ВВЕДЕНИЕ

НАСЕЛЕНИЕ



Это был величайший город планеты — почти миллион жителей. Он правил миром. Около храмов и на узких многолюдных улочках можно было встретить представителей любой профессии, известной человечеству: от землекопов до ювелирных дел мастеров. Одни были настолько бедны, что умирали от голода среди полного изобилия, другие настолько богаты, что не могли оценить размеров собственного состояния.

И над всем этим властвовали два неразделимых соблазна — хлеб и зрелища. В основном в качестве бесплатной еды предлагался именно хлеб, но иногда подавали жареное мясо и супы, рагу и салаты. Даже такие блюда, как языки жаворонков и мозги павлинов, можно было получить совершенно бесплатно. Что касается развлечений, здесь выбор был еще богаче. Ничто не могло сравниться по популярности и накалу страстей с состязаниями на колесницах. Ничто, кроме кровавых зрелищ на арене, когда мужчины, женщины и дикие животные, отчаянно сражаясь, убивали друг друга.

Никогда в истории жителям города не предлагалось такое количество бесплатной еды и жестоких развлечений. Для организации узаконенных кровопролитий были приспособлены самые большие арены, такие как Амфитеатр — крупнейшее сооружение своего времени, чудо инженерной мысли. Толпы людей хотели просто взглянуть на него. Стены и лестницы были декорированы скульптурами и фресками, достойными царского дворца. Для оформления состязаний на колесницах специально из Египта доставлялись — их тянули весь путь — гигантские обелиски. Театры строились настолько искусно, что за 1500 лет акустику не смогли более усовершенствовать.

Это был Рим — город кровопролитий и смеха, изобилия и голода. Но зачем тратилось столько времени и средств на раздачу бесплатной еды и развлечения? Как получилось, что Рим стал городом «хлеба и зрелищ»? Ответы на эти вопросы — в истории Рима.

В 510 году до н. э. римляне свергли царя и основали республику. Свободное население мужского пола стали гражданами Рима, чем они несказанно гордились. В отличие от жителей близлежащих городов римляне не подчинялись царю или тирану. Каждый год они сами выбирали правительство, магистратов и полководцев. В государстве правила демократия, которая была весьма странной с точки зрения современного человека. У римлян сформировалось собственное понятие гражданства, гражданских прав и обязанностей.

Гражданами являлись только мужчины, свободные от рабства. Женщинам не дозволялось быть гражданками, но при этом они имели право владеть собственностью и заниматься торговлей. Иностранцам разрешалось жить и работать в Риме, на них распространялось действие римских законов, однако гражданами они не являлись. Помимо иностранцев существовала еще группа вольноотпущенников, состоящая преимущественно из бывших рабов или их потомков, которые могли быть даже коренными римлянами или иностранцами, но при этом не считались гражданами. Рабы, конечно же, являлись всего лишь собственностью своих хозяев и имели минимальные личные права, которые не влияли на общественную жизнь города.

Что касается повседневной жизни, то различия в статусе не всегда были столь ярко выраженными. Гражданин мог торговать мясом бок о бок с вольноотпущенником, занятым тем же самым. Раб мог даже держать лавку от имени своего хозяина, оставляя часть прибыли себе. Однако, когда наступало время выборов или человек нарушал закон, сразу же вспоминали о различиях в положении. Гражданин не только имел правовое преимущество в суде, но и был застрахован от слишком суровых наказаний.

Первоначально гражданство предоставлялось только тем свободным людям, которые могли доказать, что являются истинными римлянами и принадлежат к роду, не заклейменному рабством или богохульством. Однако со временем законы о гражданстве стали менее строгими. В период V и IV веков до н. э. несколько близлежащих городов присоединились к Риму и образовали так называемый Латинский союз. К 300 году до н. э. некоторые из них отказались от своего независимого статуса, и их граждане автоматически стали гражданами Рима. К концу II века до н. э. уже большинство жителей итальянских городов, ставших союзниками или пленниками Рима, также пожелали получить право называться римскими гражданами.

После непродолжительной войны 90 года до н. э. эта привилегия распространилась почти на всех жителей Италии.

Римское гражданство предоставлялось не только жителям других городов и государств. Вольноотпущенники могли получить его в качестве награды за заслуги на военной или государственной службе, а иностранцы — за заслуги перед Римским государством.

Ключевым моментом в римской концепции гражданства было то, что все граждане имели одинаковые права независимо от степени богатства или бедности. Находясь в общественном месте, любой гражданин мог обратиться к другому по имени и остановить его для разговора. Считалось хорошим тоном знать сограждан по именам и останавливаться, отвечая на приветствие, хотя бы на несколько секунд, чтобы перекинуться парой ничего не значащих фраз. В первые десятилетия, когда гражданами Рима числились всего несколько сотен человек, это было возможно.

Позднее, когда численность граждан резко увеличилась, стало уже сложно запомнить всех, но этот факт не повлиял на правила хорошего тона: забыть имя человека, с которым тебя когда-то познакомили, по-прежнему считалось величайшим оскорблением. Поэтому богатые дельцы и честолюбивые политики нанимали специального человека — секретаря, который должен был повсюду сопровождать их и напоминать имена людей.

Однако полного равенства граждан все же не существовало. Помимо разного материального достатка, что само по себе являлось отличием, римское гражданское общество подразделялось на три разных сословия. Самым знатным и привилегированным сословием были патриции — изначально не более тридцати семей. Их родословная начиналась от римских царей. Только патриции обладали правом заседать в сенате и могли претендовать на высокие политические посты. Однако одного благородного происхождения не хватало: кандидат должен был располагать определенной суммой, а именно одним миллионом сестерциев (и это тогда, когда недельный заработок ремесленника составлял всего несколько дюжин сестерциев).

Неравенство существовало и между семьями патрициев, причем измерялось не только величиной состояния. До 100 года до н. э. приблизительно одну третью часть всех высоких государственных должностей занимали члены всего восьми семей.

Например, Юлий Цезарь происходил из одной из самых знатных и почтенных семей патрициев, чья родословная прослеживалась от богини Венеры, но при этом юноша был настолько беден, что, по мнению многих, он практически не имел шансов стать членом элитного общества.

Изначально принадлежать к сословию патрициев могли только их потомки, однако, как и в любом правиле, здесь были свои исключения. В семьях, в которых не было наследника мужского пола, дочь или племянница выдавалась замуж за достойного человека из низшего сословия. Благодаря этому он становился членом семьи на правах сына. Для многих это было единственной возможностью продолжить свой род. Приблизительно в 30-х годах н. э. возросшая потребность в талантливых администраторах привела к тому, что многие выдающиеся граждане, люди незаурядного ума и таланта, принимались в сословие патрициев в обход существующих условностей.

Следующей составной частью римского общества было сословие всадников. Его ряды постоянно пополнялись, поскольку «пропуском» являлось не столько знатное происхождение, сколько тугой кошелек. Любой гражданин, чье состояние исчислялось 400 000 сестерциев, мог стать всадником и претендовать на незначительные государственные посты.

Большую часть граждан составляли плебеи — люди с очень скромным достатком или вообще без такового. Несмотря на бедное, а порой и жалкое нищенское существование, плебеи гордились тем, что являются гражданами Рима, и считали свое положение более завидным, чем у жителей других городов и государств, и, уж конечно, им было намного лучше, чем тем несчастным людям, которые зависели от царей-иностранцев.

Изначально плебеи не имели права претендовать на государственные должности, но в 493 году до н. э., с появлением должности народного трибуна ситуация изменилась. Избираться на эти посты могли только плебеи и только плебеями. Занимающие эту должность члены римского общества призваны были защищать права простого народа. Они инспектировали новые законы и следили за тем, чтобы права плебеев не ущемлялись. Трибуны обладали правом налагать арест на других должностных лиц, если те предпринимали попытку нарушить мир и спокойствие города. Личность народного трибуна считалась неприкосновенной, поэтому воздействовать на него тем или иным способом было не только незаконным, но даже кощунственным. Позднее плебеям стали доступны и другие государственные должности.

Главным же в римской концепции гражданства было право участия в голосовании. Каждый гражданин обладал правом голоса и мог распоряжаться им по своему усмотрению. Сама система голосования была чрезвычайно сложной из-за множества избирательных округов и разнообразия должностных лиц, которые избирались разными сословиями. Как бы там ни было, каждый гражданин Рима имел один голос. И этот голос являлся превосходным товаром. Его можно было продавать или покупать в открытую, не боясь утратить свою «добродетель».

Самыми неблаговидными деяниями в Риме считались запугивание оружием и разжигание мятежей, что было далеко не редким явлением.

Во II веке до н. э. восстания плебеев происходили все чаще и чаще, поскольку экономические реформы, проводимые в республике, приумножали богатства патрициев и всадников и еще больше разоряли и без того небогатых плебеев. Два брата из знатного плебейского рода Тиберий и Гай Гракхи считали, что проблему разорения простого народа можно решить с помощью земельных реформ. Они предлагали разделить огромные земельные угодья богатых землевладельцев, использующих рабский труд для их возделывания, на небольшие участки, которые впоследствии можно будет сдавать в наем беднякам. В 133 году до н. э. Тиберий был убит своими политическими противниками, а в 121 году до н. э. его брат Гай погиб во время кровавого восстания, которое унесло 3000 жизней.

Крепкими узами, не позволяющими римскому обществу развалиться, были отношения между клиентами и патронами. Они проявлялись в различных формах и основывались на взаимовыгодном обмене услугами и оказанием любезностей. Самой грубой формой «подкупа» было денежное вознаграждение, регулярно выплачиваемое патроном клиенту. В свою очередь, клиент голосовал согласно инструкциям своего патрона, ходил на демонстрации в поддержку нужного кандидата или агитировал за него в общественных местах. С точки зрения современного обывателя, этот человек — клиент — выполнял обычную почасовую работу, но римляне видели в этом исключительно обмен любезностями между свободными гражданами.

Как правило, взаимоотношения между патроном и клиентом носили тонкий и деликатный характер. Мясник, продававший большую часть своей продукции богатому человеку, чувствовал себя обязанным ему, и, когда наступало время выборов, он голосовал за того кандидата, на которого ему указывал богатый благодетель. Многие договора на предоставление товаров и услуг были своего рода вознаграждением клиенту за его голос в пользу нужного кандидата или за его присутствие на демонстрации. Крайне редко эти соглашения оговаривались специально: подобный обмен услугами подразумевался во многих деловых сделках.

Отношения между клиентами и патронами влияли даже на общественную жизнь. Если кто-нибудь из представителей знатного рода устраивал званый обед, то он приглашал не только официальных гостей, но и своих клиентов. Когда официальные гости вволю наедались блюдом, его относили на стол к клиентам. Таким образом, бедняки ели вкусную еду и пили прекрасные вина, которые сами никогда не смогли себе позволить. Даже гости приводили с собой своих клиентов. Клиенты, приходившие на праздник вместе с патроном, чтобы разделить радушие и гостеприимство хозяина дома, назывались тенями.

Взаимоотношения клиент — патрон сказывались и на деятельности Римского государства. Если патрон избирался на политический пост, его клиенты могли рассчитывать как на выгодные правительственные контракты, так и на приглашения на престижные общественные мероприятия.

Римляне не видели ничего безнравственного в том, что политик обеспечивал своих клиентов государственными контрактами или бесплатно развлекал. Просто так работала политическая система.

Не видели они ничего плохого и в том, что политик использовал свое служебное положение в корыстных целях. В Римской республике политические деятели не получали жалованья, но это нисколько не мешало им финансово процветать, ибо возможностей получить прибыль, в частности от заключения государственных контрактов, было предостаточно. Добросовестно выполняя работу, он одновременно приумножал свое богатство.

Существовал и другой способ, с помощью которого честолюбивый политик мог завоевать голоса избирателей: воздействовать на избирателей напрямую, не прибегая к услугам клиентов. Одни, как военный полководец Гней Помпей, завоевывали расположение людей, сокрушая варварские войска и принося Риму славу и трофеи. Другие осыпали дарами и обещаниями голосующий люд Рима. Бесплатная еда и бесплатные развлечения справлялись с поставленной задачей «на ура». Патриции соперничали друг с другом: каждый стремился превзойти представление своего конкурента по зрелищности. Именно это желание поразить народ привело к развитию гладиаторских игр. Хорошее представление и сытная еда были очень эффективным политическим оружием, превзойти которое не представлялось возможным. Ставки были очень высоки, поэтому ради получения заветной должности стоило пожертвовать иногда даже целым состоянием.

После череды гражданских войн Римское государство как республика прекратило существование в 27 году до н. э. Октавиан Цезарь, племянник Юлия Цезаря, одержав уверенную победу, завершил шестидесятилетний период междоусобных войн и кровопролитных восстаний. В отличие от своего дяди и других политиков Октавиан не стремился стать диктатором Рима. Он предпочел другой путь, а именно стать патроном всего Римского государства, присвоив себе полномочия распределять привилегии. Выборы по-прежнему оставались полем битвы для политиков, но благодаря своим клиентам, которым Октавиан говорил за кого голосовать, он практически всегда выходил из этой битвы победителем. Время от времени, если ситуация требовала его личного участия или он не мог найти достойную кандидатуру, Октавиан сам занимал государственный пост. Но большую часть времени он предпочитал оставаться в тени.

Октавиан сохранил традиционные республиканские учреждения, хотя фактически организовал иную форму правления, сосредоточив высшую государственную власть в собственных руках. Те, кто понял, что сделал Октавиан, называли его принцепсом, то есть «важнейшим из граждан». Сам он предпочитал два других титула, которыми наградил его римский сенат. Первый титул «Август», что означает «почтеннейший», стал его именем, под которым он и известен историкам. Второй — почетный титул, которым награждались победоносные полководцы, — был призван подчеркнуть то положение, которое он занимал в Риме. И титул этот был — император.

Став императором, Август не мог позволить, чтобы другие политические деятели приобретали популярность среди населения. Практически узурпировав право назначения на должности и раздачу привилегий, он открыл дорогу в правительство только своим клиентам, чем обезопасил себя от нежелательного окружения. На следующем этапе он позаботился о том, чтобы никто не мог обойти систему клиент — патрон и оказывать влияние на избирателей напрямую. Игры — самое эффективное средство формирования общественного мнения, известное римлянам, — стали исключительной привилегией императора. Август, перечисляя свои заслуги перед римским народом в знаменитой надписи, известной как «Деяния Божественного Августа», не забыл указать, что он восемь раз давал гладиаторские игры, в которых участвовало 10 тысяч бойцов.

Таким образом Август предопределил дальнейшую судьбу гладиаторских игр — они отличались грандиозным размахом и великолепием. Несколькими годами позднее римский поэт-сатирик Ювенал напишет: «Раньше люди Рима хотели выбирать государственных лиц и судей, которые будут править государством. Сейчас же они хотят только хлеба и зрелищ». Он был прав. Рим, как никогда раньше в своей истории, приблизился к тому, чтобы стать «городом хлеба и зрелищ».





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх