Загрузка...


*Н 739 NN

В некоторых отраслях был достигнут очень высокий уровень концентрации капитала. Так, предприятия промышленно-банковского объединения «Комите де форж» производили 75% чугуна и стали. Крупные компании монополизировали добычу угля, оружейную промышленность, химическое производство. В результате слияния промышленного и банковского капитала возник капитал финансовый («200 семейств»), оказывающий определяющее влияние на важнейшие отрасли.

Но преобладала пока еще легкая промышленность: текстильное, швейное, кожевенное производство, а также производство «парижских изделий»: предметов роскоши, как их называли по старинке, и тех, которые можно было отнести к последнему писку моды - в этом отношении Франция всегда шла в авангарде. Доля мелких предприятий (с числом рабочих не более 10) составляла во французской промышленности 98%.

Банковское дело было очень развито. Причем, хоть и высока была роль финансового капитала, еще большие средства шли на предоставление займов другим государствам.

Бережливость, даже скупость французов подмечена не сегодня и не вчера, у нее давние исторические корни. Когда-то французские крестьяне откладывали каждую копейку, чтобы обзавестись своей землей, мастеровые - чтобы открыть свое дело. В «бель-эпох» все свободные средства оседали на банковских счетах: курс франка был очень устойчивым, цены неизменны, и можно было быть уверенным в том, что вклад принесет гарантированный доход, а не будет сожран инфляцией. Вкладчиками были все слои населения, кроме разве что совсем пропащих босяков. 500-600 тысяч французских буржуа вообще предпочитали жить на проценты («стричь купоны») и получили прозвище рантье.

Особенно много банковских кредитов предоставлялось дружественной России, которой требовались огромные средства на проведение ускоренной модернизации и чей царский режим казался французским республиканцам безусловно устойчивым и надежным (вот почему до самого последнего времени так остро стояла проблема аннулированных большевиками платежей по «русским займам»: когда-то эта революционная мера обернулась подлинной трагедией для огромного числа французов. Горбачев рассчитался с долгами, но это великодушие было скорее символическим - деньги обесценились многократно, и достались они в лучшем случае внукам обиженных. Впрочем, не так уж неправы были большевики: французское правительство в 1918- 1919 гг. предприняло интервенцию в Россию и субсидировало одну из сторон в гражданской войне - белую, разумеется. А это было бедствие, несопоставимое с любыми убытками от банковских операций).









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх