ЧАСТЬ I -

I ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИГР

Игры были жестокими, безжалостными и зачастую использовались как карательные меры. Сотни тысяч мужчин и женщин погибали на аренах ради забавы толпы и амбиций политиков.

Некоторые из жертв, павших на песчаных покрытиях амфитеатров, были убийцами или разбойниками, приговоренными к смертной казни. Другие — военнопленными или бунтарями, которых отправляли на смерть в назидание всем и каждому, кто решит бросить вызов могуществу Рима. Но многие из погибших были гладиаторами — людьми сражающимися друг с другом ради развлечения толпы. Каждый год погибали тысячи гладиаторов, и список павших стремительно увеличивался, поскольку каждый новоиспеченный политик или император старался превзойти своего предшественника по зрелищности игр на арене.

Сама идея — отправлять людей сражаться и убивать друг друга ради развлечения народа — является настолько дикой и странной, что сложно даже предположить, как эти кровопролитные игры вообще могли появиться. На самом деле у римлян было несколько иное отношение к подобным мероприятиям, чем это принято считать. Бесспорно, кровавые действия на арене были призваны развлекать, за это их и любили, но по сути своей они являлись отголосками религиозных обрядов, которые уходили корнями в такие стародавние времена, что и сами римляне не помнили об их существовании.

Римляне называли гладиаторские бои мунусом, или мунера (форма множественного числа), что означало «долг», в частности долг перед усопшим.

Они являлись частью погребальных церемоний, посредством которых ныне живущие воспевали жизнь члена их семьи. Идея сделать гладиаторские бои частью мунуса, посвященного умершему родственнику, возникла не в Риме, хотя именно римляне возвели эти бои в ранг культа.

Сами же римляне считали, что идея устраивать мунус пришла от этрусков. Этот высокоразвитый народ населял северные территории Рима, именно они дали название современной Тоскане (бывшей Этрурии), включающую большую часть того, что некогда было этрусской землей. Этруски уже жили в городах, тогда как Рим являл собой скопище деревянных хижин. В течение столетий этрусская культура оказывала влияние на всю центральную Италию. Цивилизованными этруски, конечно, были, однако это не мешало им оставаться дикарями. Ведь именно они зародили обычай приносить в жертву пленников на похоронах лучших воинов, павших в бою.

Однако такая форма жертвоприношений не была редкостью в античном мире. В своей «Илиаде» Гомер пишет, что на похоронах своего друга и соратника Патрокла Ахиллес принес в жертву двенадцать троянцев. Гомер вложил в уста Ахиллеса следующие слова: «Возрадуйся, Патрокол, даже в царстве Аида. Готов я сделать то, что обещал тебе. Двенадцать отважных сынов благородной Трои вместе с тобою исчезнут в пламени костра». Помимо этого Ахиллес приносит в жертву овец, волов и лошадей, бросая их туши в погребальный костер.

Все трое — Гомер, Ахиллес и Патрокол были греками, жившими задолго до появления письменных свидетельств историй, их деяния описаны в легендах. Греки из этой культуры населяли южную часть Италии, основав города, известные сейчас как Неаполь, Таранто, Сиракузы и Помпея. Эта территория Южной Италии, населенная греками, называлась Кампания. Судя по результатам археологических исследований, именно в Кампании обычай приносить в жертву людей во время погребальных обрядов был заменен боями между предполагаемыми жертвами. Письменных свидетельств о деятельности гладиаторов в этот период не существует, поэтому неизвестно, с какой целью были сделаны эти изменения: дать возможность одной из жертв остаться в живых, развлечь гостей погребальной церемонии или по каким-либо религиозным причинам.

Несомненно, что к тому времени, когда первые упоминания о гладиаторских сражениях появились в рукописях, Кампания уже была широко известна как место, где подготавливаются лучшие бойцы. Археологические раскопки показали, что гладиаторские школы в Кампании были более многочисленными и развитыми, чем где бы то ни было.

Несмотря на отсутствие прямых доказательств, существует предположение, что идея этих кровопролитных сражений возникла именно на территориях греческих поселений в Южной Италии.

Первые гладиаторские бои были проведены в Риме в 264 году до н. э. в качестве части погребальной церемонии, устроенной в честь Децима Юния Брута двумя его сыновьями. В своем завещании покойный оставил сыновьям большую сумму денег на оплату погребальной церемонии и покупку шести рабов, которые должны были сражаться парами в качестве мунуса. Мунус происходил на скотном рынке Форум Боариум предположительно на девятый день после смерти человека, когда завершались все религиозные службы, составляющие погребальный процесс.

В то время проведение мунуса преследовало две цели. Завещание покойного, вплоть до мельчайших деталей, должно было тщательно выполняться, дабы его душа могла перейти в царство мертвых. Поэтому естественным желанием любого почтительного сына было помочь душе своего отца обрести вечный покой. Если какой-либо пункт завещания игнорировался, то призрак умершего человека мог вернуться и обрушить неудачи и кару на головы своих наследников, осмелившихся не выполнить свой священный долг.

Второй целью, ради которой устраивали мунус, было желание продемонстрировать обществу значительность умершего и его семьи. Люди, которые устраивали роскошные похороны своим родственникам, могли быть уверены, что сограждане отметят богатство и высокое положение их семьи. Это помогало им добиваться успехов в политике и бизнесе. Те, кто оставлял подробные указания для организации зрелищного мунуса, оказывали своим наследникам хорошую услугу, невзирая на тот факт, что это могло стоить им целого состояния.

В 264 году до н. э. в Риме нашлось бы мало семей более богатых и уважаемых, чем семья Брута. Двумя столетиями раньше именно Луций Юний Брут организовал государственный переворот, который сверг царя-тирана Тарквиния Гордого. Этот предок Децима Юния Брута был избран на пост первого консула Рима — самый высокий политический пост, существующий в новоявленной республике, который принес ему большое богатство. Семья Брутов была настоящей законодательницей мод: все, что они делали, немедленно копировалось остальными.

Поначалу гладиаторские бои редко включались в программу мунуса — раздача бесплатной еды и напитков всем приходящим по-прежнему оставалась самой популярной частью празднеств. Тем не менее те семьи патрициев, которые все же включали битвы гладиаторов в мунера, всеми силами стремились превзойти по уровню зрелищности предыдущие похороны, особенно если они устраивались их политическими соперниками.

По прошествии тридцати лет после постановки первых гладиаторских игр, в 216 году до н. э., двадцать пять пар гладиаторов были выставлены сражаться друг с другом.

В 174 году до н. э. скончался прославленный и победоносный полководец Тит Квинктий Фламинин. Перед смертью он оставил завещание, которое внесло свои коррективы в привычный ход игр. Его мунера продолжалась в течение трех дней и включала в себя не менее семидесяти четырех гладиаторских сражений. Впервые в истории гладиаторские бои возобладали над пиршеством и стали основным элементом похорон. Пожалуй, это был и первый случай, когда эти игры проводились не во время похорон, а в декабре на праздновании Сатурналий, когда население Рима гарантированно не работало и могло наслаждаться представлениями.

Первые мунера проводились на Форум Боариум по ряду причин. Во-первых, это открытое прямоугольное пространство, заставленное обычно стойлами для скота, можно было легко освободить и предоставить большую площадь для сражений. Во-вторых, торговые лавки и храмы, расположенные вокруг рынка, обеспечивали удобными сидячими и стоячими местами людей, пришедших посмотреть на зрелище. Некоторые особо предприимчивые владельцы лавок за определенную сумму предлагали зрителям места возле окон на верхних этажах своих магазинов, однако большая часть граждан размещалась по бокам площади или на ступенях храмов, толкая друг друга и отвоевывая лучшие зрительские места.

Что касается самих участников сражений, то их экипировка основывалась на принципе «кто во что горазд». Некоторые сражались одетые только в нижнее белье и вооруженные лишь копьем или мечом. В результате чего сражения были короткими, а раны — смертельными. В скором времени семьи, устраивавшие мунера, начали искать способы, способные увеличить продолжительность гладиаторских сражений и сделать их более захватывающими. В играх, устроенных в честь Фламинина, гладиаторы были одеты в стандартное обмундирование римских солдат. Экипированные щитами, кольчугами и шлемами, воины получили возможность защищаться и отражать атаки, что сделало бои более похожими на состязания в силе и ловкости, чем раньше.

Вскоре после этого появился обычай снимать с гладиаторов кольчугу и оставлять для защиты только щит и шлем. Удар мечом, нанесенный по корпусу тела, как правило, оказывался смертельным для воина. Основной целью игр по-прежнему оставались человеческие жертвоприношения в честь умершего, поэтому нужно было, чтобы раны несли смерть, а не просто увечье.

Именно в этот период в лексиконе римлян появляется слово «гладиатор». Отныне вооружение гладиаторов составляют не разномастные копья или пики, а основное оружие пехотных войск римской армии.

Этим оружием был короткий, тяжелый меч с широким клинком и очень острым концом. В основном он использовался для нанесения колющих ударов, так как его острый конец мог с легкостью проскальзывать под щит или проникать в щели в броне. Этот меч был позаимствован у испанских воинов и назывался gladius his-panensis. Человек, использующий это оружие, назывался gladiator — гладиатор.

Что касается экипировки гладиаторов, то она была похожа на обычное обмундирование солдат. Щит, который использовали эти несчастные, как правило, имел овальную или прямоугольную форму. Он был большим: иногда более четырех футов (1 м 22 см) в длину, с закругленными по бокам краями, что давало возможность отражать удары противника. Шлем, изготавливаемый в основном из бронзы, представлял собой круглое основание с длинной защитной полосой для шеи и большими пластинами для защиты щек.

После 150 года до н. э. для гладиаторских игр настало время перемен. Теперь их главной задачей было не убивать людей в честь усопшего знатного человека, а прославлять ныне живущих и приносить почет и уважение организаторам игр. Причиной этих изменений стала возросшая популярность гладиаторских боев. Смотреть на настоящие сражения с использованием смертоносного оружия между живыми людьми, пусть и рабами, было будоражащим и волнующим времяпрепровождением. Если программа мунуса включала бои гладиаторов, то такое представление собирало тысячи зрителей. В 165 году до н. э. комедиограф Публий Терентий Афр, широко известный сегодня как Теренс, ставил свою великолепную комедию «Свекровь». В середине спектакля по переполненному залу пронесся слух, что гладиаторские бои, которые должны были состояться в этот же день, начнутся с минуты на минуту. Театр мгновенно опустел, оставив Афра и его актеров без единого зрителя.

Первоначально столь широкая популярность игр была выгодна только патрицианским семьям, устраивавшим гладиаторские мунера в качестве подношения прославляемому покойнику. Чем больше зрителей приходило смотреть на игры, тем лучше было для души умершего и семьи, устраивающей их. Однако в скором времени амбициозные политики начали использовать гладиаторские сражения для своего карьерного роста. Если раньше в центре внимания находился усопший человек, в честь которого устраивался мунус, то теперь все внимание было сосредоточено на человеке, организовывающем игры. И если раньше основной целью игр было убивать людей, то сейчас их первостепенной задачей стало развлекать толпы избирателей.

Теперь мунера ставились не на скотном рынке, а на главной площади Рима — Форум Романум — большом открытом пространстве, расположенном в самом центре города. На этой площади было достаточно места, чтобы установить деревянные помосты с сиденьями вокруг арены, что не представлялось возможным на относительно небольшой Форум Боариум. Благодаря этим трибунам зрители могли удобно сидеть и хорошо видеть происходящее на поле битвы. Сразу же после мунуса трибуны разбирались, и площади возвращался первоначальный вид и назначение — служить центром деловой и религиозной жизни города. Затраты на организацию мунуса увеличивались с каждым годом, но вместе с тем увеличивались и выгоды, приносимые высокими политическими постами, получаемые благодаря этим представлениям.

В 53 году до н. э. молодой патриций по имени Гай Скрибоний Кюрион, надеясь на политическую карьеру, получил возможность снискать расположение избирателей, устроив мунус в честь своего отца, бывшего консула и известного оратора, который скончался, пребывая в должности верховного жреца Рима. К несчастью для молодого Кюриона, отец не оставил ему большого количества денег на организацию мунуса. Но это не остановило честолюбца. Он решил поразить жителей Рима качеством, а не количеством предлагаемых представлений.

Кюрион объявил, что мунус в честь его отца будет состоять из двух частей: театрализованного представления утром и гладиаторского боя вечером. После чего он послал плотников возводить деревянные трибуны для зрителей, тщательно скрывая проводимые работы за высоким забором.

Когда настал день мунуса, жители города увидели два деревянных театра. Трибуны, сиденья которых располагались ровными уступами, образовывали два полукруга, расположенных «спиной» друг к другу. В одном театре шла одна постановка, в другом театре другая постановка. Акустика и сценические механизмы были организованы таким образом, что происходящее в одном театре не мешало происходящему в другом.

Однако главный сюрприз Кюриона был еще впереди. Когда спектакли закончились, публику попросили оставаться на своих местах. Вдруг сиденья начали трястись и двигаться. Дело в том, что Кюрион установил деревянные конструкции трибун на специальных вращающихся цилиндрах, которые приводились в движение целой армией рабов. Двигаясь, трибуны вращались вокруг своей оси, в результате чего расположенные некогда «спиной» друг к другу деревянные театры теперь смотрели друг на друга через круглую арену между ними. Восторгу зрителей не было предела. Впоследствии никто и не вспомнил о том, что на арене в тот день было мало гладиаторов: настолько присутствующие были ошеломлены новизной этого уже ставшего вскоре привычным зрелища.

Кюрион был незамедлительно избран трибуном, а впоследствии стал правителем Сицилии и высокопоставленным полководцем.

Такова была награда человеку, сумевшему организовать яркий и непохожий на других мунус.

Изменения происходили не только в организации игр, но и непосредственно с самими играми. Политики из всех сил стремились сделать зрелища более запоминающимися и популярными. К 100 году до н. э. просто поставить людей сражаться друг с другом на арене стало явно недостаточным. Необходимо было придумать что-то новое. И это новое не заставило себя долго ждать.

Восточную часть гор Апеннинов населяло племя самнитов. Этот народ участвовал в нескольких войнах против Рима в период между 343 и 290 годами до н. э., в результате которых они были покорены римлянами. В 90 году до н. э. самниты подняли восстание, но были без труда разбиты армией под предводительством Луция Корнелия Суллы. Волею случая Сулла являлся потомком Публия Корнелия Руфина, разбившего армию самнитов в 290 году до н. э. Желая занять пост консула, Сулла решил организовать мунус.

Чтобы привнести в свои игры новизну, Сулла вывел сражаться на арене военнопленных самнитов. Для того чтобы максимально приблизить происходящее на арене кровавое действо к реальности, самниты были снабжены тем же оружием и доспехами, которые они использовали во время недавней войны. Самниты давно уже славились отличным качеством своего оружия, поэтому толпе не терпелось увидеть его в действии.

Самниты выходили на арену с большими прямоугольными щитами, не слишком отличающимися от тех, что использовали римляне, а также с металлическими поножами, призванными защищать нижнюю часть ног, не прикрытую щитом, от ударов противника. Вооружены они были прямым, средней длины мечом с одной режущей стороной. Но что придавало самнитам поистине впечатляющий вид, так это их шлем. Вдоль всей поверхности круглого металлического основания шлема шел экстравагантный гребень, который был увенчан жестким хохолком из крашеного конского волоса. Вокруг шлема, по самому его краю, шло широкое металлическое поле. А сбоку, из точки соприкосновения основания шлема и металлического поля, взвивалась вверх пара ярких перьев, как правило, фазаньих или павлиньих.

Самниты имели ошеломляющий успех у толпы. Сулла стал консулом и принял командование армией, посланной разгромить Митридата, царя Понта. Вернувшись из военного похода, Сулла был избран Диктатором — чрезвычайный временный пост, учреждаемый только во времена кризиса, и встал у кормила власти Рима. В 79 году до н. э. он сложил с себя полномочия и отбыл в свои земельные владения.

Успешное выступление самнитов, принесшее Сулле почитание толпы, привело к тому, что другие политики стали организовывать мунера с участием чужеземных воинов.

Первыми, приблизительно в 80 году до н. э., на арене появились выходцы из Фракии — государства, которое располагалось на территории современной Болгарии. Фракийцы были диким и воинственным народом, пасшим скот и овец и устраивавшим регулярные набеги на римскую провинцию Македонию, расположенную к югу от них. Римлян нисколько не удивляла врожденная воинственность фракийцев, так как сына Марса, римского бога войны, звали не иначе как Фракс.

В результате приграничных войн несколько военнопленных фракийцев были доставлены в Рим для участия в гладиаторских боях. Вооружение и экипировка этих воинов значительно отличались от того, что привыкли видеть римляне. Щиты были меньшего размера, ноги защищены более объемными доспехами, а круглый шлем увенчан фигуркой животного. Основным видом оружия, с которым они выходили на арену, был массивный, острый, изогнутый меч, очень похожий на серп, режущая сторона которого находилась на внешнем краю изгиба.

По прошествии некоторого времени на арене стали появляться галлы. Эти люди, пришедшие с территории, которую сейчас занимает южная часть Франции, вступили в противостояние с Римом из-за его господства над греческими колониями вокруг Марселя и устья реки Рона. Как и в случае с фракийцами, этих несчастных военнопленных отправили сражаться на арене, вооруженными и экипированными собственными оружием и доспехами. Что касается доспехов, то здесь властвовал минимализм: практически единственным средством нательной защиты был простой шлем, как правило, конической формы, а оружием — длинный тяжелый меч, предназначенный больше для рубящих, нежели колющих ударов. Большинство галлов имели в качестве защиты большие прямоугольные деревянные щиты, обтянутые кожей, с нанесенными на них яркими абстрактными рисунками.

Эти нововведения стали чрезвычайно популярными: когда настоящие самниты, фракийцы и галлы погибали или уходили в отставку, их оружие и доспехи переходили по наследству к новым гладиаторам. Несмотря на тот факт, что эти люди не являлись представителями тех племен, чьи доспехи они носили, их продолжали различать по названиям тех племен, которых они представляли. Теперь эти термины обозначали скорее типы гладиаторов, а не их национальность.

Шло время, и на арене появлялись все новые и новые типы гладиаторов. Одни, не вызвав интереса у публики, быстро исчезали. Другие завоевывали расположение зрителей и, став постоянными участниками игр, развлекали толпу долгое время.

Со сменой приоритетов, когда цель игр сместилась с убийства на развлечение народа, непосредственно сам факт умерщвления отошел на второй план. Смерть одного из гладиаторов по-прежнему оставалась кульминационным моментом действий, происходящих на арене, однако неумелого сражения между парочкой рабов, неуклюже атакующих друг друга вплоть до смертельного исхода одного из них, было уже явно недостаточно.

Теперь толпа жаждала демонстрации искусства владения мечом и великолепных бойцовских навыков. В течение какого-то времени военнопленные, будучи тренированными воинами, могли показывать необходимый уровень мастерства. Но непрерывность потока таких людей зависела от побед римлян в войнах, а этого нельзя было гарантировать. Патриции, желающие организовывать зрелищные мунера, не могли полагаться на волю случая и ждать, когда будет очередное пополнение пленников.

Это сыграло решающую роль в развитии гладиаторского движения. Приблизительно к 75 году до н. э. люди, сражающиеся на арене, больше не были дешевыми, второсортными рабами, посланными на верную погибель. Это были профессиональные, отлично натренированные воины, находящиеся на пике своих физических способностей. Только такие люди могли показывать представления, способные «завести» толпу и обеспечить организатора игр избирательскими голосами. Тренировать, содержать и экипировать таких людей, стало крайне дорогим удовольствием. Но еще более дорогим удовольствием было их убивать.

Так появился обычай помилования — миссус. Гладиатор, близкий к тому, чтобы проиграть сражение, мог отбросить щит и поднять вверх левую руку в знак капитуляции. После этого его жизнь вверялась в руки организатора игр. Если организатор считал, что этот человек сражался бесстрашно и достойно, ему даровался миссус. Это означало, что он мог покинуть арену живым. Если же этот человек сражался плохо, ему отказывали в помиловании и убивали. Ну и конечно, даже самый виртуозный воин мог пасть жертвой рокового удара мечом в любой момент сражения.

Как только обычай помилования гладиатора, проигравшего бой, закрепился, значительно увеличилось число гладиаторов, сражающихся на арене годами. И хотя большую часть гладиаторов по-прежнему составляли рабы, они могли рассчитывать на карьеру не более опасную, чем карьера солдата. Крупные, сильные мужчины, много и упорно тренирующиеся и имеющие навыки владения оружием, могли оставаться в живых в течение многих лет, становясь в конечном счете тренерами следующего поколения гладиаторов.

Подобное увеличение продолжительности жизни гладиаторов привело к появлению familia gladiatorae — трупп гладиаторов. Ни одна патрицианская семья не могла позволить себе содержать, тренировать и кормить целую армию профессиональных гладиаторов ради тех редких случаев, когда ей придется организовывать мунус. Так были созданы школы гладиаторов, возглавляемые человеком, который назывался lanista — ланиста. Ланиста сдавал в аренду труппу гладиаторов человеку, организовывающему мунус. Со временем эта система стала чрезвычайно сложной.

К середине I века до н. э. полностью сформировалась система организации гладиаторских игр, которой было предначертано пережить падение Римской империи. Уже никто не помнил об их первоначальной цели — приносить в жертву людей во время похорон, хотя официальной причиной организации мунуса по-прежнему оставалось прославление умершего человека. Канули в прошлое неуклюжие сражения рабов, которых без всякой подготовки бросали на арену и заставляли сражаться. Теперь гладиаторами стали профессионалы. Их профессия была смертельной, а жизнь — короткой, но из-за болезней и лишений, царствующих в то время в Риме, продолжительность жизни человека и без того была очень короткой.

Странный и жестокий институт игр сформировался. Теперь Риму предстояло вознести гладиаторские сражения до новых высот экстравагантности и жестокости.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх