия Всеволодовича на Ливонию: они опустошили земли по обоим берегам реки Аа, где жгли поля и разрушали католические церкви. Затем они, совместно с дружиной Ярослава Владимировича, сына Владимира Псковского, осадили Венден, однако отступили после неудачного штурма и известия о том, что ночью в город пришло подкрепление во главе с самим магистром ордена меченосцев. Этот год был богат на взаимные набеги – псковитяне осенью ещё раз ходили в Ливонию, лэтты разоряли окрестности Пскова, а немцы с ливами, обойдя Псков, прошли к самому Новгороду и спалили несколько деревень. Зимой чудины несколько раз совершали набеги в земли Ижоры.

    Чудо Св. Георгия о змие. Фрагмент фрески Георгиевской церкви в Старой Ладоге. XII в.

    Эти походы не имеют серьёзных последствий, как и нападения литовцев, так что положение немцев пока сравнительно спокойно.

    Всё резко меняется во второй половине 1222 г. Начинается великое эстонское восстание. Эсты берут штурмом и полностью уничтожают датскую крепость на Эзеле, восстают жители Юрьева, Оденпе, Феллина. Эсты отрекаются от христианства и отправили послание рижскому епископу, что возвращаются к вере отцов. В то же время, ожидая карательной экспедиции, они отправляют посольство к русским, ища у них помощи. Большая опасность и прямой ультиматум рижан заставляют орден меченосцев отказаться наконец от долголетнего сепаратизма и поневоле уступить епископу. По договору, заключённому в начале 1223 г., а окончательно оформленному в 1224 г., Эстония делится на три части, из которых одна достаётся епископу рижскому Альберту, другая – епископу эстонскому Герману и третья – ордену.

    Соединив все силы, немцы подавляют отчаянное сопротивление защитников свободной Эстонии. Эсты разбиты при Имере, после долгой осады с применением стенобитных машин взята крепость на реке Пале.

    Карта боевых действий Александра Невского в период с 1240 по 1242 гг.

    Ярослав Всеволодович, вновь ставший в конце 1221 г. князем Новгородским (удивительно, но новгородцы простили ему былые деяния), с сильным войском откликнулся на призыв эстов. Русских встречают как освободителей, выдают им немецких пленников. Собираясь первоначально идти на Ригу, Ярослав поворачивает к Ревелю. Неожиданно он узнаёт, что немцы вновь овладели Феллином и перевешали захваченый в плен небольшой русский гарнизон. В ярости Ярослав разорил Феллин и окрестности, причём в основном пострадали мирные жители. Затем он двинулся к Ревелю, осадил крепость, однако взять её не смог. После четырех недель осады Ярослав отвёл свои войска обратно в новгородские пределы.

    В 1224 г. идёт жестокая борьба вокруг Юрьева или Дерпта, опорного пункта русских в Эстонии, где князем был поставлен уже знакомый нам Вячко. Получив в Полоцке отряд в две сотни конных лучников и имея своих воинов, Вячко удерживал в повиновении весь край. Более того, он постоянно беспокоил немцев и успешно отражал их попытки отобрать Юрьев. Потерявший свои исконные владения по милости меченосцев и епископа Альберта, Вячко люто ненавидел немцев. Епископ Альберт в течение длительного времени накапливал силы, и экспедиция 1224 г. на Юрьев стала одним из его крупнейших военных предприятий. Ожидая помощи новгородцев, Вячко отверг все предложения о мире. Но помощь не пришла, новгородское войско, шедшее на помощь Юрьеву, застряло близ Пскова, тогда как немцы повели осаду по всем правилам военной науки. Есть сведения, что ими использовалась даже осадная башня. На совете немцы решили повесить Вячко, которого считали своим злейшим врагом. Однако живым Вячко им в руки не попал, погибнув среди других защитников крепости во время немецкого штурма. Особой жестокостью отличились ливы, которые не щадили ни своих соплеменников, ни женщин, ни детей. Из всех защитников Юрьева в живых остался только некий суздальский боярин, которого немцы отпустили в Новгород с вестью о падении Юрьева. Однако, получив сведения о продвижении новгородского войска, рыцари сожгли город и отошли.

    Как следствие падения Юрьева, в том же году между епископом Альбертом и послами новгородскими был заключён мир, причём Альберт выделил русским часть дани с лэттов. Примерно тогда же эсты покоряются, и новые владетели Эстонии – два епископа и орден – вступают в свои права, причём датская оппозиция оказывается очень ослабленной двухлетним сидением Вальдемара II в плену в Германии. Новгородцы в этот момент оказались вынуждены отражать набеги стремительно усиливавшейся Литвы.

    Последовавший затем период относительного мира в Ливонии отмечен приездом папского легата, епископа моденского Вильгельма, который должен был, с одной стороны, информировать курию об общем положении дел во «вновь обращённой» и очень мало известной стране, а с другой – уладить остающиеся территориальные разногласия между датчанами и немцами. Легат объезжает земли лэттов, ливов и эстов, решает ряд споров в Риге, налаживает канонические порядки и отправляется в обратный путь.

    Печати Александра Невского

    В конце 1224 г. князем в Новгороде становится Михаил Черниговский, за время своего короткого княжения снискавший всеобщую любовь, который, однако, в конце 1225 г. уехал обратно в Чернигов, а на княжение был вновь призван Ярослав Всеволодович. Следует сказать, что Ярослав никогда не был популярен, часто совершая поступки прямо несправедливые или, принимая по самому ничтожному поводу неадекватные меры, достаточно вспомнить события 1216 г., которые привели к битве при Липице. Его военные предприятия были в лучшем случае безрезультатными. В 1226 г. он, впрочем, довольно успешно отразил вместе с Владимиром Псковским и Давидом Мстиславовичем Торопецким набег литовцев, а в 1227 г. ходил на финнов. Отметим, что новгородцы его в этих действиях не слишком поддерживали. Так, в 1228 г. в виду очередного мятежа в Новгороде Ярослав не смог прийти на помощь Ладоге, отражавшей набег финнов.

    Архангел Михаил. Иконка XIII в. Новгород. (ГТГ)

    В том же 1228 г. Псков предпринял попытку отложиться от Новгорода. Сепаратизм Пскова был заметён и раньше, теперь же псковитяне просто отказались пустить Ярослава в город, где ходили слухи, что Ярослав готовит псковитянам рабские цепи, и вступили против него в союз с Ригой. В ответ оскорблённый Ярослав призвал полки из Переяславля Залесского, ввёл их в Новгород, чем смутил и новгородцев. Он обратился к псковитянам с увещеваниями, требуя выдать клеветников, отречься от союза с рижским епископом и совместно с ним, Ярославом, идти на немцев. Никто Ярославу не верил. Псковитяне прислали послом в Новгород некого грека с такими словами:

    «Князь Ярослав! Кланяемся тебе и друзьям новгородцам; а братьев своих не выдадим и в поход нейдем, ибо немцы нам союзники. Вы осаждали Колывань, Кесь и Медвежью Голову (Оденпе), но брали везде не города, но деньги, раздражив неприятелей, сами ушли домой, а мы за вас терпели: наши сограждане положили головы на берегах Чудского озера, другие были отведены в плен. Теперь восстаньте против нас, но мы готовы ополчиться со Святою Богородицею. Идите, лейте кровь нашу, берите в плен жён и детей: вы не лучше поганых».

    Действительно, военный успех в общем-то Ярославу не сопутствовал, тогда как из каждого похода он привозил немало золота. Новгородцы приняли сторону псковитян, отказались воевать и с Псковом, и с немцами, и Ярослав, опасаясь общего возмущения, уступил требованиям горожан и отвёл свои войска обратно в Переяславль, и сам удалился с ними. Псковитяне тотчас изгнали из города всех сторонников Ярослава.

    Только во время страшного голода 1230…31 гг. и после многих бунтов и набегов литовцев Новгород вновь призвал Ярослава Всеволодовича на княжение. Интересно, что голод был остановлен только благодаря усилиям ганзейских купцов: Новгород был членом этого союза. Враги Ярослава стекались в Псков, где, при активной поддержке Михаила Черниговского, готовилось новое выступление против Новгорода. Однако Ярослав, узнав о задержании своего представителя, предпринял блокаду Пскова, и псковитяне перешли на его сторону, изгнав ярославовых врагов. Те бежали в Оденпе, где находился сын Владимира Псковского Ярослав. Ярослав Владимирович с новгородскими изгнанниками и немецкими рыцарями в начале 1233 г. взял Изборск, однако псковитяне отбили город, а самого Ярослава Владимировича вместе с переметнувшимися к немцам новгородцами привели в цепях к Ярославу Всеволодовичу.

    Рукоять и ножны ножа. Новгород. Конец XII в. (Новгородский гос. музей-заповедник)

    Сделаем некоторые выводы, которые станут важны нам в дальнейшем. Уже к началу XIII в. Киевская Русь как монолитная держава не существует. Есть группа удельных княжеств, которые объединяют религия, торговые отношения, родственные правящие династии. Возвышение Владимире Суздальской и Галицко Волынских земель приводит к тому что интерес к Киеву как единому политическому центру пропадает. Хотя он всё ещё остаётся центром религиозным.

    Типы русских воинов по изобразительным источникам XIII в.

    Попытки объеденить княжества (Андрей Боголтобский) в единое целое были нереальны. Каждого больше интересовал свой домен и отстаивание собственных интересов. В потере Прибалтики часто винят монгольское нашествие. Нашу точку зрения на то, как оно реально отразилось на позициях Руси в Прибалтике, мы изложим позднее, однако уже из всего сказанного выше ясно, что прибалтийские владения были потеряны русскими княжествами задолго до 1237 г., и даже ещё до Калки. Ни Полоцк, ни Новгород не предприняли сколько-нибудь действенных и последовательных мер для защиты своих прибалтийских вассалов, более того, полоцкие князья соглашаются на все ультиматумы немцев. Ни Полоцк, ни Новгород нисколько ни до, ни после того от монголов не пострадали. Особняком стоит фигура князя Вячко – личности трагической и героической. Однако очевидно, что храбрый и энергичный Вячко, пострадавший от немцев, оказался фактически брошенным на растерзание немецким агрессорам, причём не один раз (иначе это можно было бы объяснить случайностью). Важно и то, что уже до монгольского вторжения в новгородских землях, прежде всего во Пскове, сложились две партии: антинемецкая, знаменем которой стал Ярослав Всеволодович, а затем и его сын Александр Ярославович, и пронемецкая, куда можно отнести часто вступавших в союзы с немцами Владимира Псковского и его сына Ярослава Владимировича, а с ними и печально знаменитого посадника Твердило. Основная же масса обитателей как Новгорода, так и Пскова постоянно колеблется между этими двумя точками зрения, всегда готовая к поиску врагов, мятежам и погромам, однако абсолютно не способная на последовательные действия, требующие постоянных усилий.

    Дальнейшие события во многом определены противостоянием этих двух партий и борьбой за Псков. В 1234 г. близ Оденпе немцы захватывают некого княжьего человека, по-видимому, собиравшего дань с чуди. Ярослав Всеволодович немедленно со своим войском двинулся туда и, разорив окрестности, двинулся к Дерпту, ставшему к тому времени базой для меченосцев. Из города навстречу передовому отряду русских вышли немцы, и завязался бой. Когда подошли основные силы, рыцари были опрокинуты и часть их бросилась бежать по льду реки Эмбах. Однако лёд не выдержал, тяжеловооружённые всадники провалились в воду и многие утонули. Те, кому удалось спастись, укрылись в Дерпте (среди них было много раненых), некоторые бежали в другие замки.

    Элементы и комплекты западноевропейского конского снаряжения

    После этого Ярослав заключил выгодный мир, хотя не смог развить успех, тут же отправившись в карательную экспедицию против литовцев, впрочем, почти безрезультатную.

    Элементы и комплекты русского конского снаряжения

    Именно в эти годы литовское государство зарождалось. Литовцы беспрестанно тревожат соседей, успешно отражая все карательные экспедиции. К концу века они присоединят к аушкайским областям Полоцкое княжество, а в течение следующего века Литва соберёт едва ли не большую часть остатков Киевской Руси. Успехи литовцев в описываемый период связаны с личностью князя Миндовга, мудрого правителя и непримиримого врага немцев.

    Элементы и комплекты русского конского снаряжения

    Успехи литовцев настолько обеспокоили как Ригу, так и Псков, что в 1236 г. они создали альянс для похода на Литву. В течение года в Риге накапливались силы, туда прибыли подкрепления из Германии. Однако 22 сентября 1236 г. Немецко-русско-латвийское войско потерпело сокрушительное поражение в битве при Шауляе Соуле от литовского князя Выкинта. Роковую роль сыграл переход на сторону литовцев союзников ордена меченосцев – ливов и лэттов. Катастрофа была полной. Потери для меченосцев оказались не восполнимы. Погиб весь цвет войска 48 рыцарей и сам магистр Фолквин фон Винтерштаттен, Газельдорф – предводитель германских крестоносцев и находившийся в составе крестоносного войска отряд псковских лучников 200 человек.

    Остатки меченосцев в 1237 г. были присоединены к Тевтонскому Ордену, и его отделение в Ливонии было названо Ливонским Орденом. Спасать гибнущее крестоносное дело в Ливонию прибыл отряд тевтонских рыцарей во главе с Германом Балке, сделавшимся ландмейстером Ливонии. Официальным названием нового ордена стало «Орден дома святой Марии Тевтонской в Ливонии» (Ordo domus sancae Mariae Teutonicorum in Livonia). Магистр Ливонии теперь стад провинциальным магистром Тевтонского Ордена или ландмейстером. Специальным распоряжением папы Григория IX символика ордена меченосцев была упразднена.

    Армия Александра Невского

    1. Трубач из дружины Александра Невского. В организации армий средневековой Руси музыканты уже начинают играть значимую роль. Защитное вооружение реконструировано по изобразительным источникам XIII в. На них можно увидеть воинов в анатомических кирасах. Именно такая кожаная анатомическая кираса с пластинчатыми наплечниками и чешуйчатыми набедрениками входит в комплекс защитного вооружения этого воина. Под неё поддета длиннорукавная кольчуга. В качестве дополнительной защиты на груди кирасы прикреплена металлическая пластина. Шлем – цельнотянутый конус с высоким ободом и с полями, украшенный чеканным позолоченным изображением архангела, близкий к византийским аналогам. Стёганое оголовье из довольно тонкой кожи, с фестончатым низом. На ногах – кольчужные чулки. Этот воин подаёт сигнал, трубя в рог – часто используемый в XIII в. и популярный на Руси музыкальный инструмент. К седлу привешен небольшой круглый щит. Комплекс используемого им в бою наступательного вооружения включает в себя саблю и нож.

    2. Пеший тяжеловооружённый копейщик (новгородское ополчение). В течение всего XIII в. в Северо-западной Руси происходит своеобразное возрождение пехоты, чья роль сошла было в XII в. почти на нет. Плотные пехотные построения, ощетинившиеся ежом копий, опиравшиеся на поддержку стрелков из лука и арбалетчиков в задних шеренгах становились тогда грозной силой. Изображённый здесь пехотинец-копейщик первых двух линий построения прекрасно защищён и отлично вооружён. Новгород, как и любой другой город имел свой городской арсенал, и мог снарядить и выставить в поле хорошо снаряжённое ополчение. В добавок сами жители могли иметь определеное количество защитного и наступательного вооружения. Комплекс защитного вооружения этого пехотинца включает комбинированный доспех, состоящий из ламеллярной кирасы, чешуйчатого подола с разрезами по бокам и чешуйчатой защиты рук, с дополнительной защитой в виде двух круглых металлических пластин на плечах, а также склёпанного, двухчастевого шлема с полностью защищающей лицо кольчужной бармицей. Кисти рук защищены отдельными кольчужными рукавицами. На ногах надеты стёганые поножи и пристяжные металлические наколенные пластины. Щит треугольный, довольно большой – около метра в высоту. Воин вооружён длинным копьём с длинным гранёным наконечником, мечом европейского типа (возможно, трофейным), топором, и боевым ножом.

    3. Музыкант (барабанщик). Наиболее популярными из всего многообразия воинских музыкальных инструментов в Новгороде были барабан, рог (труба) и дудка. Защитное вооружение этого участника похода очень лёгкое – только набивной доспех из плотного крашеного льна, поверх которого надета тканевая безрукавка – русский вариант котты. Щит – круглый, около шестидесяти пяти сантиметров в диаметре, расписной. Оружие – кинжал и топор.

    4. Музыкант. Защитное вооружение у этого воина и вовсе отсутствует – если не считать толстого, подбитого мехом тулупа. Из оружия – только боевой нож.

    5. Прусский конный дружинник на службе Александра Невского. Многие из прусских воинов осевших на Руси, прежде всего в Новгороде, продолжали борьбу с немцами. Этот воин, судя по тяжёлому защитному вооружению, один из воевод пруссов. Он одет в полный пластинчатый ламеллярный доспех, состоящий из кирасы, оплечий и набедренников. Голова защищена шлемом, по форме напоминающим фригийский колпак, с пластинчатой бармицей. На ногах кольчужные чулки, кисти рук защищены пластинчатыми перчатками на кожаной основе, с крагами из брони. Щит – небольшая, расписная кавалерийская павеза, со временем ставший очень популярным во многих европейских регионах уже под названием прусский щит. Вооружение составляет копьё и меч.

    6. Прусский пеший воин-ополченец. Защитное вооружение этого прусского воина состоит лишь из стёганого гамбизона усиленного металлическими наплечниками, и клёпаного сфероконического шлема, надетого на стёганый подшлемник. На груди и на спине – удерживаемые ремнями зерцальные пластины. Кисти рук защищены кольчужными рукавицами. Щит – небольшой миндалевидный, усиленный продольными металлическими полосами, с умбоном. Оружие – копьё, боевой нож и топор.

    Орден меченосцев

    1. Тяжеловооружённый рыцарь (комтур) ордена меченосцев, 1–2 линии построения «свиньи. Его экипировка включает в себя длиннорукавную кольчугу с приплетёнными кольчужными капюшоном и перчатками, надетую на стёганый гамбизон, под капюшоном на голову надет стёганый чепец. Поверх кольчуги рыцарь облачён в бригандину, наружная сторона которой покрыта белой тканью, и на груди изображён герб ордена – красный меч с красным германским крестом над ним. Шлем рыцаря – типичный европейский топфхельм первой половины XIII в., практически целиком закрывающий голову. На нём также изображена орденская символика, верх украшен перьями лентой и султаном. Шлем надет на носившийся поверх кольчужного капюшона подшлемник с валиком. Руки защищены круглыми металлическими налокотниками. Защита ног включает в себя кольчужные получулки стянутые сзади и под подошвой шнуровкой, стальные наколенники, нашитые на стёганые набедреники, крепившиеся к поясу на ремнях. На левой руке рыцаря – треугольный щит. Оружие – меч и длинное копьё. У пояса подвешен небольшой кинжал, типичный для XIII в. В качестве конского доспеха используется стёганая попона.

    2. Орденский трубач. Передача сигналов подразделениям осуществлялась в орденских войсках с помощью труб. Комплекс защитного вооружения этого воина, трубящего в рог, включает в себя длиннорукавную кольчугу с кольчужными перчатками и капюшоном; под кольчугой носится гамбизон. Полусферический крашенный шлем без наносника надет на стёганый чепец. Поверх кольчуги надета орденская котта без рукавов.

    3. Музыкант ордена меченосцев с бубном. Судя по сообщениям летописей, бубен часто использовался воинами ордена меченосцев в качестве сигнального музыкального инструмента (например, при осаде Юрьева в 1224 г.). Этот воин облачён в набивной доспех с длинными рукавами, на голове – клёпаный четырехчастевой крашенный шлем с кольчужной бармицей; дополнительные металлические пластины прикрывают уши и щёки. Кисти рук защищены кольчужными рукавицами. На плечевом ремне за спину закинут каплевидный щит с символикой ордена меченосцев. Вооружён воин мечом.

    4. Сержант ордена меченосцев (1–2 линии пехотного построения). Этот воин вооружён не только тяжёлым фальшионом и кинжалом, но и пехотной пикой, близкой к позднейшим альшписам, с довольно коротким древком и длинным, более полуметра гранёным остриём. Этот воин облачён в кожаный набивной доспех с длинными рукавами, кисти рук защищены кожаными рукавицами. В качестве дополнительной защиты используются две круглые металлические пластины на груди и металлические же наплечники. Крашенный шлем по форме близок к шапелю или раннему саладу, однако имеет гребень и наносник, до которого поля не доходят, оставляя вырез для глаз. Под него одет кольчужный капюшон типа хауберк. Защита ног состоит из кольчужных получулков, стянутыми сзади шнуровкой. Щит – близок к прямоугольному, с закруглёнными углами, внизу щита – шип, втыкавшийся в землю.

    5. Пехотинец ливонского ордена (3–4 линии пехотного построения). Комплекс защитного вооружения этого воина типичен для профессиональной тяжёлой пехоты середины XIII в. Поверх стёганого гамбизона со стоячим воротником, защищающим шею, надета длиннорукавная кольчуга с кольчужными рукавицами. Поверх кольчуги этот пехотинец носит котту с короткими рукавами. Судя по цветной котте, этот пехотинец представляет ополчение одного из городов, находящихся в вассальной зависимости от ливонского ордена. На голове воина – популярная в этот период в Европе склёпанная из нескольких частей ранняя плосковерхая шапель или капалин, с полями. Щит треугольный, с гипотетической символикой ливонского ордена. Воин вооружён ранней формой совны – алебарды.

    6. Арбалетчик ордена меченосцев. С началом широкого использования арбалета как оружия дистанционного боя роль арбалетчиков в европейских армиях значительно возросла, и в пехотных построениях, применявшихся военно-монашескими орденами, они играли значимую роль. Арбалет, которым вооружён этот воин, пока что довольно простой, со стременем, при перезаряжании арбалета воин ставил в стремя ногу, а тетиву цеплял за укреплённый на поясе крюк и резко выпрямлялся. Помимо крюка, укреплённого при помощи специальных ремней, к поясу подвешен колчан с арбалетными стрелами-болтами. Арбалетчик одет в набивной доспех из плотного льна с короткими фестончатыми рукавами и фестончатым подолом. Шлем – склёпанная из нескольких частей ранняя шапель, то есть шлем с полями, с кольчужной бармицей. В качестве защиты ног используются стёганые набедреники. Щит круглый, расписной. Поверх набивного доспеха надета короткая тканевая безрукавка с орденским гербом. Кроме арбалета, в качестве оружия этот воин использует боевой топор.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх