§ 81.

При столь благоприятных событиях для иверского народа сделался правителем оного Стефаноз III. Хотя Иверия не подлежала тогда властительству персидских владетелей, однако Стефаноз /128v/ еще страшился жестоких утеснений, каковым [94] могли подвергнуться иверцы по свирепости сих чужеземцев. Он не называл себя царем, управляя народам. В его времена Иверия наслаждалась спокойствием. Окрестные народы уважали Стефаноза за правосудное соблюдение взаимных выгод, а внутреннее устройство утверждено было любовью его подданных. Персияне, сколько ни были алчны к опустошениям Иверии, в которой они находили обильные плоды причиняемых ими насилий и неистовств, были тогда обременены внутренними возмущениями и подверглись сами утеснениям /129r/ сарацин, которые, по свирепым внушениям лжепророка Магомеда, распространяясь в близкие страны к Аравии, покоряли 272 все тиранской своей власти, одушевляемой мятежною их религиею. Таким образом, иверцы, избавившись от жестоких неприятелей, каковыми всегда были для них персияне, начали забывать претерпенные ими угнетения и день от дня умножали средства к утверждению общего благосостояния, чему Стефаноз споспешествовал ревностнейшими своими попечениями, и посреди толико полезных занятий скончался, оставив преемником по себе сына своего Мира.

/129v/§ 82.

Мир, приняв правление над народом, назвал себя царем, ибо он не усматривал никаковой от сего опасности. Между тем, как царь Мир 273 старался совершить начатое отцом его Стефанозом [дело] к утверждению благосостояния иверского народа, Мурван 274 Глухой, Магомедов родственник, приступил с войсками к пределам Иверии. Сей свирепый араб, находясь генерал-губернатором в Месопотамии, воспользовался междоусобными смятениями своих соотечественников, которые, убив калифа своего Валида, поставили на место его Эзида. /130r/ Но как сей скоро умер от моровой заразы, то брат его Ибраг[и]м объявил себя калифом и, для утверждения своего в сем достоинстве, содержал при себе детей Валидовых под твердым присмотром, Мурван 275 Глухой, дабы успеть в замышляемом домогательстве своем калифского властительства, объявил себя опекуном сих Валидовых детей. Его намерение заключалось в том, чтоб Ибрагим лишил их жизни, как своих соперников, что и случилось: Ибра[г]им предал сих несчастных сирот жестокой смерти для уничтожения причины раздоров с Мурваном 276. Но сей хитрый злоумышленник [95] не так /130v/ думал. Он вооружился на Ибра[г]има, как на убийцу законных наследников калифства, вступил в сражение с убийцею, рассеял его войска, уловил его в плен, отравил его ядом и сделался сам калифом, по истреблении хитрым образом законных оного наследников. Укротив мятежи между грабами, он овладел Армениею и угрожает порабощением Иверии, к пределам которой, как упомянуто, он приблизился 277. Царь Мир не мог оказать сопротивления сему кровожаждущему арабу и удалился в Колхиду для изыскания способов к охранению своих владений, /131r/ от совершенной гибели. Мурван 278 вступил в Иверию, опустошил города и села и предал иверцев, не успевших сокрыться, жестоким насилиям и убийствам. Не утолив лютости своей сими жертвами, он идет в места, где находился царь Мир с немалочисленными силами, собранными для спасения отечества.

По вступлении в Имеретию, передовые арабские войска были побеждены имеретинцами под предводительством имеретинских князей Давида и Константина Аргветских. Но поражая мужественно неприятелей, сии защитники /131v/ отечества были уловлены арабами в плем. Мурван 279, удивленный их неустрашимостью, предложил, чтобы Давид и Константин приняли магометанский закон и, за презрение его увещаний, предал их мученической смерти. С непоколебимою твердостью духа сии благочестивые князья претерпели жестокость тирана. Как явствует в Житии святых иверских, они запечатлели усердным пролитием крови своей одушевляющую их веру во Христа Спасителя и, всегда подкрепляясь ее внушения- ми, оказали незабвенные подвиги в /132r/ защищении своего отечества от жестоких неприятелей. Сии святые мученики 280 похоронены близ города Кутайса и грузинская церковь торжественно празднует память их во второй день октября месяца. Мурван, пришедши в Колхиду, поставил стан свой на берегах реки Тавквери. Царь Мир, или отчаянием побужденный, или обнадеженный удобным местоположением и неосторожностью неприятеля, вступил в сражение с Мурваном и рассеял арабов, но сам был тогда жестоко ранен. Мурван собрал рассеянные свои войска, но претерпел /132v/ новые потери от непредвидимого разлития реки Тавквери, потопившей его стан во время ночи. С сего времени река Тавквери получила название Цхенис-цкали 281 (Река Лошадиная), ибо при большей [96] части арабских войск погибло множество лошадей их от случившегося тогда наводнения. Сим случаем приведены были силы Мурвана в крайнее ослабление. Он немедленно возвратился в Дамаск. Жители сего города возмутились против его насилий. Тиран удалился в Египет и там [был] убит.

Историки повествуют, что сей свирепый араб, находясь в христианских /133r/ странах, вошел по любопытству в женский монастырь и, пленившись красотою одной монахини, сделал ей срамное предложение. Прекрасная и благочестивая отшельница, дабы избежать насилий дерзкого 282 тирана, изъяснилась ему, что она искусна в составлении некоторой мази, которая делает человеческое тело невредимым от ударов сабли. Мурван, укротяся в своей похоти, приказал монахине сделать опыт. Юная отшельница, пред глазами Мурвана намазав себе шею, преклоняется пред ним, чтоб он сам испытал ударом сабли /133v/ силу ее мази. Мурван с сильным размахом руки ударяет ее по шее мечом и отсекает ей голову. Таким образом, благочестивая отшельница избавила себя от посрамления своею смертью и постыдила гордого и глупого тирана.

Греческий император Константин, узнав о победах иверского царя Мира над арабами, прислал ему корону и царские регалии и в приветственном своем письме наименовал его ревностнейшим охранителем христианства. Но царь Мир скоро умер, оставив по себе преемником брата своего Арчила.

/134r/§ 83.

Видя владение свое опустошенным арабами, вторгнувшимися в Иверию под властительством Мурвана Глухого, царь Арчил прилагал всевозможные старания о восстановлении благоденствия своих подданных. Разрушенные города и сожженные села были построены вновь общими народными пожертвованиями. Земледельцы под кротким правлением Арчила поправили свое состояние беспрепятственными своими занятиями при уменьшении податей, собираемых с оной части общества. Ремесленники начали успешно и с великими /134v/ выгодами упражняться в своих работах. Занимавшиеся торговлею нашли все способы к обретению собственной своей пользы, умножая общую.

Кратко с Арчилом царствовали правосудие, благочестие, милосердие [и] благоденствие; но сии только счастливые времена для Иверии обращены были в плачевные калифом Абзлабасом. Сей калиф послал полководца своего Чумгум-Асима [97] с многочисленными войсками для опустошения Армении. Чумгум-Асим, называемый у европейских историков Мосеймом, при своей свирепости удовлетворил /135r/ алчность своего властителя и, по разорении Армении, приступил к пределам Иверского царства. С пагубными умыслами он вступил с царем Арчилом в переговоры: хитрым образом привлек его в свой стан и предложил ему принять магометанское вероисповедание. Но как царь Арчил с негодованием презрел Магомеда и закон его, то Чумгум-Асим предал его жесточайшим мучениям и смерти, опустошил Иверию и возвратился к калифу. Грузинская церковь в двадцатый день марта торжественно празднует память святого Арчила, /135v/ претерпевшего мученическую смерть за Христа Спасителя.


Примечания:



2 Касреянского.



27 Мавакана.



28 в Кур.



272 покаряли.



273 Мира.



274 Мирван.



275 Мирван.



276 с Мирваном.



277 приближился.



278 Мирван.



279 Мирван.



280 мучиники.



281 Цхение-Цхили.



282 дерскаго.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх