Загрузка...


* NM 827 НИ 5

Парламент по-прежнему состоял из двух палат - Сената и Национального собрания. Полномочия его существенно сужались. Депутаты не могли вносить предложения, направленные на увеличение государственных расходов. Сокращались продолжительность парламентских сессий, сроки обсуждения бюджета. В случае, если правительство ставило перед депутатами Национального собрания вопрос о доверии ему, и те выносили «резолюцию порицания» - президент имел право не отправлять в отставку правительство, а распустить Национальное собрание.

Относительно колониальных владений говорилось, что признается принцип «свободного самоопределения народов». Но к их населению был обращен призыв «образовать вместе с Францией единое сообщество, основанное на равенстве и солидарности народов, входящих в его состав». Согласившиеся на это «заморские территории» получали широкую внутреннюю автономию.

Проект был вынесен на референдум. Против него агитировали коммунисты, левые социалисты (в том числе Франсуа Миттеран и Мендес-Франс) и пужадисты (которые не допускали возможности ликвидации колониальной империи). Все остальные основные политические силы к проекту отнеслись положительно. При всенародном голосовании «за» высказалось почти 80% принявших участие в нем. Так во Франции было положено начало Пятой республике, здравствующей на зависть многим и в наши дни.


***

После выборов в Национальное собрание де Голль мог рассчитывать на поддержку в нем. Немало мест получила новая, созданная специально «под него» верными «баронами голлизма» партия «Союз в защиту новой Республики» (ЮНР) - хотя сам генерал, желая выглядеть стоящим над партийными схватками, отказался возглавить «Союз» и запретил использовать в названии свое имя. Большинство других фракций и независимых депутатов тоже поддержали его. Злейшие недоброжелатели де Голля - Миттеран, Мендес-Франс и пужадисты в парламент не прошли. Довольно крепкие позиции имела только ФКП, хоть и потерявшая много мандатов.

Наконец, в декабре 1958 г. состоялись выборы президента. Де Голль получил абсолютное большинство голосов выборщиков - это стало ему хорошим подарком ко дню рождения (генералу исполнилось 68).

Премьер-министром де Голль назначил одного из лидеров ЮНР Дебре. В правительстве и в аппарате президента было много людей, имеющих прямые деловые или родственные связи с представителями крупного капитала. Среди них - долго пребывавшие потом на вершине французской политики министр иностранных дел Кув де Мюр-виль, министр финансов Жискар д'Эстен, начальник личного секретариата президента Помпиду. Премьер Дебре состоял в правлениях нескольких крупных компаний.

Стиль управления де Голля можно было назвать авторитарным. По важнейшим вопросам министры не голосовали, они лишь высказывали свои мнения, а решение, все взвесив, единолично принимал президент. Государственные мужи зачастую узнавали о нем только из газет. Ситуация в Алжире вообще была «резервированным сектором» - де Голль сам держал ее под контролем.

С легкой руки политических противников эта система правления вошла в историю как «режим личной власти».


***

Главной целью де Голля было «восстановление величия Франции». На международной арене это выразилось в его несогласии с тем, что страна ходила в младших партнерах у США и Великобритании. Уже в 1959 г. из подчинения командованию НАТО был выведен средиземноморский флот, американское атомное оружие было удалено с французской территории. В 1960 г. Франция сама стала ядерной державой - на полигоне в Сахаре была взорвана атомная бомба.

Одним из средств укрепления международных позиций Франции де Голль считал Президент де Голль сближение с ФРГ. Их союз мог стать ведущей силой в Западной Европе, причем Франция, располагая сильной армией, ядерным оружием и заморскими территориями, вполне могла рассчитывать на первенство в нем. В 1958 г. де Голль впервые встретился с германским канцлером Аденауэром, и оба ли дера заявили о необходимости «навсегда положить конец прежней враждебности». В январе 1963 г. с визитом в Париж прибыл Аденауэр, и был подписан договор о широком сотрудничестве в самых разных областях: от внешней политики до воспитания молодежи. Этот документ получил название Елисейского договора (его подписали в резиденции президента Елисейском дворце).

Весной 1960 г. Францию по приглашению де Голля посетил Н.С. Хрущев. Было подписано коммюнике, в котором говорилось о готовности решать спорные вопросы «не путем применения силы, а мирными средствами». Договорились о расширении торговых и научных связей, в частности, о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии.

В области экономики главной задачей правительства было содействие ее модернизации и повышению эффективности. Для этого разрабатывались государственные планы, выполнение которых де Голль объявил «пламенным долгом» французов (особыми ордонансами предприниматели призывались поощрять старательных и инициативных работников премиями и «рабочими акциями»).

Меры государственного регулирования способствовали ускоренному развитию в первую очередь ведущих отраслей. Основную долю кредитов и субсидий получали крупнейшие промышленно-финансо-вые корпорации. Были созданы атомная и ракетная отрасли, многие другие отрасли были реконструированы.


***

Бюджет министерства культуры, которое возглавил известный писатель А. Мальро, увеличивался втрое быстрее, чем бюджеты других ведомств. Это позволило усовершенствовать существующие объекты культуры и построить новые. По всей стране развернулись работы по реставрации исторических памятников. В Париже специальными пескоструйными агрегатами было очищено от многовековой копоти множество старинных зданий, в том числе Лувр, Нотр Дам, Дворец Правосудия, Пантеон, Триумфальная арка. Жители столицы с изумлением обнаружили, что изначально они, оказывается, имели белый цвет.

Париж сильно изменился и за счет новостроек. Появились небоскребы из стекла, бетона и стали - в районе площади Дефанс их возвели целых три десятка, да еще и разноцветных. «Башня Монпар-нас» в центре города вознеслась на 220 м. Высоким архитектурным уровнем отличаются построенные тогда здания ЮНЕСКО, Радио и


Телевидения, аэровокзалы Орли и Руасси (ныне аэропорт «Шарль де Голль»).

Жить в стране многим стало лучше, веселее. Было на что и с помощью чего посмотреть. Окончательно обрело свое лицо и свою «нишу» кино: пышные, крупнобюджетные фильмы оставили Голливуду, а французские мастера стали снимать высочайшего художественного уровня ленты, многие из которых захватывали своей актуальной проблемностью. В домах и квартирах появились миллионы телевизоров, в 1964 г. заиграли радугой цветные экраны.

К 1969 г. количество личных автомобилей составило почти 12 млн., ими владело более половины семей. Прочие индивидуальные блага цивилизации, такие, как холодильники и стиральные машины, стали обычной принадлежностью и крестьянских домов. Отпускные маршруты французов все чаще пролегали за границу.

Реальная зарплата за 10 лет, с 1958 по 1968, возросла на 29%, хотя многие работали сверхурочно и средняя продолжительность рабочей недели составляла не 40 положенных по закону часов, а 46.

Появилась проблема: в связи с нехваткой в некоторых отраслях рабочей силы количество иммигрантов к 1968 г. достигло 2,6 млн. человек. Сначала приезжали в основном испанцы и португальцы, потом все больше становилось выходцев из Африки и Азии. Они были заняты преимущественно на неквалифицированных низкооплачиваемых работах. А к чему это приводит в отдаленной социальной перспективе, когда у непритязательных (в большинстве своем) трудяг подрастают дети и внуки - мы можем наблюдать сегодня, когда на улицах французских городов начинают периодически звенеть стекла и пылать машины.

Но и число самих французов отрадно возросло: если в 1958 г. их было 44,5 млн., то в 1968 г. уже целых 50.


***

Где не было и тени благополучия, так это по ту сторону Средиземного моря. Президент, придя к выводу, что война в Алжире бесперспективна, стал думать о предоставлении владению независимости. По его мнению, процесс деколонизации можно было бы провести в течение четырех лет после прекращения огня.

За восемь лет войны в Алжире погибло 25 тысяч французских военнослужащих. Затраты на ее ведение в 4 раза превысили расходы на вьетнамскую войну. Во Франции к варианту независимости стала склоняться даже часть крупной буржуазии, в первую очередь владельцы нефтяных компаний: в Сахаре были открыты богатые ме* NN 831 5 сторождения, а качать эту маслянистую жидкость посреди пожара опасно.

Но алжирские французы думали иначе - в массе своей они хотели продолжения войны до полной победы над Фронтом освобождения. И когда в январе 1960 г. де Голль отозвал из Алжира генерала Массю, тесно связанного с ультра и возглавлявшего Комитет общественного спасения - начался мятеж, названный «неделей баррикад». Пользуясь поддержкой армейского командования, мятежники устраивали шумные демонстрации и установили контроль над несколькими кварталами алжирской столицы.

В Париже у них нашлись влиятельные сторонники: политики, генералы. Стал колебаться даже премьер-министр Дебре. Но де Голль был тверд. В обращении по радио он призвал мятежников «вернуться к национальному порядку». Воинские части в Алжире остались верны правительству, и мятеж был подавлен. Нескольких его руководителей удалось арестовать, генералы, выказавшие симпатии к мятежникам, были уволены или переведены в метрополию.

Через год во Франции был проведен референдум, и три четверти проголосовавших высказались за предоставление Алжиру независимости. Весной 1961 г. де Голль заявил, что готов начать переговоры с повстанческим Временным правительством, обосновавшимся в Тунисе.

Но в ответ на это 22 апреля 1961 г. в Алжире вспыхнул новый мятеж, с участием военных. Ночью были арестованы представители правительства, группа генералов заявила по радио, что армия берет власть в свои руки. Планы были обширные: мятежники собрались спасать не только Алжир, но и всю Францию - поскольку де Голль «отдал ее на откуп коммунистам и является их сообщником».

Париж пришел в смятение. Разнесся слух, что в столице вот-вот высадятся парашютные части из Алжира. На случай, если такое действительно произойдет, премьер-министр Дебре призвал парижан двинуться к аэропортам - чтобы перекрыть мятежникам дорогу. Де Голль применил статью конституции о чрезвычайном положении и отдал приказ о переброске в колонию верных правительству войск. По призыву левых партий и профсоюзов в знак протеста против мятежа прошла однодневная забастовка, в которой приняло участие более 12 миллионов трудящихся.

Но излишние опасения оказались напрасными - мятеж не задался не только во Франции, но и в самом Алжире. Многие военнослужащие сразу отказались выполнять распоряжения взбунтовавшихся генералов. Те, поняв, что затея сорвалась, бежали за границу или ушли в подполье.


Там они продолжили борьбу. Была образована террористическая организация ОАС («Организация тайной армии») во главе с бывшим командующим войсками в Алжире генералом Саланом. Она сеяла смерть повсюду - и во Франции, и в Алжире. Было несколько покушений на де Голля - к счастью, неудачных. 8 сентября 1961 г. на пути следования президентского кортежа был обнаружен заряд такой силы, что взорвись он - диаметр воронки составил бы примерно 100 метров. В 1962 г. генерал уцелел каким-то чудом - после автоматного обстрела в его машине было обнаружено 150 пулевых отверстий.

Действия заговорщиков не нашли в обществе никакой поддержки - напротив, вызвали негодование. В конце концов главари были схвачены, и их ждал суровый приговор: кому смертная казнь, кому пожизненное заключение.

Французское руководство вступило в переговоры с Временным правительством Алжирской республики. 18 марта 1962 г. во французском городе Эвиане были подписаны Эвианские соглашения, по которым Алжир стал независимым государством, а Франция сохраняла на некоторое время военные базы и получила преимущественное право на добычу нефти. Проживающим в Алжире европейцам обе стороны гарантировали безопасность и призвали остаться, но те в подавляющем большинстве предпочли перебраться во Францию (таких оказалось свыше 700 тысяч).

Их можно понять: крайние алжирские группировки были настроены на месть (можно понять и их - в войне погибло не менее миллиона алжирцев). Они продолжали жестоко расправляться и с соотечественниками, обвиненными в связях с французскими властями. Таких были многие десятки тысяч - бывшие чиновники и служащие администрации, полицейские, просто европеизированные буржуа. Когда европейцы под охраной французской армии спешно покидали страну, эти несчастные умоляли не оставлять их на произвол победителей, взять с собой. Но де Голль заявил, что «сожалеет, но ничего поделать не может».

Процесс деколонизации коснулся не только Алжира. 1960-й год вошел в историю как «год Африки» - почти все французские владения на Черном континенте стали независимыми. Исключение составляло лишь Французское Сомали, но и оно в 1977 г. стало республикой Джибути. Молодые африканские страны ожидал сложный, порою полный трагедий путь самостоятельного развития: в условиях произвольно нарезанных границ, разделивших родственные этнические группы, монокультурных, ориентированных на западный рынок экономик, резкого не только социального, но и культурного, можно скаJ ^фп§ 833 ^ i зать ментального расслоения общества - вызванного восприятием значительной частью населения западных ценностей.

В наши дни от огромной когда-то Французской империи остались лишь Французская Гвиана в Южной Америке и несколько островов в океанах. Теперь это «заморские департаменты», в которых проживают полноправные французские граждане, имеющие своих представителей в парламенте.


***

В своих взглядах на будущее де Голль противопоставлял Европе обезличенной, с наднациональной системой управления, - какая виделась и видится очень многим политикам, - совсем другую «Европу отечеств»: конфедерацию сохраняющих неповторимое своеобразие государств. Складывающаяся уже к тому времени в рамках Общего рынка «малая Европа» должна была, по его воззрениям, в конце концов превратиться в «Европу до Урала» (интересно, как он полагал распорядиться судьбой сибиряков?). В мае 1962 г. де Голль публично заявил, что «безродная» Европа для Франции неприемлема.

Исходя из этого, он воспротивился приему в Общий рынок Великобритании, считая, что это троянский конь Соединенных Штатов. В 1966 г. Франция вышла из военной организации НАТО, все ее службы и размещенные на базах американские и другие иностранные войска должны были покинуть французскую территорию (помню, как радовались сердца советских телезрителей при виде репортажей о том, как разгневанные таким «предательством» американские обыватели выливали в канализацию бутылки французского вина). При этом членство в политической системе Североатлантического блока страна сохранила. Франция была решительно против, когда США развязали свою «грязную войну» во Вьетнаме.

Французское правительство старалось проводить политику «дружбы и сотрудничества» с арабским миром. Хотя оно имело тесные отношения с Израилем, однако во время его «Шестидневной войны» 1967 г. с Египтом, Сирией и Иорданией французский представитель в ООН проголосовал за немедленный вывод израильских войск с захваченных арабских территорий.

Раньше других западных держав Франция признала Китайскую Народную Республику.

В области франко-советских отношений очень важен был визит де Голля в СССР в 1966 г. (советских партийных руководителей тогда несколько шокировало, как тепло встретили лидера капиталистиче ского государства простые москвичи: тысячи их собрались под дождем на площади перед зданием Моссовета, где в честь иностранного гостя давался прием. Де Голль вышел на балкон и приветствовал советских людей краткой речью. В комментарии по поводу происшедшего газеты разъяснили, что «собравшиеся приветствовали одного из лидеров антигитлеровской коалиции»). На переговорах стороны выразили пожелание, чтобы «была установлена атмосфера разрядки между странами Запада и Востока». Была достигнута договоренность о регулярных консультациях с целью развития отношений «от согласия к сотрудничеству».

Но своим ядерным оружием и своей ядреной военной программой Франция очень дорожила: в 1963 г. она не присоединилась к договору о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, космосе и под водой, а в 1967 г. - к договору о мирном использовании космического пространства.


***

Между тем складывалась оппозиция «режиму личной власти» - как левая, так и правая.

ФКП, Социалистическая партия, радикалы и другие левые организации были недовольны социально-экономической программой правительства и тем, что оно предоставляло субсидии частным религиозным школам. Но договориться о единстве действий они не могли.

Среди правых и центристов было много недовольных тем, что де Голль действует «вопреки принципам атлантизма и европеизации». Все большее число крупнейших французских компаний, выходя на уровень транснациональных, хотело бы действовать на интегрированном экономическом и политическом пространстве. Поклонникам максимально свободного предпринимательства не нравилось чрезмерное вмешательство государства в экономику.

Опасаясь, что недовольные в парламенте могут объединиться, де Голль предложил внести поправку в конституцию: чтобы президент избирался не выборщиками, а всенародным голосованием. Поправку он решил провести не через парламент, а путем референдума. Это игнорирование мнения депутатов вызвало резкие политические дебаты: по закону, президент мог выносить вопрос на референдум только в том случае, если на него был получен отрицательный ответ при голосовании в парламенте. В результате де Голль распустил Национальное собрание.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх