ПРОКЛЯТЫЕ КОРОЛИ

Филипп IV оставил сыновьям страну, половину которой занимал королевский домен. Королевские судьи вершили правосудие, королевские прокуроры-бальи надзирали за всем. Сеньоры, прелаты, старшины городов заседали в Генеральных штатах, и кто охотно, кто не очень - но все они были озадачены проблемами одной большой общности, имя которой - королевство Франция. Что еще оставалось делать наследникам, как не преумножать могущество великой державы?!

Не вина отца, что его дети не оказались железными. И их - стоит ли за это винить? «Природа, устав в гении, отдыхает в его детях». Может быть, это не слабое оправдание, а действительно закон природы (но тогда из него очень уж много исключений).

Трудно было ответить, каким был на самом деле Филипп Красивый. А при рассказе о его преемниках возникает дополнительная существенная трудность. Мыслимое ли дело состязаться с талантливым историческим романом или фильмом? Тем более, если это еще и романы Мориса Дрюона, давно ставшие компонентой исторической памяти не только французского, но и нашего читателя. Еще даже до того, как в обмен на талоны, дающие право купить его книги, советские люди потащили на приемные пункты толстенные пачки макулатуры (чего только не было в этих пачках! Поговаривали, что даже экземпляр «Апостола» первопечатника Ивана Федорова). Там живые люди из плоти, крови и прочего, там мощные, сокрушающие все преграды - или становящиеся самоубийственными - страсти. Разве устоять против них этой поверхностной книжке, разве кто поверит, если из нее раздастся лепет: «На самом деле было не так». Еще, пожалуй, бросят в угол, а то, чего доброго, порвут. И в самом деле: кому, к примеру, интересно, каким был Василий Иванович Чапаев «на самом деле»? Он был тем, кто ломал табуретки, кто несся в атаку в черной бурке на лихом коне с шашкой наголо, кто вопросил с крыльца с неподражаемым горестным сарказмом: «Это как же понимать, товарищи бойцы?!» И никаким другим «на самом деле» он быть не мог.

Вот и вы, господа-товарищи, перечитайте Дрюона. А мне позвольте быть предельно кратким и не взыщите строго, если что все же не так - не так, как, несомненно, должно было быть. В любом случае, сойдемся на бесспорном: «проклятые короли» правили, когда назревало самое тяжкое для Франции испытание за всю ее историю - Столетняя война, а страна пришла к ней не в лучшем состоянии.


***

Людовик X Сварливый (1289-1316 гг., правил в 1314-1316 гг.) не был расположен глубоко вникать в дела государства. В жизни и без того хватает приятных вещей. И есть куда более приятные люди, чем премудрые советчики и исполнители воли его отца - во главе с Ангераном де Мариньи. Так что молодой король во многом шел на поводу у партии знатнейших сеньоров, возглавляемых его дядей Карлом Валуа. В угоду им Мариньи, их старинный недруг, был осужден и повешен. Не столько за мнимое казнокрадство, сколько за чародейство - это надо же было додуматься!

А дальше стали появляться ордонансы (королевские указы), которые иначе, как феодальной реакцией, не назовешь. Феодальные усобицы опять были признаны нормальным способом решения спорных проблем, были восстановлены многие права сеньоров по отношению к вассалам. Местные владыки могли, как прежде, чеканить свою монету, а от обременительных взносов в казну были избавлены. Но происходило и нечто отрадное: поскольку король постоянно нуждался в Деньгах, крестьянские общины получили возможность покупать себе «хартии вольностей», наделявшие их еще большими свободами.


Личная жизнь Людовика была отмечена болезненным и мрачным катаклизмом. Его жена Маргарита Бургундская и сестра ее Бланка де ла Марш еще при жизни короля Филиппа были уличены в любовной связи с молодыми нормандскими дворянами братьями д'Ольней. Супружеская измена, да еще в королевском семействе, каралась сурово. Братьев постигла ужасная казнь, а сестры были заточены в знаменитый замок Шато-Гайяр. Вскоре после воцарения Людовика его неверная жена умерла загадочной смертью - вероятнее всего, была задушена по его приказу.

Новая супруга Клеменция Венгерская находилась в положении, когда муж отправился в поход (безуспешный) против вечно неспокойной Фландрии. Ему не суждено было увидеть наследника - на войне он подхватил лихорадку и вскоре по возвращению умер.

Крошка Иоанн I (1316 г.) хоть и попал в список французских королей, прожил всего несколько дней.


***

От Маргариты Бургундской у Людовика была дочь, но после осуждения матери ее династические права стали более чем сомнительны (на Руси ее попросту объявили бы «выблядком». Во Франции взгляды были более либеральными, бастарды - незаконные дети королей - считались существами почти полноценными). И хотя имелась довольно влиятельная придворная партия, которой выгоднее было видеть на престоле маленькую королеву Жанну, ее усилия оказались бесплодными. Королем стал следующий сын Филиппа IV Красивого, его тезка Филипп V Длинный (1291-1322 гг., правил в 1316-1322 гг.).

Он поспешил поскорее короноваться и созвать Генеральные штаты, которые приняли закон: отныне и на века женщинам путь на французский престол заказан (и ведь действительно - ни одной правящей королевы, разве что регентши! Зато заправляющих делами фавориток - как нигде в мире).

Этот король был потолковей и поэнергичней брата. Своими ордонансами он старался восстановить крепкую центральную власть, при этом, в отличие от отцовских времен, по мере возможности не допускал произвола ее уполномоченных. Филипп V неоднократно созывал Генеральные штаты, в которых главную свою опору находил среди представителей городов.

На годы его царствования пришлись бедственные события. В 1315-1316 гг. страшный голод, поразивший весь северо-запад Европы, затронул и некоторые области Франции. А в 1320 г. резко ак тивизировали свою деятельность «пастушки» - участники народного движения, прозванные так потому, что его руководители величали себя «пастырями божьими». В тот недобрый год их пастырская деятельность выразилась в том, что были истреблены многие евреи-ростовщики и прокаженные.

В целом положительные результаты правления были, но ни одного проекта полностью провести в жизнь не удалось. Наверное, просто не хватило времени. Если для того, чтобы свести в могилу брата, достаточно оказалось одной лихорадки, то Филиппа Длинного она поразила заодно с дизентерией. И было это в самом начале шестого года правления небесталанного короля. Взойдя на трон, он простил свою супругу Жанну Бургундскую, обвиненную в пособничестве сестрам-прелюбодейкам (о чем очень старалась ее мать Маго д'Артуа), но она не родила ему сына.


***

Еще один брат на престоле - Карл IV Красивый (1294-1328 гг., правил в 1322-1328 гг.). Этот жену Бланку Бургундскую за измену не простил - став королем, развелся с ней и упек в монастырь. Там она скончалась уже в 1326 г. Но еще недолговечней была вторая жена короля Мария Люксембургская - умерла в 1324 г. Лишь третья супруга Жанна д'Эвре родила ребенка- но уже после смерти мужа. Карл, зная о своей неминуемой кончине, назначил регентом предполагаемого наследника своего двоюродного брата Филиппа Артуа. Вся страна с нетерпением ждала, кто же появится на свет - родилась девочка.

Регент Филипп сразу же был провозглашен королем. Так на смену непрерывной мужской линии Капетингов пришла их побочная ветвь - династия Валуа.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх