Загрузка...


ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

В конце августа группа немецких диверсантов, переодетых в польскую форму, имитировала захват радиостанции в германском городке Гляйвице, откуда прозвучало в эфире провокационное заявление. Так Гитлер обеспечил себе повод для вторжения.

Нападение на Польшу было совершено 1 сентября 1939 г. Англия и Франция заявили, что остаются верны своему обязательству защитить польское государство. Вторая мировая война началась.

Но поначалу это была какая-то странная война - ее так и назвали. Пока вермахт крушил неспособные противостоять ему польские части, на западном фронте царило почти полное затишье. А ведь там ПО английским и французским дивизиям противостояли только 23 германские.

В середине сентября в соответствии с одной из секретных статей советско-германского пакта Красная Армия вступила на принадлежавшие тогда Польше земли Западной Украины и Западной Белорус сии - как потом говорилось в советских учебниках, «чтобы защитить братские народы от фашистской оккупации».

С Польшей было покончено меньше чем за месяц - в конце сентября после мужественной, но безнадежной обороны пала Варшава. Германия и СССР заключили новый договор - «О дружбе и границе». Рубеж между ними прошел по «линии Керзона», предложенной еще в 1920 г. британским министром иностранных дел лордом Керзоном в качестве линии разграничения Польши и Советской России. В качестве зоны ближайших советских интересов были признаны Финляндия, страны Прибалтики и Бессарабия. Дружба же выразилась в договоренности о необыкновенно широких экономических связях двух держав.

Литва, Латвия и Эстония вынуждены были подчиниться советским требованиям и вскоре стали союзными республиками СССР. Не.встретив сопротивления румынской армии, советские войска заняли Бессарабию. Лишь Финляндия проявила твердость и ради сохранения своей независимости вступила в войну с Советским Союзом, получившую название Зимней (ноябрь 1939- март 1940 гг.). Лига Наций немедленно исключила СССР из своих рядов как агрессора. Англия и Франция собрались было перебросить в помощь финнам свои контингенты, но к весне 1940 г. Красная Армия ценой большой крови пробила наконец «линию Маннергейма», и 12 марта 1940 г. между Финляндией и СССР был заключен мирный договор. К Стране Советов отошли Карельский перешеек с Выборгом и земли к западу от Ладоги.


***

Спустя несколько дней после нападения Германии на Польшу руководство французской компартии получило новые инструкции от Коминтерна: относиться к начавшейся войне как к войне империалистической с обеих сторон. К этому времени депутаты-коммунисты успели проголосовать вместе с другими партиями за военные кредиты, в обращении ФКП к нации говорилось о необходимости «все пустить в ход, чтобы обеспечить поражение гитлеровского агрессора». Теперь же Сталин и Димитров требовали от партии проведения прямо противоположной линии: и она, и компартии других западных стран должны были «решительно выступать против своих правительств, против войны; потому что сейчас в повестке дня не война с фашизмом, а война с капитализмом». ФКП оказалась в положении не только двусмысленном, но и опасном: обвинения в государствен-г ной измене выглядели вполне обоснованно, тем более что руководство партии действительно сделало несколько заявлений в соответствии с коминтерновской инструкцией.

29 сентября вышел указ правительства о запрете ФКП и других организаций, «фактически контролируемых III Интернационалом». Начались аресты. Депутаты-коммунисты были выведены из парламента и отданы под суд, который приговорил их к тюремному заключению. Морис Торез, мобилизованный в армию, и несколько его товарищей сумели пробраться в Бельгию, а оттуда в СССР.

Партия ушла в подполье. К концу года было арестовано уже около 15 тысяч коммунистов, а в апреле 1940 г. вышел декрет, по которому «коммунистическая деятельность» считалась предательской и могла повлечь наказание вплоть до смертной казни.


***

Франции пришлось горько пожалеть, что «коротка кольчужка», то есть «линия Мажино». 10 мая 1940 г. «странная война» закончилась, вермахт нанес мощный удар в обход линии, - через Бельгию, Люксембург и Голландию. Вопрос о нейтралитете малых стран волновал германское руководство еще меньше, чем в августе 1914 г. Их армии были разбиты в считанные дни и капитулировали, понеся немалые потери.

Вскрылась еще одна судьбоносная ошибка французского генштаба: он полагал, что эта война, как и предыдущая, будет по преимуществу позиционной. Первый, «странный» ее этап вроде бы подтверждал правоту генералов, а опыт польской кампании вермахта они всерьез не восприняли. Но теперь им пришлось узнать, что такое «блицкриг»: немцы ввели в бой массированные танковые соединения, которые быстро прорывали фронт и устремлялись в глубокий тыл, стараясь по возможности взять противника в клещи. Впрочем, на вооружении у французской армии было не меньше танков, чем у немецкой - но они использовались разрозненно, как средство поддержки пехоты, да и по качеству уступали вражеским.

Еще одна стратегическая ошибка англо-французского командования, уже по ходу боевых действий. Оно сочло удар через Бельгию за основной и спешно направило туда лучшие резервные части. Немцы же осуществили главный прорыв в районе злополучного Седана, как раз там, где заканчивалась «линия Мажино».

Войска союзников на западном участке оказались отрезанными стремительным фланговым маневром подвижных немецких соединений, вышедших к Атлантическому побережью. Лишь благода*- -^Н 794 ИИ * ря упорному сопротивлению французских частей в районе Дюнкерка противника удалось приостановить. Английские военные власти использовали для спасения своей армии не только боевые корабли - были реквизированы все гражданские суда, вплоть до прогулочных яхт. Моряки действовали самоотверженно, совершая по несколько рейсов в день под непрерывными налетами люфтваффе. Английская авиация, как могла, прикрывала флот и наземные силы. И случилось «чудо Дюнкерка»: бросив все тяжелое вооружение, весь транспорт, понеся тяжелые потери на море, удалось тем не менее переправить через Ла-Манш почти все английские войска и немало французских (всего около 400 тысяч человек).

Оставшись в одиночестве, французская армия отступала повсюду. Дороги были забиты беженцами (ими стало до 10 миллионов человек), что сильно затрудняло отход. Наступающие немцы вели себя неуравновешенно: по воспоминаниям Антуана де Сент-Экзюпери, их танкисты то давили и косили пулеметным огнем обезумевших от ужаса мирных людей, то раздавали страдающим от зноя беженцам воду, явно выражая сочувствие. Пилоты люфтваффе перед моральным выбором не стояли: они обрушивали бомбы и на военных, и на гражданских.

Не осталась безучастной и Италия. Муссолини со свойственной ему беззлобно-циничной прямотой заявил, что ему приходится пролить кровь нескольких тысяч своих соотечественников, чтобы потом с чистой совестью принять участие в дележе добычи. 10 июня 1940 г. итальянские войска пересекли юго-восточную границу Франции - правда, большой славы не снискали.

Военная катастрофа становилась очевидной - если и удавалось организовать очаги сопротивления, немцы довольно быстро справлялись с ними. Все больше французских политиков и генералов склонялось к тому, что необходимо как можно скорее заключить перемирие, чтобы спасти остатки армии и избежать революционного взрыва - подобного тому, что последовал за поражением 1871 г. Среди сторонников капитуляции был и герой «верденской мясорубки» 1916 г. престарелый маршал Петен.

Французское правительство эвакуировалось из Парижа в Бордо. Вскоре главнокомандующий генерал Вейган объявил столицу «открытым городом» - этим противник ставился в известность, что французская армия не будет защищать свою столицу и по традициям войн город должен быть пощажен от разрушений. Чтобы оправдаться перед правительством за свое решение, Вейган направил ему лживое сообщение: будто в Париже произошел мятеж и доставленi *н 795 НИ? ный из Москвы Морис Торез уже обосновался в президентском дворце и взял на себя властные полномочия. Вскоре выяснилось, что это не более чем бесстыдное вранье, но события развивались так, что ничего уже нельзя было поделать. 14 июня немецкие войска прошли по Парижу торжественным маршем.

Через два дня, 16 июня во главе французского правительства встал 84-летний маршал Петен. Он сразу же обратился к Гитлеру с предложением начать мирные переговоры, но тот согласился лишь на перемирие.

Боевые действия прекратились. Они стоили французской армии не такого уж большого урона убитыми - 115 тысяч человек (немцы потеряли убитыми и пропавшими без вести около 46 тысяч, но это с учетом сражений еще и с армиями Англии, Бельгии, Голландии, Люксембурга). В плен же попало от 1,5 до 2 млн. французов, и многие из них не дожили до освобождения.

Делегации встретились в Компьенском лесу - там же, где 11 ноября 1918 г. у штабного вагона маршала Фоша было подписано перемирие, положившее конец Первой мировой войне и которым Германия фактически признавала свое поражение. Гитлер, не чуждый любви к исторической символике, для полноты картины приказал доставить из музея тот самый вагон и принял в нем капитуляцию французов. Реванш состоялся.

После этого фюрер ознакомился с достопримечательностями Парижа, почтил могилу Наполеона, поднялся на Эйфелеву башню и остался доволен увиденным.


***

По договору под действенным контролем правительства Пете-на оставалась примерно треть территории страны - области на ее юге и юго-востоке, а также колониальные владения (до них немцам все равно пока было не дотянуться - этого не позволил бы английский флот).

Правительство обосновалось в городке Виши - оно так и вошло в историю, как «правительство Виши», или просто «Виши». Ему было разрешено иметь небольшую «армию перемирия». Немецкому руководству представлялось, что, оставив французам хоть и сильно ограниченную, но государственность, оно сможет добиться лояльности побежденного народа.

На остальной части страны устанавливался оккупационный режим, французская администрация была полностью подконтрольна









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх