Часть 8 Могучий Рим времен республики и империи


Глава 1 Эволюция римской армии: Легион при царе Сервии и после него до реформы Гая Мария

Римская республика, а затем и империя дали много имен полководцев, и римские солдаты одержали множество побед по всему миру. Но началось все это величие с небольшого города, граждане которого поставили на колени сначала всю Италию, а затем и пошли далее. И созданное ими государство не рассыпалось как империя Александра после смерти своего создателя а просуществовало многие сотни лет.

Итак, в чем же секрет римского могущества? Здесь можно выделить много факторов, но покорить мир римлянам помогла именно армия. Вот и посмотрим на неё. Ведь вся история Рима это история войн.

Боевое ополчение граждан-патрициев под названием легион (legio) происходит от слов "собирать" или "набирать". Рим состоял из объединений граждан по куриям и трибам и эти организации обязывали мужчин защищать интересы города с оружие в руках.

Поначалу триб было 3, а курий – 13. Каждая курия была обязана выставить 100 пехотинцев и 10 всадников. Следовательно, ополчение – легион – имел в своем составе 3000 воинов.

Но царю Сервию Туллию пришлось изменить это положение, и деление на трибы и курии было заменено делением на разряды. И служить теперь были обязаны не только патриции, но все граждане, что владели недвижимым имуществом. Армия была разделана на пять разрядов. Самые обеспеченные служили в кавалерии, другие в тяжелой пехоте, третьи во вспомогательных войсках.

Построение легиона тогда весьма напоминало фалангу о которой мы уже говорили. Легион времен Сервия имел шесть рядов в глубину. В первом и втором рядах находились граждане первого класса с полным защитным вооружением (шлем, панцирь, круглый бронзовый щит и поножи); третий и четвертый включали граждан второго класса, без панциря, но в шлеме, с поножами и прямоугольным щитом; в пятом и шестом рядах стояли граждане третьего класса, вооруженные так же, но без поножей. Граждане четвертого класса, вооруженные только дротиком и копьем, согласно Титу Ливию, находились вне фаланги, вместе со стрелками, набранными из пятого класса. Легиону были приданы пять дополнительных центурий: две из ремесленников, присоединенных к первому и второму классам, одна из горнистов, одна из трубачей и одна из причисленных к велитам, легковооруженным из пятого класса. Конница располагалась на флангах легиона, в состав которого входила.

Но Самнитские войны показали все несовершенство такого боевого построения. Фаланга была неповоротлива и новые условия войны требовали перемен и новой тактики войны. И пехотную фалангу стали делить на манипулы, что были отделены друг от друга интервалами. Это весьма увеличило возможность для маневра. И с тех пор манипул стал частью армии, и это деление сохранялось много веков.

При движении по неровной местности в строю возникали смещения, и они были, как известно губительны для фаланги. Но интервалы между манипулами компенсировали эти смещения, где-то сужаясь, где-то расширяясь. Для заполнения слишком расширившихся интервалов служила вторая линия, отдельные отряды которой могли вдвигаться в первую линию, а если и этого было недостаточно, использовалась третья линия. При столкновении с противником небольшие сохранившиеся интервалы заполнялись сами собой, вследствие более свободного расположения воинов для удобства использования оружия.

Армия римлян была четко разделена по возрастам, умению и выучке, боевому снаряжению. Наиболее бедные римские граждане служили в велитах, за ними следовали – гастаты, а наиболее сильные и выносливые воины составляли отряды принципов и тиариев. И если легион состоял из 4 тысяч солдат, то каждая из вышеперечисленных категорий увеличивалась в равной степени.

Легион состоит теперь из трех частей, которые последовательно вступают в сражение в разных условиях: после того, как легкие войска завязали бой, гастаты делают первый натиск на противника. Если его оказывается недостаточно, они находят поддержку у принципов, которые заполняют пустые места между манипулами первой линии. Принципов, в свою очередь, поддерживают триарии, своего рода резерв или элита. Конница занимала фланги армии. Так было в течение 150 лет. Но средний класс римских земледельцев, что служил базой для пополнения этих легионов постепенно разорялся и многие не могли позволить себе службу в войсках.

Штатный состав легиона. В правление Сервия Туллия обычное число легионеров было 4200; именно столько называют Полибий и Тит Ливий. К ним следует прибавить 300 всадников, предписанных уставом. К 216 году до н.э. число легионеров было доведено до 5000 или даже 5200, и эта цифра оставалась нормой в течение некоторого времени. Тем не менее, когда чувствовалась необходимость, не колебались увеличивать ее вплоть до 6000, но только в совершенно исключительных случаях. Обычно число всадников было 300 на легион, какой бы ни была численность пехоты.

Подразделения легиона. В начале легион был разделен на центурии, центурия была подразделением призывного контингента. Позднее, вследствие реформы, приписываемой Камиллу, тактической единицей стала манипула, названная так по отличавшему ее значку, который, первоначально представлял собой пучок сена, привязанный к верхушке шеста. Из некоторых текстов следует, что этим термином сначала обозначали отряд из 100 человек: центурия и манипула были тогда одним и тем же. Затем, манипула была, по военным причинам, разделена на две центурии, каждая под командованием своего центуриона. Из них правый командовал всей манипулой и, следовательно, имел в своем подчинении, как помощника, левого центуриона. Поскольку численность легиона менялась, а число манипул оставалось неизменным, тридцать на легион, их численность, естественно, менялась тоже, в соответствии с общим числом легионеров.

Изменения в тактике и вооружении легионов продиктованные Пуническими войнами

Войны Рима с Карфагеном привели к многочисленными изменениям в тактике и организации войска. Теперь Рим вол завоевательные компании и расширял свои границы. Первая Пуническая война привела к тому, что римские пехотинцы стали вооружаться испанскими мечами, более удобными в ближнем бою. Как постоянное подразделение появилась легкая пехота вооруженная шитом, мечом и семью дротиками. Как уже упоминалось ранее, искусство метания дротика было не таким уж сложным. Это совсем не стрельба из лука. Но урон такие воины наносили врагу весьма существенный.

В период второй Пунической войны римляне использовали как и ранее армию набираемую по принципу призыва ополчения. Причем практиковалось посылать в бой мало обученных солдат, что получали свои навыки прямо в бою. Но карфагенская армия Ганибалла полностью состояла из профессионалов. И в этом одна из причин поражений римлян в начале этой войны. И в частности причина поражения в битве при Каннах в 216 году до н.э.

Но в конце войны римские солдаты и полководцы подкопили достаточно опыта и стали одерживать победы. Впрочем, этому нимало способствовал тот факт, что Ганибаллу не оказали достаточной поддержки с родины.

Впоследствии для ответственных сражений стали пользоваться услугами не новичков, но ветеранов. Победа римлян в войне с македонским царем Филиппом V была достигнута именно благодаря ветеранам, что приобрели опыт в ходе Второй пунической войны.

Битва при Каннах

Битва при Каннах внесена в анналы военного искусства как непревзойденный пример полного окружения противника Ганнибалом и уничтожения войска, превосходившего по своей численности победителей.

У римлян в этой битве был значительный численный перевес. Они имели 80 тысяч пехоты и 6 тысяч всадников.

Ганнибал привел с собой 40 тысяч пехоты и 10 тысяч всадников. Но в его армии были в основном профессионалы и ветераны. И он отлично сумел использовать преимущества местности. Равнина дала кавалерии карфагенян значительную свободу действий.

Римский полководец Варрон выстроил свои легионы глубокими эшелонами. Он посчитал, что так обезопасит себя от атак конницы противника и сможет нанести сокрушительный удар по пехоте Ганнибала. В центре его боевых порядков была пехота, а по флангам конница. Общая глубина пешего строя составляла 48 шеренг.

Ганнибал разгадал замысел противника и понял, что просто так римлян не взять. Римляне построились для таранного удара, и сил у них для этого хватало с избытком. Поэтому он построил своих пехотинцев по центру полумесяцем. А вот свою конницу он разделил следующим образом. Против слабого римского левого фланга состоявшего из 2 400 конников он сосредоточил целых 8 000 своих отборных тяжелых всадников.

И когда под ударом римлян тонкий центр пешей фаланги карфагенян начал пятиться, конница Ганнибала нанесла свой сокрушительный удар на левом фланге и зашла в тыл римской пехоте. Могучие края пешей фаланги карфагенян также сдавили римлян с двух сторон. Римляне потерпели тогда сокрушительное поражение.

Тактически войско карфагенян было лучше подготовлено и организовано чем римское.

Дельбрюк говорит об этом так:

"Они имели постоянного главнокомандующего, римляне же каждый год избирали двух консулов, которым одновременно вручалось и командование. Они имели такое слабое представление о предпосылках ведения крупных военных действий, что считали возможным то делить легионы между консулами поровну, то поручать командование по очереди – день одному, день другому. В войне против Ганнибала хотели этот чудовищный порядок несколько смягчить, подняв вопрос лишь о смене председательствующего в военном совете. Но в действительности этот шаг только обострил бы положение. ибо тогда вообще командование было бы в руках не отдельного лица, а коллегии. Правильнее будет выражение: сменяющееся командование, хотя, конечно, заседал и военный совет. То же и в отношении командного состава. У карфагенян командиры были профессионалами, получившими специальную выучку в школе Гамилькара; у римлян – лишь воинственными гражданами, более или менее одаренными от природы. Карфагенские военачальники по мере необходимости маневрировали различными частями пехоты и кавалерии. Римские легионы умели передвигаться рядом поставленными частями только вперед. Наконец, карфагенская кавалерия численностью значительно превосходила римскую".

Построение и вооружение римского войска в битве при Заме- Нараггаре: эшелонная тактика

Греческий историк Полибий, писавший во II в, долгое время живший в Риме, в своем описании битвы при Заме (202 год до н.э.) сообщает нам о построении римской пехоты в три линии с интервалами и добавляет, что обычно манипулы принципов стояли против интервалов между манипулами гастатов. Относительно второй и третьей линий он говорит, что их могли использовать для обходов противника с флангов и тыла.

Описывая римское вооружение своего времени, Полибий сообщает, что гастаты и принципы имели метательные копья, которые хорошо известны, как характерное римское оружие, под своим латинским названием – это пилумы. Он также говорит, что триарии вооружены обычными копьями и все воины всех трех линий имеют щит с размерами 75 см в ширину и 120 см в высоту. Кроме этого, вся тяжеловооруженная пехота имела колюще-рубящие мечи, шлемы, поножи, и квадратные, бронзовые пластины на груди, а самые состоятельные, по его словам, носят кольчуги. Ко времени Полибия появляется многочисленная легковооруженная пехота, имевшая круглые щиты в 90 см в диаметре, шлемы, мечи и дротики. Полибий неоднократно подчеркивает, что римская тяжелая пехота сражалась мечами.

Но Ганнибал применил в этом сражении нечто новое в тактическом отношении. Ганнибал выстроил свою тяжелую пехоту в две линии, как сообщает Дельбрюк. В первой линии стояли карфагенские граждане. Во второй – приведенные Ганнибалом из Италии войска – старая гвардия, которая совершила с ним переход через Пиренеи и через Альпы.

"Это первое сражение в мировой истории, – говорит Дельбрюк, – в котором эшелонная тактика выступает перед нами как великий, вновь открытый принцип, направляющий ведение боя и решающий его исход".

В чем же преимущества эшелонного принципа? Да в том, что каждая линия может двигаться самостоятельно, но в тоже время настолько близко, что вторая линия может легко оказать поддержку первой и наоборот.

"Сущность фаланги покоилась, – продолжает Дельбрюк, – как мы видели, на том, что сражаются собственно только первые шеренги или даже только одна первая шеренга, т. е. самое большее четверть, а то и пятнадцатая или даже тридцатая часть всей вооруженной массы. Ценность всех остальных бойцов состоит исключительно в том, что они замещают павших, сохраняют цельность фронта и производят сзади физическое и моральное давление. Если теперь отделить заднюю половину и поставить ее в некотором отдалении от передней, то очень многое изо всех этих преимуществ будет потеряно; в частности, физическое давление совершенно прекратится. Но зато вторая линия окажется в состоянии предпринимать самостоятельные движения, отбивать фланговые и тыловые атаки, даже самостоятельно развить наступление и ударить на неприятеля сбоку".

Это была тактика победы! Но проблема была в том, что пред Ганнибалом был уже не Варрон, а такой же талантливый полководец как и он сам Сципион Африканский. Он также, выстраивая свои войска пред битвой, выстроил манипулы принципов и триариев на расстоянии друг от друга – в две линии! И вместо флангов римской пехоты старая гвардия Ганнибала встретила удлиненный фронт, а бой остался тем, чем он был – фронтальным столкновением двух параллельных линий.

И именно поэтому карфагеняне проиграли это сражение. И это была отнюдь не первая битва, в котором Сципион испробовал свой новый тактический прием. В сражении на "Великих равнинах", в 203 году до н.э., римский полководец таким же образом одержал победу над Гасдрубалом и Сифаксом.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх