Загрузка...


ЗАПУТАННОЕ ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЕ

Когда умер отец, Карлу VIII (1470-1498, король в 1483-1498 гг.) было тринадцать - возраст уже совершеннолетний по меркам того времени, когда люди не часто надолго задерживались на этом свете. Но Карл рос ребенком болезненным, и Людовик XI заблаговременно назначил регентов королевства - родную сестру наследника Анну Боже и ее мужа, герцога Бурбон-ского Пьера Боже.

Анна тоже была совсем еще молода, но умом и хитростью природа ее не обделила. Это была сильная правительница. Для начала она по-«весила отцовского брадобрея Оливье Дьявола, учредила Королевский совет, созвала штаты.


Карл VIII H 385 ни Потом на долю регентов выпало серьезное испытание - открытое вооруженное выступление герцога Людовика Орлеанского (будущего Людовика XII) и бретонского герцога Франциска. Они считали себя более достойными взять опеку над королем-отроком и возглавить государство.

Судьба Людовика Орлеанского примечательна. Король Людовик XI всегда недолюбливал Орлеанский дом династии Валуа, а потому, когда у 68-летнего герцога Карла родился сын Людовик - частенько злословил, что с этим отпрыском дело явно не чисто. И совсем еще несмышленому малышу подстроил каверзу с дальним прицелом. У него у самого была дочка чуть младшего возраста - Жанна. Девочка страдала врожденным уродством, но внешне это было не очень заметно. Однако было сомнительно, что она сможет когда-нибудь стать матерью. И король уговорил старого герцога обручить детей.

Вскоре обстоятельства с нареченной невестой стали очевидны. Но как ни старались жених и его мать (отец умер) отказаться от такой чести, король настоял на свадьбе (1476 г.). Всем, кто присутствовал на этом торжестве, было не по себе. Четырнадцатилетний жених скрипел зубами и рыдал от бессильной злости, двенадцатилетняя девочка-невеста тоже плакала - от горькой обиды, видя, как воспринимает ее спутник предстоящей жизни.

Время не стало лекарем. Жанна жила в отдельном замке, и только по настояниям короля муж ненадолго посещал ее спальню. А она искренне любила его. Когда Людовик заболел оспой, Жанна, не страшась заразы, неотлучно была у его кровати. Но - сердцу не прикажешь, особенно сердцу честолюбивого молодого сеньора (и «принца крови»).

Что касается честолюбия - Людовик вряд ли мог надеяться занять когда-либо французский престол. Хотя дофин Карл не отличался здоровьем, а братьев у него не было - Орлеанская ветвь была довольно далека от королевской, объединяющий их общий предок Карл V Мудрый правил столетием раньше. В случае чего право наследования получал брат короля Карл - герцог Беррийский (затем Нормандский, затем Гиеньский). Поэтому молодого Людовика куда больше волновали дела итальянские - будучи внуком Валентины Висконти, он мог рассматриваться как претендент на герцогство Миланское. А вообще-то предметом его особого внимания были, - во всяком случае, на внешний взгляд, - забавы да любовные похождения.

Но, как мы помним, брат короля Людовика XI умер странноватой смертью во цвете лет, не оставив потомства. Ранг Людовика Орлеанского на династической лестнице сразу повысился. Быстро дряхлеющий король встревожился за судьбу своего сына, назначил вышеупомянутых регентов, а своего нелюбимого тезку заставил поклясться на Евангелии, что тот не будет стремиться к короне. Герцог, конечно, поклялся - но чего стоят клятвы в высшем обществе, когда они касаются не карточного долга, а престола?


***

Сеньоры Орлеанский и Бретонский выступили в 1485 г. Война была долгой и трудной, но Анна Боже вела ее умело - похоже, она многому успела научиться у своего отца. Летом 1488 г. герцоги потерпели поражение в решающем сражении. Людовик едва в нем не погиб, но уцелел и попал в плен. Его без всякого суда бросили в тюрьму, где он содержался в жутких условиях, постоянно подвергаясь издевательствам стражников.

Бретонец же вынужден был подписать мир на тяжких условиях, а через несколько дней после этого скончался.

Тем временем юный король повзрослел, поднахватался ума-разума, стал крепче здоровьем - и пришла пора его женить.

Нареченная невеста была рядом, в Париже, где она воспитывалась с 1482 г.- Маргарита Австрийская, дочь трагически ушедшей из жизни Марии Бургундской и Максимилиана Австрийского (эрцгерцог успел стать королем и вскоре должен был короноваться как император Священной Римской империи германской нации). Но со времени помолвки уже много воды утекло, а государственные интересы - вещь переменчивая. Анна Боже рассудила, что куда более подходящая пара ее брату Анна Бретонская - дочь и наследница скончавшегося от досады (?) бретонского герцога. Маргарита Австрийская, А в результате - нажили двой- 0нуцка Карт Сштго ную разборку с Максимилианом. Во-первых, ему было обидно и за свою дочь, и за ее приданое - после помолвки к Франции перешли Артуа и Франш-Конте. Во-вторых - обстоятельство еще более серьезное: Анна Бретонская должна была стать супругой не кого-нибудь, а Максимилиана. Отчасти даже уже стала: она была обвенчана в соборе в Ренне (столице Бретани), только роль жениха при этом исполняло доверенное лицо германского короля. Такой обряд широко практиковался в господствующих кругах: он возник вследствие желания уважить родню невесты и предварял основное венчание - уже по месту жительства жениха. С богословской точки зрения акт, конечно, весьма спорный - если бы нашлось, кому его оспаривать.

Сразу же вспыхнул военный конфликт. За честь своего будущего императора вступились некоторые немецкие сеньоры, и тут как тут предложили свои услуги швейцарские наемники. Боевые действия протекали примерно так же, как десять лет назад: на севере, в Артуа германцы захватывали города и замки, а во Франш-Конте французы отбивались довольно успешно.

Но воевали обе стороны не очень охотно. В раздробленной на отдельные княжества Германии у центральной власти, то есть у Максимилиана не хватало средств, а Франция еще не оправилась после недавней усобицы. Да и с этической точки зрения она не очень достойно выглядела в глазах всех европейских дворов, отказываясь возвращать приданое отвергнутой невесты.

Летом 1492 г. приступили к переговорам. Карл VIII и его сестра отстояли свое право на Анну Бретонскую, но отправили из Парижа к отцу отроковицу Маргариту - с собою вместе она увезла и спорные провинции (в конце концов, они достанутся Франции, но это произойдет не скоро - двести лет спустя).

Девушки, послужившие поводом раздора, не были счастливы в семейной жизни. Анна Бретонская, став французской королевой, родила мужу троих сыновей и дочь, но только один мальчик дожил до трех лет, остальные дети умирали еще раньше. Маргариту Австрийскую выдали замуж за кастильского принца, но ее молодой супруг через год скончался. В 1507 г. отец сделал ее наместницей в Нидерландах, и она прославилась там как покровительница искусств (для нее писал картины великий Иеронимус Босх).


***

Женившись, Карл VIII стал более самостоятельным правителем, хотя сестра постоянно находилась при нем. Он выпустил из темницы Людовика Орлеанского, вернул ему все права и владения. Более того, официально объявил его наследником престола - на тот случай, если Бог не даст ему своих сыновей.


Если судить по «Мемуарам» де Коммина (свидетеля, правда, не всегда объективного), «король был юным, неопытным и очень своевольным человеком, а мудрых людей и добрых наставников вокруг него было мало».

Замирившись с Максимилианом, Карл вспомнил, что, как наследник Анжуйского дома, он имеет права на Неаполитанское королевство (давняя история, завершившаяся, как мы помним, в 1282 г. «сицилийской вечерней» - но она же послужила предлогом для череды Итальянских войн).

Начались приготовления к итальянскому походу. В 1494 г. войско во главе с королем тронулось в путь - заместителем Карл оставил недавнего регента Пьера Боже. Если верить повествованию того же де Коммина, в походе «не было ни палаток, ни шатров, хотя в Ломбардию вступили уже зимой. И лишь одна добрая вещь была в наличии - веселое, но необузданное войско, состоящее из молодых дворян». Возможно, иногда действительно могло сложиться такое впечатление, но по другим воспоминаниям 50-тысячная армия представляла собой организованную силу, хорошо снабженную и располагающую мощной артиллерией. С моря ее поддерживали французский и присоединившийся к нему генуэзский флоты.

Во всяком случае, итальянские государи, чьи владения лежали на пути к неаполитанским, связываться с этим воинством не стали, повсюду предоставляя ему свободный проход. А во Флоренции народ воспользовался присутствием французов, чтобы изгнать своих правителей Медичи, и власть в городе фактически захватил неистовый монах-проповедник Савонарола.

Посланные в Романью и заступившие было дорогу неаполитанские войска были отброшены, и в начале 1495 г. французская армия вступила в Неаполитанское королевство.

Сопротивления не было - замки сдавались, города присылали ключи от ворот. Неаполитанский король из Арагонской династии Альфонс II не стал дожидаться супостата - передал престол своему сыну Фердинанду и бежал на Сицилию. В конце февраля Карл въехал в Неаполь. Блестящая бескровная победа была отпразднована шумными пирами и турнирами. В мае состоялась коронация, и славная армия двинулась восвояси.

Но обратный путь не был таким гладким, как в сторону Неаполя. Действующий во главе самостоятельного отряда Людовик Орлеанский не удержался от того, чтобы захватить ломбардский город Новару - достояние миланского герцога. Людовик всегда считал эти земли своими по праву. Обиженный не мог спокойно снести такую плюху, тем более что он находился в союзе с Венецией. А тут еще немецкие наемники, находившиеся во французской армии, учинили дикий кровавый разгром города Понтремоли, который перед этим добровольно открыл ворота: они вспомнили, что когда-то в грандиозной драке с горожанами там погибло около сорока их товарищей.

Союзная армия двух итальянских государств встретила французов у деревни Форново. Пришельцев выручило то, что немцы, искупая свое буйство, пролили реки пота, но перетащили через горы всю артиллерию, включая самые тяжелые пушки. В беспорядочном сражении на сложной местности французы взяли верх, причем их король выказал большую личную отвагу. Поближе к победному концу на поле битвы сбежались слуги и обозники с топорами: они стаями набрасывались на поверженных итальянских всадников, закованных в традиционные рыцарские доспехи. Сначала сбивали забрала с их шлемов, а потом добивали ударом по лицу - до других жизненно важных органов добраться было труднее, они были надежно защищены броней. Затем, разумеется, сдирали с убитых все, что можно. Если к этой безобразной сцене добавить еще и то, что многие кавалеристы оказались на земле, потому что их кони резко шарахались, пугаясь пушечных выстрелов - получим наглядное свидетельство того, что рыцарские времена безнадежно уходили в прошлое.

Карл недолго тешился новой короной. Уже на следующий 1496 год Фердинанд отвоевал переданное ему отцом Альфонсом II королевство (чтобы вскорости умереть от дизентерии). Французский монарх опять было собрался идти на Неаполь. Этим планы его не ограничивались: последующими целями были изгнание турок из Европы, новое освобождение Иерусалима, обладание Средиземным морем и расчистка загороженных османами торговых путей на Восток.

Но казна была пуста. Однако не это самое страшное: слабоватое от рожденья здоровье не выдержало частых пиров и безрассудных любовных связей, и в возрасте 27 лет Карла VIII хватил апоплексический удар. Сопровождая королеву, он ударился лбом о низкий дверной косяк и вскоре скончался.


***

Как и опасался усопший король, прямого наследника после него не осталось. На престол взошел назначенный им преемник Людовик Орлеанский, ставший Людовиком XII (1462-1514 гг., правил в 1498-1514 гг.).


Начало своего царствования он ознаменовал деянием не очень достойным - затеял развод с преданной ему калекой-женой. На судебном разбирательстве утверждал, что за двадцать два года так и не вступил с ней в супружеские отношения. Жанна горячо и в слезах возражала, но никто не осмелился не поверить королю. После расторжения брака бедняжка прожила еще шесть лет.

Людовик не очень утруждал себя поиском новой спутницы жизни. Ею стала вдова его предшественника Анна Бретонская. Увы, ей и с этой попытки не суждено было подарить Франции нового короля - оба мальчика умерли в младенчестве.

Что ж поделаешь. Зато благодаря ей навсегда французской стала Бретань. А из двух ее дочерей от этого брака одна стала герцогиней Феррарской, а другая еще одной французской королевой - женой Франциска I.

В других отношениях государь показал себя с лучшей стороны. Анне Боже он даже не напомнил о годах, проведенных благодаря ей в заточении. Хоть и обнаружил казну пустой - ослабил налоговый пресс. Не стал собирать даже традиционную подать на коронационные торжества, в чем до него никто себе не отказывал.

Усердно взялся за упорядочение финансов и экономическое развитие. Чеканка монеты, таможенные сборы, ремонт дорог, ремесло, сельское хозяйство, расширение товарооборота - все это было в сфере королевского внимания. И не ускользало из нее даже тогда, когда его тоже носило в Италию - впрочем, как мы знаем, он отличился там и в герцогском звании.

Людовик не мог забыть мечту своей юности - о герцогстве Миланском. И уже в 1499 г. отправился за Альпы отстаивать свои права. Герцог Лодовико Сфорца по прозвищу Моро («Мавр» - из-за смуглого цвета кожи) не смог оказать достойного сопротивления - его наемники стали разбегаться после первых же столкновений. Герцог тоже бежал - в имперские земли, в Тироль, под защиту Максимилиана.

Герцог Моро, несмотря на свой несколько деспотический нрав, сделал немалый вклад в развитие мировой культуры. Он смог оценить талант Леонардо да Винчи и заказал ему фреску «Тайная вечеря» для монастыря Санта-Мария делла Грациа. Леонардо пробыл в Милане при дворе герцога несколько лет, устраивая для своего взбалмошного покровителя празднества с фейерверками и с чудесами механики и имея при этом уйму свободного времени для творческой деятельности. Но теперь ему тоже пришлось покинуть Милан.

Французы не понравились миланцам, уже в начале следующего (1500) года вспыхнуло восстание, и Лодовико Моро ненадолго верSL- 391 НИ- * нулся. Но уже в марте он был окончательно разбит, захвачен в плен и кончил свои дни в неволе. Французы вторично вступили в Милан.

В ноябре 1500 г. Людовик заключил с арагонским королем Фердинандом II договор о разделе Неаполитанского королевства. Летом 1501 г. он отправился в свои новые владения - в которых побывал уже пять лет назад.

Нынешнее мероприятие добром тоже не кончилось. Между мимолетными союзниками сразу начались трения: Фердинанд постоянно норовил отхватить побольше, хотя побежденный неаполитанский король Федерико сдался именно Людовику. В 1503 г., как и следовало ожидать, между ними началась война. После продолжительных боев на реке Гарильяно, которую соперники попеременно то форсировали, то мешали преодолеть врагу, французы 28 декабря потерпели сокрушительное поражение - только убитыми они потеряли в тот день 4 тысячи человек.

Узнав об этом, Людовик был потрясен настолько, что на несколько дней заперся у себя в комнате и никого не желал видеть. Но, взяв себя в руки, решил, что надо искать мира. По договору 1504 г. он отказался от всяких претензий на южную Италию.

В северной Италии дела тоже складывались не в его пользу. Фердинанд, ставший в 1506 г. регентом объединенной Испании (женившись перед этим на племяннице Людовика Жермене де Фоа), разыграл блестящую военно-дипломатическую комбинацию. В его неаполитанском королевстве могучая тогда Венеция владела несколькими приморскими городами. И в 1508 г. ему удалось сколотить против нее союз, в который, помимо него, вступили папа Юлий II, император Максимилиан и король Людовик. Причем свое участие в войне Фердинанд ограничил тем, что захватил так необходимые ему порты, а основная тяжесть борьбы с венецианцами пришлась на долю союзников.

По ходу этой войны французы стали одерживать в северной Италии одну победу за другой, и дело шло к тому, что они опять станут нежелательными соседями неаполитанских владений Фердинанда. И тогда он ухитрился переиначить систему отношений: образовалась коалиция, в которой Венеция, Англия и империя объединились против общего врага- победоносного короля Людовика. В 1512 г. французы после ряда поражений потеряли все свои итальянские приобретения. В Милан вернулось семейство Сфорца, швейцарцы, по протекции Максимилиана, вторгались в Бургундию и подступали к Дижону, а коварный арагонец тем временем оттягал у Франции половину Наварры. % ^фп§ 392 *

Дорого они порою обходятся, юношеские мечты. Сидел бы уж лучше государь Людовик в Париже - там у него все куда лучше получалось. Несмотря на эту итальянскую авантюру, благосостояние Франции в его правление заметно улучшилось.

После смерти в 1514 г. двукратной королевы Анны Бретонской Людовик женился на восемнадцатилетней английской принцессе Марии, дочери короля Генриха VII. Но, видно, не рассчитал свои растраченные на трудном жизненном пути силы: через два месяца после свадьбы король Людовик XII скончался в возрасте 52 лет в последний день все того же 1514 г.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх