Загрузка...


716

ды были восстановлены свобода печати, свобода собраний (но с обязательным присутствием полицейского чина, который мог собрание прервать). Рабочие по законам 1864 и 1867 гг. получили право на забастовку и право создания коалиций (тоже под государственным контролем). Но они, под воздействием популярных идей Прудона, предпочитали мютюэллизм, основоположниками которого в 30-е гг. были лионские ткачи: взаимную поддержку трудовых групп и кооперацию без связи с правительственными органами. Когда император организовал поездку рабочей делегации в Англию для встречи с руководителями тамошних тред-юнионов - ее члены приняли участие в создании Первого интернационала («Международного товарищества рабочих»).

В 1869 г. Наполеон III предложил проект новой конституции, одобренный вскоре на референдуме. Народ получал всеобщее избирательное право, парламент - права законодательной инициативы, вотирования бюджета, контроля за деятельностью министров. Франция превращалась в демократическую конституционную монархию.

Но у императора становилось все хуже со здоровьем - до жестоких болей мучила каменно-почечная болезнь. А силы были нужны, как никогда. Не он один не углядел вовремя, какая угроза начинает исходить от Пруссии.

Таможенный союз немецких государств превращался в единое мощное государство под ее эгидой. Наполеон III поначалу полагал, что это затея бесперспективная, что населению южногерманских государств по духу и по культуре куда ближе французы, чем пруссаки. Но когда вмешавшаяся в процесс Австрия в 1866 г. была разбита в грандиозной битве при Садовой (435 тысяч участников с обеих сторон!), и только категорические возражения Бисмарка удержали короля Вильгельма от намерения присоединить к Пруссии всю империю Габсбургов - стало очень тревожно.

Но Луи Наполеон был человеком не робкого десятка, что не раз доказывал на протяжении жизни. Когда в 1870 г. Испанию сотрясала очередная революция, и ее кортесы предложили трон принцу из прусского дома Гогенцоллернов - французский император заявил решительный протест. Как разумный глава государства, он не мог допустить, чтобы его страна с обеих сторон была охвачена силами враждебно настроенной династии. Вильгельм Прусский идти на обострение в тот момент, по-видимому, не хотел, но и твердого согласия отозвать кандидатуру своего родственника не дал. И тогда 15 июля 1870 г. Наполеон III объявил Пруссии войну.


Как мы уже отметили, он допустил серьезный внешнеполитический просчет, слишком понадеявшись на лояльность южногерманских государств. Те решительно примкнули к Пруссии - не зря на протяжении уже нескольких десятилетий во всех немецких землях велась усиленная националистическая пропаганда. Англия сохранила нейтралитет. Италия была в обиде на ту позицию, которую занял Наполеон III в связи с Папской областью. И ей, и России было выгодно поражение Франции. Итальянцы смогли бы наконец получить Рим, а Россия - отвергнуть ограничения, наложенные на нее после Крымской войны. Всем остальным дело было лишь до себя (не им, так их ближайшим потомкам еще придется об этом пожалеть).

Тогда вряд ли кто в полной мере мог представлять, какая силища собралась за Рейном во главе с великим полководцем фельдмаршалом Мольтке. Французские же вооруженные силы не были в надлежащей готовности - на момент начала войны под ружьем оказалась лишь треть штатной численности армии.

Немцы упредили противника, вступив в Эльзас. Сразу стало ясно, что у французов лучше винтовки, но их орудия намного уступают немецким, заряжающимся с казенной части. А главное - что германские генералы ведут войну с упорной целеустремленностью, следуя продуманном/ стратегическому плану. Французские солдаты воевали самоотверженно, но этого оказалось недостаточно.

Было много жарких сражений, иногда французы добивались успеха, но вскоре сложилась удручающая для них ситуация. Одна огромная армия во главе с маршалом Базеном была окружена в Меце, другая, поспешившая ей на помощь - под Седаном, близ бельгийской границы. В последней находился, несмотря на болезнь, и Луи Наполеон.

В начале сентября при капитуляции под Седаном в плен сдалось свыше ста тысяч французов, в том числе их император. Перед этим Луи Наполеон направил к королю Вильгельму своего адъютанта с посланием: «Так как мне не удалось умереть посреди моего войска, то мне остается только вручить свою шпагу Вашему Величеству». Вильгельм отнесся к пленному государю по-рыцарски. При личной встрече он предложил ему расположиться в своем замке под Кассе-лем (оттуда Луи Наполеон был вскоре отпущен в Англию, где скончался 9 января 1873 г.).

Но в других случаях победители не были так любезны с захваченными французами. Бисмарк вообще считал, что германская ар мия проявляет высокое человеколюбие, сохраняя пленным жизнь, а не убивая их на месте. С населением тоже обращались немилосердно: на оккупированных территориях брались заложники, и за каждого убитого в тылу немца расстреливали до сотни французов.

Маршал Базен, после нескольких неудавшихся попыток прорыва, капитулировал в Меце 27 октября. При этом в плену оказалось 3 маршала и 180 тыс. солдат и офицеров. Позднее командующий был осужден французским судом за измену. Сначала его приговорили к смертной казни, заменив ее потом на 20-летнее заключение. Но ему удалось бежать.


***

Когда в Париже узнали, что император в плену, там произошла революция. 4 сентября 1870 г. Луи Наполеон был низложен, так же как и его династия. Франция стала республикой. Лион, Бордо и Марсель высказались за республиканскую форму правления еще раньше, чем столица.

Но спешно сформированному временному «правительству национальной обороны» во главе с Тьером было пока не до революционных преобразований. Германские войска подошли к Парижу и осадили его. Тьер отправился искать поддержки у иностранных дворов, а вице-председатель Жюль Фавр заявил, что «Франция больше не уступит ни одной пяди земли, ни одного камня крепостей». Лидер левых республиканцев Леон Гамбетта улетел из города на воздушном шаре и возглавил формирование новых армий в провинциях.

Однако шансов на успех было мало. После обнадеживающей победы под Орлеаном последовали новые поражения. Численность германской армии приблизилась к миллиону - был мобилизован ланд-свер, обученные резервисты. Франция же могла противопоставить не более 600 тысяч человек, плохо вооруженных и еще хуже организованных.

Зимой в осажденном Париже начался голод. Ели кошек и собак, добрались до животных из зоосада. Крысы продавались по два франка за штуку, что почти равнялось дневному заработку рабочего. В январе 1871 г. немцы начали обстреливать город из тяжелых орудий.

Временное правительство вынуждено было приступить к переговорам о мире. «Железный канцлер» Бисмарк потребовал уступки Эльзаса и Лотарингии и уплаты 5-миллиардной контрибуции. Собравшееся в Бордо национальное собрание приняло эти условия. %: 779 НИ *

Но Франции было уготовано еще одно унижение. Не где-нибудь, а в Зеркальной галерее Версальского дворца по инициативе Бисмарка 18 января 1871 г. собрались германские короли и князья и провозгласили создание Германской империи. Прусский король стал ее императором (кайзером) Вильгельмом I.


***

В период осады в Париже была сформирована 300-тысячная национальная гвардия - но не буржуазная, а состоящая преимущественно из рабочих, ремесленников, молодежи. Настроена она была патриотически: «Война до последней крайности».

Сообщение о фактической капитуляции страны было встречено с негодованием. Членов перебравшегося в Версаль Национального собрания, представляющих в основном крестьян, землевладельцев и крупную буржуазию, называли деревенщиной, испугавшейся войны и безразличной к судьбе отечества.

После заключения перемирия, когда кольцо осады было разжато (но уходить с позиций немцы не торопились), состоятельные жители поспешили покинуть город. На оставшееся же простонародье обрушились безрадостные новости. Правительство Тьера постановило прекратить выплату жалованья национальным гвардейцам - хотя для многих эти полтора франка в день были единственным источником существования. А еще власти потребовали немедленной оплаты квартир и вообще всех задолженностей, отсроченных на время осады. Это грозило разорением и мелкой буржуазии.

Но народ был вооружен. Центральный комитет национальной гвардии взял на себя власть в городе и поднял красное революционное знамя. Когда 18 марта посланный правительством отряд прибыл на Монмартр, чтобы забрать установленные там пушки, гвардейцы отразили его силой оружия, а двое захваченных генералов были расстреляны. После этого Тьер заявил, что отказывается от любых переговоров, и стал стягивать к Версалю силы для усмирения столицы.

А в ней была провозглашена Парижская коммуна. Это означало, что город стал полностью самоуправляемым. На спешно проведенных выборах был избран совет коммуны - орган, памятный еще по 1793 г. как наиболее революционно решительный. Но в нем не было ни единства, ни ясного представления, что делать дальше. В руководстве было несколько идейно подкованных социалистов, большинство же воспринимало происходящее в соответствии со смутными представлениям о днях якобинской диктатуры.


Коммуна обратилась ко всем городам Франции с призывом последовать примеру Парижа, но большого отклика он не встретил. Во-первых, 'V/.''y'* провинция всегда недолюбливала па- \ "*v, у рижан, а во-вторых, у многих были J ^ * 5й***-, '«3 4rt сильны опасения, как бы не «социа- ** ** лизировали» их собственность. Осо- г «^сЧ «/U^- ^ бенно боялись этого крестьяне- а ^ ^; 4 ' t N ы ведь правительственная армия со- Ai г S'! стояла в основном из них. Руководство коммуны стало 'j| ftlif'd 4»h строить обширные планы по преоб- v II m^gi разованию жизни на началах справедливости, но ему было отпущено Коммунары (Домье) слишком мало времени - всего 70 дней. Успели вернуть из ломбардов предметы первой необходимости заложившим все до нитки беднякам, установить контроль за ценами, низвергнуть Вандомскую колонну, отлитую из захваченных под Аустерлицем русских и австрийских пушек - как символ преступных захватнических войск (за эту акцию художнику Густаву Курбе, отвечавшему в коммуне за культуру, пришлось потом некоторое время провести в тюрьме). Но уже 21 мая версальские войска проникли в Париж (западные ворота оказались неохраняемыми - скорее всего, вследствие измены) - и началась «кровавая неделя».

Побоище было страшное. Версальцы расстреливали, прикалывали штыками всех, кого захватили с оружием в руках или просто заподозрили в сопротивлении. В ответ коммунары расправились с ранее захваченными заложниками - среди убитых был архиепископ Парижский монсеньор Дарбуа, стали поджигать целые кварталы в центре города - спалили в том числе Тюильри. От этого правительственные войска озверели еще больше. Им сильно пришлась на руку проведенная бароном Османном реконструкция города: не раздумывая, они открывали шквальный артиллерийский огонь вдоль широких городских улиц и бульваров и быстро продвигались от площади к площади.

После того, как пала последняя баррикада, как закончился последний бой на кладбище Пер-Лашез и захваченные там коммунары были расстреляны у его стены - началась резня. В боях версальцы потеряли убитыми не более 5 тысяч, коммунары - около 15 тысяч. В последующих расправах погибло, по некоторым оценкам, до 30 ты* NN 721 5 сяч человек. Из ворот казарм, в которых вершился скорый суд, текли кровавые ручьи. Когда ярость победителей уже улеглась, капитулировали два расположенных за городской чертой форта - там были расстреляны только командиры. Долго еще проходившие судебные заседания отправили тысячи людей на каторгу и в ссылку. Для сравнения: за все время франко-прусской войны французская армия потеряла погибшими в боях примерно 50 тысяч человек.

Париж лишился половины маляров, кровельщиков, водопроводчиков, трети краснодеревщиков - они погибли. Коммуна на многие десятилетия стала символом непримиримой борьбы пролетариата с буржуазией - хотя, исходя из социального состава участников восстания, его нельзя однозначно назвать пролетарским. С другой стороны, классовая ненависть была налицо: «Одетые в солдатские шинели простые крестьянские парни» (штамп советской исторической науки) готовы были в клочья разорвать «парижских голодранцев», помысливших о «справедливом перераспределении» или обобществлении их земельных наделов. А ведь в дни коммуны захватов имущества не было.

Последний защитник баррикад скончался в 1942 г. в Новосибирске, где он доживал свои дни в эвакуации во время Второй мировой войны.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх