Загрузка...


5 NN НИ «

Ламенне выступил с требованиями всеобщего избирательного права и свободы общественных союзов. Правда, для своего времени его взгляды оказались слишком смелыми - папа осудил их крайности.


РЕВОЛЮЦИЯ 1848 ГОДА

В 1847 г. в стране разразился экономический кризис. Предыдущим летом сначала засуха, потом проливные дожди погубили значительную часть урожая. На следующий год от болезни сильно пострадал картофель - основной продукт питания многих простых людей. Большинство населения тратило деньги на резко подорожавший хлеб, на приобретение промышленных товаров их не оставалось. Цены на продукты росли еще и потому, что действовал запрет на ввоз зерна из-за рубежа.

А в промышленности возникли свои проблемы. Железнодорожный бум породил спекуляции, в результате которых возросла стоимость перевозок. Это ударило по многим отраслям, особенно металлургической. Как следствие - банкротство предприятий, массовые увольнения создали условия для первого системного кризиса капитализма.

Всеобщее недовольство сделало политическую ситуацию более напряженной. В рабочих, студенческих, интеллигентских кругах все популярней становились социалистические идеи: во всех бедах обвиняли правительство и проводимый им экономический либерализм. Буржуазия все настоятельнее требовала расширения избирательных прав.

Поскольку митинги и собрания были запрещены, оппозиционные активисты взяли на вооружение «тактику банкетов». По всей Франции в буржуазной среде устраивались многолюдные застолья, во время которых звучали политические речи и тосты. Собравшиеся требовали предоставления права голоса всем членам национальной гвардии и людям с высшим образованием, а также исключения из палаты государственных служащих.

День 22 февраля 1848 г. был праздничным, и в Париже был намечен большой банкет с участием многих депутатов и командиров национальной гвардии. Однако премьер Гизо, раздраженный и неверно оценивший ситуацию, накануне запретил подобные мероприятия. И этого оказалось достаточно.

К вечеру 22 февраля в некоторых кварталах, прилегающих к центральным, стали собираться толпы возбужденных людей и было по строено несколько баррикад. Наутро рабочие и студенты двинулись в западную, аристократическую часть города, требуя отставки Гизо и его кабинета. Среди протестующих некоторые были вооружены. Правительство попыталось навести порядок с помощью национальных гвардейцев, но те, сами в большинстве своем недовольные буржуа, действовали неохотно. Многие присоединились к манифестантам.

Луи-Филипп пошел на уступки. Гизо был отстранен. Люди не расходились, но их настроение стало меняться, возможно, дело закончилось бы миром - многие сохраняли симпатии к своему добродушному и общительному королю. Но произошел инцидент: охранявшие здание министерства иностранных дел пехотинцы неожиданно открыли огонь по демонстрантам. Несколько человек было убито. Кто.приказал стрелять, так и осталось невыясненным.

Этот трагический случай решил судьбу короля Луи-Филиппа. Тела убитых стали возить по всем улицам, их сопровождало множество разгневанных людей, раздавались крики и призывы «к оружию!». С колокольни церкви Сен-Жермен-о-Пре загремел набат. Баррикады появились повсюду.

Луи-Филипп решил действовать силой. Но когда утром 24 февраля он стал объезжать строй своих предполагаемых защитников, солдаты в ответ на королевское приветствие угрюмо молчали, а национальные гвардейцы выкрикивали те же лозунги, что и восставшие.

Упавший духом государь вернулся в свои апартаменты. Находившийся при нем журналист Эмиль Жирарден первым решился предложить отречься. Его слова подхватили другие приближенные. Луи-Филипп понял, что другого выхода нет. Но, желая сохранить трон за Орлеанским домом, он отрекся в пользу своего внука. Затем обрядился в простую одежду, сел в наемную карету и в сопровождении эскадрона кирасиров отправился в Сен-Клу.

Когда текст отречения доставили в палату депутатов, туда уже ворвались народные толпы. Часть заседавших разбежалась. Оставшиеся, среди них Ламартин, объявили себя сторонниками республики. О сохранении монархии не могло быть и речи. Тут же был составлен список временного правительства. С ним направились в здание ратуши, где находились руководители народного выступления. Там настроение было более радикальным, поэтому состав временного правительства был дополнен социалистом Луи Бланом и политиком-демократом Ледрю-Ролленом. Радикальные республиканцы хотели добавить других сторонников революционных перемен, но умеренные их не поддержали.


Король с семьей отбыл в Англию. Там изгнанникам оказал помощь родственник, бельгийский король Леопольд I. Он предоставил им свой замок Клермонт, где Луи-Филипп и скончался в августе 1850 г. в возрасте 77 лет.


***

Во главе правительства встал Альфонс Ламартин, не только политический деятель, но и известный поэт-романтик. Он и его сторонники занимали умеренную позицию: считали необходимым ввести всеобщее избирательное право (под «всеми» понимались, разумеется, взрослые мужчины), но не затрагивать права собственности и отношений труда и капитала.

Левые назвали себя «партией социальной республики» и сделали своим символом красное знамя. Один из их лидеров Ледрю-Рол-лен, вошедший в правительство, мечтал о возрождении якобинской системы с полномочными революционными комиссарами в провинциях. На кого-то подобная революционная романтика могла подействовать, но конкретной программы общественного переустройства у Ледрю-Роллена не было. Социалист Луи Блан, напротив, хоть сейчас готов был приступить к «организации труда», то есть к социалистическим реформам.

Управление страной взяли на себя все же умеренные. Было введено всеобщее избирательное право. Ламартин обратился ко всем европейским правительствам с успокоительным заявлением: Франция не собирается никуда экспортировать свою революцию. Но успокаивай, не успокаивай - опасное брожение охватило многие страны, и вскоре полыхнул всеевропейский пожар (Россию Бог миловал - у нее был Николай I). Тем не менее Франция действительно никому не помогла - революции повсюду были подавлены.

Рабочим, которые оставили на всякий случай при себе оружие и организовали свою национальную гвардию, гарантировали право на труд - государство обязалось обеспечить каждому возможность заработка. Была создана «комиссия для рабочих» во главе с Луи Бла-ном - для решения их проблем. В ее работе принимали участие депутаты от рабочих. Комиссия уменьшила продолжительность рабочего дня, предложила ввести третейский суд для решения споров между хозяевами и работниками.

Но не прошло и двух месяцев, как положение опять обострилось. Радикалы выдвигали все новые требования, умеренные отвечали, что правительство и так зашло слишком далеко. Когда в ра тушу явились рабочие гвардейцы, чтобы заявить о необходимости «уничтожения эксплуатации человека человеком и устройства организации труда в виде ассоциаций» - их встретили «мохнатые шапки», как называли членов традиционной буржуазной национальной гвардии. Они выкрикивали свой лозунг: «Долой коммунистов!» До кровопролития дело не дошло, но министр внутренних дел Ледрю-Роллен, недавно мечтавший о якобинских порядках, перешел на позиции умеренной буржуазии.

Правительство приняло решение организовать «национальные мастерские» - то есть занять на общественных работах нуждающихся безработных. В условиях экономического кризиса таких становилось день ото дня больше, и в поисках куска хлеба они все прибывали и прибывали из провинции в Париж.

Никто не собирался подыскивать им работу по специальности, всем скопом их направляли на землекопные работы на Марсовом поле - в сущности, никому не нужные. Когда бедолаг насчитывалось 6 тысяч, им платили по 2 франка в день. Но когда стеклось 100 тысяч человек, плату понизили до 1 франка. Однако и на такую подачку у правительства денег не хватало, и оно вынуждено было ввести надбавку «на национальные мастерские» к существующим уже налогам.


***

Крестьяне, составлявшие большинство населения, эту меру восприняли не просто с неудовольствием - они стали враждебно относиться и к правительству, и к республике. Сельский люд успел проникнуться страхом перед социалистическими идеями (разумеется, зная о них лишь понаслышке или благодаря разъяснениям своих кюре), и опасался, что крестьянские поля «обобществят». Поэтому, когда прошли выборы в Учредительное собрание, там оказалось много консерваторов - сторонников двух свергнутых династий и клерикалов. В большинстве же оказались умеренные республиканцы.

Революционеры - коммунист-утопист Бланки и социалист Бар-бес организовали попытку вторжения толпы своих сторонников (к ним примкнуло немало политэмигрантов) в зал собрания, чтобы провозгласить свое временное правительство, но «мохнатые шапки» отбили нападение.

Учредительное собрание приняло решение закрыть «национальные мастерские», предложив безработным вступить в армию или отправляться рыть землю в провинцию. Рабочие, на руках у которых было немало оружия, ответили восстанием. Простонародные кварталы Парижа покрылись баррикадами. $» ^фп§ 699 §гф^ -2

Собрание поставило во главе наличных войск генерала Эжена Ка-веньяка и наделило его чрезвычайными полномочиями. К армейским частям присоединилась буржуазная национальная гвардия, из пригородов и соседних городов непрерывно прибывали отряды буржуазии. Четыре дня (22-25 июня 1848 г.) продолжались ожесточенные бои, в которых с обеих сторон погибло около 10 тысяч человек.

Кавеньяк, ведший наступление на рабочие кварталы по всем правилам военного искусства, добился победы. Далее - расправа над побежденными в худших традициях гражданских войн. Пленных расстреливали, захваченных руководителей восстания сослали на каторгу в Кайенну (французская Гвиана). Луи Блану удалось бежать за границу. Были закрыты все социалистические газеты.


***

Конституция 1848 г., принятая Учредительным собранием, начиналась словами: «Перед лицом Бога и во имя французского народа». Далее говорилось о любви к отечеству и братской взаимопомощи. Но право на труд эта конституция не гарантировала, ее авторы ограничились расплывчатыми положениями о помощи неимущим в пределах возможного. А еще вводился пост президента, избираемого всеобщим голосованием. Президент наделялся полнотой исполнительной власти. Он был главнокомандующим, мог по своей воле назначать министров. В условиях, когда власть в департаментах принадлежала не местным выборным органам, а чиновникам, при известном стечении обстоятельств президент вполне мог превратиться в диктатора.

На президентских выборах умеренные республиканцы выдвинули своим кандидатом генерала Кавеньяка. Но, вопреки ожидани* NN 700 НИ л ям, победил не он. С огромным перевесом (5,5 млн. голосов против 1,5 млн.) президентом стал племянник великого императора - Луи Бонапарт.

Отцом его был брат Наполеона Людовик, занимавший одно время должность голландского короля, но упраздненный за саботаж континентальной блокады. Матерью Луи была Гортензия Богарнэ, падчерица императора (дочь Жозефины от первого брака). В 1810 г. родители расстались, а двухлетний малыш остался с матерью.

При Бурбонах все Бонапарты эмигрировали или были отправлены в изгнание. Луи учился в Баварии - сначала в гимназии, потом в военной школе. Дальнейшая его судьба полна увлекательных перемен. Он был членом тайного общества карбонариев, боровшихся за освобождение северной Италии от австрийского владычества, и едва избежал ареста.

В 1832 г. мать и сын вернулись во Францию, где были благосклонно приняты королем Луи-Филиппом. В июле того же года, после смерти сына императора («Наполеона II»), молодой человек стал главой дома Бонапартов.

Некоторое время он служил в чине капитана в Швейцарии. А в 1836 г. с небольшим числом сподвижников пытался поднять на восстание гарнизон Страсбурга на севере Франции. Заговорщики рассчитывали, что солдаты, едва завидев племянника великого дяди, сразу двинутся под его руководством на Париж - сажать на престол. Кое-кто действительно проникся было энтузиазмом, но дело кончилось арестом. Луи-Филипп отнесся к смутьяну добродушно, вручил ему 15 тысяч франков и отправил в Нью-Йорк.

В Америке Луи Бонапарт задержался не надолго. Перебрался в Англию, где вел образ жизни, подобающий джентльмену, и сделался заядлым охотником. Но когда в 1840 г. тело императора Наполеона по желанию короля Луи-Филиппа было доставлено во Францию и перезахоронено в соборе Дома инвалидов, когда в связи с этим усилились бонапартистские настроения - изгнанник затеял новую авантюру.

Высадившись в Булони с небольшим отрядом, он, в точности следуя сценарию четырехлетней давности, предстал перед солдатами пехотного полка во всех регалиях наполеоновской эпохи. Кто-то принялся его восторженно приветствовать, кто-то попытался арестовать. Луи выстрелил из пистолета, но поранил своего же сторонника. Заговорщиков вынудили ретироваться, а вскоре задержали. На этот раз король по-настоящему разгневался: главу дома Бонапартов приговорили к пожизненному заключению в крепости.


Там он писал брошюры (довольно содержательные) на общественно-политические темы и каким-то образом стал отцом двоих детей. В 1846 г. ему удалось бежать. В крепости проводили ремонт, и знатный узник, внимательно изучив характерные повадки рабочих, однажды сбрил усы и бороду, переоделся в блузу - и был таков. Вскоре он был в Бельгии, потом опять в Англии.

Во Францию он вернулся в 1848 г. - но опять не без происшествий. Сначала, после февральской революции, временное правительство выдворило его. И только в сентябре удалось, наконец, твердо стать на родную землю (по слухам, при высадке над Луи Бонапартом парил ручной орел).

На ней, на родной земле, обстановка к тому времени существенно изменилась. В умеренных республиканцах разочаровались и народ, нуждами которого перестали интересоваться, и буржуазия, которой в очередной раз стала грезиться сильная рука. Какой, как многие хорошо помнили, обладал дядюшка вернувшегося Бонапарта. Луи тоже с некоторого времени предпочитал именоваться дополнительно Наполеоном, так что полное имя его теперь было Луи Наполеон Бонапарт.

Сначала Луи Наполеон победил на выборах в Учредительное собрание. А в октябре 1848 г. вступил в борьбу за президентское кресло и, как мы видели, с разгромным счетом одолел генерала Кавеньяка.


***

Заняв пост, он сразу же вступил в конфликт с собранием, сформировав правительство из представителей консервативных партий - несмотря на то, что там они были в меньшинстве. А летом 1849 г., вопреки воле депутатов, отправил войска на Рим - чтобы помочь папе в борьбе с революционерами (в отличие от дяди, Луи Бонапарт всегда был ревностным католиком). Глава республиканцев Ледрю-Рол-лен потребовал суда над президентом, его более радикально настроенные коллеги обратились к народу с призывом защитить свободу. Но президент ввел осадное положение и закрыл газеты своих противников. Пока этим дело и ограничилось - стороны поуспокоились и стали сосуществовать дальше.

Но в Национальном собрании, сменившем Учредительное, в большинстве оказались монархисты. И тогда Луи Бонапарт, по словам одной из газет, «направил римскую экспедицию вовнутрь»: клерикалы (католическая партия) добились «свободы преподавания», то есть передачи школ в их руки. Радикальные общественно-политиче ские идеи успели нагнать страха на людей добропорядочных. Даже демократ Тьер стал придерживаться того мнения, что «от социализма может спасти только катехизис». Заодно был провален законопроект о всеобщем бесплатном образовании. При его обсуждении министр образования назвал неклерикальных школьных учителей «чиновниками социалистической республики». Духовные ордена, в том числе иезуитский, могли теперь свободно открывать свои учебные заведения. Вскоре во Франции существовало множество католических школ, а обучение девочек почти полностью перешло в ведение женских монастырей.

Потом дело дошло до пересмотра избирательного закона. «Нельзя отдавать решение государственных дел в руки подлой толпы» - еще одно глубокомысленное высказывание Тьера. По закону 1850 г. право голоса теряли люди, не прожившие на одном месте трех лет. А таковыми было множество рабочих, вынужденных постоянно перемещаться по стране в поисках работы. Осужденные за оскорбление властей, за участие в тайных обществах тоже отстранялись от выборов. В целом число избирателей уменьшилось на 3 миллиона.

Луи Наполеон целенаправленно завоевывал себе популярность в армии, проводил своих сторонников на важнейшие государственные посты. Когда он посещал различные департаменты страны, верные люди устраивали манифестации, из рядов которых раздавались восторженные крики: «Да здравствует император!».

Была одна сложность: конституция не позволяла занимать президентский пост два срока кряду. Когда в собрании был поднят вопрос об отмене ограничения - оно не согласилось. Вернее, не оказалось достаточного большинства, необходимого для внесения изменения в конституцию. Тогда Луи Наполеон взялся за знакомое уже дело - стал готовить переворот. Только теперь это было не прежние ребячливые выходки.

Поздно вечером 1 декабря 1851 г. жандармы заняли государственную типографию. К утру там во множестве экземпляров была напечатана прокламация, сразу же распространенная по всему Парижу. До сведения населения доводилось, что Национальное собрание распущено как «гнездо заговоров», что отныне до выборов допускаются все граждане без всяких цензов и что готовится проект новой конституции. Было задержано и выслано из столицы 80 депутатов, которые могли бы оказать сколь-либо активное противодействие перевороту - среди них Тьер и Кавеньяк.

Все же несколько радикальных депутатов, которых упустили из вида, стали обходить предместья, призывая народ на баррикады. Но









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх