Загрузка...


65/

А ведь стоило серьезно задуматься над предложением, а не наживать новых врагов. К тому времени в Испании успешно действующий Веллингтон успел занять Мадрид. Вскоре он вышел к Пиренеям. И появился еще один противник. Маршал Бернадот, как мы помним, еще в 1798 г. женился на бывшей невесте Бонапарта Дези-ре Клари (вскоре ее сестра Жюли вышла замуж за брата Наполеона Жозефа). В 1805 г. император пожаловал ему титул князя Понтекорво. А в 1810 г. шведский парламент ввиду бездетности короля Карла XIII избрал Бернадота наследником шведского престола, и он стал фактически регентом королевства (вероятно, такой выбор был мотивирован в том числе тем, что шведы хотели улучшить отношения с Наполеоном). И вот теперь Швеция была готова вступить в войну на стороне антинаполеоновского союза. Интересно, что на груди наследника престола красовалась татуировка «смерть королям» (а в 1818 г. Бернадот сам стал одним из королей под именем Карла XIV. Династия Бернадотов и сегодня царствует в Швеции).

Но Пиренеи были далеко, Швеция довольно слаба, а пока что Наполеон одержал очередные победы - в большом сражении при Бауцене и в схватке с арьергардом союзников под Герлицем.

В последнем бою произошел драматический эпизод. Противник уже отступал, но маршал Дюрок, один из самых близких Наполеону людей, сказал Коленкуру: «Вы видите, он совсем не изменился. Он ненасытно ищет битв… Конец всего этого не может быть счастливым». В этот момент срикошетившее от дерева ядро сразило провидца. Умирая, Дюрок успел пожелать императору победы и мира, а тот ответил: «Прощай, может быть, мы скоро свидимся». После этого стали замечать, что император неоправданно подвергает себя опасности.

Стараниями Меттерниха было заключено перемирие, а 28 июня 1813 г. он прибыл к императору в Дрезден. Австрийский министр понимал, что его стране невыгодна решительная победа ни одной из противоборствующих сторон, а потому надо еще раз попробовать склонить их к соглашению.

Беседа получилась более чем напряженная. Как только Меттер-них заговорил об уступках с французской стороны, Наполеон пришел в ярость. Кричал, что «будьте готовы мобилизовать миллионы людей, пролить кровь нескольких поколений и вести переговоры у подножия Монмартра», что ему «нужно оставаться великим, славным, вызывающим восхищение».

Меттерних ответил, что в покое и мире нуждается и Франция, что он видел французских солдат последнего призыва - это совсем еще дети. А кто встанет в строй, когда погибнут они? Ответ был достаточно циничен: «Вы не военный… вы не привыкли презирать свою и чужую жизнь. Что для меня значит 200 тысяч человек?».

Наполеон наговорил еще всякого. Что он действительно жалеет о погибших в России 100 тысячах лучших французских солдат (на самом деле в московском походе погибло около четверти миллиона французов), но большинство остальных были немцами (здесь он сделал презрительную гримасу, и Меттерних заметил, что не следовало бы приводить такого аргумента ему, немцу). Что он оказал Австрии великую честь, взяв в жены Марию Луизу, и что это было ошибкой с его стороны. Спросил, сколько заплатили Меттерниху англичане. Закончил же такими словами: «Хорошо, пусть будет война! Но до свидания, увидимся в Вене!».

Переговоры представителей воюющих сторон в Праге тоже ни к чему не привели, и 11 августа Австрия объявила Франции войну.


***

Теперь Наполеону противостояли войска четырех держав: России, Пруссии, Австрии и Швеции, чьи силы намного превосходили его. Общее командование над ними было доверено австрийскому фельдмаршалу Шварценбергу.

Но в это время в ставку Александра I, находившегося, как и Фридрих Вильгельм, при армии, прибыл вернувшийся из Америки французский генерал Моро, высланный туда после заговора Кадуда-ля. Пригласить его рекомендовал Бернадот. Моро был действительно талантливым полководцем. Александр, пообщавшись с ним, пожелал, чтобы он сменил Шварценберга на посту командующего.

Однако судьба распорядилась иначе. Под Дрезденом Наполеон напал на вознамерившихся овладеть городом союзников и добился большого успеха. В этой битве генерал Моро погиб. Среди солдат обеих армий возникла легенда, что Наполеон узрел изменника в подзорную трубу, весь в гневе, лично зарядил пушку - и сразил его. На самом деле французский император заприметил на неприятельской стороне группу всадников явно из числа высшего командного состава и приказал сосредоточить на ней огонь батареи. Среди этих всадников были Александр I и Моро, которому ядром оторвало обе ноги. Перед смертью он успел дать русскому царю совет: не воюйте с императором, воюйте с маршалами. В этом же сражении погиб русский генерал-майор Федор Алексеевич Луков - единственный в русской армии генерал недворянского происхождения (он был из солдатских детей). 5 -зН 653 НИ- *

Совет Моро оказался ценнейшим: Наполеон почти неизменнб побеждал в битвах, но другие его полководцы, действуя самостоя| тельно, зачастую терпели неудачи. Так, в сражении 29-30 августа при Кульме был разбит и взят в плен генерал Вандамм - это скра^ сило союзникам горечь поражения под Дрезденом. Император же и с малыми силами буквально творил чудеса. Но силы таяли - германские его части были ненадежны, не желавшие воевать немцы массами покидали ряды армии.


***

Наконец, состоялась вторая в истории «битва народов» - 16, 18 и 19 октября 1813 г. под Лейпцигом (вспомним, что первая произошла в 451 г. на Каталаунских полях в Шампани). У Наполеона была 150-тысячная армия, ей противостояло 160 тысяч австрийцев и русских под командованием Шварценберга и 60 тысяч пруссаков во главе с Блюхером. У французов было 600 пушек, у союзников 1 400.

В первый день Наполеон добился некоторого успеха против Шварценберга, а его маршал Мормон выстоял против атак Блюхера. Французы потеряли около 30 тысяч человек, союзники около 40 тысяч. Ночью к обеим сторонам подошли подкрепления, но к союзникам гораздо большие.

На следующий день убирали раненных. 18 октября Наполеон пошел в наступление с целью оттеснить противника, чтобы обеспечить себе надежный путь для отхода - союзники имели теперь двойной перевес. Бились еще яростнее, чем 16-го, но в самый разгар боя сражавшиеся на стороне Наполеона саксонцы неожиданно присоединились к неприятелю, повернули пушки и тут же открыли огонь по недавним соратникам.

Тем не менее французы, хотя и отошли к Лейпцигу, держались. Однако Наполеон понимал, что отступать теперь придется в тяжелых условиях - через город, а потом по мостам через реку Эльстер.

Отход начался в темноте и продолжался весь день 19 октября при непрерывных атаках противника. Французы, теснившиеся на улицах Лейпцига и на мостах, несли огромные потери от орудийного огня. В довершение саперы раньше времени взорвали мосты, и 28 тысяч человек, в том числе корпус Понятовского, доблестно прикрывавший отступление, оказались отрезанными. Сам маршал, получивший ранение, попытался переплыть реку верхом на коне, но утонул.

Общие потери французов за эти дни составили 65 тысяч, союзников - 60 тысяч. Это было самое кровавое побоище наполеоновских









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх