Кто чувствует в себе волю к борьбе, тот не теряет даром времени и ...

Кто чувствует в себе волю к борьбе, тот не теряет даром времени и сразу отвечает судьбе ударом на удар.

Александр Дюма

Токтамыш-хан занимает особое место в ордынской истории: при нем в Золотой Орде завершилась многолетняя смута «(Великая замятия»), но при нем же Джучидская держава оказалась на грани исчезновения, дважды подвергшись опустошительному нашествию Амира Тимура (Тамерлана). Одни историки превозносят Токтамыша как нового Чингис-хана или Батыя, другие осуждают и считают совершенно недостойным высокого ханского титула. Насколько же оправданны те или иные суждения об этом человеке, в незаурядности которого можно не сомневаться в любом случае?

I

Токтамыш был потомком Туга-Тимура, тринадцатого сына Джучи. Туга-Тимуриды имели владения в Синей Орде и являлись вассалами правителей из дома Орду, старшего сына Джучи, а одна их ветвь закрепилась в Крыму, подчиняясь, соответственно, сарайским ханам. Место в семейной иерархии не давало Туга-Тимуридам никаких надежд на обретение ханского титула. Однако «Великая замятия» позволила им возвыситься над другими потомками Джучи.

В 1330-1350-х гг. Синяя Орда находилась под управлением сарайских наместников – эмиров из рода кият, которые с одобрения Узбека и Джанибека, ханов Золотой Орды, существенно урезали права и привилегии местных Чингизидов. Однако в 1361 г., воспользовавшись смутами в Сарае, Джучиды восточного крыла свергли и убили ханского наместника Тенгиз-Бугу кията и провозгласили ханом некоего Кара-Ногая, одного из потомков Туга-Тимура. С этого и началось возвышение потомков Туга-Тимура, которые сохраняли власть над Восточным Дештом вплоть до начала XV в., когда их сменили Шибаниды, потомки пятого сына Джучи. {434}

Кара-Ногай стал всего лишь старшим среди равных и не смог подчинить своей власти других царевичей. Синяя Орда, как и Сарай, вскоре стала ареной борьбы за власть: за семь лет здесь сменилось пять ханов – братьев и племянников Кара-Ногая. Однако в 1368 г. на трон Кок-Орды вступил Мухаммад Урус-хан – также потомок Туга-Тимура, но из другой ветви. {435} В отличие от своих предшественников, это был весьма энергичный и решительный правитель: источники сообщают, что он был «царь очень сварливый, сильный и могущественный». {436} Ему удалось покончить с самоволием царевичей и эмиров и подчинить их своей власти. Наиболее строптивые из них, все еще считавшие хана лишь номинальным главой, были казнены.

Токтамыш, родившийся, по-видимому, на рубеже 1340- 1350-х гг., {437} был сыном Туй-Ходжа-оглана из рода Туга-Тимура, 13-го сына Джучи, {438} и Кутан-Кончек (Куй-Кичик) из племени кун- грат. {439} Туй-Ходжа был эмиром Мангышлака, т. е. относился к удельным царевичам Синей Орды. Будучи влиятельным представителем «Золотого рода», он, как и многие другие, отказался всецело подчиняться Урус-хану и, несмотря на довольно близкое родство с ним (он приходился хану троюродным дядей), также был казнен. Поводом для казни Туй-Ходжи послужил его отказ выделить войска для похода Урус-хана в Поволжье с целью захвата трона Золотой Орды. {440}

Токтамыш, сын и, вероятно, наследник Туй-Ходжи, после казни отца бежал, но позднее явился к хану, был им прощен и оставлен при дворе. {441} Вероятно, Урус, опасаясь, что сын Туй-Ходжи унаследует мятежные замыслы отца, решил держать его при себе. Основания для опасений у хана были довольно веские: Токтамыш принадлежал к тому же поколению, что и Урус, и поэтому имел право претендовать не только на Мангышлак, но и на трон Синей Орды.

В самом деле, в 1372 г., как только Урус ушел со своими войсками в Поволжье и захватил Сарай, Токтамыш начал собирать вокруг себя царевичей и эмиров, недовольных авторитарным правлением хана, и, вероятно, уже тогда стал подумывать о захвате трона Синей Орды. {442} В 1373 г. Токтамыш решился на активные действия и провозгласил себя в Сыгнаке ханом. {443} Урус-хан немедленно оставил Сарай и поспешил в свои владения, чтобы подавить мятеж. Токтамыш не рискнул выступить против войск хана и снова бежал. И, по-видимому, опять же явился с повинной к Урусу, причем снова был прощен! Несомненно, Урус не мог позволить себе казнить столь влиятельного родича и тем самым вызвать продолжение мятежа в то время, когда сам хан намеревался продолжить борьбу за овладение Поволжьем. {444}Однако положение Токтамыша, вероятно, ухудшилось по сравнению с прежними временами. Опасаясь за свою жизнь, Токтамыш, воспользовавшись вторичным отсутствием Урус-хана в 1374- 1375 гг., бежал от грозного родича. Правитель, который мог бы защитить его от могущественного хана Синей Орды, должен был находиться где-то за пределами владений Джучидов, в которых любой из соперничающих родственников легко мог прикончить Токтамыша как лишнего конкурента в борьбе за ордынский трон. Таким правителем оказался сравнительно молодой тогда еще, 40-летний Амир Тимур, уже в это время укрепивший свою власть в Мавераннахре. К его двору Токтамыш и прибыл в год дракона (1376 г.). {445}

II

Железный Хромец принял беглеца радушно и со всеми почестями, которые полагались потомку Чингис-хана – пусть и бежавшему из своих владений. Радушие Тимура объяснялось несколькими причинами. Во-первых, его положение в то время еще не было столь непоколебимым, как годы спустя, и пребывание при его дворе еще одного потомка Чингис-хана (помимо собственного ставленника – хана Суйургатмыша из рода Угедэя) сильно укрепляло легитимность Тимура в качестве фактического правителя Чагатайского государства. Во-вторых, возведя своего марионеточного хана на трон Улуса Чагатая, Железный Хромец вполне мог подумывать о том, чтобы такой же его ставленник правил и в Улусе Джучи. Почему было бы не сделать таковым Токтамыша?

В качестве первого шага на этом пути Тимур выделил Токтамышу во владение город Сабран, {446} и здесь проявив политическое благоразумие: этот город, ранее принадлежавший Золотой Орде, теперь находился под контролем Тимура, и передача Сабрана Токтамышу позволяла ордынским властям как-то смириться с неопределенным статусом города. В том же году Токтамыш с помощью Тимура совершил первый поход на Урус-хана.

Урус отправил против своего четвероюродного брата войска под командованием своего старшего сына Кутлуг-Буги, который считался его наследником и уже управлял Синей Ордой, пока его отец боролся за власть в Поволжье. Войска двух Джучидов начали битву, в которой перевес долго не склонялся ни на одну сторону – пока Кутлуг-Буга не был убит случайной стрелой. Казалось бы, потеря военачальника должна была деморализовать его войска, но вышло наоборот: после гибели популярного в армии Кутлуг-Буги они усилили натиск и нанесли Токтамышу поражение, а затем вторглись во владения, пожалованные ему Тимуром, и разграбили их. {447}

Очевидно, Токтамыш посчитал это поражение случайным и вскоре предпринял новую попытку завладеть троном Синей Орды. К этому времени на его сторону перешло значительное количество подданных Урус-хана из различных племен, {448} так что ему, возможно, и не понадобилось снова обращаться за помощью к Амиру Тимуру. Очевидно, из этих перебежчиков Токтамыш и сформировал новое войско. Обеспокоенный усилением Токтамыша, а также желая отомстить за смерть сына, Урус-хан направил против него своего сына Токтакию. И Токтамыш потерпел новое поражение, бежал, а при переправе через реку был ранен в руку стрелой и чуть не утонул; его спас посланный Тимуром эмир Идигу из племени барлас. {449}

Посрамленный Токтамыш вернулся к Амиру Тимуру, который, несмотря на два позорных поражения, продолжал считать его своим гостем. В том же году к Тимуру явились послы Урус-хана, передавшие следующие слова своего повелителя: «Дело таково. Токтамыш убил моего сына и бежал к тебе. Направь его ко мне. И если не выдашь, то назови место сражения и готовься к битве!» Тимур отклонил требования властителя Синей Орды: «Тот пришел к нам, прося защиты. Я его никому не отдам. А если хотите войны, то мы готовы!». {450} И, прежде чем послы Уруса успели вернуться к своему повелителю, начал сам готовиться к походу против него и в начале 1377 г. выступил на Сыгнак.

Урус-хан не стал недооценивать грозного противника: он лично выступил против Тимура во главе своих основных сил. В продолжение некоторого времени враги ограничивались мелкими сшибками, в которых победы одерживали то ордынцы, то чагатайцы. Ожидалась битва, исход которой мог все решить: в случае поражения Уруса ханом Синей Орды становился Токтамыш, а в случае поражения Железного Хромца его собственная карьера завершилась бы, практически не начавшись. Однако вскоре до Тимура дошло известие о кончине Урус-хана. {451} Чагатайский правитель счел, что со смертью опасного противника его прямое вмешательство в дела Синей Орды уже не нужно, и, признав Токтамыша ханом Кок-Орды, вернулся в свои владения.

Между тем, Урусу наследовал его сын Токтакия, который скончался двумя месяцами позже, а его преемником стал его брат Тимур Малик, {452} который был более известен своим разгульным образом жизни, чем талантами правителя или полководца. По настоянию своих эмиров Тимур-Малик предпринял поход против Токтамыша, хана-конкурента, чтобы покончить с двоевластием в Синей Орде. И хотя сам Тимур-Малик не отличался воинскими дарованиями, у него оставались талантливые военачальники, служившие прежде его отцу. Им-то и удалось одержать очередную победу над Токтамышем, который снова прибежал к Тимуру, лишившись и войска, и надежды занять трон в Сыгнаке. {453}Неизвестно, готов ли был повелитель Мавераннахра еще раз сделать ставку на Токтамыша и доверить ему новую армию. К счастью для сына Туй-Ходжи, Амиру Тимуру не пришлось делать такой выбор. Тимур-Малик слишком много времени уделял пьянству и развлечениям, а главное – очень любил женщин, и если ему нравилась какая-то из них, он старался заполучить ее, не считаясь с ее происхождением и семейным статусом. В конце концов, он оскорбил ряд крупных военачальников и племенных вождей, позарившись на их жен и дочерей. Недовольство ханом крепло день ото дня, и вскоре многие вельможи Синей Орды стали перебегать к Токтамышу, а оставшиеся при дворе в Сыгнаке составили заговор.

В результате в 1379 г. сыгнакские аристократы призвали к себе Токтамыша. Ему без боя подчинились города Сауран и Отрар, а затем он во главе своих приверженцев двинулся к столице. Тимур-Малик со своими войсками выступил ему навстречу. Однако эмиры-заговорщики, не вступая в бой, вместе со своими войсками перешли на сторону Токтамыша. Тимур-Малик в сопровождении немногочисленных верных эмиров и телохранителей пытался бежать, но был схвачен и казнен по приказу нового хана. {454}Так, к 1379 г. Токтамыш без боя овладел троном Синей Орды, за который безуспешно сражался несколько последних лет. А вскоре он решил пойти по стопам Урус-хана и объединить всю державу Джучидов.

III

Зимой 1379/1380 г. Токтамыш во главе крупных сил двинулся в Поволжье. Ему было проще, чем Урусу, которому приходилось оставлять часть войск для поддержания порядка в улусе и для защиты восточной границы от нападений Чагатаидов. Токтамыш, единодушно поддержанный большинством эмиров Кок-Орды и будучи в союзе с Амиром Тимуром, мог не опасаться ни внутренних мятежей, ни внешнего нападения, а потому двинулся на Волгу практически со всеми войсками, находившимися в его распоряжении.

Не встретив сопротивления со стороны Каганбека, правителя Улуса Шибана, Токтамыш зимой или весной 1380 г. оказался уже у Сарая, где правил хан Арабшах, потомок Шибана. Арабшах не осмелился вступить в сражение с ханом Синей Орды и почел за лучшее отказаться от трона. Впрочем, он вытребовал за свою уступку сохранение за собой и своим родом улуса Шибана – под верховной властью нового хана Золотой Орды. {455}

Вслед за тем Токтамышу удалось без боя, либо после незначительного сопротивления захватить и подчинить своей власти Верхнее и Среднее Поволжье, затем – Хаджи-Тархан и Северный Кавказ. {456} Теперь его единственным противником оставался Мамай – могущественный правитель западной части Золотой Орды, уже в течение двух десятилетий контролировавший практически все ордынские владения к западу от Волги.

Однако судьба по-прежнему оставалась благосклонной к Токтамышу. Мамай, вместо того чтобы выступить против пришельца с востока, вознамерился вернуть под свою власть русские княжества и стал готовить поход на Русь. Однако великий князь Дмитрий Иванович Московский опередил его, напал на ставку Мамая, не успевшего собрать свои основные силы, разгромил его на Куликовом поле и заставил бежать.

Ордынский бекляри-бек, как мы помним, после этого поражения сумел собрать свои основные силы и вновь приготовился к схватке с русскими. Однако как раз в это время, в октябре-ноябре 1380 г., Токтамыш захватил все области к востоку от Волги и подошел к границам владений Мамая, которому пришлось выступить против него.

Исход этой схватки, казалось, был предрешен в пользу Мамая, считавшегося опытным военачальником – в отличие от своего соперника, который уже неоднократно терпел поражения даже от противников с меньшими силами. Однако Токтамыш, несмотря на свои недостатки, все же был потомком Чингис-хана. Джучидом. тогда как Мамай потерял своего хана в Куликовской битве и не успел возвести на трон нового монарха. По понятиям ордынских вельмож и народа, при таких условиях выступление Мамая против хана-Чингизида было мятежом. Поэтому, когда войска Токтамыша и Мамая встретились, военачальники и воины бекляри-бека, не вступая в сражение, сошли с коней и принесли присягу Токтамышу, который в результате стал ханом обеих частей Золотой Орды.

В погоню за Мамаем, бежавшим в Крым, Токтамыш отправил своих воинов, которым удалось настичь бекляри-бека в Солхате (Старом Крыму). Сам Мамай был убит или казнен, а его гарем попал в руки победителя. Чтобы повысить свою легитимность в глазах столичной сарайской знати и оставшихся приверженцев дома Бату, Токтамыш взял в жены Тулунбек-ханум, дочь хана Бердибека и вдову Мамая. {457} Самого Мамая, впрочем, новый хан повелел похоронить со всеми полагающимися ему почестями, что примирило с ним уцелевших сторонников бекляри-бека. Даже сын Мамая, Мансур, позднее явился к Токтамышу и был принят им на службу. {458}

Так в начале 1381 г. Золотая Орда, наконец-то, была объединена под властью хана, которого признали и центральные области, и некогда мятежные окраинные улусы. Не удивительно, что практически все подданные с самого начала стали обожать и буквально боготворить хана, положившего конец двадцатилетней смуте, считая его едва ли не новым Чингис-ханом, призванным возродить былое могущество державы Джучидов. {459} К сожалению, похоже, и сам Токтамыш уверовал в свое высокое предназначение. {460} «К сожалению» – потому что ни в коей мере не обладал талантами своего великого предка!

Впрочем, на первом этапе правления в Золотой Орде новый хан действовал и в самом деле весьма разумно. Так, уже на рубеже 1380-1381 гг. он восстановил мир с генуэзцами, вернув им 18 селений Судакской долины, отнятых у них Мамаем в 1375 г. Тем самым Токтамыш обеспечил дальнейшее развитие торгового сотрудничества с итальянскими республиками в Причерноморье и, соответственно, постоянный доход в ханскую казну. {461} Также хан подтвердил ряд привилегий, дарованных его предшественниками влиятельным эмирам и племенным вождям, что обеспечило ему их поддержку. {462}

Одновременно Токтамыш направил своих посланцев ко всем прежним вассалам Золотой Орды с уведомлением о своем вступлении на престол и напоминанием о необходимости принести ему присягу, а в дальнейшем – выплачивать полагающиеся налоги. Одно из таких посольств было отправлено на Русь, к великому князю Дмитрию Донскому.

IV

Несмотря на антиордынский характер действий великого князя Дмитрия Ивановича на Куликовом поле, Токтамыш поначалу совершенно не собирался наказывать русского вассала. Во-первых, победа Москвы над Мамаем существенно облегчила новому хану приход к власти. Во-вторых, русские князья в течение нескольких последних лет признавали себя вассалами ханов, правивших в Сарае, а именно эти ханы формально являлись прямыми предшественниками Токтамыша. Поэтому он вполне обоснованно рассчитывал на то, что Москва и другие княжества признают его власть и сохранят прежний формат отношений с Ордой, и в 1381 г. направил к великому князю послание, в котором сообщал о своем воцарении. {463}

Казалось, поначалу отношения начали складываться, как и предполагал Токтамыш: русские князья в ответ на его послание направили к нему своих представителей («киличеев») с приветствиями и богатыми дарами хану, ханшам и эмирам. {464} Однако когда в следующем году Токтамыш отправил на Русь своего посла Ак-ходжу с 700 воинами, чтобы вызвать князей в Орду для подтверждения их ярлыков, его посольство настолько испугалось отношения местного населения к ордынцам после Куликовской битвы, что не рискнуло даже доехать до Москвы. Добравшись лишь до пределов Нижегородского княжества, оно вернулось в Сарай. {465}В результате эйфория Токтамыша, овладевшая им после триумфального прихода к власти в Золотой Орде, сменилась раздражением. Сомнения хана в антиордынском характере действий московского князя исчезли, и теперь стало ясно, что Русь вовсе не собирается вновь признавать вассалитет от ордынского монарха. Токтамыш принял единственное решение, которое оставалось в данных обстоятельствах: он организовал поход на Русь, причем лично возглавил войска. Вероятно, хан по-прежнему считал себя великим полководцем и полагал, что его командование станет залогом успеха.

Первым делом Токтамыш приказал схватить всех русских купцов, находившихся в ордынских городах Поволжья: он не хотел, чтобы на Руси стало заранее известно о его планах. Торговцы были схвачены и ограблены, а некоторые, оказавшие сопротивление, даже убиты. {466}Осенью 1382 г. хан двинулся на Русь. Первым русским княжеством на пути его войск была Рязань, правитель которой, Олег Иванович, немедленно явился к хану и принес присягу, а затем выделил припасы и проводников, показавших ханским войскам наиболее удобный путь далее. Аналогичное отношение Токтамыш встретил и в Нижегородском княжестве: князь Дмитрий Константинович не только признал ордынского хана своим повелителем, но и прислал к нему двух своих сыновей – в качестве то ли проводников, то ли заложников. {467}Таким образом, Московское княжество оказалось единственным, дерзнувшим противиться воле нового повелителя Золотой Орды. Дмитрий Донской не только не явился к хану с изъявлением покорности, но и решил оказать сопротивление: оставив в столице сильный гарнизон (а также все свое семейство), он отправился в Кострому, где намеревался собрать дополнительные силы для борьбы с ханом. {468}

Однако великий князь не успел реализовать свой план. После того как москвичи в течение трех дней успешно отбивали штурмы ханских воинов, Токтамыш решил прибегнуть к военной хитрости, граничившей, впрочем, с прямым вероломством. Находившиеся при нем нижегородские княжичи Василий и Семен Дмитриевичи поклялись москвичам, что хан не желает разорять Москву и готов удовлетвориться сдачей города и символическим выкупом. Поверившие москвичи отправили к хану посольство, однако, когда открылись городские ворота, ханские войска ворвались в город и устроили настоящую резню. После избиения жителей и грабежа Москва была превращена в руины. Это случилось 26 августа г. Также войсками Токтамыша были взяты Серпухов, Переяславль и Коломна. {469}В результате были ликвидированы все положительные для Руси последствия и соглашений с Мамаем, и победы на Куликовом поле. Великому князю пришлось вновь признать зависимость от Золотой Орды и выплачивать ей «выход», а в качестве заложника к хану был отправлен княжич Василий Дмитриевич, старший сын великого князя. Впрочем, Токтамыш не лишил Дмитрия Ивановича великокняжеского титула, хотя его конфликтом с Москвой тут же попытался воспользоваться тверской князь Михаил Александрович, чтобы перехватить у Дмитрия великий стол. Более того, даже «выход» с Московского княжества был ограничен 4 000 рублей. {470} Эти действия в какой-то степени примирили хана с его московским вассалом. И после смерти Дмитрия Донского в 1389 г. его 19-летний сын был торжественно возведен на великокняжеский стол послом Токтамыша – «царевичем Уланом». Впоследствии и новый великий князь, и другие русские князья неоднократно ездили в Орду и постоянно платили «выход». {471} В 1392 г. Токтамыш выдал Василию Московскому ярлык на владение Нижним Новгородом (чего так долго и безрезультатно добивались прежние московские князья, начиная с Ивана Калиты), а также на Тарусу и Мещеру. {472}

Мирные отношения с Русью оказались очень полезны для Токтамыш-хана в связи с последовавшими вскоре событиями.

V

В 1383 г. Токтамыш совершил еще одно успешное военное предприятие: он сумел вернуть Золотой Орде Хорезм. В 1361 г. хорезмские наместники из династии Суфи (они принадлежали к потомкам Узбек-хана по женской линии {473}) провозгласили себя независимыми правителями, не признавая власть «пришлых» сарайских ханов. В 1379 г. Тимур завоевал Хорезм и присоединил его к Улусу Чагатая. Токтамыш решил «восстановить историческую справедливость»: он вторгся в Хорезм, при полной поддержке местного населения выбил оттуда наместников Тимура и назначил правителем своего темника Сулеймана-Суфи – племянника правителей Хусайна-Суфи и Юсуфа-Суфи, свергнутых Тимуром. Токтамыш решил совершить это поступок, столь недружественный по отношению к прежнему покровителю, когда узнал, что Тимур не сможет оказать ему активное сопротивление: часть чагатайских войск сражалась в Иране, а часть была отправлена в поход на Могулистан. {474} Кроме того, и сам Тимур, вероятно, сознавал, что Хорезм являлся частью Золотой Орды, и вынужден был (по крайней мере, на время) смириться с его потерей. {475}

После этого успеха (как оказалось, последнего в его карьере) в завоевательной деятельности Токтамыша наступило затишье, продлившееся около трех лет. Надо полагать, в это время хан старался навести окончательный порядок в системе управления в уделах. Нумизматические данные дают основание говорить о попытке проведения им также и денежной реформы. {476} В процессе этой повседневной деятельности новый хан, по-видимому, впервые выказал себя не слишком-то эффективным правителем, что не проявлялось, пока он вел активные завоевания. Первые восторги подданных по отношению к объединителю Золотой Орды стали сменяться глухим недовольством.

А в 1386 г. Токтамыш столкнулся и с первым заговором, о котором источники сохранили весьма скудные сведения. Так, согласно летописному сообщению, хан казнил свою супругу по имени «Тавлунбека». {477} Этим же годом датированы и таинственные монеты с именем хана Бердибека. {478} По-видимому, против Токтамыша был составлен заговор с целью замены его на троне потомком Бату. Вероятно, его участниками стали бывшие приверженцы Мамая во главе с его вдовой Тулунбек-ханум, которая в результате и поплатилась жизнью.

Некоторые участники заговора во главе с мангытским эмиром Идигу (Едигеем русских летописей) бежали и нашли прибежище в Мавераннахре, при дворе Амира Тимура, который с этого времени стал охотно принимать ордынских царевичей и вельмож, недовольных Токтамыш-ханом – а таких год от года становилось все больше и больше.

Возможно, именно радушие правителя Чагатаева Улуса по отношению к врагам Токтамыша послужило поводом для ухудшения отношений между двумя правителями, поскольку в следующем году хан развернул боевые действия в Закавказье, предъявив права на территории, которые Железный Хромец уже считал своими. Но это был именно повод, поскольку причины активизации военной деятельности Токтамыша крылись, скорее всего, в настроениях его приверженцев: их не устраивало мирное прозябание в Сарае или Сыгнаке, им нужно было вести войска в битвы, захватывать добычу и пленников, завоевывать себе новые уделы. Поэтому Токтамышу, не желавшему, чтобы его эмиры, томясь от безделья, составляли новые заговоры, пришлось возобновить военные действия. {479}

В результате зимой 1386 г. Токтамыш во главе ордынских войск вторгся в Ширван. Он огнем и мечом прошел по этому государству, имевшему неосторожность признать зависимость от Тимура. Тебриз, столица Ширвана некоторое время успешно отражал штурмы ордынских войск, и тогда Токтамыш вторично использовал прием, сработавший пять лет назад в Москве. Он заявил, что снимет осаду, если получит с горожан выкуп, а когда те поверили и направили к нему своих послов для переговоров, войска хана неожиданно ворвались в город и устроили избиение населения. Вскоре под властью Токтамыша оказался весь Азербайджан, и он начал здесь чеканить свою монету. Тем самым хан воплотил в жизнь чаяния саранской знати, мечтавшей о возвращении под власть Золотой Орды этой области, потерянной в 1357 г. после смерти хана Джанибека. Торжествующий Токтамыш прибавил к своему имени почетное прозвище «бахадур». {480}

Амир Тимур, возмущенный «неблагодарностью» своего прежнего протеже, отреагировал немедленно. Поскольку он вел в это время боевые действия в Фарсе, ему не понадобилось много времени для переброски войск в Закавказье, и вскоре он, в свою очередь, оказался в Ширване. Поначалу Токтамышу удалось разгромить передовые отряды Тимура под командованием его сына Мираншаха. Однако, получив вести, что на помощь сыну движется сам чагатайский правитель, хан не рискнул вступить с ним в схватку и предпочел отступить. Кроме того, Токтамыш благоразумно отправил властелину Мавераннахра послание, в котором все случившееся представлял как недоразумение и выражал свое уважение. В результате Азербайджан вновь был потерян для Золотой Орды. {481}

Тимур удовлетворился объяснениями Токтамыша, что было воспринято ханом как слабость. Узнав, что правитель Чагатаева улуса возобновил завоевание иранских областей, Токтамыш начал масштабную военную кампанию в самом сердце владений Тимура – в Мавераннахре. Будучи неплохим дипломатом и опытным интриганом, хан сумел убедить ряд среднеазиатских эмиров, недовольных Амиром Тимуром, начать восстание, а сам отправил им на помощь свои войска. Кроме того, из Хорезма ему на помощь также выступили воины Сулеймана-Суфи. {482}Осенью 1387 г. Токтамыш и его союзники начали планомерное разорение Мавераннахра. Противостоявшие хану войска мирзы Омар-Шейха, второго сына Тимура, были разгромлены и бежали под защиту стен Самарканда. Войска Токтамыша рассыпались по округе и в течение некоторого времени грабили местное население. Самому Железному Хромцу пришлось срочно снимать войска с иранского фронта и перебрасывать их в родные края. Токтамыш, опасавшийся могущественного противника, снова не осмелился вступить с ним в бой и вывел свои силы из Мавераннахра. {483} Вероятно, это была самая большая его ошибка за все время противостояния с Тимуром: на этот раз у хана были все шансы покончить с гегемонией чагатайского эмира в Средней Азии. В результате же Тимур получил возможность беспрепятственно подавить мятеж своих непокорных подданных, а затем обрушился на Хорезм.

На этот раз Железный Хромец не ограничился демонстрацией силы. Во-первых, его разгневали не только сами враждебные действия Токтамыша, но и его вероломство: ведь нападение было совершено вскоре после отправки извинительного письма, да еще и в то время, когда сам Тимур увел основные силы в Иран, и его владения остались без защиты Во-вторых, Хорезм находился очень близко к Самарканду и Бухаре, главным городам державы Тимура, и представлял собой весьма удобный плацдарм для дальнейших ордынских нападений на Мавераннахр. Поэтому ответный ход Железного Хромца оказался быстрым и беспощадным: он осадил Ургенч, после короткой осады взял его, разграбил и разрушил до основания, приказав засеять это место зерном. Сулейману-Суфи вновь пришлось бежать к Токтамышу и довольствоваться ролью темника в его войсках. {484}

После второй неудачи Токтамышу стало ясно, что в борьбе с Железным Хромцом не обойтись без союзников. Хан развил бурную дипломатическую деятельность и в короткое время сумел заключить союз с влиятельными правителями мусульманского мира – египетским султаном Баркуком, {485} Султан Ахмадом Джалаири, правителем Ирана, повелителем Могулистана Хызр-Ходжой, дуглатским эмиром Кашгара Камар ад-Дином и киргизским правителем Инка-Торе. Все эти владетели, как и Токтамыш, опасались усиления Тимура, и общая опасность объединила даже таких смертельных врагов, как Хызр-Ходжа-хан и Камар ад-Дин (который некогда уничтожил почти всех родичей Хызр-Ходжи)!

Понадеявшись на помощь новых союзников, Токтамыш в 1388 г. в очередной раз выступил против Тимура, собрав максимально возможное количество воинов. {486} На этот раз он снова решил ударить прямо на Мавераннахр и одновременно вернуть некоторые присырдарьинские города, некогда принадлежавшие Синей Орде, но позже занятые Тимуром. После безуспешной осады хану пришлось отказаться от мысли вернуть свое первое владение Сабран, однако удалось захватить Яссы, столицу Туркестана. Но пока Токтамыш боролся за Яссы, его авангард, двигавшийся к Самарканду, был остановлен и разгромлен у Зарнука на Сырдарье войсками Тимура, которыми командовал беглый ханский родич – Тимур-Кутлуг-оглан. {487}

Карта 5. Золотая Орда в 1382-1395 гг.: противостояние Токтамыша и Тимура (автор – Астайкин А. А.).

1 Русские княжество, 2 Владения Генуи, 3 Византийская империя, 4 Добруджа, 5 Видинское княжество, 6 Сербия, 7 Мегаловлахия, 8 Владения Венеции, 9 Герцогство Афинское, 10 Ахайя, 11 Орден Иоаннитов, 12 Трапезундская империя, 13 Княжество Шеки, 14 Ширван, 15 Гилян, 16 Мазандеран, 17 Государство мамлюков. Границы государств нанесены на 1382 г.

Не желая ставить под удар свои основные силы, Токтамыш приказал отступать за Сырдарью и, преследуемый конницей Тимура, зимой 1389 г. вернулся в свои владения. Между тем, Тимур, развивая свой успех, не только вернул принадлежавшие ему прежде присырдарьинские города, но и захватил Сыгнак – столицу Синей Орды. Затем последовала серия ударов против союзников Токтамыша в Центральной Азии. Тимур в очередной раз отправил войска на Могулистан, после чего Камар ад-Дин таинственно исчез (его имя с 1390 г. уже не встречается в источниках), а Хызр-Ходжа-хан был разгромлен и бежал; некоторое время спустя он решил заключить мир с Тимуром и выдал за него замуж свою дочь. {488} Не смог оказать поддержку Токтамышу и египетский султан Баркук, который, как рассчитывал золотоордынский хан, был должен отвлечь часть войск Тимура в Иране: в 1389 г. Баркук был отрешен от власти сторонниками прежней мамлюкской династии Бахритов и теперь был поглощен борьбой за возвращение трона. {489}Токтамыш своим походом 1388-1389 гг. оказал себе очень плохую услугу, продемонстрировав и свою несостоятельность как военачальника, и вероломство по отношению к прежнему покровителю Тимуру, который решил на этот раз не ограничиваться отдельными контрударами, а довершить разгром врага. В течение 1389-1390 гг. Тимур стягивал войска из всех подчиненных ему областей и в конце 1390 г. вторгся в пределы Синей Орды.

VI

Было бы неправильным представлять противостояние Токтамыша и Тимура всего лишь как результат непродуманных действий хана. Несомненно, в планы Тимура входило подчинение владений Джучидов, как и всей Центральной Азии, что вполне определенно вытекает из его последующей политики. Открытие военных действий против Золотой Орды было только вопросом времени, и Токтамыш своими деяниями всего лишь ускорил их. Настоящей же бедой для Золотой Орды стала нерешительность Токтамыша, который, видимо, переоценивал полководческие способности Амира Тимура и с самого начала кампании был настроен либо на уклонение от решительного боя, либо на поражение.

Как бы то ни было, зимой 1390/1391 г. войска Тимура вторглись в пределы Синей Орды, а проводниками у них служили царевичи Кунче-оглан и Тимур-Кутлуг, потомки Туга-Тимура, и эмир Идигу мангыт. Нет сомнения, что они не только выступили проводниками вражеского войска, но и сумели привлечь на свою сторону часть воинов Токтамыша. {490} Хан предпринял последнюю попытку договориться с Тимуром и направил к нему посольство с дарами и предложением мира, однако тот в ответ лишь упрекнул хана в неблагодарности и заявил, что больше не верит его клятвам и обещаниям. {491}

Поняв, что войны не избежать, Токтамыш во главе своей армии выступил навстречу Тимуру. На его стороне были мороз и голод, так как войска Тимура, покинув собственные владения и оказавшись на чужой территории, страдали от недостатка продовольствия и от холодов: теперь Железный Хромец сам оказался в положении, в каком пару лет назад был Токтамыш в Мавераннахре! Тимуру даже пришлось на некоторое время прекратить движение вперед и организовать серию облавных охот, чтобы накормить своих голодающих ратников. {492}

Однако Тимур был более харизматическим лидером, нежели Токтамыш, и умел поддерживать боевой дух своих войск, а потому не отказался от продолжения похода, как это сделал в свое время хан Золотой Орды. Благодаря своим «проводникам» Тимуру удалось выйти навстречу войскам Токтамыша там, где бой мог пройти по его плану. Сражение состоялось на р. Кондурче 15 раджаба 793 г. х. (18 июня 1391 г.). В течение долгого времени было неясно, кто одержит победу, затем нервы Токтамыша не выдержали, и он приказал отступать. {493} Возможно, он намеревался сохранить часть войск и не допустить дальнейшего вторжения чагатайцев в западные области Золотой Орды. Однако, как оказалось, Тимур на этот раз вовсе и не имел таких намерений. Разорив Синюю Орду и ликвидировав тем самым угрозу нападения ордынцев с севера, он вернулся в свои владения в Мавераннахре.

Впрочем, Железный Хромец не ограничился разгромом войск Токтамыша и разорением Синей Орды: он также спровоцировал и междоусобную борьбу среди Джучидов. Находившиеся при нем царевичи Тимур-Кутлуг и Кунче-оглан вместе с эмиром Идигу обратились к Тимуру с просьбой отпустить их в Синюю Орду, чтобы они могли собрать своих приверженцев и усилить ими войска Тимура для дальнейшей борьбы с Токтамышем. Тот согласился, однако впоследствии ни Тимур-Кутлуг, ни Идигу не вернулись: они предпочли остаться в Синей Орде. Только Кунче-оглан оказался верен своему слову и с небольшим количеством приверженцев возвратился к правителю Мавераннахра. Впрочем, и он в следующем году бежал от Тимура и… явился к Токтамышу, став одним из его военачальников. {494}

Разгром на Кондурче означал для Токтамыша не только потерю армии и владений к востоку от Урала. Его авторитет в Золотой Орде настолько упал, что появилось сразу несколько претендентов на трон. Первым был Тимур-Кутлуг, провозгласивший себя ханом в Синей Орде. Один из военачальников Токтамыша, Бек-Пулад-оглан, бежал с Кондурчи и, не ожидая, что Токтамыш спасется, также решился объявить себя ханом и захватил Сарай. {495}

Однако Токтамыш был еще достаточно силен, чтобы сохранить трон. Бек-Пулад первым почувствовал на себе ханский гнев: он был разгромлен и изгнан в Крым. Токтамыш осадил узурпатора в Солхате, победил и убил. {496} Однако место Бек-Пулада во главе мятежников занял Таш-Тимур, потомок крымских Туга-Тимуридов. переселенных сюда еще во времена хана Менгу-Тимура. Когда войска Токтамыша вторглись в Крым, Таш-Тимур был вынужден вновь признать власть законного хана, но сохранил значительную автономию. {497} По-видимому, Токтамыш не решился окончательно расправиться с мятежным царевичем, поскольку тот, являясь потомственным владетелем Крыма, мог привлечь на свою сторону многочисленное местное население и оказать упорное сопротивление.

Большим политическим успехом Токтамыша стало восстановление власти в восточных уделах Золотой Орды: в 1390-е гг. он сумел примириться с эмиром Идигу (возможно, при посредничестве его брата Исы мангыта, который был военачальником Токтамыша). Хан и Идигу заключили соглашение, по которому эмир получал всю фактическую власть в бывшей Синей Орде, освобождался от уплаты налогов и сборов и лишь номинально признавал верховенство Токтамыша. {498} С помощью этого соглашения хан решал сразу две проблемы – восстанавливал (пусть даже и чисто формально) единство Золотой Орды и обеспечивал себе если не поддержку, то, по крайней мере, невмешательство Идигу в будущие конфликты с Тимуром и другими возможными противниками. Более того, Токтамыш добился еще и того, что Идигу перестал поддерживать самозваного хана Тимур-Кутлуга, поскольку получил от Токтамыша все то, к чему стремился.

Эти действия помогли Токтамышу хотя бы отчасти восстановить свою пошатнувшуюся власть и спокойствие в государстве, нарушенные вторжением Тимура. Хан даже позволил себе написать в 1392/1393 г. послание-ярлык польскому королю и литовскому князю Ягайло, в котором объявлял, что восстановил прежнее могущество, и требовал выплаты «выхода» за владение теми ордынскими областями, которые еще в 1350-1360-е гг. захватил великий князь литовский Ольгерд, отец Ягайло. Вероятно, король вполне серьезно воспринял заявления Токтамыша: упомянутый «выход» выплачивался литовскими великими князьями и польскими королями с этого времени и до середины XVII в. {499}

VII

Вступая в переговоры с Польшей и Литвой, Токтамыш имел целью не только получить «выход» с южнорусских земель, которые считал своими. Кроме того, хан продолжал дипломатическую борьбу в целях создания союза против Тимура. Его усилия поддержал, наконец, и султан Египта, который приказал убить прибывшего к нему посла Тимура. {500} Аналогичные переговоры Насир ад-Дин Махмуд Токтамыш вел не только с еще одним «правоверным» мусульманским государем – османским султаном. Байазидом I Молниеносным, но также и с «неверным» царем Грузии Георгием VII. {501}

Дипломатические успехи Токтамыша серьезно обеспокоили Тимура, который понял, что одного похода против Золотой Орды оказалось недостаточно, чтобы покончить с опасным противником. В 1394 г. Железный Хромец совершил очередной поход на Грузию, придав ему характер газавата («священной войны»). Однако Токтамыш, вдохновленный своими успехами в сфере дипломатии, выступил ему навстречу, преградил путь через Дербент и даже вновь сумел захватить Ширван. {502}Тем не менее, в 1395-1396 гг. Тимур осуществил второе нашествие в ордынские земли. На этот раз он двинулся не на разоренные предыдущим вторжением восточные улусы, а в богатое Поволжье. Через свои закавказские владения Железный Хромец направился в самый центр владений Токтамыша Хан после бесплодных попыток убедить Тимура отказаться от похода был вынужден собрать войска и выступить навстречу противнику Токтамыш, как разумный правитель и военачальник, решил не допустить врага вглубь своих владений и поэтому преградил ему путь на границе – па р. Терек, где 15 апреля 1395 г. и состоялось одно из крупнейших сражений на пространстве бывшей Монгольской империи.

Битва продолжалась два дня, причем инициатива большую часть времени была па стороне Токтамыша. Однако, несмотря на стойкость в этой битве (столь необычную для него), хан вновь потерпел поражение. Впрочем, вины его в этом не было: видимо, таланты военачальников Тимура оказались выше, чем ордынских полководцев. {503} На этот раз разгром Золотой Орды был полным: армия хана практически перестала существовать, а сам он бежал, причем в течение нескольких месяцев о нем не было ничего слышно. Возможно, он провел некоторое время на территории Молдавии – впоследствии именно там осела часть его войск, поступившая на службу к местному господарю. {504}

Тимур, разгромив врага, решил не допускать прежней ошибки: чтобы не дать Токтамышу возможности собрать новые войска, чагатайский правитель совершил опустошительный рейд по всему Поволжью, разорил города, поселения и торговые пути от Булгарии до Хаджи-Тархана и Азака, превратив эти богатые и развитые районы в пустыню. Отряды Тимура разорили Крым и дошли до Руси, был полностью разрушен город Елец, а передовые отряды чагатайских войск вступили даже в пределы Московского великого княжества. Захватив огромную добычу и, по некоторым сведениям, целые сотни тысяч пленных, Тимур покинул пределы Золотой Орды. {505}

Па развалинах Сарая – некогда великолепной столицы хана Узбека! – был провозглашен ханом ставленник Тимура – Койричак-оглан, сын Урус-хана. {506} Впрочем, его власть распространялась лишь на остатки города и пригороды, в регионах же Золотой Орды царила полная анархия. Дошло даже до того, что русские князья осмелились вновь выступить против Орды: в октябре 1395 г. царевич Ентяк, владетель Казани, вместе с нижегородским княжичем Семеном Дмитриевичем захватил Нижний Новгород, в ответ на что Василий Московский выслал против них войска, которые изгнали захватчиков и в течение ноября 1395 – февраля 1396 гг. разоряли ордынские владения на Волге. {507}

Только в 1396 г. Токтамыш вновь заявил о себе: во главе своих приверженцев он появился в Крыму и, наконец, покончил с Таш-Тимуром, который в это время вновь провозгласил себя ханом. По одним сведениям, Таш-Тимур был убит, по другим – бежал к Тимуру в Мавераннахр. {508} Сам Токтамыш решил на некоторое время удовлетвориться ханской властью в пределах полуострова. Укрепляя свою власть в Крыму, он вступил в какой-то конфликт с кафинскими генуэзцами, возможно, поддержавшими узурпатора Таш-Тимура: источники сообщают, что Токтамыш осаждал Кафу в 1397 г. {509}

Между тем, в Сарае произошел новый переворот: оставшись без поддержки Тимура, Койричак-хан оказался неспособен противостоять многочисленным противникам и в 1397 г. был свергнут Тимур-Кутлугом и Идигу-мангытом, которые вновь заключили союз. Тем не менее, и победители понесли потери, поэтому некоторое время спустя Токтамыш рискнул перехватить у них сарайский трон и даже снова отправил своих послов к рязанскому великому князю Олегу Ивановичу. {510} Однако торжество хана оказалось весьма недолгим, в том же богатом событиями 1397 г. Тимур-Кутлуг и Идигу выбили Токтамыша из столицы. Подчинив своей власти все Поволжье, они решили окончательно добить своего врага и во главе своих основных сил вторглись в Крым, где он нашел временное убежите Токтамыш был вынужден бежать и с полуострова. Излишне говорить, что местное население не выразило намерения лечь костьми за того, кто разгромил и выгнал из Крыма их потомственного правителя Таш-Тимура!

Но даже этот разгром не заставил Токтамыша отказаться от попыток вернуть себе верховную власть. На рубеже 1397/1398 гг. он очутился в литовских владениях, и великий князь Витовт, двоюродный брат польского короля Ягайло, выделил ему земли под Каневом и Черкассами. {511} Хан заключил с Витовтом соглашение, текст которого (вероятно, «в вольном пересказе») дошел до нас в составе русских летописей: «Поидемъ пленити землю Татарскую, победимъ царя Темиръ-Кутлуя, возмемъ царство его и разделимъ богатство и именiе его, и посадимь во Орде на царстве его царя Тахтамышя, и на Кафе, и на Озове, и на Крыму, и на Азтракани, и на Заяицкой Орде, и на всемъ приморiи, и на Казани; и то будетъ все наше и царь нашь, а мы не точiю Литовскою землею и Полскою владети имамы, и Северою, и Великимъ Новым городомъ, и Псковомъ, и Немцы, но и всеми великими княженiи Русскими, и со всехъ великихъ князей Русскихъ учнемъ дани и оброкы имати». {512} Как видим, Витовт и Токтамыш фактически делили между собой территорию почти всей Евразии! Дело оставалось за малым: нужно было «всего-навсего» победить Тимур-Кутлуга, занимавшего в это время ханский трон, и его бекляри-бека Идигу.

Витовт собрал войска, Токтамыш также созвал всех своих сторонников, и союзники двинулись в золотоордынские владения. На р. Ворскле их встретили войска Тимур-Кутлуг-хана. Поскольку Идигу и значительная часть ордынских войск еще не подошли, хан сумел затянуть переговоры и даже соглашался с беспрецедентными требованиями Витовта: он готов был признать себя «сыном» литовского князя, платить ему дань и чеканить монету с его портретом. Увлекшиеся торгом, Токтамыш и Витовт позволили Тимур- Кутлугу дождаться подхода Идигу, который немедленно прервал переговоры и 12 августа 1399 г. начал битву. {513}

До сих пор остается непонятным, как превосходящие по численности литовские войска, имевшие на вооружении даже артиллерию и занимавшие, к тому же, выгодную позицию, потерпели сокрушительное поражение. Виновником разгрома, судя по всему, стал опять Токтамыш – на этот раз из-за несогласованности действий со своим союзником. Идигу решил окружить противника, и Токтамыш, разгадав этот маневр, поспешил со своими войсками в тыл, чтобы не дать замкнуть круг. Витовт, не поставленный в известность о причине его действий, решил, что ордынские союзники бегут с поля боя, и сам приказал отступать. Отступление вскоре превратилось в повальное бегство, во время которого войска Тимур-Кутлуга и Идигу сумели перебить значительное число литовцев. Полегло немало русской, польской и литовской знати, среди погибших оказались даже герои Куликовской битвы – князья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи и Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. {514} Таким образом, победа Тимур-Кутлуга на Ворскле в какой-то степени могла считаться реваншем за разгром Мамая на Куликовом поле!

VIII

Естественно, ни о каком дальнейшем союзе с Витовтом после столь скандального разгрома не могло идти и речи. Токтамыш едва успел унести свою голову из владений разъяренного литовского князя, винившего хана в поражении. Путь Токтамыша лежал на восток, в восточные степи, где теперь царило безвластие – ведь Тимур-Кутлуг и Идигу всеми силами старались сохранить безопасность западных границ Золотой Орды.

В результате Токтамышу удалось в очередной раз собрать своих сторонников и, по некоторым сведениям, именно он стал основателем Тюменского юрта, из которого впоследствии выросло Сибирское ханство. {515} Его деятельная натура не могла смириться с тем, что сарайский трон потерян им навсегда, и хан продолжил борьбу за верховную власть.

Казалось, Токтамышу вновь может улыбнуться удача: в 1400 г. молодой еще Тимур-Кутлуг-хан таинственно скончался, и его сменил совсем юный двоюродный брат Шадибек. Кроме того, сарайские властители умудрились окончательно рассориться с Тимуром, который, по слухам, вновь был готов совершить поход на Золотую Орду. Однако, по мере того, как менялись ханы и снижался авторитет верховной власти, крепла власть фактического правителя Золотой Орды – бекляри-бека Идигу, который стал к этому времени главным противником Токтамыша. В течение 1400-1405 гг. между ними произошло не менее полутора десятков сражений, заканчивавшихся с переменным успехом. {516}В конце 1404 г. отношения между Идигу и Тимуром превратились в откровенно враждебные. Токтамыш углядел в этом свой шанс и немедленно отправил к Тимуру своих послов с письмом, в котором писал следующее: «За все плохое, что я сделал, получил сполна, все обернулось против меня. Если государь окажет милость, сжалится и простит мою вину, впредь никогда я таких дел не буду делать И пока я жив, ничего, кроме служения ему, не буду делать». Железный Хромец на этот раз поверил Токтамышу. Многократно битый хан уже не был тем самонадеянным юнцом, легко захватившим ханский трон и готовым броситься на любого противника. Теперь Тимуру предстояло иметь дело с достаточно пожилым и опытным правителем, который трижды подумает, прежде чем решится предпринять какие-то действия. И он выразил намерение помочь Токтамышу, как только завершит свой поход в Китай. {517} Но 18 февраля 1405 г. Тимур скончался, едва начав запланированный поход. Его смерть стала ударом для Токтамыша, который на этот раз, видимо, понял, что больше не сможет рассчитывать ни на чью поддержку.

Поняли это и его противники Шадибек-хан и Идигу, которые в течение 1405-1406 гг. все туже и туже сжимали кольцо вокруг владений бывшего Токтамыша. На рубеже 1406-1407 гг. хану, однако, удалось нанести серьезное поражение Идигу. {518} Но вскоре тот собрал новые войска и обрушился на расположенную в верховьях Тобола ставку Токтамыша, совершенно не ожидавшего нападения. В завязавшейся схватке Токтамыш-хан был убит. По одним сведениям, его убил Идигу, под другим – его старший сын Нур ад-Дин, по третьим – сам хан Шадибек. {519}

Многочисленные сыновья Токтамыша сумели спастись: одни бежали в Литву, другие нашли убежище в Москве Они унаследовали энергию отца и его претензии на власть, так что последующие полтора десятилетия истории Золотой Орды представляли собой бесконечную череду попыток «Тохтамышевичей» занять трон, некогда принадлежавший их родителю. Но ни один из отпрысков Токтамыша ни унаследовал отцовских организаторских способностей и умения привлекать к себе многочисленных сторонников, да и за власть они боролись чаще между собой. Поэтому все эти годы фактическая власть в Золотой Орде принадлежала давнему недругу Токтамыша – Идигу мангыту.


Примечания:

4

Ю. Шамильоглу, отмечая, что название "Большая Орда" используется только в русских позднесредневековых источниках, использует понятие "Поздняя Золотая Орда" [Schamiloglu 1986, р. 31, 172, 184-185]



5

В сочинении "Муизз ал-ансаб" ("Книга, прославляющая генеалогии") неизвестного автора, составленном при дворе Тимурида Шахруха около 1426-1427 гг., матерью Берке названа Султан-хатун, третья супруга Джучи, от которой у него родились также Беркечар и Бури [Муизз 2006, с. 38; см. также: СМИЗО 2006, с. 128] На наш взгляд, есть все основания отождествить Султан-хатун с Хан-Султан, дочерью хорезм-шаха Алла ад-Дина Мухаммада II, о которой Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави (секретарь и историк ее брата султана Джалал ад-Дина) сообщает следующее: "Хан-Султан – старшая из дочерей султана [Ала ад-Дина] Мухаммада – была взята в плен [татарами] вместе с Теркен-хатун. Ее взял к себе Души-хан, и она родила ему детей. Затем Души-хан умер, и она сообщила своему брату, султану [Джалал ад-Дину], сведения о татарах, о новостях у них и об их положении. Она сообщала брату, что ал-хакан уже приказал учить ее детей Корану…". [Насави 1996, с. 78-81]. Считать ее матерью Берке позволяет, во-первых, сообщение о рождении у нее детей (по-видимому, Берке, Беркечар и Бури). Во-вторых, ее дети с детства воспитывались в мусульманских традициях, а Берке и его брат Беркечар впоследствии первыми из сыновей Джучи приняли ислам.

Не находя в источниках точной даты рождения Берке. В. В. Бартольд предположил, что он "мог быть только на несколько лет моложе Батыя", другие исследователи идут дальше и указывают в качестве даты его рождения 1210 г. – следующий после наиболее вероятного года рождения его брата Бату [Бартольд 2002 Беркай, с. 503, см. также: Астайкин 1995, с. 601, Костюков 2008. с. 46]. Однако мы полагаем, что он родился около 1221 г, и это подтверждается рядом фактов. Так, хивинский историк середины XVI в. Утемиш-хаджи в своем сочинении "Чингиз-наме" сообщает, что Джучи ("Йочи-хан") умер спустя несколько лет после рождения Берке [Утемиш-хаджи 1992, с 96]: это также свидетельствует о его появлении на свет в начале 1220-х гг., а не в 1210 г., поскольку Джучи умер в 1227 г. Кроме того, Бату привлек Берке к участию в походе на Запад только в [238-1239 гг., и это также позволяет сделать вывод, что до этого времени Берке был слишком молод.

Уже когда книга была передана в издательство, автор ознакомился со статьей А. Н. Иванова, который пришел к таким же выводам относительно даты рождения и происхождения Берке [Иванов 2009, с. 105-106].



43

Согласно Ибн Абд аз-Захиру, секретарю султана Бейбарса, султан Египта направил Берке послание, в котором сообщалось, что имя Берке поминается в молитвах в священных городах мусульман – Мекке, Медине и Иерусалиме – сразу же за именем султана [СМИЗО 2005, с. 74; см. также: Закиров 1966, с. 52].



44

По сообщению египетского автора XV в. ал-Макризи, "в 660 году (= 26 нояб. 1261 – 14 нояб. 1262 г.) из Дамаска и других мест выступили разведчики и захватили множество татар, намеревавшихся двинуться в Египет, чтобы найти себе (там) убежите. (Дело в том, что) царь Берке посылал их на помощь к Хулаку, но, когда между ними (т. е. между Берке и Хулаку) произошел раздор, написал им, призывая их к себе, и приказал им, в случае, если они не в состоянии добраться до него, отправиться к войскам египетским. Причиною вражды Берке с Хулаку было то, что в сражении, которое произошло между ними, был убит сын Хулаку и разбито войско его" [СМИЗО 2005, с. 301]. Согласно сведениям ан-Нувайри, монгольские всадники приняли ислам, были взяты на службу со всеми привилегиями мамлюков и получили земельные владения, благодаря чему в Египет стали приходить и другие монгольские отряды. Наиболее крупный из них, 1 300 человек, появился в Каире в октябре 1263 г. и также был включен в состав гвардии султана [СМИЗО 2005, с 132-133; см. также. Семенова 1966, с. 54; Reinaud 1827, р. 11].



45

Такие слова Берке приводит арабский историк Ибн Касир [СМИЗО 2005, с. 204]. Большинство исследователей отдает предпочтение другой фразе, согласно Ибн Василу, сказанной Берке после битвы с Хулагу: "Когда Берке прибыл на место битвы и увидел ужасное избиение, то он сказал: "Да посрамит Аллах Хулавуна этого, погубившего монголов мечами монголов. Если бы мы действовали сообща, то мы покорили бы всю землю''" [СМИЗО 2005, с. 85]. Исследователи чаще приводят именно эту цитату и склонны толковать ее как стремление Берке воевать не против Хулагу, а вместе с ним против общих противников Монгольской империи [см., напр.: Фахретдин 1996, с. 85; Греков, Якубовский 1998, с. 63: Вернадский 2000, с. 170; Малышев 2004а]. Между тем, эти слова являются всего лишь парафразом изречения спартанского царя Агесилая из "Сравнительных жизнеописаний" Плутарха: "Когда… Агесилай узнал, что у Коринфа произошла большая битва, и со стороны спартанцев пало совсем немного, со стороны же противника – множество, он не проявил ни радости, ни гордости и лишь сказал с глубоким вздохом: "Горе тебе, Греция, что ты сама погубила столько людей, которые, если бы они еще жили, способны были бы, объединившись, победить всех варваров вместе взятых"" [Плутарх 1944, Агесилай, XVI]. Несомненно, арабский автор-эрудит, знакомый с трудами древнегреческого историка, просто-напросто "адаптировал" эту фразу к событиям середины XIII в.! Еще С. Закиров отметил, что Берке оправдывал войну против своего двоюродного брата в глазах мусульман тем, что Хулагу неверный, а в глазах монголов тем, что тот нарушил Ясу [Закиров 1966, с. 15-16].



46

Согласно ал Муфаддалу, византийский император задержал у себя ордынских послов, которые в августе 1263 г. выехали из Египта. Впоследствии он оправдывался тем, что в это время в его столице находились также и посланцы Хулагу, в глазах которых он опасался выглядеть пособником египетского султана и ордынского правителя. Вести о пленении дипломатов дошли до Берке лишь в июле 1264 г., и он немедленно предпринял карательные меры, направив его прямо на Константинополь и вскоре уже разорявшее его окрестности. Византийский император в страхе покинул город, отправив навстречу монголам египетского посланника ал-Фариса ал-Масуди, которому удалось убедить военачальников Берке не начинать войны с императором – союзником Египта. Как выяснилось впоследствии, ал-Фарис оказался подкуплен византийцами и, к тому же, выказал полную несостоятельность в посольских делах, затянув путешествие, в результате чего по дороге погибли многие из отправленных к Берке невольников и животных. Впоследствии ал-Фарис был сурово наказан Бейбарсом, но взятку от византийского базилевса он "отработал", нападение ордынцев на Константинополь было предотвращено [СМИЗО 2005, с. 148- 150; Закиров 1966, с. 52-55].



47

Подробные сведения об этих событиях приведены в сочинениях византийских авторов Георгия Пахимера и Никифора Григоры [Пахимер 1862, с. 209-219; Григора 1862, с. 95-97]. Следует отметить, что предводительство Ногая этим походом – лишь предположение исследователей на основании того, что он имел владения как раз на Балканах, на границе с Византией [см., напр.: Егоров 1985, с. 194] Пахимер сообщает, что ордынскими войсками командовал некий "родственник" ("дядя") султана, "человеком, на северных прибрежьях Эвксинского Понта весьма славным". Ногай мог быть назван родственником Изз ад-Дина, поскольку, по сведениям турецких авторов, Берке, внучатым племянником которого являлся Ногай, был женат на тетке сельджукского султана [см.: Смирнов с. 61].

Среди средневековых авторов и исследователей нет единодушия относительно даты похода на ромеев. Так, В. Д. Смирнов, опираясь на сведения арабских средневековых авторов ан-Нувайри, ал-Макризи, ал-Айни и турецкого автора XVII в Мустафы ал-Дженмаби, настаивает "ввиду такого согласия стольких источников относительно одного и того же факта", что поход на Византию состоялся при Менгу-Тимуре; эта же позиция содержится в трудах Абу-л-Фиды и Ибн Халдуна [СМИЗО 2005, с 124-125, 306, 357; Смирнов 2005, с. 62-63; см. также: Geanakoplos 1959, р. 181 – 182]. Е. П. Мыськов, опираясь на сообщения арабских же историков Рукн ад-Дина Бейбарса, Шафи, ал-Муфаддала и Ибн Касира, признает ошибочными и недостоверными сведения тех историков, на труды которых ссылался В. Д. Смирнов [Мыськов 2003, с 106- 108]. Особняком стоит мнение В Л. Егорова, который полагает, что имели место два ордынских похода на Константинополь: при Берке в 1265 и при Менгу-Тимуре в 1270 гг. [Егоров 1985, с. 193-194].

Судьба Изз ад-Дина Кей-Кавуса также по-разному представлена у различных авторов По сведениям арабского историка ал-Муфаддала и турецкого автора Сейида Лукмана, Берке лично принял и обласкал султана Кей-Кавуса [см.: СМИЗО 2005, с. 149; Смирнов 2005, с. 62] Турецкий историк второй половины XVII в. Мюнедджим-баши отмечает, что когда освобожденный Изз ад-Дин прибыл в Крым, Берке уже скончался, а его преемники (у турецкого автора – "сыновья") отнеслись к султану неласково, говоря, что его прибытие не к добру [Смирнов 2005, с. 62]. О судьбе турок-сельджуков из числа подданным Изз ад-Дина Кей-Кавуса см. Wittek 1952.



48

По версии Л. М. Гумилева, именно Берке спровоцировал в 1259 г. восстание в Грузии против Хулагу, заставив последнего перебросить часть своих сил на Кавказ, что, по мнению историка, сказалось на активности монголов в Сирии [Гумилев 1992а, с. 161; 1994, с. 122-123]. Однако, по сведениям Рашид ад-Дина, именно на 1259-1260 гг. приходится наиболее активное продвижение монгольских войск в Сирии, включая захват Алеппо, Дамаска, Маяфарикина, причем во всех этих городах Хулагу поставил своих наместников, которых постоянно контролировал и периодически смещал (Рашид ад-Дин 1946, с 49-50, 54-55]. Кроме того, по грузинской хронике "Картлис Цховреба", Давид Нарини после поражения бежал в горные области Имеретии, население которых с готовностью признало его царем [см. напр.: Хронограф 2005, с. 82-85; Папаскири]. Как видим, бежал он отнюдь не во владения Берке… Отметим, что все средневековые авторы говорят лишь о деяниях самих грузинских правителей, но никак не об участии в этих событиях Берке или его подчиненных. Кроме того, ни Берке, ни его преемники в дальнейшем уже не претендовали на власть над Грузией и Арменией – в отличие от Азербайджана.



49

Об ордынско-венгерских отношениях в эпоху Берке см. подробнее: Пашуто 1950, с. 285, Малышев 20046. Н. М. Карамзин утверждает, что в 1260 г. венгерский король Бела IV даже сумел нанести монголам поражение [Карамзин 1992, с. 200].



50

Иоанн де Плано Карпини сообщает, что встретил в Киеве Михаила из Генуи, Варфоломея и Мануила из Венеции, Николая из Пизы [Плано Карпини 1997, с. 84; Гёкеньян 2001, с. 97]. При Берке позиции итальянских торговцев в джучидских владениях существенно возросли. В Причерноморье, где Венеция, Генуя, Пиза имели торговые интересы задолго до прихода монголов, венецианцы еще в 1204 г. построили свою колонию – Тану, которую в 1261 г. у них выкупили генуэзцы. Усилению последних в Причерноморье способствовал их союзник – византийский император Михаил VIII Палеолог. Впрочем, в 1265 г. он, опасаясь монополизации генуэзской торговли на Черном море, позволил венецианцам также торговать в этом регионе, однако разрешение основать первую свою факторию (в той же Тане) они получили лишь в 1332 г. [Скржинская 1971, с. 30-32; Хеллер 2001, с. 114-117]. Эвлия Челеби. турецкий путешественник XVII в., пишет, что "день ото дня Берекет-хан и мусульманское войско облагали данью генуэзцев в Крыму" [Эвлия Челеби 1999, с. 121].



51

Такую версию приводят, в частности, Хамдаллах Казвини, автор "Родословия тюрков" и Гаффари [СМИЗО 2006, с. 183, 392, 402]. Ал-Муфаддал упоминает, что Берке "страдал ломотой (в ногах) [СМИЗО 2005, с. 151].



434

В историографии существуют две противоположные точки зрения относительно истории Синей Орды конца 1320-х – начала 1360-х гг. По одной из них власть потомков Орду в этом улусе не прерывалась, и именно они в лице хана Уруса сумели, в конце концов, восстановить единство Улуса Джучи [Ускенбай 2003, с. 20-22; Григорьев 20046, с. 205, Султанов с. 270; Маслюженко 2007, с. 83]. Уязвимость этой позиции заключается в том, что ее сторонники опираются в основном на сочинение Муин ад-Дина Натанзи, ранее известное как "Аноним Искандера", которое сегодня признано своеобразным "историческим романом", а не научным трудом. Поэтому мы придерживаемся второй версии о пресечении рода Орду и приходе к власти Туга-Тимуридов, которая подтверждается рядом нарративных источников, нумизматическими материалами и соответствующей аргументацией исследователей [см., напр.: Муизз 2006, с. 44-45; Гаев с. 14-15, Костюков 2007, с. 196-201; Тулибаева 2008. с 225-226].



435

Ряд историков считает его также потомком Орду, старшего сына Бату [см.: Ускенбай 2003, с. 20-22; Григорьев 20046. с. 205; Султанов 2006, с. 270].



436

СМИЗО 2006, с. 258.



437

Дата рождения Токтамыша в источниках не упоминается. Однако есть некоторые косвенные данные, подтверждающие наше предположение. Так, Утемиш-хаджи упоминает, что ок. 1377 г. Джелал ад-Дину, старшему сыну Токтамыша, было 12 лет [Утемиш-хаджи 1992, с. 116; ср.: Григорьев 2004а, с. 116], значит, он родился ок. 1365 г., и, следовательно, в 1364 г. Токтамыш уже был женат на его матери. Браки тюрков и монголов заключались в 14-16 лет, и от этих данных можно отталкиваться при определении приблизительной даты рождения нашего героя.



438

Большинство исследователей склоняются к версии происхождения Токтамыша из рода Туга-Тимура, которая приведена в ряде источников [Муизз 2006, с 45; Таварих-и гузида 1969, с.; Утемиш-хаджи 1992, с.] Однако другие источники выводят его происхождение от Орду, старшего сына Джучи, считая его отца братом Урус-хана [Муин ад-Дин Натанзи, см. СМИЗО 2006, с. 258; см. также: Савельев 1865, с. 153; Греков, Якубовский 1998. с. 232-233; Гумилев 19926. с. 420], и даже называют его сыном Бердибека, т. е. потомком Бату [Ибн Халдун, ал-Калкашанди. см. СМИЗО 2005, с. 276, 289].



439

Имя матери Токтамыша приводят, в частности Муин ад-Дин Натанзи и Гаффари [СМИЗО 2006, с. 261, 404].



440

См.: СМИЗО 2006, с 258. Вряд ли следует видеть в этом решении Туй-Ходжи его лояльность к сарайским ханам, как полагает, например, Л. Н. Гумилев [Гумилев 19926, с. 420] Несомненно, Туй-Ходжа просто решил продемонстрировать свою независимость по отношению к хану, тем более что был старше его в семейной иерархии – приходился ему троюродным дядей [см.: Муизз 2006, с.].



441

Согласно Муин ад-Дину Натанзи, "Токтамыш-оглан один-два раза убегал из орды и снова отправлялся туда. Та как он еще не достиг совершеннолетия, то его прощали" [СМИЗО 2006, с. 258]. Вероятно, одно его бегство было вызвано опасением разделить судьбу отца, второе – с его первым мятежом в Синей Орде.



442

Утемишу-хаджи сообщает, что некоторое количество подданных Уруса начало склоняться к Токтамышу [Утемиш-хаджи 1992, с. 114]. По мнению В. П. Юдина, Токтамыш делал ставку на молодежь, недовольную политикой хана [Юдин 1992а, с. 77].



443

Известна монета Токтамыша, чеканенная в Сыгнаке в 774 г. х (1372/ 1373) [см.: Федоров-Давыдов 1960, с. 159, Миргалеев 20036, с. 51], хотя исследователи выражают сомнения в правильности ее атрибуции [см. Варваровский 2008, с. 108; Гончаров 2008. с. 60]. И. М. Миргалеев упоминает о чеканке Токтамышем монет в Сарае еще в 772-773 г х. (1371-1372) и 777-779 гг. х. (1375-1378 гг.) [Миргалеев 20036, с. 43.], однако это утверждение опровергнуто Е. Ю. Гончаровым на том основании, что привлеченные нумизматические данные были, не вполне проверены [Гончаров 2008, с. 59; см. также: Григорьев 2004а, с. 109].



444

По некоторым сведениям, Токтамыш, бежав из Синей Орды, нашел прибежище у Шибанидов, но вскоре ушел от них, недовольный отношением к нему [Утемиш-хаджи 1992, с. 117, Миргалеев 20036, с. 52].



445

Йазди 2008, с. 84.



446

Йазди 2008, с. 85.



447

Шами [СМИЗО 2006, с. 210].



448

Утемиш-хаджи 1992, с. 115-116.



449

Йазди 2008, с. 85; Муин ад-Дин Натанзи [СМИЗО 2006. с. 265-266].



450

Йазди 2008. с 85.



451

Согласно официальной версии источников. Урус-хан умер от естественных причин [см., напр.: Йазди 2008, с. 86], однако Утемиш-хаджи приводит степное предание, согласно которому Урус-хан погиб в случайной стычке с Токтамышем: последний пытался отогнать часть стад Синей Орды, был настигнут ханом, и в завязавшемся бою Джалал ад-Дин, 12-летний сын Токтамыша, застрелил Урус-хана из лука [Утемиш-хаджи 1992, с. 116-117].



452

Ю. Шамильоглу называет этого хана Тимурбек-ханом 6. Мухаммад-ханом, т. е. не считает сыном Уруса [Scharniloglu 1986, р. 181]. Исследователь, возможно, не принял во внимание, что мусульманское имя Уруса было Мухаммад.



453

Шами; Муин Анд-Дин Натанзи [СМИЗО 2006, с. 213, 259], Йазди с. 87.



454

Шами [СМИЗО 2006, с. 214]; Йазди 2008, с. 87-88 Муин ад-Дин Натанзи датирует эти события 785 г х. (1383/1384 г.) [СМИЗО 2006, с. 259-260], что противоречит данным других источников.



455

Утемиш-хаджи 1992. с. 117-118.



456

Ибн Халдун [СМИЗО 2005, с. 277]; см. также: Федоров-Давыдов 1973, с. 153.



457

См.: Сидоренко 2000, с. 287.



458

Согласно сведениям тимуридских авторов, в 1391 г. сын Мамая ("Мамака") попал в плен к Тимуру, когда двигался со своими войсками на соединение с основными силами Токтамыша, см.: Шами [СМИЗО 2006, с. 226]; Йазди 2008, с. 145. См. также: Шенников 1981.



459

Токтамыш был настолько единодушно признан аристократией и населением Золотой Орды, что арабские авторы начала XV в (Ибн Халдун, ал-Калкашанди) даже считали его законным сыном и наследником Бердибека – последнего хана Золотой Орды из легитимной династии потомков Бату [СМИЗО 2005. с. 276, 289; Григорьев, Фролова 1999, с. 85: Кайдарова, Ускенбай 2004, с. 75]. См. подробнее: Schamiloglu 1986, р. 182.



460

В эпосе "Идегей" Токтамышу приписывается риторический вопрос – "Разве я сам – не Чингиз?" [Идегей 1990, с. 12], по видимому, отражающий его реальные притязания на сравнение с великим предком.



461

Кеппен 1837, с. 85-87; Мурзакевич 1837, с. 51-52; Шостак 1850, с. 88; Волков 1858, с. 180; Desimom 1887; Григорьев 2007, с. 151-152.



462

До нашего времени сохранился ярлык Токтамыша Бек-Хаджи, даруге Кырк-Ера и предводителю племени шуракуль, от 1381 г., в котором он подтверждает привилегии этого племени, пожалованные ему еще ханом Пуладом [Григорьев, Ярцов 1844, с. 339, Мурзакевич 1840, с. 145-146, Григорьев 2004а, с. 115]. Р. Ф. Набиев датирует выдачу этого ярлыка 24 зу-ль-када 781 г. х. (2 марта 1380 г.), отвергая сам факт Куликовской битвы (sic!) [Набиев 2008, с. 105-106].



463

ПСРЛ 1949, с. 206. См. также: Горский 1998, с. 16.



464

ПСРЛ 2000б, с. 69.



465

ПСРЛ 1949, с. 206; ПСРЛ 2000б, с. 70. По мнению А. А. Горского, в задачу Ак-ходжи входило не вызвать в Орду князей, а получить "выход" [Горский 1998, с. 17], однако сообщение летописцев опровергает это мнение: "Ак-Хозя" прибыл на Русь "зовуши их въ Орду".



466

ПСРЛ 1949, с. 206; Полубояринова 1978. с. 45.



467

Горский 1998, с. 17, Штыков 2006, с. 475.



468

Это наиболее традиционная версия, объясняющая отъезд великого князя из столицы перед нашествием врага [см., напр.: Греков 1975, с. 159]. Имеет место и другая версия, отраженная в летописных источниках: малодушие великого князя, недостаток сил для сопротивления [Рудаков 20006, с. 18, 28]. Наконец, согласно еще одной версии, получившей распространение в последнее время, Дмитрий Донской покинул Москву перед подходом Токтамыша, поскольку, якобы, не хотел противостоять своему законному сюзерену и тем самым выражал намерение примириться с ним [см.: Горский 1998, с 18]. Это объяснение не представляется удовлетворительным, поскольку тогда становятся необъяснимыми бегство великого князя (ведь другие князья явились к хану и подчинились ему), сопротивление его стольного города и боевые действия его брата Владимира Андреевича Серпуховского против войск Токтамыша – равно как и его более раннее противостояние хану Тюляку на Куликовом поле.



469

ПСРЛ 1949, с. 206-210; ПСРЛ 2000б, с. 71-81.



470

ПСРЛ 1848. с. 90; ПСРЛ 1949, с. 210, ПСРЛ 2000б, с. 81. См. также; Горский 1998, с. 18-19. Такое необъяснимое расположение Токтамыша к вчерашнему мятежнику Дмитрию Донскому порождает самые фантастические версии трактовки событий 1382 г. Например, было высказано даже предположение, что москвичи восстали против великого князя Дмитрия, заставив его бежать в Кострому, а хан Токтамыш "всего лишь" подавил этот мятеж и вернул город под власть его законного князя [см., напр.: Быков. Кузьмина 2000].



471

См. подробнее: Фетищев 2003, с. 69-74.



472

См. Горский 20046, с. 172.



473

Родоначальником династии Суфи был золотоордынский эмир Нангудай, который был женат на дочери Узбека и погиб во время репрессий, устроенных Кильдибеком против саранской аристократии, см.: Муин ад-Дин Натанзи [СМИЗО 2006, с. 255]; Шами [МИТТ 1939, с. 51б]. По сведениям Йазди, на дочери Узбека по имени Шакирбек был женат не сам Нангудай ("Тонгдай"), а его сын Ак-Суфи, младший брат хорезмских правителей [Йазди 2008, с. 77].



474

Йазди 2008, с. 102-103; Бартольд 2002 Хорезм, с 548.



475

См.: Гончаров 2008, с. 60. Ср.: Миргалеев 20036. с 67.



476

См. подробнее. Федоров-Давыдов 1964, с 178; Мухамадиев 1983, с. 99-105.



477

Рогожский летописец "Того же лета царь Токтамышь убилъ самъ свою царицу, нарицаемую Товлунъбека" [Рогожский летописец 2000, с. 124]. А. П. Григорьев отождествляет эту "Товлунъбеку" со старшей женой Токтамыша Тогай (или Тогайбек), дочерью крымского эмира Бек-Хаджи и матерью его шести сыновей [Григорьев 2004а, с. 109; см также Герцев, Могаричев 1993, с. 61]. Однако, на наш взгляд, "Товлунъбека" больше напоминает именно "Тулун-бек"



478

Ряд авторов считает, что упомянутые монеты 789 г х чеканены от имени неизвестного еще хана Бердибека II, которого П. Савельев отождествляет с Джалал ад-Дином, старшим сыном Токтамыша [Савельев 1865, с. 129-132; 246-248]. Другие вообще сомневаются в правильности прочтения имени или года чекана. На наш взгляд, на монете могло быть проставлено имя Бердибека – единственного известного хана с таким именем – как отражение намерения заговорщиков вернуть трон законной династии потомков Бату. Именно так в своё время хан Тюляк в своем ярлыке митрополиту Михаилу ссылался на волю Бердибека, хотя между ним и последним сменилось немало ханов: однако, с точки зрения потомка Бату, последним законным ханом в Сарае был именно Бердибек. Вероятно, приверженцы Тулунбек исходили из тех же соображений, чеканя монеты с именем этого хана. По мнению некоторых исследователей, заговорщики пытались заменить Токтамыша царевичем Тимур-Кутлугом. Однако, во-первых, он был Туга-Тимуридом, а не потомком Бату; во-вторых, согласно сообщению Йазди, он находился при дворе Токтамыша до 1388 г. и, следовательно, не участвовал в заговоре [Йазди 2008, с. 126].



479

См.: Федоров-Давыдов 1973, с. 154.



480

См.: Лебедев 1985; Камалов 2007, с. 88-89.



481

См.: Йазди 2008, с. 116, Камалов 2007, с. 89.



482

По некоторым сведениям, Токтамыша поддержал еще и кашгарский эмир Камар ад-Дин, вторгшийся в это время во владения Тимура с востока [Миргалеев 2003а, с. 11].



483

Йазди 2008, с. 123-126.



484

Йазди 2008, с. 126-127; Бартольд 2002 Хорезм, с. 548.



485

Первые посланцы Токтамыша в Египет прибыли еще в 786 г. х. (1384/1385 г.). Весьма примечательно, что годом позже прибыло еще одно посольство Токтамыша к султану Баркуку, привезшее подарки также и от Амира Тимура – следовательно, на тот момент они еще находились в союзе, см.: ал-Аскалани [СМИЗО 2005, с. 325].



486

Йазди сообщает, что Токтамыш собрал "войско улуса Джучи-хана из русов, черкесов, булгар, кипчаков из Крыма и Каффы, аланов из Азака" [Йазди 2008, с. 130]. Высказывались предположения, что в походе на Мавераннахр участвовали даже войска Нижегородского княжества, однако это не совсем так: Токтамыш действительно вызвал Бориса Городецкого с его дружиной, однако в последний момент отдал князю приказ дожидаться его возвращения в Сарае [см.: Фетищев 2003, с. 69].



487

См.: Егоров 1985, с. 220. По мнению исследователей. Токтамышу просто-напросто пришлось разделить войско на несколько частей и рассредоточить их по широкой площади, в зимнее время пастбища были слишком скудны, чтобы прокормить всю его многочисленную армию, поэтому пришлось часть войск отправлять в другие районы для сохранения конского поголовья.



488

См.: Йазди 2008, с. 133-139; Шараф-хан 1976, с. 92; Гумилев 19926, с. 439-440.



489

См.: Босворт 1971, с. 99-100; Лэн-Пуль 1996, с. 366; Рыжов 2004, с. 111.



490

Согласно известной "Надписи Тимура 1391 г.", численность его войск достигала 200 или даже 300 тыс. чел. [Миргалеев 2003а, с. 19, ср. Григорьев, Телицин, Фролова 2004, с. 18].



491

Йазди 2008, с 140-141; Миргалеев 2003а, с. 17-18.



492

Йазди 2008, с 141-142; Миргалеев 2003а, с. 18-19.



493

Подробности битвы см.: Йазди 2008, с. 147-150; Сафаргалиев 1996, с. 412-414; Миргалеев 2003а, с. 22-26.



494

Йазди 2008, с. 149-150. Кунче-оглан впоследствии принимал участие в битве на Тереке в составе войск Токтамыша [Йазди 2008, с. 197]. По сообщению Мирхонда, Кунче-оглан бежал от Тимура к Токтамышу лишь накануне битвы на Тереке в 1395 г. [см.: Миргалеев 2003а, с. 32].



495

Ибн Халдун [СМИЗО 2005, с. 278-279]. Известны монеты "Султана (правосудного) Бек-Пулад-хана" 794 г. х. (1391/1392 г.) [Савельев 1865, с. 133-136]. По мнению М. Г. Сафаргалиева, в том же 1391 г. Сараем овладел Тимур-Кутлуг, вскоре выбитый оттуда Токтамышем [Сафаргалиев 1996, с. 416-417].



496

См.: Федоров-Давыдов 1973, с. 157; Миргалеев 2003а, с 28.



497

Известно, что Таш-Тимур в дальнейшем участвовал в войне Токтамыша с Тимуром в качестве ханского военачальника и вместе с тем чеканил в Крыму монету с собственным именем [Савельев 1865. с. 298-301; Смирнов 2005, с. 142-143]. По мнению И. М. Миргалеева, Таш-Тимур, до конца остававшийся верным Токтамышу, после разгрома Бек-Пулада унаследовал его пост в ханской армии [Миргалеев 2003а, с. 281.



498

См.: Трепавлов 2001, с. 75-76.



499

См. подробнее. Почекаев 2006б.



500

См.: ал-Аскалани, ал-Айни [СМИЗО 2005, с. 325, 373].



501

См.: Сафаргалиев 1996, с. 418-419, Миргалеев, Нуранеев 2003.



502

Йазди 2008, с. 193; Сафаргалиев 1996, с. 419, Камалов 2007, с. 90.



503

О битве см. Йазди 2008, с. 196-198; Грумм-Гржимайло 1994, с. 126: Миргалеев 2003а, с. 29-34.



504

Ибн Арабшах [СМИЗО 2005, с. 341]; Руссев 2005, с. 98-99.



505

Йазди 2008, с. 199-204; см. также: Мурзакевич 1837, с. 56-57; Воскресенский 1999, с. 25-28; Филюшкин 2003. с. 364-366. Е. Ю. Гончаров, опираясь на данные нумизматики, полагает, что нашествие Тимура причинило не столь уж сильный ущерб Золотой Орде, и причины ее политического и экономического кризиса следует искать в действиях внутренних противников Токтамыша, периодически отторгавших от его владений различные уделы [Гончаров 2004, с. 194].



506

Согласно Йазди, Тимур, возведя Койричака на трон в Сарае, "дал ему царские доспехи, золотошвейную шубу и золотой ремень" [Йазди 2008. с. 198], что свидетельствует о вассалитете одаренного им золотоордынского владетеля [см. напр. Юзефович 2007, с. 91].



507

В летописях поход Ентяка датируется то 6903 (1395), то 6907 (1399) г В. А Кучкин убедительно доказывает, что захват царевичем Нижнего Новгорода и ответные действия московских войск имели место в 1395-1396 гг., а не 1399-1400 [Кучкин 2001, с 220-224].



508

Йазди еще под 1404 г упоминает Таш-Тимура среди потомков Чингис-хана. находившихся при дворе Тимура [Йазди 2008, с. 335, 342].



509

Ибн ал-Фурат, ал-Аскалани [СМИЗО 2005, с. 267, 3271. По мнению В. Д. Смирнова, в трудах арабских авторов присутствует путаница, и следует отдать предпочтение сообщению ал-Айни о том, что не Токтамыш осаждал Кафу в 1397 г., а его противник Идигу годом позже – в качестве отмщения за поддержку генуэзцами Токтамыша [Смирнов 2005, с. 143-144]; см. также: ал-Айни [СМИЗО 2005, с. 374] Однако, на наш взгляд, речь идет о двух разных осадах, поскольку сообщение о войне Токтамыша с итальянскими колониями присутствует также и в Никоновской летописи: "Того же лета царь Тахтамышъ Болида Орды воевалъ Поморскiа грады" [ПСРЛ 2000б, с. 167].



510

ПСРЛ 2000б. с. 167. Карамзин 1993, с. 92.



511

См.: Черкас 2007, с. 145.



512

ПСРЛ 2000б, с. 172. См. также: Греков 1975, с. 225-228; Асиновский 1997; Почекаев 2006б, с. 217-218.



513

ПСРЛ 2000б, с. 173, Греков 1975, с 230-231.



514

ПСРЛ 2000б, с. 173-174; Карамзин 1993, с. 95-96; Сафаргалиев 1996, с. 433-435.



515

См.: Миргалеев 2003, с. 147-148: Маслюженко 2007, с. 86-87. Правда, уже с 1410-х гг. во главе этого владения стояли не Туга-Тимуриды, а Шибаниды.



516

Согласно Ибн Арабшаху, "дошло до того, что они сразились между собой 15 раз; (причем) раз тот одержит верх над этим, а другой раз – этот над тем" [СМИЗО 2005, с. 340].



517

Йазди 2008, с. 342; Клавихо 1990, с. 143.



518

Ибн Арабшах сообщает. "Пятнадцатое сражение было не в пользу Идику: он был разбит и рассеян, обращен в бегство и прогнан. И погрузились он да около 500 из его приближенных в море песчаное, которого никто не знает. Токтамыш стал единодержавцем в царстве, и очистился для него Дешт-Берке, но при всем том он жаждал известий об Идику и делах его да очень желал собрать сведения о том, как он погиб в песках своих.

Так прошло около полугода; исчезли след его из глаз и молва о нем с языков…". [СМИЗО 2005, с. 341].



519

Русские летописи сообщают о том, что Токтамыш погиб в Сибири от рук Шадибека [ПСРЛ 1843, с. 109; ПСРЛ 1977. с 94: см. также: Миргалеев 20036, с. 148]. Согласно сообщению Ибн Халдуна, Токтамыша убил Тимур в 1395 г. [СМИЗО 2005, с. 279, ср. с ал-Кадкашанди СМИЗО 2005, с. 289], ал-Аскалани утверждает, что хан был убит Тимур-Кутлугом в 798 г х (1395/1396 г.), однако под следующим годом уже упоминает о сражении Токтамыша с генуэзцами [СМИЗО 2005, с. 326-327; см. также: Смирнов 2005, с 143]. Ибн Арабшах сообщает, что Идигу выследил и убил хана [СМИЗО 2005, с. 341-342; см. также: Фахретдин 1996, с. 1091. Версия о гибели Токтамыша от рук Нур ад-Дина, сына Идигу, носит более легендарный характер: она содержится в эпосе "Идегей" [Идегей 1990, с. 168- 180]. Версия Муин ад-Дина Натанзи и в данном случае стоит особняком, по его сведениям, Токтамыш "умер естественной смертью в 800 г. х. (24 сентября 1397 – 12 сентября 1398 г.) в пределах Тулина" [Муизз 2006, с. 262; ср.: Греков Якубовский 1998, с 281; Миргалеев с. 148].

">





Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх