АРХИМЕД И КОНЕЦ СИРАКУЗ

Рим сражался с Карфагеном на трех театрах военных действий. Первым была Италия, вторым — Испания, третьим была Сицилия. Здесь Сиракузы, до сих пор искусно лавировавшие между Римом и Карфагеном, наконец решительно примкнули к последнему. Римляне направили в Сицилию Марцелла. Он быстро разбил врага и осадил Сиракузы. Но осада неожиданно оказалась долгой и трудной.

В Сиракузах жил величайший математик древности Архимед. Что он сделал для развития математики, расскажут историки этой науки. Народ знал об этом мало и все-таки слагал об Архимеде легенды. О нем ходило больше анекдотов, чем о любом другом ученом древности.

Это он, говорят, так был поглощен своей наукой, что забывал есть, пить и мыться; когда он сидел перед очагом, то чертил круги и треугольники прутом по золе; когда был в бане — чертил пальцем на своем намазанном маслом теле.

Это он, говорят, однажды выскочил из ванны и голый побежал по улицам Сиракуз, крича: «Нашел! Нашел!» (по-гречески: «Эврика! Эврика!»). Дело было вот в чем. Сиракузский царь Гиерон получил от золотых дел мастера золотой венец и хотел проверить, не подмешал ли тот в золото более дешевого серебра. Нужно было сравнить объемы венца и куска чистого золота с тем же весом. Архимед, опускаясь в наполненную до краев ванну и видя, как переливается через край вытесняемая вода, вдруг понял, что именно так можно легко измерить объемы двух тел разной формы.

Это Архимед, говорят, построил для Гиерона машину с такой системой рычагов, что один, сидя в сторонке и поворачивая ручку, спустил на воду огромный корабль. Этот корабль был построен для Птолемея Египетского, и все жители Сиракуз, впрягшись вместе, не могли его сдвинуть с места. Гиерон был в восторге. Архимед скромно сказал:

— Дай мне только, где стать, и я тебе сдвину землю.

Когда к Сиракузам подступили римляне, Архимед построил для сограждан небывалые военные машины. Это были баллисты, метавшие камни на неслыханные расстояния; это были подъемные краны с крючьями, которые дотягивались до римских кораблей и топили их в гавани. В греческих мифах был сторукий гигант Бриарей. «Бриареем от геометрии» называл Архимеда Марцелл. А солдаты Марцелла в ужасе разбегались, когда над стеной осажденного города показывалась какая-нибудь веревка или бревно:

— Это Архимед выдумал новую машину на нашу погибель!

Наконец в 212 г. до н. э. Сиракузы пали. Началась резня и грабеж. Римский воин ворвался к Архимеду. Тот сидел в саду и чертил тростью по песку круги и треугольники. Он поднял голову и сказал солдату:

— Не наступи на мой круг.

Воин понял, кто перед ним, и хотел отвести ученого к Марцеллу. Архимед сказал:

— Погоди. Я только кончу решение.

Солдат не привык к таким ответам — он зарубил ученого.

На могиле Архимеда по его завещанию вместо памятника было поставлено изображение цилиндра с вписанным в него шаром и указано открытое ученым соотношение их объемов — 3:2. Полтораста лет спустя, когда Цицерон был чиновником в Сицилии, он еще видел этот памятник, забытый и заросший терновником.

Говорят, Марцелл плакал, глядя, как его солдаты разоряют прекрасный греческий город. Через два года жители Сиракуз пожаловались сенату на жестокость Марцелла, но сенат оправдал его. Тогда сиракузские послы бросились к ногам Марцелла, умоляя наказать их, но пощадить сограждан. Марцелл простил их. Сиракузяне постановили надевать венки и приносить жертвы всякий раз, как Марцелл или кто-нибудь из его потомков приедет в Сицилию.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх