Викторианская уличная еда – овощи и фрукты

Вегетарианство в Англии 19го века хотя и не было таким распространенным, как в наши дни, но все же практиковалось. Приверженцы доброго старого ростбифа зубоскалили над вегетарианцами. Взять, к примеру, карикатуру Джона Лича, изображающую выставку вегетарианцев, где среди остальных гротескных экспонатов глуповато улыбается "мальчик, вскормленный одной только репой".


Тем не менее, на столичных улицах, среди засилья мясных пирогов и вареных овечьи ножек, вегетарианец тоже нашел бы, чем поживиться. Уличные разносчики торговали капустой обычной и цветной, репой, морковью, картофелем, луком, сельдереем, салатом, спаржей и т.д. Маленькие девочки покупали на рынках водяной кресс, а затем ходили от дома к дому, пытаясь продать его подороже (подробнее об этой профессии читайте здесь). В покупке зелени главенствовал принцип "доверяй, но проверяй". К примеру, в конце рыночного дня недобросовестные дельцы скупали не распроданную зелень, уже увядшую и пожелтевшую. Салат и капустные листья тщательно сортировали и вымачивали в грязной водице. Восстановив таким образом товарный вид зелени, ее сбывали по дешевке лондонским беднякам. Стоит ли удивляться, что в середине 19го века холера была частой гостью в столице?


Если в промозглую погоду лондонцам не хотелось сырых овощей, можно было согреть желудок супом. С незапамятных времен на лондонских улицах приторговывали горячим горохом. Во многих английских деревнях горох не лущили, но отваривали прямо в стручке, который окунали в растопленное масло, приправляли перцем, солью и укусом, и пропускали между зубами, разжевывая горошины и выбрасывая стручок. В отличие от своих провинциальных соотечественников, лондонцы продавали вареный горох уже без стручков. Торговцы носили горячий горох в больших кастрюлях, которые оборачивали ветошью, чтобы подольше сохранялось тепло. Покупателям, желавшим отведать горох на улице, выдавались миски и ложки, которые продавцы потом мыли (ну, теоретически).


Не меньшим спросом пользовался гороховый суп, который продавали вместе с другим популярным супом – из угрей. Горячие угри стоили полпенни за 5-7 кусочков плюс бульон, гороховый суп – полпенни за полпинты. Суп тоже разливали по мискам, которые торговцы носили с собой. Хотя простой люд не брезговал есть из такой тары, к угрям многие относились подозрительно. Сами же уличные торговцы утверждали, что рыбники продают дохлую, несвежую рыбу вместо еще живой. Впрочем, они допускали, что в таком виде угрей едят и аристократы (но аристократам ведь какую гадость не подсунь, они все равно слопают).

В начале 19го века на улицах в больших количествах продавали печеные яблоки, но печеный картофель вытеснил их с рынка. Неудивительно, ведь картофелиной насытиться проще, чем яблоком. Торговцы запекали картофель в булочной по соседству и развозили его по городу в металлических контейнерах, оснащенных мини-бойлером, благодаря которому картофель оставался горячим. Иногда эти контейнеры полировали до блеска или красили в ярко-красный цвет.

Охотнее всего лондонцы покупали печеный картофель с пол-одиннадцатого утра до двух пополудни, а потом с пяти до одиннадцати вечера. Холодными ночами торговля тоже шла очень бойко. Перед тем, как съесть картофелину, озябшие работяги держали ее в руках, чтобы согреться. Через перчатку по ладоням разливалась приятное тепло, а уже потом горячий рассыпчатый картофель согревал едоков изнутри. Даже прилично одетые джентльмены порою уносили картофелины в карманах, чтобы поужинать ими дома. Но, само собой разумеется, основными покупателями были рабочие и мастеровые. Мальчишки и девчонки, день деньской трудившиеся на улице, тоже могли потратить полпенни на картофелину. Ирландцы так просто обожали привычный с детства продукт, однако, по словам торговцев, именно они были наихудшими покупателями – старались выбрать картофелину покрупнее!


Наряду с овощами можно было полакомиться орехами, а также печеными каштанами, которые готовили прямо на улице. Генри Мэйхью взял интервью у маленькой девочки, разносившей орехи по кабакам – орехи хорошо шли под пиво. О том, чтобы самой погрызть орешки, не могло быть и речи. Если маленькая торговка не приносила матери 6 пенсов, ее ожидала взбучка. Питались в ее семье хлебом и картофелем, хотя время от времени могли позволить роскошь – селедку или чай. Впрочем, Мэйхью подчеркивал, что мамаша этой девочки напивалась "всего лишь" раз в неделю, поэтому столь скудный рацион не вызывает удивления.

Летом уличные торговцы продавали свежие фрукты, а когда их не было в наличии, то сухофрукты. Выбор фруктов и ягод был достаточно велик – клубника, малина, вишня, крыжовник, апельсины, абрикосы, сливы, смородины, яблоки, груши и ананасы. Как и овощи, фрукты покупали на рынках Ковент Гарден, Фаррингтон или Спиталфилдс, а затем перепродавали на улицах или от двери к двери. Уличной торговлей фруктами, особенно апельсинами, зачастую занимались ирландцы, к которым лондонцы – как простой люд, так и журналисты, – относились с презрением (впрочем, Мэйхью хвалил ирландцев за то, что те регулярно посещают церковь, а их девушки отличаются целомудренностью).


В первой половине 19го века в широкой продаже появились ананасы и произвели фурор среди лондонцев. Пользуясь ажиотажем, уличные торговцы скупали дешевые ананасы, подпорченные морской водой в корабельном трюме, и продавали их втридорога. За ананас, купленный всего за 4 пенни, можно было выручить шиллинг, а то и полтора. Те, кто не мог потратить целый шиллинг, покупали ломтик за один пенни. Некоторые зарабатывали баснословные деньги – 22 шиллинга в день! Ананасы покупали в основном люди из среднего класса, чтобы побаловать детей дома, хотя извозчики, трубочисты, и мусорщики тоже не прочь были отведать ломтик за пенни, чтобы узнать, из-за чего весь сыр-бор.

Хитроумные торговцы не упускали возможность одурачить простофиль и заработать несколько дополнительных пенни. К примеру, можно было отварить мелкие апельсины, чтобы они разбухли, а затем продать их неопытным перекупщикам. Те отправлялись продавать их на улице, но весьма скоро товар, такой красивый прежде, чернел и скукоживался. Другие жулики прокалывали апельсины и частично выдавливали из них сок, который затем продавали отдельно. Плутовать с яблоками было сложнее, но тоже можно. Дешевые кислые яблочки натирали шерстяной тряпицей, чтобы они заблестели и стали более мягкими на ощупь. После их смешивали с яблоками лучшего качества и продавали доверчивым особам.


Источники информации:

Henry Mayhew, London Labour and the London Poor

Википедия





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх