VI МОРСКИЕ СРАЖЕНИЯ

Пока гладиаторы, облаченные в доспехи римских и чужеземных солдат, бились друг с другом на песках арены, амбициозные политики в поисках новых, более зрелищных способов развлечения толпы обратили свой взор на водные просторы. Так на свет появились навмахии — имитации морских сражений, которые, возможно, были самыми дорогостоящими и необычными играми в истории Римской империи.

Первая навмахия, призванная поразить воображение толпы, была организована Юлием Цезарем во время его великих игр 46 года до н. э. В этот период Цезарь всецело захватил власть в свои руки, безжалостно казнив сотни несогласных с ним аристократов и разбив армии, возглавляемые его соперником, также впоследствии казненным, Гнеем Помпеем. С помощью серии игр Цезарь хотел завоевать расположение римского народа и обезопасить тем самым свой режим. В дополнение к гладиаторским поединкам, спектаклям, бесплатным банкетам и другим видам развлечений Цезарь объявил, что собирается организовать морское сражение. В предстоящем представлении должны были принять участие 3000 человек и более дюжины боевых кораблей.

Для реализации плана Цезарь отправил целую армию рабочих на Кампус Марциус, или Марсово поле, чтобы те выкопали и соорудили там искусственное озеро. Марсово поле представляло собой больших размеров низменность к северу от городских стен, которая использовалась для военных учений и маневров. Озеро было неглубоким, так как военные корабли того времени имели очень маленькую осадку.

Объявленное Цезарем сражение должно было воссоздать историческую битву между Египтом и Тиром. Выбор был неслучайным. В результате недавно завершившихся войн древнее и прекрасное приморское государство Тир стало частью Римской империи. Египет, несмотря на свой независимый статус, стал государством-сателлитом Рима, после того как Цезарь, вмешавшись в гражданскую войну, посадил на трон молодую царицу Клеопатру VII. Оба этих государства были, что называется, на слуху у римского общества. К тому же актуальность предполагаемого сценария повышалась в связи с недавним официальным визитом в Рим новоявленной царицы Египта Клеопатры, приехавшей вместе с младенцем — сыном самого Цезаря.

Морское сражение, которое планировал воссоздать Цезарь, произошло несколькими веками ранее. В то время флот Тира состоял из высокобортных кораблей, приводимых в движение двумя рядами весел. Основным орудием такого корабля был таран, острый выступ носовой подводной части судна. С его помощью капитаны таранили и топили вражеские корабли, хотя на борту также находились и вооруженные солдаты, которые, если того требовала ситуация, шли на абордаж неприятельского судна. Египтяне же, дабы одержать победу над противником, могли рассчитывать исключительно на абордаж. Что же касается внешнего вида египетских судов того периода, то об этом мало что известно.

Маловероятно, что Цезарь ставил перед собой задачу воссоздать корабли с исторической точностью. Скорее всего, он использовал корабли, похожие на либурны — типичные корабли римского военного флота.

Либурна представляла собой галеру с двумя рядами весел, идущими вдоль обоих бортов, таким образом, на каждой стороне судна располагалось по шестьдесят весел, каждое из которых управлялось одним гребцом. Корабль имел большую осадку и большую ширину — 4 м 575 см, а длина составляла приблизительно 33 м 528 см. Так же как и первые корабли Тира, либурны имели остроконечные тараны, которые располагались в носовой части судна ниже уровня воды. Задачей капитана являлось повредить вражеское судно, пробив с помощью тарана дыру в его обшивке, и потопить его. На платформах, расположенных в носовой или кормовой частях судна, размещалось войско, насчитывающее сорок вооруженных солдат, готовых в любую минуту, если возникнет необходимость, броситься на борт неприятельского корабля и вступить в бой. Эти передние и задние платформы соединялись друг с другом проходом, идущим по центру корабля между рядами гребцов. Для инсценировки морского сражения Цезарь использовал корабли меньшего размера, но какие — точно неизвестно.

Ажитация вокруг навмахии была поистине колоссальной. Многочисленные толпы людей устремились на Марсово поле в надежде посмотреть представление. Некоторые даже приходили заранее и устраивались на ночлег прямо под открытым небом, чтобы иметь возможность занять хорошие места, откуда можно будет наблюдать предстоящее сражение. В день представления количество желающих посмотреть на морской бой оказалось настолько огромным, что нескольких человек, в числе которых были два сенатора, раздавили насмерть.

К сожалению, у нас нет сведений о том, каким образом Цезарь набрал три тысячи человек, принявших участие в морском сражении. Один очевидец написал о виртуозном маневрировании и умных тактических ходах, демонстрируемых гребцами во время сражения, но практически ничего не написал о самом кровопролитии. Требовались месяцы, чтобы обучить гребцов управляться с длинными тяжелыми веслами — «двигающей силой» этих судов. Заставить сто и более человек грести в полном согласии, чтобы удерживать судно в положении равновесия, — задача не из легких. Научить их таранить, используя весла обеих сторон судна или только одной, мгновенно менять скорость корабля или за секунды изменять направление движения, все это требовало многих недель упорного труда. Если уровень мастерства, о котором пишет очевидец, был столь велик, то, должно быть, команды набирались из профессиональных мореплавателей. К тому же в последнее время Цезарь воевал на суше, а не на воде, поэтому он не мог укомплектовать свои команды из военнопленных моряков — из-за отсутствия таковых. Возможно, морское сражение Цезаря было больше театрализованным представлением, чем кровавой резней.

Немного больше известно о навмахии, организованной Августом во 2 году до н. э. Поводом для подобного события послужило освящение храма Марса Карающего, построенного в честь Юлия Цезаря, дяди Августа. Искусственное озеро Цезаря, выкопанное на Марсовом поле, спустя несколько лет после первого морского сражения из-за загнивания воды было засыпано землей. Август приказал выкопать новое озеро, на этот раз на берегу реки Тибр, в районе, известном сегодня как Трастевер. Его размеры составляли приблизительно 549 м на 366 м, и заполнялось оно посредством акведука свежей водой из источника, расположенного приблизительно в 24 км… Будучи более дальновидным, чем его дядя, Август велел соорудить озеро таким образом, чтобы оно, в то время когда не будет использоваться для представлений, служило в качестве городского водохранилища.

Как и Цезарь, Август объявил, что предстоящее сражение будет инсценировкой исторического события. Темой для своего представления Август выбрал морское сражение между афинянами и персами. В то время в Риме была мода на греческую культуру, что несомненно и натолкнуло Августа на мысль сыграть на модном увлечении римлян. И снова историческая точность не имела большого значения.

Корабли были римскими, причем современного образца, нисколько не напоминающими те юркие триремы, которые использовали греки во время Персидской войны около четырех столетий назад. Хотя надо отдать должное — «персидские» корабли были ярко раскрашены, что всецело соответствовало укоренившимся представлениям римлян о восточной роскоши. Всего в сражении принимало участие тридцать кораблей, предположительно по пятнадцать кораблей с каждой стороны.

Не было там и демонстрации виртуозных морских маневров, которые в изобилии имели место во время сражения Цезаря. Более того, Август строго распорядится, что сражение можно вести и выиграть только с помощью тактики абордажа. Чтобы максимально соблюсти историческую реальность и привнести в него нотку гладиаторского кровопролития, Август в дополнение к гребцам разместил на кораблях 5000 гладиаторов. Гребцами, возможно, были настоящие мореходы, чьей задачей было подвести судно к нужному месту, чтобы гладиаторы могли довершить свое кровавое дело. Пять тысяч человек, посланных на смертный бой, — это слишком много даже по меркам Древнего Рима. Хотя, возможно, большей частью воинов были приговоренные к смерти преступники. Те, кто погибали в бою, считались казненными, те же, кто изловчался выжить, завоевывали свое право на жизнь и, возможно, становились рабами, не освобождаясь при этом от «статуса» преступника.

Для римлян, наблюдающих за столь великолепным представлением, моральная сторона мероприятия имела гораздо меньшее значение, чем корабли и гибнущие люди. Один поэт воспел в своих стихах момент, когда люди съезжались в Рим со всех городов и весей, дабы посмотреть навмахию:

Со всех земель девы прекрасные съехались
И юноши со всех морей вокруг.
Да воспылает любви пламя,
Когда весь мир собрался тут.
Сердце каждого мужчины пело,
Плененное молодой чужеземкой.

Возможно, современному читателю столь близкое соседство льющейся рекой крови и страданий несчастных воинов с праздной романтикой может показаться шокирующим. Однако римляне не видели в этом ничего противоестественного.

Навмахии стали столь популярными у народа, что, несмотря на их чрезмерную дороговизну, императоры вынуждены были их организовывать время от времени.

Император Клавдий решил организовать навмахию, чтобы отпраздновать действенность величайшего инженерного творения того времени. Годами по его распоряжению рабочие проводили канал от озера Фучино, расположенного в нескольких километрах к востоку от Рима, к реке Лирис. Осушение озера обеспечило бы римлян большой территорией болотистой почвы, столь необходимой для агрикультурных нужд, и позволило бы использовать воду для орошения близлежащей равнины. Несомненно, это достижение было достойно того, чтобы его отпраздновали с таким размахом.

Клавдий пошел по следам своих предшественников, объявив о том, что он собирается воссоздать реальное сражение, произошедшее межу Сицилией и Родосом. Однако он превзошел все ранее организованные представления неслыханной масштабностью мероприятия и смертоубийства. Не менее 19 тысяч осужденных преступников приняли участие в этом бою. Воинов заранее посвятили в некоторые основы морского дела и снабдили судами, построенными из дешевой невысушенной древесины, на которых им предстояло сражаться. Ни людям, ни кораблям не суждена была долгая жизнь. В целях безопасности Клавдий расставил по всему периметру озера целую армию вооруженных солдат, готовых убить любого, кто попытается покинуть «поле» битвы. Помимо этого солдаты были вооружены большими катапультами, с помощью которых они могли потопить любой корабль, если тот решит уклониться от участия в сражении.

Как только распространилась весть о предстоящем грандиозном представлении, толпы людей потянулись к месту действия. Непосредственно в день представления на территории вокруг озера Фучино собрались сотни тысяч зрителей, приехавших со всех концов Италии, чтобы посмотреть на морское сражение. Клавдий появился на императорском помосте, одетый в красиво расшитый военный плащ. Рядом с ним в платье из золотой ткани сидела его жена Агриппина.

Когда обреченные на смерть люди шли к кораблям, они повернулись лицом к Клавдию, подняли вверх руки и произнесли традиционное приветствие: Ave Caesar, morituri te salutant! — что означало: «Здравствуй, Цезарь, мы, идущие на смерть, приветствуем тебя!». Клавдий наклонился вперед и прокричал в ответ: «А может быть, и нет», — что было весьма нестандартным ответом императора. Осужденные расценили слова Клавдия как своеобразное помилование и отказались подниматься на корабли.

Клавдий разгневался. Он приказал вооруженным солдатам загнать заключенных на корабли. Люди вновь отказались подчиниться. Командующий армией уже приготовился начать экзекуцию преступников, но тут снова вмешался Клавдий. Он понимал, что огромная толпа людей пришла посмотреть на морское сражение, а не на массовую казнь заключенных.

Клавдий поспешно спустился к причалу и пообещал заключенным, что победители не только сохранят свои жизни, но и получат свободу, если согласятся принять участие в сражении. Только после этого заключенные заняли свои места и направились подальше от берега.

Клавдий вернулся на свой помост и дал сигнал к началу сражения. Словно по волшебству из глубин озера возник серебряный Тритон и продудел в свой горн. Это механическое чудо уже само по себе достойно того, чтобы о нем рассказать подробнее. Однако сведений о том, каким образом статуя поднималась из воды, не существует, можно лишь предположить, что для этого использовались какие-то подъемные механизмы. Как только великолепно сложенный Тритон, с его рыбьим хвостом и человеческим телом, дал с помощью гигантской раковины стартовый сигнал, он вновь погрузился в пучину озера.

Воины начали сражаться с необыкновенной жестокостью. Лицезрение идущих ко дну кораблей, тонущих и рубящих друг друга на части людей приводило публику в неописуемый восторг. Наконец из воды поднялся Тритон и протрубил об окончании сражения. Клавдий дал сигнал открыть водные ворота и начать осушение озера.

К сожалению, ситуация вновь вышла из-под контроля. Сначала поток спускаемой воды оказался настолько мощным, что смывал на своем пути людей, подиумы и технические приспособления с невероятной силой. Затем выяснилось, что озеро было гораздо глубже, чем изначально предполагали люди, отвечающие за его осушение. Осушить озеро смогли только наполовину. Вне себя от бешенства Клавдий направился назад в Рим.

Возможно, сложности, возникшие во время морского представления на озере Фучино, повлияли на то, что все последующие навмахии стали проводиться в самом Риме в условиях более жесткого контроля. В 57 году н. э. Нерон распорядился возвести новый деревянный Амфитеатр на Марсовом поле. Желая удивить римлян, император приказал установить в Амфитеатре сложную водопроводную систему, позволяющую наводнять или, наоборот, осушать арену за считанные минуты.

А в день проведения игр Нерон удивил и восхитил зрителей, пришедших в Амфитеатр: сначала он показал им охоту на диких зверей, а затем наполнил арену водой для предстоящей навмахии. Он использовал миниатюрные корабли, управляемые лишь горсткой людей, что, однако, не сделало сражение менее зрелищным или кровопролитным. Как только морское сражение закончилось, заглушки дренажных труб открыли, и вода стала стремительно исчезать с арены. Спустя несколько минут вновь обретенная земля была использована для следующего представления.

Трюк со сменой поверхностей пришелся римлянам по душе.

В 80 году н. э. император Тит повторил этот трюк во время своих игр в Колизее, устроенных в честь его восхождения на трон. Поэт Марциал выразил восторг толпы в своих стихах:

Была здесь суша лишь мгновение назад.
Сомненья есть?
Дождись, вода исчезнет прочь,
Когда сражению конец настанет.
Вот-вот ее не станет.
Тогда ты скажешь:
«Было здесь море лишь мгновение назад».

Тит умер от лихорадки в возрасте сорока двух лет, и власть перешла в руки его младшего брата Домициана. Несмотря на то что Домициан был достаточно мудрым правителем, он отличался капризным нравом и мог быть весьма деспотичным. В 84 году н. э. Домициан организовал навмахию в водохранилище, сооруженном Августом для своих морских сражений. Когда бой был в самом разгаре, на Рим внезапно обрушился сильнейший ураган. Два корабля перевернулись, потопив вместе с собой членов команд. Холодный ветер и ливневый дождь безжалостно хлестали по зрителям. Домициан накинул на плечи толстый шерстяной плащ и приказал продолжить сражение. Публике велели оставаться на своих местах и смотреть продолжение представления. Наконец шторм утих, однако зрители, промокшие до самых костей, дрожали от холода. Говорят, что в течение нескольких недель после этого представления весь Рим являл собой один большой лазарет и многие умерли от лихорадки. Терзаемый угрызениями совести, Домициан организовал для горожан бесплатный банкет.

Несмотря на огромную популярность, навмахии после Домициана организовывались крайне редко. Существуют отдельные упоминания о морских гладиаторских битвах, но масштабные инсценировки великих морских сражений прекратили свое существование приблизительно к 100 году н. э. Возможно, цена подобных мероприятий, как в смысле финансовых затрат, так и в смысле человеческих жизней, была слишком высокой. Народ можно было развлечь, что называется, и «малой кровью». Император не видел необходимости тратить большие деньги, если в том не было нужды.

Еще лишь раз проводилась навмахия на территории Рима. В 248 году н. э. император Филипп Араб организовал серию великолепных празднеств в честь тысячелетней годовщины со дня основания Рима. Среди множества великолепных представлений, организованных, чтобы отметить столь торжественное событие, была и навмахия. Морское представление устроили на искусственном озере, вырытом выше озера, сооруженного Августом. Окрещенное как Навмахия Ватикана, место проведения сражения дало название современному пристанищу римских пап.

Тем временем римский народ нашел новые кровавые развлечения. Чтобы позабавить толпу, было уже недостаточно натравливать человека на человека. Теперь наступила очередь диких зверей.

Гладиаторы верхом на лошадях и слонах сражаются с быком на арене римского Амфитеатра. Этот вид развлечения был невероятно популярен в римском обществе в течение III и II веков до н. э.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх