Загрузка...


I 480 ^ *

Франция билась с полным напряжением сил. Были даже одержаны две важные морские победы над британским флотом - впоследствии это очень редко кому удавалось. В ход пошел и Иаков II, которого очень ласково приветили в Версале. Французским агентам удалось поднять в католической Ирландии всеобщее восстание в поддержку его как законного английского короля. Но в битве при Бойне в 1690 г. Вильгельм нанес ирландцам сокрушительное поражение и вскоре с восстанием было покончено. А в 1692 г. неудача постигла французский флот в сражении в Шербурской гавани, и на море опять стали господствовать англо-голландские эскадры.

На суше же французской армии по-прежнему сопутствовали успехи, хотя разброс ее сил внушал опасения: бои шли в Нидерландах, на берегах Рейна и Мозеля, в Альпах, в восточных Пиренеях. В 1697 г. была взята Барселона - успех немалый.

Беды пришли оттуда, откуда их давно надо было ждать: опустела казна, а пополнять ее становилось все труднее. Уже в 1690 г. пришлось отправить в переплавку знаменитую версальскую мебель, отлитую из чистого серебра, а потом и все прочие предметы дворцового обихода из драгметаллов. Печальная участь постигла даже королевский трон!

А еще через несколько лет можно было говорить о повсеместном опустении деревень: их жители разбегались куда глаза глядят, предпочитая нищенствовать или промышлять у большой дороги, чем вкалывать ради уплаты убийственных налогов.

Пришлось вступить в переговоры. Заключенный в 1697 г. Рисвик-ский мир нельзя назвать удачным. Франция признавала Вильгельма английским королем и обязывалась не оказывать никакой поддержки Стюартам. Был восстановлен суверенитет герцогства Лотарингско-го, еще в 1633 г. захваченного Ришелье. Испании вернули Люксембург и Каталонию с Барселоной. Захваченный в первые дни войны Страсбург - вот вся добыча, взятая ценой большой крови и разорения.


***

Но главное кровопролитие еще предстояло. Восемнадцатое столетие началось с одной из самых больших его войн - за Испанское наследство.

В 1700 г. скончался, не оставив наследника, испанский король Карл П. Перед смертью он объявил своим преемником внука Людовика XIV - Филиппа Анжуйского, но оговорил условие, что Испания никогда и ни при каких обстоятельствах не может попасть под сюзеренитет французской короны.


Людовик любезно согласился на оказанную его внуку честь, но сохранил за ним право и на французский престол. Ход его мысли был ясен всей Европе: открывался путь к тому, чтобы Франция вобрала в себя и Испанию, и все ее необъятные владения за океаном. Не говоря уже о европейских - пусть не огромных, но стратегически очень важных. К тому же в бельгийские города сразу были введены французские гарнизоны.

Можно ли было мириться с таким политическим раскладом? Только что могучая Аугсбургская лига не смогла одолеть в открытом бою королевство Людовика - а как будет совладать с грядущим в недалекой перспективе монстром?

Дожидаться этого никто и не собирался. Уже в сентябре 1701 г. была восстановлена анатифранцузская коалиция, и австрийские войска вторглись в Миланское герцогство - оно тоже принадлежало теперь внуку Филиппу как испанскому королю. Войсками командовал великий полководец принц Евгений Савойский. Когда-то он предлагал свои услуги Людовику XIV, но тот их почему-то не принял - и имя принца Евгения стало наиславнейшим в военной истории Австрийской империи (будем отныне именовать ее так, хотя де-юре она все еще оставалась Священной Римской империей германской нации).

Хотя французы поначалу бились успешно, после перехода Са-войского герцогства (Евгений происходил оттуда) на сторону противника, Милан в 1702 г. был утрачен. Англичане во главе с другой военной знаменитостью герцогом Мальборо высадились в Бельгии. Бои развернулись также на немецкой земле за Рейном.

В Испании войну против новоявленного короля Филиппа возглавил второй сын императора Леопольда - Карл. Именно его коалиция хотела бы видеть на испанском престоле. Его союзником стал португальский король.

Но оказалось, что Франция еще в силе - хотя, как видим, на нее навалились всем скопом. Ее войска опять заняли Лотарингию, а в 1703 г. перешли Дунай и стали угрожать Вене. На выручку к императору Леопольду бросились Евгений Савойский и герцог Мальборо, и в большом сражении при Гехштедте (1704 г.) нанесли французам серьезное поражение. Те были вынуждены очистить всю южную Германию. В войне обозначился перелом, хотя продолжалась она еще долго и география ее расширялась.

В 1707 г. все прелести войны смогли вкусить сами французы: сорокатысячная австрийская армия перешла через Альпы, вторглась в Прованс и осадила Тулон. Правда, успеха не имела и отступила в большими потерями.


В Испании Филипп держался с огромным трудом: его отвергли северные провинции, и он вынужден был бежать из Мадрида. Спасала только поддержка кастильцев.

Людовику XIV на руку были выпадавшие ему передышки в боевых действиях. Связаны они были с противоречиями между участниками враждебного ему союза. Император стоял на том, что ему по праву должно принадлежать все испанское наследство. Англичанам же и голландцам такая разбухшая империя была нужна не больше, чем супер-Франция. Они стояли за раздел наследства как на континенте, так и в колониях, за предоставление им баз на всех берегах и за преимущества в морской торговле. Поэтому, когда после очередной победы явственней вырисовывался конечный успех - начиналось выяснение отношений на дипломатическом уровне, а Людовик успевал вновь собраться с силами.

Но теперь в переплавку шла уже не только дворцовая мебель, но и столовые сервизы. Госпожа де Ментенон вместо белого хлеба стала вкушать черный. Но это, возможно, для показухи - а вот то, что во Франции начался голод, и он, в сочетании со страшными зимними холодами 1709 г., в одной только провинции Иль-де-Франс унес 30 тыс. жизней, - это было горькой действительностью.

В сентябре 1709 г. у Мальплаке в Бельгии произошла самая кровопролитная битва столетия. Соединенная англо-голландско-австрийская армия под предводительством все тех же герцога Мальборо и принца Евгения Савойского одержала трудную победу и вступила в северную Францию.

Но тут - очередное «но». Продвижение по французской территории стоило огромных потерь. В Испании ситуация изменилась - Филипп одержал несколько важных побед и стал чувствовать себя гораздо уверенней. В большой битве у Денэма Евгения Савойского постигла неудача. В Англии сменился кабинет министров, герцог Мальборо перестал пользоваться прежней поддержкой. А тут еще кандидат коалиции на мадридский трон Карл стал австрийским императором Карлом VI - и понятно, какие опасения стали выражать задумчивые взгляды его союзников. Большинство государей стало склоняться к тому, что затянувшееся побоище пора заканчивать.

В 1713 г. был подписан Утрехтский мирный договор. Как ни покажется странным, по нему больше всех потеряла не Франция, а Испания. Она лишилась всех своих европейских владений вне Пиренейского полуострова - они по большей части перешли к империи. Англия забрала себе Гибралтар на собственно испанской территории (и до сих пор не похоже, что она собирается его отдавать). Фи липпа признали королем Испании Филиппом V, но от всех прав на французский престол он отказался за себя и за своих потомков (очередной испанский Бурбон Хуан Карлос мирно здравствует сегодня в Мадриде, и дай ему Бог всего наилучшего - равно как и детям, и народу его). Заморские владения Испании оставили.

Англия, помимо Гибралтара, получила лежащий неподалеку остров Менорку: этими приобретениями она обеспечила своему флоту преобладание в Средиземном море. В Северной Америке она вытребовала владения по обе стороны от французской тогда Канады: у Гудзонова залива и вокруг устья реки Святого Лаврентия (с этого плацдарма она и захватила потом всю Канаду). Как истинные приверженцы демократических свобод, англичане добились для себя «асьен-то» - исключительного права перевозить на своих кораблях негров-невольников из Африки в испанские и португальские колонии.

Для Людовика XIV главной потерей было то, что он мог убедиться: ведя эту войну, он не получал патриотической поддержки от своих подданных.


***

Под занавес долгой жизни короля постигли жестокие семейные удары. В апреле 1711 г. оспа унесла его сына, дофина Людовика. Наследником престола стал старший сын покойного герцог Людовик Бургундский. Но на следующий год сначала умирает его жена Мария Аделаида Савойская, а через шесть дней он сам - от лихорадки. Причем вышел большой скандал: после смерти женщины среди ее бумаг обнаружили переписку с главами враждебных держав, и стало ясно, что она долгое время выдавала им важнейшие государственные секреты.

По закону о престолонаследии следующим кандидатом в короли являлся старший сын усопшего герцога Бургундского - герцог Бретонский. Но ребенка уносит скарлатина. Следующий на очереди - его брат, другой королевский правнук, еще один Людовик. На очереди - куда? Малыш покрывается сыпью, налицо признаки сухотки, в нем едва теплится жизнь. Все уже смирились с мыслью, что быть еще одним похоронам - но, к общей радости, мальчик выживает (это будущий Людовик XV).

Исстрадавшийся король, который очень любил всех своих близких, воспринял это как чудо. Но очередных похорон он все же не избежал - в мае 1714 г. скончался еще один его внук герцог Беррийский.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх