Предисловие Кто они – "цари ордынские"?

Я просил бы не считать за самомнение, что человек такого низкого и незаметного состояния позволяет себе рассуждать о правлении князей и устанавливать для них правила, ибо, как люди, рисующие какой-нибудь вид, спускаются в долину, чтобы видеть очертания гор и возвышенностей, и высоко поднимаются на горы, чтобы видеть долины, так и для того, чтобы хорошо познать сущность народа, надо быть князем, а чтобы правильно постичь природу князя, нужно быть из народа.

Николо Макиавелли

В первой половине XIII в. государства Восточной Европы, в том числе и Русь, пережили ряд потрясений. Одним из них стало падение в 1204 г. Византийской империи, правитель которой (император или базилевс) в русской государственной традиции именовался «царем» и считался вышестоящим монархом по отношению к русским князьям-Рюриковичам.

Упразднение Византийской империи и, соответственно, исчезновение «царя» («природного кесаря») создало для русских князей определенную лакуну в международной иерархии. Ни захватившие Константинополь крестоносцы, создавшие здесь эфемерную Латинскую империю, ни греческие правители Никейской империи не рассматривались русскими как полноправные преемники Византии. Подчинение Руси Золотой Орде позволило заполнить эту лакуну: новым «царем», «кесарем» для русских князей стал золотоордынский монарх.

Это признание в известной мере позволило русским князьям смириться с потерей независимости в результате монгольских походов 1237-1242 гг. В соответствии с новой идеологией русские земли подчинялись, платили дань и принимали инвеституру не из рук диких кочевников-«сыроядцев», а от законных «царей» – вышестоящих в международной иерархии монархов. Преемство «царской» власти Золотой Ордой от Византии в глазах русских идеологов весьма красноречиво отразилось в средневековых летописях. Так, например, в знаменитом летописном Лицевом своде, созданном по повелению Ивана Грозного в третьей четверти XVI-в., имеются миниатюры, на которых византийский император и правитель Золотой Орды Батый показаны в совершенно одинаковых «царских венцах», т. е. императорских коронах. В такой же короне далее изображен и сам Иван Грозный, претендовавший на правопреемство от Золотой Орды. {1}

При этом, хотя титул «царь» в русской политической традиции связывался с титулом хана, даже первые ордынские правители, не обладавшие еще ханским титулом (Бату, Берке) в летописях XV-XVI вв. также титулуются царями: их «царский статус» подтверждал сам факт их сюзеренитета над Русью. {2} Подчинение «царям», таким образом, не было зазорно для Руси: западноевропейские государи также признавали высокое положение ханов Золотой Орды, именуя их императорами.

Поэтому под общим названием «цари ордынские» в этой книге фигурируют и первые правители Золотой Орды, и монархи, реально обладавшие ханским («царским») титулом, и даже временщики, которые также нередко воспринимались за рубежом или вошли в историографическую традицию как полноправные монархи. Так, например, знаменитый Мамай в русской историографии часто именуется «царем», а восточные историки нередко говорят и о «царствовании» не менее известного Едигея.

Выбор темы книги представляется актуальным. Дело в том, что изучение истории Золотой Орды насчитывает уже несколько веков, и за это время были исследованы многие аспекты существования этого государства: государственный строй, политическая система, экономические отношения, материальная культура, даже философия, искусство и литература, однако за пределами внимания исследователей нередко оставались личности – ордынские ханы и влиятельные государственные деятели. Конечно, историки в рамках своих исследований отмечают, что при таком-то хане состоялась денежная реформа, а такой-то временщик пытался восстановить сильную централизованную власть в Золотой Орде. Но правители Золотой Орды в таких исследованиях предстают перед читателем своего рода «хронологическими маркерами» глобальных политических процессов, происходивших в государстве. И даже в какой-то степени заложниками этих самых процессов – мол, каким бы энергичным и талантливым не был конкретный правитель, он все равно не смог бы противостоять «объективным тенденциям» государственного развития.

Нам же представляется целесообразным рассмотреть именно биографии отдельных правителей, что позволяет заострить внимание на некоторых вопросах, связанных с ролью личности в истории. Например, почему именно Узбек сумел провести масштабную реформу, введя ислам и практически полностью изменив систему управления, существовавшую в Золотой Орде до него более века? Почему темник Мамай в течение двадцати лет сохранял власть над западными уделами Золотой Орды, когда в Поволжье и восточном крыле (Синей Орде) иногда менялось по несколько ханов в год? Почему хану Токтамышу удалось взять верх над этим властным и решительным правителем и объединить Золотую Орду? Почему хану Ахмаду так и не удалось вернуть распадающейся Орде ее былое величие? Ответы на эти и подобные вопросы не могут быть получены в глобальном контексте истории – они связаны с личностями конкретных правителей и государственных деятелей. И думается, что не только общие законы государственного развития влияли на судьбу Золотой Орды, но также поступки и намерения отдельных государей.

Жизнь любого выдающегося исторического деятеля – это уже микроистория. Если же речь идет о властителе такого государства, как Золотая Орда, то его биография – это уже важный отрезок в истории как минимум континента под названием Евразия. Анализ жизни и деятельности ордынских государей и правителей позволяет пролить свет на разные «темные места» истории не только Золотой Орды, но и современных ей государств. Не говоря уж о том, что в процессе анализа источников при создании биографии того или иного хана нередко начинаешь немного по-другому понимать то или иное сообщение источника и в результате совершенно иначе трактовать события, имеющие, казалось бы, устоявшуюся, однозначную трактовку в историографии.

Безусловно, эта книга – далеко не первая работа, посвященная личностям золотоордынских правителей. В частности, еще на рубеже XIX-XX вв. татарский богослов и историк Р. Фахретдин написал серию небольших биографических статей о 12 правителях (включив в число золотоордынских монархов также Чингисхана и Джучи). В 1922 г. вышла крупная работа Н. И. Веселовского о Ногае. В. В. Трепавлов в своей фундаментальной «Истории Ногайской Орды» целую главу посвятил ее основателю Едигею и его эпохе. И. В. Зайцев в 2003 г. опубликовал биографический очерк о последнем ордынском хане Шейх-Ахмаде. В том же 2003 г. вышли научная монография И. М. Миргалеева о жизни и деятельности хана Токтамыша и научно-популярная книга Р. М. Амирхана «Золотая Орда и ее правители». Наконец, в 2007 г. в Казахстане появилась книга К. Бегалина «Ханы Золотой Орды» – также научно-популярного характера. Периодически появляются публицистические работы, посвященные известным ордынским ханам и правителям – Узбеку, Мамаю, Улуг-Мухаммаду. Все эти и другие работы, так или иначе, привлекались при написании данной книги. Кроме того, автор постарался учесть широкий круг источников – исторические хроники и летописи, официальные документы, данные нумизматики и археологии, а также исследования по истории Золотой Орды – от самых ранних (первая половина XIX в.) до новейших.

Начало истории Золотой Орды неразрывно связано с личностью Бату – ее первого фактического правителя. Однако его жизни мы уже посвятили самостоятельное подробное биографическое исследование. {3} Поэтому данную серию очерков мы решили начать с его ближайших преемников и довести ее до последних дней существования Золотой Орды. Однако кто же именно должен был стать героем того или иного жизнеописания?

За всю историю Золотой Орды на ее троне сменилось не менее 55 правителей и ханов, а периодически к власти приходили и могущественные временщики, обладавшие куда большим влиянием на государственные дела, нежели монархи, – таковых можно насчитать не менее десятка. Далеко не все из них оставили значительный след в истории, да и сведения о многих ханах не сохранились в количестве, достаточном для создания биографии. Поэтому мы приняли решение представить вниманию читателя серию очерков о тех ханах и правителях, чье правление знаменует или отражает ту или иную эпоху в истории Золотой Орды.

Так, с именами Берке, Менгу-Тимура, Ногая и Токты традиционно связывается становление Золотой Орды, ее превращение в независимое государство, утверждение на международной арене. Правление Узбека и Джанибека – эпоха расцвета Золотой Орды, апогея ее могущества. Темник Мамай, а также ханы Пулад и Араб-шах – деятели смутного времени, известного по русским летописям как «великая замятия». Деятельность хана Токтамыша и временщика Едигея представляют собой последнюю попытку восстановления могущества Золотой Орды. Последующие же ханы – Улуг-Мухаммад, Ахмад и Шейх-Ахмад – это уже фактически правители осколков некогда обширной империи, фактически основатели (или основоположники династий) государств – ее преемников.

Каждая биография представляет собой научно-популярный очерк, достаточный для того, чтобы составить себе представление о его герое. Для тех же, кого интересуют более детальные сведения историко-источниковедческого характера, каждый очерк дополнен комментариями, в которых содержатся ссылки на источники, обоснование позиции автора, представленной в биографическом очерке, научная полемика и другие элементы исторического исследования.

Считаем нужным отметить, что название «Золотая Орда» является анахронизмом, поскольку так только в сочинениях XVI в. стали называть Улус Джучи; официальными (или современными ему) названиями этого государства были Улус Джучи, Улуг Улус (Великий Улус), Монгольское государство, Кипчакское ханство. Тем не менее, мы считаем возможным использовать название «Золотая Орда» в нашей книге как наиболее широко употребительное в историографии и более известное и привычное. Чтобы не путаться в терминологии и не сбивать с толку читателя, мы используем это название и когда говорим о государстве конца XIV – начала XVI вв., которое исследователи предпочитают именовать «Большой Ордой». {4}

Аналогичным образом мы подошли и к именам ханов и правителей: в заглавия очерков вынесены более распространенные в отечественной историографии формы имен – Едигей, Улуг-Мухаммед, Ахмат и т. д. В самом тексте очерков используются более корректные формы, принятые в востоковедческой литературе соответственно Идигу, Улуг-Мухаммад, Ахмад и т. д. В цитатах сохраняется правописание, принятое в источниках.

Санкт-Петербург – Улан-Батор – Санкт-Петербург 2007-2009


Примечания:



Комментарии

1

См.: Горский 1996. с. 205-206: Мартынюк 2004, с. 65-68.



2

См.: Филюшкин 2006, с. 74. Подчеркнем, что речь идет именно о позднесредневековой исторической традиции. В летописях XIII-XV вв. Бату (Батый) назван по имени, и лишь его внук Менгу-Тимур, и в самом деле, ставший первым ханом Золотой Орды, впервые именуется царем [см.: Почекаев 2006а. с. 21; см. также: Горский 1996а, с. 208].



3

Почекаев Р. Ю. Батый. Хан, который не был ханом. М., 2006 (переиздано в 2007 г.).



4

Ю. Шамильоглу, отмечая, что название "Большая Орда" используется только в русских позднесредневековых источниках, использует понятие "Поздняя Золотая Орда" [Schamiloglu 1986, р. 31, 172, 184-185]





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх