Загрузка...


* 843 НИ- *

Важные процессы шли в то время и на левом фланге. После мая 1968 г. там убедились, что без единства успеха не добиться.

Большое впечатление произвел ввод советских (и прочих - из стран Варшавского Договора) танков в Чехословакию. Французские коммунисты не могли не считаться с практически всеобщим осуждением силовых действий советского блока, когда даже такие штатные «искренние друзья» Советского Союза, как Ив Монтан, выступили с резкими антисоветскими заявлениями. Да и, несмотря на собственные чувства «классовой солидарности», многие члены французской компартии испытывали - как результат влияния «не совсем здоровой обуржуазившейся западной культурной среды» - легкое замешательство от происшедшего. В идеологии и политике ФКП, возглавляемой с 1970 г. Жоржем Марше, стали все явственнее проступать черты еврокоммунизма. Течения, по московским меркам, чересчур соглашательского, если не сказать - оппортунистского. На своем пленуме в декабре 1968 г. французские товарищи договорились до того, что, при переходе к социализму в их стране должна действовать многопартийная система, что национализировать следует только банки и ведущие отрасли промышленности - не более того. И недалек уже был тот день, в который они прямым текстом похерили и святая святых - диктатуру пролетариата. Но, по раскладу тогдашней политической коньюктуры, заострять углы ни КПСС, ни ФКП было невыгодно.

Коммунисты пошли на сближение с Социалистической партией. Та летом 1971 г. приняла в свои ряды «Конвент республиканских институтов», возглавляемый Франсуа Миттераном, - и этот политический деятель первого ряда стал председателем обновленной Социалистической партии. Он был не против союза с коммунистами - но считал, что в этом союзе акценты должны быть смещены. Заявил, что его цель - «доказать, что из 5 миллионов избирателей, голосующих за коммунистов, 3 миллиона могут проголосовать за нас». А символом партии стала роза - цветок, хоть и ассоциирующийся с красным цветом, но не обязательно красный.

Коммунисты, социалисты и примкнувшие к ним левые радикалы не без труда, но разработали к лету 1972 г. «Совместную правительственную программу». В первой ее части, многообещающе озаглавленной «Жить лучше», традиционно говорилось о заработной плате, отпусках, пенсиях, пособиях, о выделении средств на науку, культуру, спорт. А вот следующий раздел был чреват обострением социаль но-политических противоречий в обществе: выдвигалась программа полной или частичной национализации 13 крупнейших финансово-промышленных групп. Они объединяли не более 1% всех французских предприятий, но в них обращалось около половины французских капиталов.

Наибольшие противоречия у составителей программы вызвал пункт о внешней политике. Сошлись на том, что надо добиваться одновременного роспуска Варшавского Договора и НАТО. Сама Франция должна быть вне военных блоков, но сохраняла членство в «мирных» органах Североатлантического пакта и в «Общем рынке» - только держаться там надо было независимо.


***

«Совместная программа» стала политическим документом левых сил на достаточно длительный период, но ощутимые успехи пришли не сразу. На парламентских выборах 1973 г. левые хотя и добились рекордного за историю Пятой республики результата (43% голосов), но правящая коалиция все же сохранила большинство в Национальном собрании.

А в апреле 1974 г. неожиданно для многих скончался президент Жорж Помпиду. Он ушел из жизни мужественно: давно и тяжело болел раком, знал об этом, но вида не показывал и до конца оставался на посту.

Вскоре прошли внеочередные президентские выборы. Левые шли на них уверенно, выдвинув единым кандидатом Миттерана. И действительно, в первом туре он получил намного больше голосов, чем кто-либо из соперников. Но во втором туре верх с небольшим преимуществом взял бывший министр финансов Валери Жискар д'Эс-тен, человек с очень импозантной аристократической внешностью и с такими же манерами. Он выдвигался от «независимых республиканцев», но пользовался поддержкой и центристов, и многих голлистов из ЮДП - последние даже внесли раскол в собственную партию.

На выборы Жискар д'Эстен шел под лозунгами «передового либерализма» и «перемен без риска». Обещал держаться «золотой середины», заботясь о трудящихся и не вмешиваясь без нужды в экономику. А еще он высказывался за то, чтобы страны «Общего рынка» к 1980 г. образовали политический союз.

Это был молодой политик: 48 лет для президента такой солидной страны, согласитесь, почти юность. Сын высокопоставленного чиновника, женатый на наследнице крупной оружейной фирмы. Во Вто рую мировую, 18 лет от роду, успел повоевать, освобождая Францию. Закончил два престижных вуза. «Став президентом, Жискар д'Эстен постарался создать образ близкого к народу человека. Он появлялся на приемах в демократическом пиджаке (а не во фраке), сам водил машину, демонстрировал перед журналистами игру на аккордеоне, приглашал на завтрак в Елисейский дворец дворников и прислугу, посещал дома рядовых французов (в сопровождении теле- и фоторепортеров), но все же не смог полностью избавиться от репутации высокомерного аристократа, владельца четырех старинных замков и почти 500 гектаров земли» (В.П. Смирнов).

Эка невидаль - 500 гектаров, им бы у Брынцалова земли и замки посчитать. Как бы там ни было, Жискар д'Эстен старался следовать обещанным курсом. Исходил из того, что государство для экономики не дирижер, но и не Марксов «ночной сторож» капиталистов - оно должно компетентно оптимальные условия для развития народного хозяйства. Но и поддержка нуждающимся в помощи, предотвращение и сглаживание социальных конфликтов - его первоочередная задача (свои взгляды он детально изложил в книге «Французская демократия», вышедшей в 1976 г.).

Правительство Жискар д'Эстена предприняло ряд существенных мер для демократизации семейных отношений и положения женщин. Была упрощена процедура развода, разрешены запрещенные ранее средства контрацепции, а затем и аборты - несмотря на ожесточенное противодействие значительной части общества и депутатов. Было полностью ликвидировано законодательное разделение детей на законных и незаконных.

При выборе ориентиров во внешней политике президент подчеркивал необходимость сотрудничества с СССР. Уже в декабре 1974 г. состоялась его встреча с Л.И. Брежневым в замке Рамбуйе под Парижем. По ее итогам Жискар д'Эстен даже заявил, что «франко-советское сотрудничество представляет собой основополагающий элемент внешней политики Франции».

Франция подписала Заключительный акт Хельсинкского совещания, присоединилась к «Договору о запрете ядерных испытаний в трех средах» - атмосфере, космическом пространстве и под водой (но продолжала рвать бомбы под землей - на своих тихоокеанских атоллах).

Однако, в целом, Франция сближалась с США, сотрудничала с ними в военной и экономической сферах. Американскому капиталу был открыт путь в важнейшие отрасли французской экономики. Отчасти это объяснялось тем, что отношения двух политических сис тем в те годы осложнились. СССР, заменяя свои устаревшие ракеты средней дальности, принял на вооружение комплексы СС-20 - более мощные, и к тому же, с разделяющимися боеголовками. Количество советских ядерных зарядов вследствие этого увеличилось в 3 раза. США же развернули свои «Першинги» и крылатые ракеты «Томагавк» в ФРГ - вплотную у границ стран Варшавского Договора. В ответ советское ядерное оружие появилось в ГДР и Чехословакии.

А дальше - больше. «Ограниченный контингент советских войск» принялся оказывать боевую поддержку «братскому народу Афганистана», и тут началось такое… Бойкот Московской Олим-пиады-80, к которому присоединились и французские спортсмены, был всего лишь символическим жестом на фоне общей бурной реакции на эту, мягко говоря, необдуманную акцию кремлевских партократов. Впрочем, Жискар д'Эстен оказался единственным руководящим западным политиком, который на личной встрече в мае 1980 г. попытался уговорить Брежнева повернуть вспять колесо истории. Увы, безрезультатно.


***

После выборов 1981 г. Жискара д'Эстена в Елисейском дворце все же сменил кандидат левых сил Миттеран. Впрочем, где лево, где право - становилось все неопределеннее. Миттерану предстояло долгое, но очень нелегкое президентство. В Национальном собрании у него не всегда была возможность опереться на парламентское большинство своих политических союзников (пусть условных) - чаще приходилось проводить политику «сосуществования» с победившими на парламентских выборах правыми. А те, в свою очередь, вскоре стали относиться к президенту неожиданно лояльно - видимо, тоже утратив пространственную ориентацию в мире, с которым явно происходило нечто странное.

Трудности обозначились еще в первые годы правления Жискара д'Эстена, но тогда казалось, что они связаны с вполне очевидными причинами. Во время арабо-израильской войны 1973 г. «нефтяные шейхи» резко взвинтили цены на «черное золото» - основной источник энергии для западных стран. Потом цены еще несколько раз подскакивали уже по воле ОПЕК (Организации стран - экспортеров нефти), и к 1981 г. выросли в 12 раз.

На Францию, импортировавшую 90% потребляемой нефти, свалились серьезные проблемы. Показатели очередных 5-летних планов по росту ВВП (предполагалось - на 5-6% в год) были провалены.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх