11

Об этом эпизоде сообщает Джузджани: "Когда Менгу-хана возвели на престол, то Берка, бывший мусульманином, сказал: "Власть людей неверия прекратилась; господство всякого неверного (т. е. немусульманского) царя, который вступит на престол, не будет продолжительно. Если вы хотите, чтобы держава Менгу удержалась и была продолжительна, то пусть он произнесет (мусульманский) символ веры, дабы имя его было внесено в список правоверных, и (уже) затем пусть он сядет на царство". Они согласились на это, и Менгу произнес (мусульманский) символ веры. Тогда Берка взял его за руку и посадил его на престол" [СМИЗО 2006, с. 49: Мыськов 2003, с. 53]. Конечно, есть основание не доверять сведениям Джузджани. идеализировавшего Берке (как первого мусульманского правителя Золотой Орды). Но возможно, что этот эпизод не вымышлен историком: Берке вполне мог позволить себе продемонстрировать свою значимость в воцарении Мунке. Согласно ал-Умари, он и в дальнейшем не упускал возможности напомнить о своей роли, даже в разговоре с Бату подчеркивая: "Мы возвели Менгукана..". [СМИЗО 2005, с. 183]. Рашид ад-Дин также упоминает, что "вследствие того, что Бату его в сопровождении Менгу-каана отправил в столицу Каракорум посадить его [Менгу-каана] на престол в кругу родичей, и он некоторое время служил неотлучно у престола Менгу-каана, он [Беркей], опираясь на это, непрестанно слал гонцов к Хулагу-хану и проявлял свою власть" [Рашид ад-Дин 1946, с. 59].





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх