РИМСКИЕ ЖРЕЦЫ

Понтифики были жрецами, которые осуществляли надзор за правильностью исполнения всех обрядов. На отношения с богами римляне смотрели по-деловому: люди обязаны чтить богов установленными обрядами, боги обязаны за это помогать людям. Нарушишь обряд — лишишься помощи богов. А обряды были на редкость сложные.

Если в молитве запнуться или пропустить слово, молитва теряет силу. Поэтому для важной молитвы требовалось по меньшей мере четыре человека — один читал молитву, другой повторял за ним, третий следил за тишиной, четвертый играл на флейте, чтобы боги не слышали ничего, кроме молитвы. Жертвенные же животные должны были быть точно определенного роста и вида: если у теленка хвост не доходил до колен, он уже не годился в жертву.

Жертве посыпали лоб мукой с солью: эту муку мололи три жрицы из колосьев, собранных ими по очереди только во вторую неделю мая; а соль толкли в ступе, плавили в печи и получившийся слиток пилили железной пилой. Вино для возлияний брали только из неподрезанных лоз, с виноградника, где никогда не ступала раненая нога. Вода должна была быть ключевой, водопроводная не годилась.

Боги были обидчивы и за нарушение обрядов могли наказать. Иногда было даже трудно догадаться, что вызвало гнев богов. Однажды в Риме начался мор (чума или еще какая-то смертельная болезнь). Спросили оракула о причине. Тот ответил:

— Это за то, что на богов смотрят сверху вниз.

Никто не понял, что это значит. Один мальчик рассказал отцу, что с верхнего этажа их дома он видел во время праздничной процессии священные предметы, лежащие на носилках. Все стало ясно. Носилки стали делать крытыми, и мор прошел.

Фламины были самые важные из жрецов. Все действия их были обставлены сложнейшими предписаниями и запретами. Фламин Юпитера не имеет права ездить верхом и смотреть на войско, не имеет права клясться и носить камень в перстне. Он не может касаться козы, собаки, плюща, сырого мяса, кислого теста и бобов и даже называть их. Огонь из его дома можно брать только для жертвоприношения. Если в его дом войдет человек в оковах, человека надо расковать, а оковы спустить на улицу через отверстие в крыше.

На одежде фламина нет ни одного узла. Стричь его должен не раб, а только свободный человек. А остриженные волосы и ногти следует зарывать в землю под деревом без хвои и без черных ягод. Ножка его кровати должна быть в грязи. На одной постели он спит не более трех дней, и больше на ней никто спать не может. Под открытым небом он ходит только в жреческой шапке. С женой развестись не может, а если жена умрет, то жрец лишается сана.

Ученые говорят, что такую сложную систему табу можно найти лишь на самых диких островах Океании. Неудивительно, что охотников получить этот высокий сан было немного.

Весталки были жрицами Весты, богини очага, блюстительницы согласия. Ее круглый храм считался центром Рима, в нем горел неугасимый огонь. Зажигали его не по-обычному, с помощью кремня, а по-старинному — трением. Если он гас, весталок секли розгами. Их было шестеро. Весталок брали в храм семилетними девочками, на 30 лет: десять лет они учились, десять лет служили богине, десять лет учили молодых. Все это время они не могли выходить замуж. За нарушение обета девственности весталку казнили страшной казнью: заживо хоронили в подземелье. Чтобы смерть ее не пала грехом на государство, делали вид, что это совсем не казнь: ей давали с собой еды и питья на сутки. Сутки она жила, а потом умирала медленной голодной смертью.

Салии были жрецами Марса и хранителями его священных щитов. Говорят, при Нуме в Риме был мор. Царь молился о спасении богу Марсу. Тогда с неба на царский луг упал медный щит, и мор кончился. Нума понял, что в этом щите — спасение Рима. Чтобы никто не похитил щит, он приказал изготовить еще одиннадцать точно таких же: отыскать среди всех этих щитов настоящий было невозможно. Щиты хранились в храме Марса; раз в год, первого марта, салии проносили их по городу, со звоном ударяя по ним копьями, приплясывая и распевая древнюю песню, смысла которой давно никто не понимал.

Фециалы тоже служили Марсу. Когда Рим начинал войну, объявлять ее отправлялись фециалы. На Капитолии, римской твердыне, вырывали с корнями пучок травы и касались ею головы фециала: после этого он считался «названным отцом» римского народа и каждое его действие было действием народа. Он шел на границу и метал на вражескую землю железное копье с запекшейся кровью. И только после этого римское войско переходило границу.

Все это было удобно, пока граница была в двух шагах от Рима, а когда начались войны с далеким Карфагеном или Македонией, фециалам пришлось пойти на хитрость. В центре Рима был выделен участок земли, объявлен вражеским, и фециал метал теперь свое копье только здесь.

Луперки были жрецы бога Фавна (греческого Пана). В честь него они справляли в феврале волчий праздник — Луперкалии. В жертву богу приносили козу и собаку; окровавленным ножом касались лба двух мальчиков хорошего рода; потом кровь стирали клоком шерсти, смоченным в молоке, и пока стирали кровь, мальчики должны были смеяться. С зарезанной козы сдирали шкуру и выкраивали из нее ремни и набедренные повязки, а потом жрецы-луперки, голые, в козьей коже на бедрах и с кровавыми ремнями в руках, разбегались по городу от того места, где когда-то нашли волчицу с близнецами. Ремнями они хлестали встречных женщин; те не уворачивались — считалось, что эти удары исцеляют от бесплодия.

Этот праздник существовал больше тысячи лет. Прошли века царей, консулов, императоров, начиналось средневековье, в Риме уже молились Христу, в Риме уже хозяйничали германцы, а по улицам города по-прежнему бегали в холодном феврале голые луперки с ремнями в руках, пока наконец Римский Папа не приурочил к этому дню чинный церковный праздник Сретенья.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх