Загрузка...


474

выделяли бы отмеченным правительством предпринимателям необходимые для производства помещения и загоняли в них всех праздношатающихся мужчин, женщин и даже детей от 10 лет.

Был запрещен вывоз хлеба - чтобы снизить его цену на внутреннем рынке. Хлеб - основной продукт питания рабочих, поэтому предприниматель мог платить им поменьше, а нанимать их побольше. Расчет удручающе прост: снижается себестоимость, растет прибыль, увеличиваются отчисления в казну, богатеет хозяин, расширяется производство. Больше ничего во внимание не принимается.

Для того, чтобы были снижены транспортные расходы, Кольбер устроил хорошие дороги по основным направлениям движения товаров. Был прорыт протяженный Лангед окский канал, соединивший Бискайский залив через Гаронну со Средиземным морем - отпала необходимость огибать Пиренейский полуостров.

Особенно благоволил Кольбер к мануфактурам предметов роскоши: их основными потребителями были королевский двор, знать, богатый Париж, а также королевские дворы и аристократия всей Европы. При поддержке правительства возникла огромная шелковая мануфактура в Лионе - к концу жизни генерального контролера на ней крутилось 13 ООО станков. В «Отеле гобеленов» под Парижем трудились сообща живописцы, скульпторы, ювелиры, другие искуснейшие мастера всевозможных специальностей. Под руководством королевского художника Лебрена они создавали множество прекрасных изделий, среди них те, что украсили неповторимые интерьеры Версаля.

Для того, чтобы во Франции производилась лродукция высшего сорта, Кольбер не скупился на выписку мастеров из-за границы. Так налаживалось производство сукна по голландским и фламандским образцам, зеркал и кружев - по венецианским, чулок - по английским, жестяных, медных и серебряных изделий - гю немецким.

Чувствуя себя верховным хозяином, правительство навязывало производителям определенную стандартизацию: особыми ордонансами предписывалось, какой длины должны быть штуюи материи, какой толщины нить, какие необходимо использовать красители. Нарушителей ожидало суровое наказание, вплоть до смертной казни. Кольбер считал, что подобные законодательные «костыли» будут необходимы предпринимателям до тех пор, «пока они не на)/чатся сами ходить… Мне всегда казалось, что мануфактуристы упрямо держатся своих ошибок и злоупотреблений; лишь государственные деятели понимают общий интерес». Следуя той же логике, он наставлял интен5- ^фп§ 475 * дантов «строго следить за купцами, которые никогда не хлопочут о благе общем - только бы им добиться небольшой частной выгоды».

Огромные средства ушли на строительство и улучшение французских портов. Специальными премиями поощрялось строительство новых кораблей. Одной из целей было отстранить голландских судовладельцев от перевозки французских товаров. Для этого же устанавливались высокие пошлины на заход иностранных кораблей во французские гавани.

Шла колонизация заморских земель - французы обосновывались на Мадагаскаре, на Вест -Индских островах. В Северной Америке еще раньше была объявлена французской Канада, теперь же появилось владение в устье Миссисипи - чтобы прибрать к рукам торговлю испанской Мексики. Основанная там колония была названа Луизианой - в честь короля Людовика XIV (в конце концов ее продал американцам Наполеон).

По инициативе Кольбера было создано несколько больших торговых компаний: Вест-Индсжая, Ост-Индская, Левантийская, Северная. Они получали монопольные права на общение с заморскими территориями, однако правительство и за океанами подвергало их той же мелочной опеке, что и пригородные парижские мануфактуры.


***

В результате деятельности Кольбера во Франции появилось два новых класса населения: крупная торгово-промышленная буржуазия и ее будущий могильщик (ждем, но не дождемся) - пролетариат. Со временем пролетариям пришлось перебираться в огромные постройки казарменного типа - иногда с семьями, чаще без них. Рабочим не требовалось проходить обязательную для цеховых подмастерьев выучку - но и ни на какую корпоративную защиту они рассчитывать не мопш. Они находились под надзором полицейских судей, и любая попытка нарушить царящие на мануфактуре порядки расценивалась как преступление против общественной безопасности. А порядки местами были очень суровые: на фабрике златотканых материй в Сен-Море под Парижем рабочие практически постоянно находились в производственных помещениях. Отлучка даже на несколько часов должна была зарегистрироваться в особом журнале. Рабочие повсюду давали присягу хранить «фабричную тайну», вести себя благопристойно, ходить по воскресеньям к обедне и не возвращаться домой позже 10 часов вечера. Запрещались пирушки ком-паньонств (товариществ) рабочих.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх