ПЯТЫЙ И ШЕСТОЙ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

Ни то, что четвертый крестовый поход закончился не там, где ожидалось, ни ересь на юге Франции не заставило папу Иннокентия III отказаться от идеи возвращения Святой Земли.

Но после того, как в 1187 г. к ногам султана Саладина пал Иерусалим, все меньше становилось переселенцев на Восток и все меньше охотников совершить туда паломничество с мечом в руках и крестом на плаще. Иногда, завидев сборщика податей на крестовый поход, благородные рыцари кидали монетку не ему, а первому попавшемуся нищему, да еще и приговаривали: «Возьми во имя Магомета, который сильнее Христа!» Приморские города, несмотря на все запреты, продавали мусульманам оружие и даже поставляли на восточные рынки рабов-христиан (в большинстве славян). Коммерция - дело тонкое.

Все же заморский поход удалось организовать. В 1213 г. папа Иннокентий повсюду разослал своих проповедников, поручив им вручать крест каждому, кто того пожелает - даже уголовным преступникам. Ежемесячно устраивались торжественные процессии и молебны о даровании победы. В пользу грядущего успеха говорил важный мистический аргумент: апокалиптическое число зверя - 666, а к этому времени прошло как раз столько лет от начала деятельности пророка Мухаммеда.

Папа на три года запретил все войны и даже рыцарские турниры. Лица духовного звания должны были вносить на нужды похода двадцатую часть своих доходов. Вызвались идти три государя: Иоанн Английский, Андрей Венгерский и германский император Фридрих II (он же король Сицилии). Но Иннокентий и англичанин не дожили до начала похода. Поэтому в 1217 г. отправились в путь только немцы и венгры во главе с королем Андреем (император принял личное участие только в шестом походе, девять лет спустя).

Первый акт, как всегда, затягивался. Передовые отряды, прибывшие морем в Акру, целый год занимались бесплодными стычками с турками и ссорами с местными христианами. За более серьезные дела принялись, только когда прибыло 300 кораблей из северной Германии и Нидерландов.

Начать решили с завоевания Египта - на этом особенно настаивали государи и вельможи сирийских христианских государств. Задача была трудной. Египетский султан Аладил создал сильное войско из купленных у кавказских горцев молодых рабов. Они прошли - ^фп§ 289 * усиленную военную подготовку и, будучи чужаками, стали самыми преданными его воинами. Так появились знаменитые мамелюки (со временем они сами захватили власть и несколько веков правили Египтом).

Крестоносцы осадили большой торговый город Дамиетту в дельте Нила. Султан был согласен на большие уступки: возвратить «древо Истинного Креста» и Иерусалимское королевство. Но папский легат Пелагий, родом из Испании, фактически взявший верховное командование армией в свои руки, ответил отказом. И вскоре крестоносцы взяли город. Добычи оказалось на 400 тысяч золотых.

В Европе, после бесконечной череды неудач, эту весть встретили с великой радостью. Папа назвал Пелагия «вторым Иисусом Навином» (библейский завоеватель «Земли Обетованной» - Палестины).

Мусульмане были в смятении. Султан Аладил приказал разломать стены Иерусалима, как если бы город был уже утрачен. Жители стали покидать город.

Но крестоносцы, нацелившись на завоевание всего Египта, опять затянули время. Противник пришел в себя, султан усилил армию и даже успел выстроить новую крепость неподалеку от лагеря крестоносцев. Но все же, не будучи до конца уверен в своих силах, опять обратился с предложением: Иерусалимское королевство в обмен на Дамиетту. И опять отказ Пелагия - тем более, что из Европы прибыло новое пополнение.

Войско двинулось вдоль Нила. И тут случилось то, что случается каждый год, благодаря чему и возник семь тысяч лет назад Египет и что спасло его на этот раз. Великая река разлилась, и крестоносцы оказались на болотистом острове среди бескрайних водных просторов. Мамелюки сразу же перерезали пути к отступлению, и это было еще счастьем для недавних победителей во главе с их новым Иисусом Навином, что султан отпустил их подобру-поздорову всего лишь на условии сдачи Дамиетты (1221 г.).


***

В 1227 г. в поход на Святую Землю собрался германский император Фридрих II - это был Шестой крестовый поход. Проходил он в обстановке, можно сказать, скандальной.

Новому папе Григорию IX казалось, что сборы идут ни шатко, ни валко. Чем дальше, тем больше росло его раздражение. Из его уст прозвучало обвинение, что и Дамиетту шесть лет назад сдали исключительно из-за нерадения, а может быть, даже из-за намерен ного саботажа императора. И когда тот, наконец, двинулся в путь, но из-за обострившейся болезни сделал остановку в южноитальянском Отранто - терпение папы лопнуло. Он наложил на императора отлучение.

Фридрих с достоинством оправдывался. Его недуг явно не был притворным, в войске тоже распространились болезни - остановка была необходима. Григорий ничего не хотел слушать.

Тогда Фридрих тоже вспылил - захватил папское владение Ан-конскую марку (в центральной Италии) и стал поддерживать врагов папы в Риме. Ответный удар: папа подтверждает свое отлучение, а вдобавок накладывает интердикт (запрет на богослужение и церковные обряды) во всех тех местностях, где будет находиться император.

Но Фридрих, поправившись, стал действовать, не обращая на папские репрессии никакого внимания. Высадившись в Акре (1228 г.), - хоть и не с очень большими силами, - он выказал намерение пойти войной на египетского султана. Но каирский повелитель решил не искушать судьбу в новом столкновении с крестоносцами: было заключено перемирие на 10 лет, и Иерусалимское королевство вместе со святым городом вновь перешло к христианам. За это Фридрих обещался быть союзником султана против всех его врагов - не только восточных, но и западных.

Однако насколько же разлад на верхнем уровне оказался сильнее религиозного чувства. В католическом мире не было никаких торжеств. Более того, папа наложил интердикт и на Иерусалимское королевство, и когда освободитель Гроба Господня венчался как иерусалимский император - нельзя было даже совершить богослужение.

Рим всячески подстрекал сирийских христиан на противодействие Фридриху. И небезуспешно - его сторонники были изгнаны из Акры. Потом до императора дошли вести, что осложнились дела в Германии, и он вынужден был срочно отбыть на родину. Воспользовавшись этим, его недруги в нарушение перемирия стали нападать на египетские владения. Султан призвал на подмогу хорезмийских туркменов, и эта свежая боевая сила двинулась на Иерусалим. Город, лишившийся во время предыдущего крестового похода своих укреплений, был легко взят - на этот раз безвозвратно (1244 г.). Немногочисленное войско сирийских христианских государств, двинувшееся на мусульман, было наголову разбито при Газе.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх