Загрузка...


  • Война. Создание Азовской военной флотилии
  • Начало боевых действий
  • Керченско-Феодосийская операция
  • На защите Восточного и Южного Приазовья
  • Воссоздание флотилии
  • Освобождение Северного Приазовья и Тамани
  • АВФ в Керченско-Эльтигенской операции
  • В битве за Крым
  • Глава 7

    Азовская флотилия в годы Великой Отечественной войны

    В период обороны и наступления Красной Армии наш флот надежно прикрывал фланги Красной Армии, упиравшиеся в море, наносил серьезные удары по торговому флоту и судоходству противника и обеспечивал бесперебойное действие своих коммуникаций. Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством…

    (Из приказа Верховного Главнокомандующего № 137 от 22.07.45 г.)

    Война. Создание Азовской военной флотилии

    В воскресный июньский день 1941 года гитлеровская Германия вероломно, без объявления войны, вторглась в пределы нашей Родины. Общая численность немецко-фашистских И союзных с ним войск, предназначенных для нападения на СССР, составляла около 5,5 миллиона человек.

    За несколько часов до этого события нарком Военно-Морского флота Н. Г. Кузнецов[145] направил военным советам Краснознаменного Балтийского, Северного и Черноморского флотов, командующим Пинской и Дунайской флотилий экстренную телеграмму, в которой говорилось о возможном внезапном нападении немцев и переходе флотов и флотилий на оперативную готовность № 1, при которой разрешалось применять оружие, срок готовности кораблей к выходу в море сокращался до 1 часа, форсировался ремонт кораблей, начиналась мобилизация судов.

    Уже через 1 час 5 минут телеграмма была объявлена на Черноморском флоте, а к 2 часам 30 минутам 22 июня он находился в полной боевой готовности. Одновременно по тревоге были подняты силы других флотов и флотилий.

    Военные действия на Черном море начались 3 часа 15 минут. Вражеская авиация совершила налеты на главную базу Черноморского флота — Севастополь. Фашисты пытались заблокировать Черноморский флот, сбросив на входном фарватере и в Северной бухте электромагнитные мины. Однако это им не удалось: вражеские самолеты были обнаружены своевременно и встречены огнем зенитных средств ПВО ВМБ и кораблей.

    В 4 часа германские войска перешли государственную границу СССР. Румынская наземная и мониторы скрыли огонь по советскому берегу Дуная и кораблям Дунайской военной флотилии (Ду ВФ). Одновременно фашистская произвела налет на Измаил. Береговые батареи и корабли флотилии открыли ответный огонь. В течение дня противник неоднократно возобновлял арт-огонь и авианалеты, при отражении которых истребители сбили 3, а зенитные батареи — 1 самолет врага. Дунайская флотилия совместно с частями 14-го стрелкового корпуса и 79-го погранотряда сорвала попытки противника форсировать Дунай.

    В первые сутки войны Черноморский флот и Дунайская флотилия потерь кораблей и самолетов не имели, но уже на следующий день при нанесении ударов по военно-морской базе Констанца и Сулина Черноморский флот потерял 16 бомбардировщиков. В этот день черноморцы и дунайцы начали постановку минных заграждений у военно-морских баз флота и на р. Дунай. В последующие дни постановка мин продолжалась. Особое внимание уделялось оборонительному минному заграждению у Севастополя, Одессы, Батуми. Корабли Черноморского флота и Дунайской флотилии во взаимодействии с авиацией начали систематический обстрел Констанцы, Сулины и других румынских портов. С кораблей и судов флота и флотилии велась поддержка огнем советских сухопутных войск. Однако, имея превосходство в самолетах, противник постоянно проводит налеты миноносной и бомбардировочной авиации на Севастополь, Очаков и другие объекты Черноморского флота, бомбит и обстреливает из пулеметов его корабли, устанавливает мины при выходе из портов и на предполагаемых маршрутах советских кораблей и транспортов.

    К началу июля обстановка на советско-германском фронте складывалась не в нашу пользу, особенно на северо-западном и западном направлениях. Однако и противник, понеся большие потерн, встречая все возрастающее сопротивление и контрудары наших частей, был вынужден рассредоточить свои силы на широком фронте и утратил первоначальный наступательный потенциал своих ударных группировок. К началу августа на рубеже реки Луга — на северо-западе, в районе Смоленска — на западе, в районах Коростеня и Киева — на юге враг перешел даже к обороне, приступив к приведению в порядок своих частей для новых наступательных операций.

    Воспользовавшись этой ситуацией, верховное Главнокомандование (ВГК) подтягивало стратегические резервы и создавало глубоко эшелонированную оборону на московском и Ленинградском направлениях. Был создан Резервный фронт, который возглавил генерал армии Г. К. Жуков[146].

    В целях укрепления обороноспособности Крыма и Приазовья, Государственный Комитет Обороны (ГКО) 20 июля 1941 года принял решение о создании в составе Черноморского флота Азовской военной флотилии (АВФ), командующим которой был назначен командир Новороссийской ВМБ Черноморского флота капитан 1 ранга А. П. Александров[147], военкомом — бригадный комиссар А. Д. Рощин. Ее формирование началось в Керчи. Часть судов флотилии передал Черноморский флот, по основу ее составили мобилизованные суда Азово-Черноморского пароходства. На Керченском судоремонтном заводе они вооружались и переоборудовались. В состав флотилии первоначально вошли: дивизион канонерских лодок «Дон», «Рион» и ледокол № 4, который еще в гражданскую войну входил в состав Азовской флотилии под названием «Знамя социализма»; дивизион сторожевых кораблей-тральщиков «Войков», «Мариуполь», «Перванш», «Севастополь» и «Штурман»; дивизион сторожевых катеров и катеров-тральщиков «Амур», «Адлер», «Туапсе», «Тайфун», «Поти», «Ураган», «Шквал», «Циклон» и 87-я отдельная истребительная авиаэскадрилья из 9 самолетов ИЛ-15.

    Завершив формирование, Азовская военная флотилия 15 августа перешла в Мариуполь, ставший ее главной базой.

    Основными задачами, поставленными перед флотилией наркомом ВМФ Кузнецовым Н. Г. и командующим Черноморским флотом Ф. С. Октябрьским[148], являлись содействие советским войскам, сражавшимся в Крыму и на побережье Азовского моря, обеспечение безопасности плавания судов Черноморского пароходства, технического флота и рыболовных организаций, недопущение десантов противника на побережье Азовского моря.

    В целях выполнения поставленных задач, командующий флотилией А. П. Александров, начальник штаба капитан 2 ранга И. А. Фроликов, начальник оперативного отдела капитан-лейтенант А. В. Загребин, начальник разведки капитан-лейтенант В. С. Бархоткин, флагманский артиллерист старший лейтенант А. А. Бахмутов, флагманский минер капитан 3 ранга В. М. Дубовов и другие офицеры штаба налаживали боевое управление силами флотилии, их подготовку к боевым действиям на Азовском морском театре.

    Во второй половине августа, тесня войска Юго-Западного и Южного фронтов, противник вышел к Запорожью и Днепропетровску. Перед угрозой вражеского вторжения оказался Донбасс. В этих условиях нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов приказал сформировать Отдельный Донской отряд (ОДО), В него вошли дивизион речных канонерских лодок — «Кренкель», «Октябрь», «Ростов-Дон», «Серафимович» и дивизион речных сторожевых катеров (8 единиц). Отряд базировался в портах Азова и Ростова, маневренные — базы Калач, Каменская и Цимлянская. Командиром отряда был назначен капитан 1 ранга С. Ф. Белоусов. Охрана устьевой части Дона возлагалась на отряды водного заграждения, сформированные в Москве, на Волге и приданные Северо-Кавказскому военному округу.

    Начало боевых действий

    В начале сентября часть 1-й танковой группы из района Днепропетровска и 11-я немецкая армия с каховского плацдарма перешли в наступление, рассчитывая с ходу прорваться в Крым. Но у Перекопа и Геническа передовые части противника встретили упорное сопротивление только что сформированной 51-й армии, взаимодействовавшей с авиацией и отдельными батареями Черноморского флота, а также с Азовской военной флотилией. Несколько ее кораблей и плавучая база № 127 с 16 по 24 сентября повседневно поддерживали огнем наши части в районе Геническа, оз. Молочного, на Арабатской Стрелке. 26 сентября катер-тральщик «Войков» (командир капитан-лейтенант А. Я. Беззубый) в районе Кирилловки уничтожил 2 мотобота, а вблизи косы Бирючий Остров захватил 4 шхуны неприятеля.

    В эти и последующие дни боевые действия в северо-запад-поп части Азовского моря вели также экипажи канлодок «Дон», «Рион» и № 4; сторожевых кораблей-тральщиков «Перванш», «Штурман»; катеров-тральщиков «Туапсе», «Циклон» и «Ураган». Непосредственное руководство этой группой кораблей осуществлял командующий флотилией А. П. Александров. Уверенно действовали командир дивизиона сторожевых кораблей-тральщиков капитан 2 ранга В. С. Грозный, командиры канлодок лейтенанты П. Я. Кузьмин и Л. А. Скрипник. Бесстрашие и самоотверженность проявили многие другие офицеры, старшины и матросы.

    Корабли флотилии обеспечивали отход вдоль северных берегов Азовского моря войск 9-й армии, эвакуацию рыболовного флота и имущества предприятий из Осипенко и Мариуполя, продолжали содействовать советским войскам в районе Арабатской Стрелки.

    Решая задачу обеспечения морских коммуникации, корабли флотилии в период оборонительных действий с 20 сентября по 10 октября 1941 года из портов Осипенко, Мариуполь, Таганрог вывезли более четверти миллиона тонн грузов, г. том числе около 50 тысяч тонн зерна, более 100 тысяч тонн руды и угля, 30 тысяч тонн нефтепродуктов, промышленного оборудования и др.

    6 октября авиация противника вела воздушную разведку в районах Керчи и Феодосии, бомбила Мариуполь, сбросила 2 мины на внешнем рейде Севастополя. При отражении налета на Мариуполь отличилась 87-я истребительная эскадрилья АВФ. Ее командир капитан И. Г. Агафонов на самолете «ИЛ-15» сбил два «Ю-88» и два «МЕ-110». Через два дня немцы повторили налет на Мариуполь. На этот раз советскими истребителями было сбито 6 неприятельских самолетов.

    Однако, несмотря на значительные потери в живой силе и технике, гитлеровцы 8 октября захватили Мариуполь. Перед уходом нашими частями были взорваны заводы Азовсталь, Коксохим, ряд портовых сооружений. Но в порту остались 2000-тонный док, парусник «Товарищ», корпус тральщика «Труд», 3 баржи, свыше 3 тысяч тонн хлеба. При выходе из порта погиб от вражеского огня буксир «Саламбала».

    Из Мариуполя корабли флотилии отходили на Керчь и Ейск самостоятельно. Сам командующий, отдавший приказ об отходе, на корабле «Мариуполь» отправился в Ейск для сбора сил в портах восточного побережья. К сожалению, в течение нескольких дней он был в изоляции и фактически флотилией не руководил. Лишь 14 октября командный пункт флотилии был развернут в ст. Приморско-Ахтарской.

    13 октября, по представлению командования Черноморского флота, нарком ВМФ назначил командующим Азовской военной флотилией контр-адмирала С. Г. Горшкова[149]. Вскоре приступили к своим обязанностям военком флотилии полковой комиссар С. С. Прокофьев, начальник штаба капитан 3.ранга А. В. Свердлов и начальник политотдела батальонный комиссар В. А. Лизарский.

    Знакомясь с флотилией, контр-адмирал С. Г. Горшков пришел к заключению, что многие вопросы взаимодействия с сухопутными войсками оказались не решенными. Связь с частями 9-й армии, отступавшей по северному берегу Азовского моря, была неустойчивой, а порой прерывалась совсем, что затрудняло организацию огневой поддержки. А корабли нуждались не только в целеуказаниях для артогня, но и в поддержке и прикрытии от вражеской авиации. Такая неотработанность организации взаимодействия, по мнению адмирала, явилась одной из причин поспешного оставления Мариуполя. Поэтому первейшей задачей, за которую пришлось взяться ему и штабу, было установление не просто связи, а совсем иного контакта с сухопутным командованием на северном побережье Азовского моря, где действовали 9-я и 56-я армии, и на Керченском полуострове с 51-й армией.

    Между тем, на Южном фронте мотомехчасти противника выдвигались в направлении Таганрога. Генштаб Красной Армии поставил перед авиацией Черноморского флота задачу: уничтожить оставленные в Мариуполе и Осипенко значительное количество плавучих средств и портового оборудования.

    В это время корабли АВФ содействовали частям Советской армии в районе Арабатской Стрелки и Таганрога. Так, в Миусском лимане с 9 октября действовали 4 катера 14-го отряда водных заграждений под командованием начальника штаба старшего политрука В. П. Никитина. Выведя из строя паром, личный состав отряда высаживал небольшие группы пехотинцев в местах сосредоточения гитлеровцев для разрушения их переправ. Совместно с отходившим батальоном удерживал село Лакедемоновка, чем вынудил гитлеровцев обходить Миусский лиман с севера, помогал отходившим частям эвакуироваться через лиман. А когда задача была выполнена, катера покинули лиман и пришли в Азов.

    Прибывшие в Таганрогский порт корабли Отдельного Донского отряда охраняли город со стороны моря, обеспечивали вывод плавучих средств, эвакуацию людей и народнохозяйственных грузов. Пять сторожевых катеров ОДО сопровождали 11 транспортных судов с различными материалами и оборудованием в Ейск. На эвакуации жителей были заняты канлодки № 4 и «Дон». Огнем своих орудий поддерживали защитников города канлодки «Кренкель» и «Ростов-Дон». 17 октября вражеские танки прорвались к самой оконечности города и открыли с высокого берега огонь по не успевшим выйти в море судам. От неприятельского снаряда утонула канлодка «Кренкель». На ней погибли руководившие эвакуацией Таганрога секретари горкома партии Л. И. Решетник и Н. Я. Сердюченко, заместитель председателя горисполкома М. И. Рамазанов, заведующий отделом горисполкома В. Л. Наталевич и другие.

    Вражеским снарядом была повреждена канлодка «Ростов-Дон». Экипаж буксира «Ока» сумел вывести ее в залив, а затем в город Ростов. Несколько катеров под командой лейтенанта В. С. Богословского сняли с ее борта раненых, в том числе командира ОДО С. Ф. Белоусова, а также эвакуированный из Таганрога запас денег и доставили их в Азов.

    Конец октября завершился для Азовской флотилии удачным переводом из Ейска в Керчь плавдока, который перевозили буксиры «Норд» и «Миус» в сопровождении истребителей и 5 кораблей, а также набегом 3 сторожевых катеров и 2 катеров-тральщиков в район Таганрог — Беглицкая коса, но время которого было уничтожено 11 мелких судов и захвачено 2 сейнера противника.

    В это время, учитывая недостаточную обеспеченность флотилии в кораблях, командующий Черноморским флотом Ф. С. Октябрьский передал ей 2 подводные лодки типа «М», сторожевой катер «Кубань» и 2 канлодки «Буг» и «Днестр». Накануне несколько укрепилась материально-техническая база Донского отряда. Теперь он имел 4 речных канлодки, 8 сторожевых бронекатеров, 9 полуглиссеров, 3 полевые батареи, бронепоезд и одну пулеметную роту.

    Флотилия пополнилась также вновь сформированным Ейским сектором береговой обороны и батальоном морской пехоты.

    К началу ноября, по свидетельству контр-адмирала С. Г. Горшкова, сложилась такая обстановка, в которой ограниченным силам флотилии приходилось действовать одновременно на двух операционных направлениях — крымском и ростовском.

    На крымском направлении наши корабли оказывали систематическую поддержку правому флангу 51-й армии, отражавшей наступление фашистских войск на Керчь, а после неблагоприятного исхода этих боев и оставления Керченского полуострова 13–16 ноября, обеспечивали эвакуацию войск через Керченский пролив на Таманский полуостров. В проливе сосредоточились все корабли, суда и плавсредства, находившиеся в Юго-Западной части Азовского моря. Непосредственное управление ими осуществляла с косы Чушка оперативная группа, возглавляемая начальником штаба флотилии А. В. Свердловым. Поставленная задача была выполнена успешно. Только суда АВФ перевезли на кубанскую сторону 15 тысяч человек и 400 орудий. Крупнокалиберные орудия сразу же занимали огневые позиции на косе Чушка и открывали огонь по противнику, преследовавшему арьергард наших войск — 302-ю стрелковую дивизию 51-й армии и 9-ю бригаду морской пехоты.

    Утром 16 ноября от пристани Еникале отошли последние плавсредства с войсками 51-й армии, а также формированиями гражданской обороны и активом города. Однако часть подразделений, прикрывавших эвакуацию, не успела переправиться и укрылась в Старокантийских и Аджимушкайских каменоломнях, где вместе с партизанами сражалась против гитлеровцев.

    По боевому действовала группа кораблей АВФ в северо-восточной и северной частях Азовского моря. Она обеспечивала противодесантную оборону восточного побережья, систематически нарушала коммуникации противника между портами Осипенко, Мариуполь и Таганрог. Стремясь своими действиями оттянуть с ростовского направления часть вражеских сил, два отряда кораблей этой группы произвели 24–25 октября ночной поиск между косами Белосарайская, Кривая и Беглицкая, в ходе которого было уничтожено 4 вражеские шхуны и повреждено 2 мотобота. В ночь на 26 октября отряд из 7 сторожевых катеров проник через плавни в Мертвый Донец и открыл пулеметный огонь по противнику в Сенявской. Было уничтожено до 200 солдат врага. 4–6 ноября отряд бронекатеров произвел 4 артналета по противнику в районе Сенявки и Морского Чулека.

    В этот период летчики 9-й и 87-й эскадрилий, регулярно бомбили запятые гитлеровцами порты, живую силу и боевую технику в прибрежных районах, отражали налеты немецкой авиации, вели плановую разведку.

    13–16 ноября, корабли Отдельного Донского отряда в районах Сенявки, Недвиговки и Морского Чулека обстреляли скопление гитлеровцев; были уничтожены эшелон с танками, 10 автомашин с грузами, убито и ранено до 500 солдат и офицеров.

    В начале ноября 1941 года армии Южного фронта вновь завязали ожесточенные бои с перешедшими в наступление немецко-фашистскими войсками, стремящимися захватить Ростов.

    Защищавшая Ростов-на-Дону 56-я армия с трудом сдерживала наступление войск Клейста[150]. Наши части, после оставления Таганрога, на подступах к Ростову и в плавнях Дона поддерживали корабли Отдельного Донского отряда. В конце октября этот отряд пополнился бронекатерами, прибывшими с Волги, что существенно повысило возможности содействия нашим войскам в дельте Дона.

    Для отработки взаимодействия с 56-й армией контр-адмирал С. Г. Горшков с группой офицеров своего штаба 19 ноября прибыл в Ростов-на-Дону. Вместе с командующим этой армии генерал-лейтенантом Ф. Н. Ремезовым[151] они наметили план совместных, действий, договорились, где разместить морскую пехоту, куда подтянуть корабли.

    Однако удержать город не удалось. 21 ноября войска 56-й армии оставили Ростов. Корабли Отдельного Донского отряда и дивизион канлодок отошли к Азову.

    Правда, фашисты недолго оставались в городе. В результате решительного контрнаступления войск 56-й и 9-й армий, активного участия ОДО и морской пехоты флотилии уже 29 ноября Ростов-на-Дону был освобожден. Враг был отброшен от Ростова на рубеж рек Самбек и Миус.

    В боях под Ростовом моряки-азовцы показали самоотверженность, мужество и героизм. Здесь, под Ростовом, началась боевая слава Цезаря Куникова — будущего Героя Советского Союза, бесстрашного комбата, возглавлявшего отряд моряков специального назначения в ходе Южно-Озерейской десантной операции под Новороссийском.

    Куниковцы вместе с Азовским партизанским отрядом «Отважный-2» во главе с Н. П. Рыбальченко произвели удачный рейд в запятую врагом Сенявку, во время которого уничтожили сотни гитлеровских солдат и офицеров, 20 танков, более 100 автомашин с грузами, взорвали два железнодорожных моста.

    Отряд Ц. Куникова часто выходил в море, минировал вход в Таганрогский порт, канал, на Мариуполь, вел бой с немецкими катерами. У хутора Зеленкова, блокировав путь к отступлению противника, моряки обезвредили группу диверсантов.

    Цезарь Куников был разносторонне талантлив. До войны почти одновременно окончил промакадемию и машиностроительный институт, был начальником технических управлений Наркоммаша и Наркомтяжмаша, директором ЦНИИ технологии машиностроения, ответственным редактором центральной газеты «Машиностроение». С каждым боем все ярче проявлялись его воинское мастерство, храбрость и мужество. Такими же были его соратники — комиссар В. Н. Никитин, командиры и краснофлотцы отряда. «Я командую моряками, — писал Цезарь своей сестре — если бы ты знала, что это за народ! Я знаю, что в тылу иногда сомневаются в точности газетных красок, но эти краски слишком бледны, чтобы описать наших людей».

    В начале декабря обстановка на Азовском море в значительной степени стабилизировалась, хотя боевые действия не прекращались. Наиболее активно проводились они в северо-восточной части Азовского моря. Так, 3 декабря под Таганрогом, против неприятельских войск действовали самолеты 91-й эскадрильи ВВС Черноморского флота, а также 87-й эскадрильи, 40-й артдивизион и батарея № 131 Азовской флотилии. Принявшая участие в освобождении Ростова сводная рота Отдельного Донского отряда моряков продолжала преследовать врагов в первых рядах наступающих частей 56-й армии. Лишь 15 декабря она была отозвана с передовой и возвращена в Азов.

    Керченско-Феодосийская операция

    После начала наступления наших войск под Москвой, разгрома немцев под Ростовом и Тихвином стратегическая обстановка на фронтах Великой Отечественной войны изменилась. Ставкой Верховного Главнокомандования быта поставлена задача: оказать помощь блокированному Севастополю, разгромить Керченскую группировку противника, воспрепятствовать продвижению фашистов на Кубань и Кавказ, создать условия для последующего освобождения всего Крыма и прилегающих районов Украины.

    Овладение Керченским полуостровом было поручено Закавказскому фронту под командованием генерал-лейтенанта Д. Г. Козлова[152]. Несмотря на то, что на подготовку к десантной операции было очень мало времени, командование Закавказского фронта и Черноморского флота вместе с Азовской флотилией стремилось точно выдержать установленные Ставкой сроки, а в качестве десантных средств широко использовать боевые корабли. Знание местности и относительно слабая оборона побережья позволяли рассчитывать на успех.

    7 декабря Ставка утвердила разработанный в штабах фронта и флота план, внеся в него существенную поправку. Наряду с намеченными местами высадки в районе Керчи и горы Опук она дала указание о высадке десанта также непосредственно в Феодосии. Для проведения операции была выделена 44-я и 51-я армии (всего 41 930 чел.), соединения и части флота и флотилии (свыше 250 кораблей и судов), около 660 самолетов, 43 танка, 198 орудий и 256 минометов.

    При проведении десантной операции предполагалось окружить и уничтожить Керченскую группировку противника, которая насчитывала около 25 тысяч солдат и офицеров, 180 орудий, 118 танков и 2 авиагруппы. Главный удар намечался из района Феодосии.

    Ознакомившись у командующего Черноморским флотом Ф. С. Октябрьского с директивой Ставки, контр-адмирал С. Г. Горшков предложил высадку на Керченский полуостров произвести в нескольких пунктах.

    — Что ж, продумайте как следует этот вариант, — ответил вице-адмирал. — На подготовку даем вам две недели.

    «Началась горячая пора, — вспоминает С. Г. Горшков. — Штаб флотилии со Свердловым оставил в Приморско-Ахтарской, а свой КП развернул в Темрюке — поближе к местам предстоящей высадки, да и порт там побольше, с хорошими причалами. Со мной оперативная группа из работников штаба. Возглавлял ее начальник оперативного отдела А. Загребин. Он и его помощники без отдыха трудились над расчетами, схемами, таблицами и прочей обширной документацией. Флагманские специалисты объезжали корабли, проверяя их состояние и выучку экипажей, проводили тренировки и учения. Разведчики А. Бархоткина исследовали вражеский берег, подходы к местам высадки, силы и огневые средства его ближайших гарнизонов.

    …17 декабря мы с Загребиным вылетели в Новороссийск. Вице-адмирал выслушал мой доклад, согласился с нашими предложениями и подписал боевой приказ».

    Обстановка, сложившаяся в это время в районе Севастополя, заставила перебросить для его обороны некоторые войсковые части, а также часть кораблей, предназначенных для десанта. Поэтому сроки высадки изменились. В новых условиях десант на побережье Керченского полуострова должен был высадиться 26 декабря, а в Феодосии — 29.

    О том, как проходило десантирование на Керченском полуострове и в других местах, лучше всего повествует хроника тех дней, позаимствованная авторами из журнала «Морской сборник» № 11 за 1991 год.

    25 декабря. ЛВФ завершила прием десанта на корабли, суда и плавсредства пяти отрядов в составе 7680 человек. Несмотря на резкое ухудшение погоды, они последовательно вышли в море с расчетом прибыть в назначенные районы высадки к 5.00. 26 декабря.

    Керченская ВМБ также произвела посадку частей 302-й гвардейской стрелковой дивизии в Комсомольске и Тамани на корабли трех отрядов высадки, принявшие 6016 человек.

    26 декабря. Усилившийся шторм задержал подход отрядов ЛВФ к пунктам высадки и очень осложнил десантирование.

    1-й отряд капитана 2 ранга Ф. П. Шаповникова в назначенный ему пункт — залив Казантип — добраться не смог и, по указанию командующего АВФ, приступил к высадке у мыса Зюк, где уже шла высадка кораблей 2-го отряда капитана 2 ранга В. С. Грозного-Афонина.

    В результате начавшихся в 10 час. 30 мин. систематических налетов неприятельской авиации была потоплена 1 шаланда и повреждены 2 парохода. Кроме того, штормом на берег выбросило 1 катер-тральщик и 1 сейнер.

    1-й отряд, высадив только 290 человек, убыл к мысу Хрони, а 2-й отряд продолжал высадку до конца дня, после чего тоже убыл туда. У м. Зюк из 2883 человек были высажены 1378 и выгружена практически вся доставленная в этот пункт техника.

    Из 3-го отряда капитан-лейтенанта А. Д. Николаева в назначенное время к пункту высадки у мыса Тархан подошли только 1 катер-тральщик и 1 земснаряд, располагавшие всего двумя шлюпками для высадки десанта. Успев свезти лишь 18 человек, земснаряд с находившимися на нем 450 бойцами был потоплен вражеской авиацией. Катер-тральщик и подошедшие к этому времени другие суда отряда подняли из воды только 200 человек. Из-за продолжавшегося шторма и крайней перегрузки судов командир отряда принял решение возвратиться в Темрюк.

    К рассвету корабли 4-го отряда под командой капитана 3 ранга М. М. Дубовова также подошли к м. Хрони. Западная группа отряда под прикрытием канлодки «Днестр», подавив огневые точки противника, вошла в бухту Булганак и без потерь высадила десант. Восточная группа, встретив сильное сопротивление противника, отошла от намеченного ей для высадки пункта, но тоже десантировала свои подразделения в бухте Булганак. Здесь были высажены 1432 человека, 3 танка и 4 орудия. Две канлодки поддерживали огнем действия десанта на берегу и, отражая налет вражеских самолетов, сбили 1 «Ю-88». После высадки суда отряда убыли за вторым эшелоном десанта в Ейск.

    Успех в этом районе побудил командующего флотилией перенацелить сюда 5-й отряд кораблей капитан-лейтенанта В. А. Иосса, направлявшийся для высадки в Еникале. Отряд в составе 12 судов к 17–00 подошел к Булганаку, но встал на якоря в 3–4 милях от берега, намереваясь начать высадку ночью.

    27 декабря. Прибывший в бухту Булганак тральщик «Белобережье» с подразделениями второго эшелона десанта, высадив 250 человек, был вынужден из-за резко усилившегося противодействия противника прекратить высадку и отойти от берега. В результате ни подвезенные сюда части второго эшелона, ни корабли 1-го и 2-го отрядов с оставшимися на них подразделениями первого эшелона произвести здесь высадку не смогли и, потеряв от действий вражеской авиации баржу № 59 с десантниками и тральщик «Пенай», возвратились на базы. Катера и суда Керченской ВМБ вообще перевозки войск не осуществляли.

    28 декабря. Погода в северо-восточной части Черного моря стала улучшаться. В бухту Булганак прорвались 1 шхуна и несколько сейнеров, высадивших под огнем неприятеля около 400 десантников, а затем отряд из 4 судов и 2 буксиров с баржами. В этот день АВФ высадила 2613 человек.

    В Керченском проливе противником были потоплены тральщик, сторожевой катер, буксир и баржа.

    29 декабря. Вышедший накануне отряд кораблей АВФ со вторым эшелоном десанта прибыл к м. Хрони. Однако высаженные здесь 26 и 27 декабря части продвинулись вглубь побережья, а противник, сбив малочисленную охрану пункта высадки, вновь занял берег. Командир отряда В. М. Дубовов, разведав лично обстановку на сторожевом катере, решил десантироваться. Преодолев сопротивление неприятеля, он высадил в этом пункте все наличные силы — 1350 человек при 15 орудиях и минометах.

    К этому времени АВФ высадила в различных пунктах в общей сложности 6140 человек, 9 танков, 38 орудий и минометов, 9 автомашин и 240 тонн боеприпасов. За 4 дня противник потопил 5 кораблей и 3 сейнера. Его действиями и штормом было повреждено 23 судна. На переходах и в зоне высадки потеряно 1270 человек.

    29 декабря продолжала высаживать войска в Камыш-Бурун Керченская ВМБ, перебросив сюда 11 225 человек при 225 орудиях и минометах.

    Началась высадка советских частей в районе Феодосии. За день здесь высадилось 3533 человека, а к исходу суток под охраной 2 эсминцев и 2 базовых тральщиков сюда подошли 7 транспортов с первым эшелоном основных сил десанта.

    Успешное десантирование наших войск в Феодосии вынудило противника начать отвод своих войск из-под Керчи.

    30 декабря. Противник оставил Керчь.

    31 декабря. Вышедший к м. Хрони и Еникале очередной отряд из 18 кораблей, в связи с оставлением противником Керчи, был перенацелен для разгрузки в ее порту.

    В ходе недельной операции силами Черноморского флота, Азовской флотилии и Керченской ВМБ в Крым были доставлены 40 319 человек, 1760 лошадей, 434 орудия и миномета, 43 танка, 330 автомашин, 978 тонн боеприпасов и другие грузы.

    Таким образом, благодаря героизму и самоотверженности личного состава кораблей и бойцов десанта, были захвачены плацдармы на северо-восточном побережье Керченского полуострова и в районе Феодосии. Невозможно перечислить всех, проявивших себя героями, но не сказать о командире 4-го отряда АВФ Дубовове М. М. нельзя. Когда его отряд не смог из-за сильной волны высадиться на берег у м. Хрони, он воспользовался бухтой Булганак. Подавив с канлодки «Днестр» вражескую батарею, командир отряди оперативно высадил на берег 450 десантников, используя для причала банд и катеров, перевозивших людей с транспортных судов, посаженную на камни баржу и подтянутый к самому берегу тральщик «Советская Россия». Столь же решительно и смело действовали командиры отрядов В. С. Грозный-Афонин и А. В. Загребин. Но эти трое не были исключением, героизм был всеобщим.

    Особого восхищения заслуживают бойцы и командиры 83-й морской стрелковой бригады. Ее батальоны были передовыми отрядами при высадке 51-й армии в районе Керчи, у мыса Хрони и в других местах.

    Успешная высадка десанта и его решительное наступление заставили командира 42-го немецкого пехотного корпуса графа Шпонека дать приказ об отходе. Гитлер, разъяренный неожиданной утратой Керчи и Феодосии, приказал отдать Шпонека под суд, и тот был приговорен к расстрелу.

    Высадившиеся в течение 26–31 декабря части 44-й и 51-й армий к исходу 2 января 1942 года очистили Керченский полуостров, продвинулись на 100–110 км и вышли на рубеж Киет-Новопокровка, Сент-Эли, Карагоз, Изюмовка, Отузы.

    Керченско-Феодосийская операция была самой крупной морской десантной операцией Великой Отечественной войны. В результате ее в Крыму был создан новый фронт, противник потерял возможность через Керченский пролив вторгнуться на Кавказ, был вынужден оттянуть часть сил с Таганрогского направления Южного фронта, прекратить наступление на Севастополь, оборона которого продолжалась еще полгода.

    Успех Керченско-Феодосийской десантной операции стал возможен благодаря возросшему военному искусству советского командования в организации взаимодействия сил армии и флота, умелому его планированию, скрытой подготовке и достижению внезапности при высадке. Важную роль сыграла партийно-политическая работа, направленная на воспитание у воинов мужества, стойкости, решительности, на обеспечение высокого наступательного порыва. Коммунисты и комсомольцы шли первыми и находились на самых тяжелых участках.

    Керченско-Феодосийская операция дала весьма ценный опыт в подготовке и осуществлении подобных операций в условиях сильного противодействия противника на побережье и в воздухе. Высадка такого большого десанта, да еще в сложных зимних условиях, вошла славной страницей в боевую летопись Советского Военно-Морского флота.

    «1941 год, — пишет парком ВМФ Н. Г. Кузнецов в своей книге „Курсом к победе“, — закончился нашими бесспорными успехами в Крыму. Севастополь отбил второй, декабрьский, штурм немцев. Феодосия, Керчь, значительная часть Керченского полуострова были освобождены. Однако превосходство в силах, особенно а авиации и танках, было на стороне противника. В январе ему снова удалось захватить Феодосию и несколько потеснить части 51-й армии на восток. Но Севастополь был спасен, и значительный плацдарм на Керченском полуострове оставался в наших руках».

    Значительно полнее о недостатках в организации и проведении Керченского-Феодосийского десанта говорит адмирал С. Г. Горшков:

    «Осмысливая тогда итоги этого поистине героического десанта, одного из наиболее крупных в войне, мы отчетливо видели и серьезные недостатки в его планировании и организации. Особенно это касается взаимодействия между родами войск, принимавшими в нем участие. Но самое главное — пренебрежение со стороны командования фронта, да и флота, авиационной поддержкой и истребительным прикрытием».

    В связи с созданием нового, Крымского, фронта, которым командовал генерал-лейтенант Д. Т. Козлов, перед Азовской флотилией встала задача защищать постоянно действующую коммуникацию через Керченский пролив, перевозить пополнение и снабжение войскам фронта. По данным ЦГМА корабли Черноморского флота и Азовской военной флотилии с 29 декабря 1941 года по 13 мая 1942 года перебросили на Керченский полуостров в порты Камыш-Бурун и Керчь свыше 260 тысяч человек, 1956 орудий, 629 танков, 8128 автомашин и прицепов.

    На защите Восточного и Южного Приазовья

    В зимний период 1942 г. усилились разведывательно-диверсионные рейды по льду и морю через Таганрогский залив с тем, чтобы держать противника в постоянном напряжении, заставить его отвлекать с фронта силы на оборону занятого им побережья. В этих рейдах принимали участие, как правило, моряки-добровольцы из экипажей кораблей, подразделения морской пехоты и воины 56-й армии.

    В январе-марте 1942 года морские пехотинцы из отряда Цезаря Куникова совместно с разведывательно-ударным отрядом 56-й армии громили врага в районе Таганрога, на Миусском полуострове, на косе Кривой и хуторе Рожок. Ни зимняя стужа, ни весенняя распутица не спасали врага от дерзких и смелых рейдов морской пехоты.

    Вылазки в тыл врага, когда основным оружием были автомат, гранаты, а в рукопашной схватке — и нож, свидетельствовали о личной храбрости каждого участника опасных заданий; они вырабатывали смекалку и выносливость, воспитывали мужество и отвагу, взаимную выручку.

    Всего в зимний период на этом направлении было проведено свыше 80 таких рейдов. В ходе их действовали береговая артиллерия и артиллерия принятых в январе 1942 года в состав флотилии двух бронепоездов, авиация.

    Наиболее ощутимую помощь АВФ оказывал прибывший в конце 1941 года с Балтики 119-й морской разведывательный авиаполк, 18-я эскадрилья которого была в непосредственном подчинении флотилии. Днем летчики вели разведку в Черном и Азовском морях, ночью бомбили базы, аэродромы, скопления войск, и боевой техники противника в Крыму и на ростовском участке фронта.

    Обеспечивая действия ЛВФ, полк наносил бомбовые удары но вражеским кораблям и транспортам в Таганроге, Мариуполе, Осипенко. За ночь летчики совершали по 3–6 боевых вылета. Летали в сложных метеоусловиях, с необорудованных аэродромов. Самолеты запасались максимальным количеством авиабомб: мелкие осколочные и зажигательные бомбы брали непосредственно в кабину и затем сбрасывали вручную.

    Лучшими подразделениями по выполнению боевых заданий являлись эскадрильи, которыми командовали майор С. П. Крученных, капитаны И. И. Ильин и Н. А. Мусатов, ставший впоследствии командиром 119-го полка.

    Первоначально полк был оснащен гидросамолетами МБР-2 (морской ближний разведчик). Самолет этой серии был создан в Таганроге опытно-конструкторским бюро морского самолетостроения под руководством авиаконструктора Г. АД. Бериева[153]. Выпускался серийно с 1936 по 1940 гг. На пассажирском варианте самолета МП-1 экипаж М. Осипенко в 1937–1938 годах установил 6 мировых рекордов. За первые полтора года войны летчики 119-го авиаполка совершили свыше 6000 самолетовылетов, причем большую часть из них ночью.

    Весной 1942 года немецко-фашистское командование, потерпев поражение под Москвой и на северо-западном направлении, решило сосредоточить свои усилия на юге с целью выхода в нефтеносные районы Кавказа и плодородные районы Дона, Кубани, Нижней Волги. К этому времени в портах Северного Приазовья было сосредоточено 15 пароходов и буксиров, 26 десантных паромов, 11 десантных самоходных барж, 130 мотоботов, 7 сторожевых катеров, 9 грузовых барж. В Мариупольском порту находилось свыше 2 тысяч моряков. Опираясь на такой флот, немецкое командование стало интенсивно использовать для снабжения своих войск морские пути, связывающие Геническ, Осипенко, Мариуполь и Таганрог. В этот период значительно возросло количество немецких воздушных налетов на порты Ахтари, Ейск, Темрюк.

    Предвидя возможный ход событий на советско-германском фронте. Ставка Верховного Главнокомандования еще в конце апреля создала Северо-Кавказское направление, в которое включила Крымский фронт, Севастопольский оборонительный район, Северо-Кавказский военный округ, Черноморский флот и Азовскую военную флотилию. Главнокомандующим этого направления был назначен Маршал Советского Союза С. М. Буденный, его заместителем по морской части — заместитель наркома ВМФ И. С. Исаков[154].

    Военный совет Северо-Кавказского направления поставил перед Азовской флотилией в качестве главных задач — обеспечить безопасность коммуникаций на море, содействовать войскам Крымского фронта на северном побережье Керченского полуострова и войскам Южного фронта на участке Таганрог-Ростов. Не освобождалась флотилия и от противодесантной обороны побережья. Для усиления флотилии Военный совет направления передал ей из Черноморского флота отряд сторожевых катеров «МО», отряд торпедных катеров, монитор «Железняков», эскадрилью самолетов МБР-2, а также придал флотилии 14-ю штурмовую авиаэскадрилью.

    Выполняя поставленные задачи, командование Азовской флотилии активизирует деятельность своей авиации, особенно 18-й эскадрильи 119-го авиаполка. Во второй половине мая — начале июля ею была нанесена серия бомбовых ударов по портам Северного Приазовья. Отряды и группы кораблей АВФ проводят усиленную работу но установке мни на предполагаемых маршрутах вражеских транспортов. Было проведено несколько демонстративных десантов на побережье между Мариуполем и Таганрогом.

    В середине мая значительная часть кораблей и судов Азовской флотилии участвовала в боевых действиях против немецких войск, которые 8 мая перешли в наступление на Керченском полуострове. На ликвидацию советского плацдарма была брошена часть сил 11-й армии Манштейна[155]. Под их натиском войска Крымского фронта стали отступать. Заместитель С. М. Буденного адмирал И. С. Исаков распорядился выслать в Керчь для эвакуации наших войск все суда, находившиеся в этом районе, независимо от их ведомственной принадлежности. Однако основная нагрузка по перевозке людей и боевой техники легла на АВФ. В сложной обстановке удалось эвакуировать на Таманский полуостров до 120 тысяч человек. В их перевозке участвовало 108 судов и 9 кораблей. Последние части через Керченский пролив были переправлены 19 мая. Но несколько тысяч бойцов укрылись в каменоломнях Аджимушкая и еще долгие месяцы продолжали борьбу с немецкими оккупантами.

    Анализируя события тех дней, адмирал С. Г. Горшков в очерке «Во флотском строю» дает отрицательную оценку деятельности командования Крымского фронта. «Потерявшее управление войсками командование Крымского фронта вынуждено было 20 мая оставить с таким трудом освобожденную землю Керченского полуострова и город Керчь. Это поражение, предопределившее потерю Крыма и оставление Севастополя, явилось, в частности, следствием, опять-таки, плохой и неумелой организации взаимодействия фронта с флотом и авиацией. Как свидетельствует анализ происходивших событий, при их согласованном использовании можно было остановить наступление немцев и добиться перелома в сражении за Крым в нашу пользу».

    Не успели отгреметь бои на Керченском полуострове, как начались новые, теперь под Ростовом. Предпринятое с 28 июня наступление фашистских войск на фронте от Орла до Таганрога принесло им успех. Во второй половине июля они вышли к нижнему течению Дона, создав угрозу окружения отступавших войск Южного фронта.

    С большой отвагой и мужеством вели советские воины борьбу с врагом. Все же к исходу 23 июля передовые части фашистских полчищ проникли на северо-восточную окраину Ростова. Завязались уличные бои… Враг, рвался вперед, стремясь овладеть переправой через Дон, помешать отходу частей Красной Армии. Однако ее главные силы были выведены из-под удара противника. 24 июля советские войска отошли на левый берег Дона. В тот же день гитлеровцы заняли Ростов. В боях под Ростовом они особое значение придавали захвату Азова, рассчитывая по Дону наладить снабжение своих войск. У хутора Обуховка неприятель высадил десант, чтобы захватить переправы через Дон. Дорогу гитлеровцам преградили краснофлотцы Отдельного Донского отряда. Завязался ожесточенный бой. Закрепившись в западной части Обуховки, моряки вызвали артиллерийский огонь по скоплению врага со своего бронепоезда «За Родину!» с помощью которого и береговой артиллерии Азова наступление было сорвано. Вскоре около Обуховки высадился десант морской пехоты под командованием Ц. Куникова. Краснофлотцы окружили немецких десантников, обрушили на них огонь и разгромили.

    Стремясь во что бы то ни стало овладеть Азовом, фашисты вели наступление через хутора Донской и Рогожкино. Три дня мужественно отбивали атаки бойцы 30-й Иркутской стрелковой дивизии вместе с моряками Донского отряда. Успешно действовал и краснофлотский экипаж бронепоезда «За Родину!». Моряки сбили 3 самолета, на переправе через Дон у села Усть-Койсуг уничтожили до одного батальона фашистов. Когда немецкие самолеты повредили бронепоезд, краснофлотцы взорвали состав, а сами ушли в Павло-Ачаковку, где была расположена наша береговая батарея.

    28 июля 1942 года гитлеровцы взяли Азов. Моряки береговой батареи вместе с приданными ей двумя ротами морской пехоты, двумя полевыми батареями и взводом станковых пулеметов продолжали сражаться с врагом, задерживая его продвижение вдоль Таганрогского залива. Только 31 июля, но приказу командования АВФ, они взорвали орудия и морем отошли к Ейску.

    В обороне Ейска активное участие приняли Отдельный Донской отряд, корабли и части Ейской ВМБ, которой командовал контр-адмирал С. Ф. Белоусов, 144-й и 305-й отдельные батальоны морской пехоты, 40-й Отдельный артдивизион, Ейский истребительный отряд НКВД, канлодки «Буг» и «Днестр», сторожевые корабли «Войков» и «Штурман», сторожевые катера «МО-018» и «МО-032», охраняемые с моря торпедными катерами, тральщиками и 45-миллиметровой батареей на косе Долгой.

    В ходе боев за Ейск артиллерия Азовской флотилии уничтожила два батальона вражеской пехоты и два эскадрона кавалерии, 20 автомашин и несколько танков.

    В боях под Ейском был проявлен массовый героизм. Среди отважных, защитников города отличилась санинструктор батальона П. И. Козлова. Самоотверженность, решительность и умение владеть оружием явились основанием назначить Панну Ильиничну Козлову командиром взвода.

    Обороняя Ейск, азовцы продолжали наносить удары по базам противника на Азовском море. Например, 4 августа корабли флотилии совместно с бомбардировочной авиацией Черноморского флота нанесли артиллерийский и бомбовый удар по плавсредствам и портовым сооружениям Мариуполя.

    С 5 августа, когда части Северо-Кавказского фронта уже отходили на рубеж р. Кубань, Азовская флотилия приступила к подготовке вывода в Черное море всех незанятых судов торгового и технического флотов и к эвакуации своих баз из Ейска и ст. Приморско-Ахтарской. Одновременно она прикрывала приморские фланги отступающих войск, сосредоточивала силы для обороны Темрюка и Таманского берега.

    К этому времени для обороны Темрюкского рубежа АВФ выставила немногим более 2 тысяч морских пехотинцев, 50 орудий береговой и зенитной артиллерии, отряд кораблей из 4-х канлодок и 3-х дивизионов боевых катеров. Этому малочисленному гарнизону противостояли свыше 20 тысяч солдат и офицеров 5-й и 9-й румынских кавалерийских дивизий и немецкий танковый полк. Перед ними стояла задача прорваться в порт Темрюк и обеспечить переправу своих войск из Крыма на Кубань.

    В Целях, усиления обороноспособности Темрюка, командование флотилии направляет сюда части из-под Ейска. Первыми в район Темрюка вышли отряд из полевых орудий и две роты 305-го Отдельного батальона морской пехоты под командованием майора И. Б. Яблонского. В пути к ним присоединились Старощербиновский и Староминский истребительные отряды, состоящие из местных жителей, и 8 августа, на 6 часов раньше противника, заняли позиции у Темрюка.

    Оборона рубежа по Кубани от ст. Варениковской до Краснодара возлагалась на войска 47-й и 56-й армий. Их действия поддерживал вновь созданный Отдельный Кубанский отряд АВФ, состоящий из монитора «Железняков», речных канлодок «Октябрь», «Ростов-Дон» и «ИП-22», 4-х бронекатеров, 2-х дивизионов, сторожевых катеров, 21-го полуглиссера и буксирного катера «Щорс». Отряд был разбит на несколько групп судов, которые поддерживали наши части огнем, переправляли их на левый берег Кубани, вели разведку на закрепленных за ними участках. Так, в районе ст. Елизаветинской броне- и сторожевые катера, прикрывая артогня переправы, уничтожили до 1500 вражеских солдат и офицеров и несколько танков. Чтобы прикрыть ст. Варениковскую, 15-й дивизион сторожевых катеров поддерживал обороняющийся здесь 144-й батальон морской пехоты.

    Несколько позже матросы, старшины и офицеры Отдельного Кубанского отряда бились с врагом под Темрюком, на Таманском полуострове и под Новороссийском. 19 краснофлотцев этого отряда были награждены за отвагу орденами и медалями.

    В течение двух недель шли ожесточенные бои в районе Темрюка. В них особенно отличились батальоны морской пехоты, возглавляемые майором Ц. Куниковым, капитан-лейтенантом А. Востриковым и старшим лейтенантом П. Желудько. Морские пехотинцы при огневой поддержке канлодок только 23 августа 1942 года уничтожили до полутора тысяч вражеских солдат и офицеров. По предложению Ц. Куникова, на грузовые автомашины были установлены 45-миллиметровые пушки. Моряки-артиллеристы скрытно и быстро выдвигались к переднему краю обороны, расстреливали прямой наводкой фашистские танки, затем меняли позиции и снова наносили удары по врагу. «От Азова до Тамани, — рассказывал Куников, — пять раз с боями выходили мы из окружения. Шли на наших маленьких катерах. Шторм семь-девять баллов. Но выдержали. В моем батальоне ребята с кораблей, все как на подбор настоящие моряки. Мы приняли бой с дивизией, и она не прорвала нашей линии. Два батальона морпехоты — один Вострикова, другой мой — обескровили две вражеские дивизии. Тогда им на помощь дали еще две. Мы отходили из-за общей обстановки».

    Темрюк был оставлен моряками-азовцами 23 августа лишь тогда, когда немецкая армия, овладев Краснодаром, развернула стремительное наступление на Новороссийском и Туапсинском направлениях. Оставив город и порт, отряды морской пехоты отошли на Таманский полуостров. Стойкость и мужество защитников Темрюка высоко оценил Военный совет Северо-Кавказского фронта. Командующий фронтом С. М. Буденный в самый разгар здешних боев прислал контр-адмиралу С. Г. Горшкову телеграмму: «Объявите всему личному составу, что оборона Темрюка войдет в историю Отечественной войны. За героизмом, проявленным личным составом, следит вся страна, как в свое время следила за героями Севастополя».

    Многие моряки были отмечены правительственными наградами. Цезарь Куников стал первым флотским кавалером ордена Александра Невского.

    В связи с угрозой захвата немцами Новороссийска, Ставка 18 августа приняла решение о создании Новороссийского оборонительного района (НОР). В него вошли 47-я армия, 216-я стрелковая дивизия 56-й армии, корабли и части Азовской флотилии, Темрюкская, Керченская и Новороссийская ВМБ, сводная авиагруппа и части ВВС Черноморского флота. Командующим НОР был назначен командующий 47-й армии генерал-майор Г. П. Котов[156], его заместителем по морской части и членом Военного совета — командующий АВФ контр-адмирал С. Г. Горшков.

    В конце августа Азовская флотилия с большими потерями прорвалась в Черное море, проведя через Керченский пролив 164 судна. В сентябре се силы и части были переданы Новороссийской и Керченской ВМБ, 2-й бригаде торпедных катеров. В их составе они участвовали в сражениях на Таманском полуострове, в районе Анапы, под Новороссийском и в самом городе.

    По решению военного совета фронта контр-адмиралу С. Г. Горшкову поручалось возглавить руководство обороной Новороссийска. Нелегкие это были дни. Особенно тревожными стали они, когда, располагая двойным превосходством над нашими войсками, противник преодолел в западной части основной рубеж обороны, проходящий от Анапы до Краснодара. Пришлось срочно мобилизовать с кораблей, из тылов, штабных комендантских команд около тысячи человек и направить их для защиты крутых перевалов в районе Абрау-Дюрсо, чтобы враг не смог с ходу прорваться к Новороссийску.

    В эти время под девизом «Ни шагу назад!» во всех частях и подразделениях проводится активная политическая работа. Огромное воспитательное воздействие на защитников Новороссийска оказал наказ комбата морской пехоты Цезаря Куликова, опубликованный в газетах и специальных листовках: «Враг хитер, а ты будь еще хитрее! Враг нахально прет на рожон, бей его еще нахальнее! Идешь в бой — харча бери поменьше, а патронов побольше! С патронами всегда хлеба добудешь, если его не хватит, а вот за харчи патронов не достанешь. Бывает, ни хлеба, ни патронов уже нет, тогда вспомни: у врага есть оружие, и патроны, бей фашистов их же боеприпасами. Пуля не разбирает, в кого она летит, но очень точно чувствует, кто ее направляет. Добудь боем оружие врага и пользуйся им в трудную минуту. Изучи его, как свое, пригодится в бою».

    Схватки с врагом с каждым днем становились все более ожесточенными. Стремясь но что бы то ни стало ворваться в Новороссийск, фашисты начали усиленные атаки с западных и северо-западных его окраин. Занят вокзал, группы автоматчиков проникли к холодильнику, в порт и к цементному заводу. Советские воины продолжали вести упорную борьбу за каждую улицу, каждый дом. Немецкие атаки прерывались нашими контратаками. Однако сила была на стороне противника. К 9 сентября враг занял большую часть города, но с восточного берега Цемесской бухты он не мог подступиться к нему. Новороссийск не стал для фашистов воротами на Кавказ.

    В сентябре, когда командующий 47 и армии генерал А. А. Гречко[157] был отозван к новому месту службы, руководство этой армией было возложено на контр-адмирала С. Г. Горшкова.

    Еще шли упорные бои в городе, стояла трудная задача — не дать выйти противнику к приморскому шоссе Новороссийск — Туапсе — Сухуми, а уже на повестку дня встал вопрос об изгнании немцев из Новороссийска. Предложение о проведении Новороссийской наступательной операции обсуждалось в штабах НОР, Черноморского флота, Черноморской группы войск и было одобрено.

    В ночь на 4 февраля 1943 года в Цемесскую бухту был высажен десант, сыгравший огромную роль в освобождении города. Первый бросок на Станичку возглавлял майор Цезарь Куников. В битве за освобождение Новороссийска он сформировал из моряков отряд особого назначения, в который вошли защитники Одессы и Севастополя, герои боев на Дону. Преодолев шторм и «свинцовый дождь», отряд Куникова высадился на берег Цемесской бухты. Всю ночь кипел яростный бой. Несмотря на упорное сопротивление гитлеровцев, куниковцы продвигались вперед, расширяя плацдарм. На берег высаживались новые отряды десантников. К пяти часам утра четвертого февраля под руководством Куникова было уже 900 бойцов.

    Куников бывал в самых опасных местах. В особо трудные минуты командир вместе с моряками бесстрашно шел в контратаки. Десантники проявляли чудеса храбрости. За двое суток они уничтожили до 1500 солдат и офицеров противника, 6 танков, 14 орудий, захватили много пленных. За 8 дней и ночей они значительно расширили плацдарм.

    В ночь на 12 февраля на Суджукской косе Ц. Куникова сразил осколок вражеской мины. Через два дня он умер в госпитале Геленджика, а месяц спустя ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Между тем битва за освобождение Новороссийска продолжалась. Потребовалось полгода неимоверных усилий, многих потерь в людях и технике, чтобы изгнать из города гитлеровцев.

    Воссоздание флотилии

    Февраль 1943 года ознаменовался тем, что был освобожден от немецко-фашистских захватчиков почти весь Северный Кавказ. 12 февраля советские войска вошли в Краснодар, через два дня в Ростов-на-Дону. Были освобождены от фашистов Азов и Ейск.

    Накануне этих знаменательных событий, 3 февраля, приказом наркома ВМФ вновь воссоздается Азовская военная флотилия. В ее состав должны были войти отдельный дивизион канлодок — «Красная Абхазия», «Красный Аджаристан», монитор «Железняков», сторожевой корабль «Кубань», болиндеры «Енисей», № 4 и № 6, 12-й дивизион сторожевых катеров типа «МО» (12 единиц), 2 дивизиона бронекатеров, 5-й дивизион тральщиков, Ейский укрепленный сектор береговой обороны из 7 батареи, 135-й, 212-й и 213-й отдельные зенитные артдивизионы по десять 85-миллиметровых орудий в каждом, а также 2 отдельных батальона морской пехоты.

    Командующим флотилией вновь был назначен контр-адмирал С. Г. Горшков, начальником штаба — капитан 2 ранга А. В. Свердлов, начальником политотдела — капитан 1 ранга С. С. Прокофьев, заместителем начальника штаба и начальником оперативного отдела — капитан 3 ранга А. А. Ураган, начальниками отделов: разведки — капитан 3 ранга А. С. Бархоткин, боевой подготовки — капитан 2 ранга Н. К. Кириллов, организационного — подполковник Д. М. Григорьев, флагманским артиллеристом — капитан 3 ранга Е. Л. Леске, флагманским механиком — инженер-капитан 2 ранга А. А. Бахмутов.

    Формирование флотилии началось сразу же после появления приказа в кавказских военно-морских базах. Первоначально она формировалась за счет боевых катеров и десантных болиндеров, а также рыбацких сейнеров. На флотилию возвращались офицеры, старшины и матросы, ранее служившие в ней, а также опытные командиры из частей Черноморского и Каспийского флотов. В марте флотилия, размещавшаяся к этому времени в Ейске, пополнилась отдельным отрядом кораблей, которым командовал капитан 3 ранга Ф. В. Тетюркин, и 384-м Отдельным батальоном морской пехоты под командованием капитана Ф. Е. Котанова, состоявшим из морских пехотинцев, прежде воевавших на Азовском море. Через месяц флотилия получила 5 сторожевых катеров типа «МО», а в мае она уже имела дивизион канлодок, 12 бронекатеров, 2 торпедных катера с реактивными установками, 7 катеров-тральщиков, 20 сторожевых катеров, а также несколько батарей береговой артиллерии и 7 самолетов-разведчиков.

    Вскоре, однако, авиационная группа расширилась и состояла из подразделений 37-ю штурмового, 119-го корректировочного и 23-го авиаполков, в которых насчитывалось 44 самолета, в том числе двадцать «Р-106», девятнадцать «ИЛ-2» и пять «МБР-2».

    В это время Азовской флотилии оперативно подчинялись 89-я и 414-я стрелковые дивизии и истребительный противотанковый артиллерийский полк, на которые была возложена оборона морского побережья.

    Набирала силу и немецкая флотилия. В конце апреля в портах и море имелось до 20 вражеских самоходных барж, оснащенных 75- и 37-миллиметровыми артиллерийскими орудиями, зенитными пулеметами, 24 патрульных судна, 11 сторожевых катеров, 3 тральщика, 3 торпедных катера, 55 различных вооруженных судов.

    Появление на море Азовской флотилии и развертывание ею активных боевых действий вынудило немецкое командование снять часть своей авиации с фронта и с 25 апреля по 25 мая нанести несколько массированных ударов по портам Ахтари и Ейска. 25 апреля 55 вражеских бомбардировщиков обрушились на сторожевые катера, стоявшие в Ахтари. В результате прямых попаданий погибли малые охотники «МО-13» и «МО-14». На другой день немецкие летчики потопили три сейнера и один мотобот в Ейске. Командование флотилии принимает ответные меры. Корабли АВФ совершают набег на Темрюк, Голубицкую, Чайкино, косу Вербяную, проводят минирование Керченского пролива и Таманского залива. Активизирует боевую деятельность вновь восстановленный Особый Кубанский отряд.

    Летом из-под Сталинграда в Ейск прибыл гвардейский дивизион бронекатеров, оснащенных двумя 76-миллиметровым и орудиями, каждое в башне от танка Т-34, и двумя 7–62-миллиметровыми пулеметами в башенной установке реактивных снарядов. За мужество, проявленное в боях на Волге, многие краснофлотцы этого дивизиона были награждены орденом Красной Звезды, другими орденами и медалями.

    Знакомясь с дивизионом, командующий флотилией призвал его офицеров умело применять полученный на Волге боевой опыт в новых условиях, досконально изучить особенности плавания на Азовском море, повысить штурманские навыки каждого командира, дал ряд указаний и советов как быстрее и лучше освоить морской театр.

    С появлением волжского дивизиона и новых кораблей с судостроительных заводов АВФ насчитывала в своем составе 49 бронекатеров, 22 малых охотника, 2 артиллерийских и 3 минометных катера, 10 канлодок, монитор, плавучую батарею и более 100 малых сторожевых катеров, тральщиков, десантных тендеров и ботов.

    Это была внушительная сила, способная принести противнику немало неприятностей. «С прибытием на флотилию быстроходных морских артиллерийских катеров и речных бронекатеров, — вспоминает бывший начальник штаба флотилии А. В. Свердлов в книге „На море Азовском“, — ударная мощь и дальность действий кораблей флотилии значительно возросли. Реактивное оружие с большим успехом применялось при обстреле немецких позиций и судов в Таганроге, Мариуполе, Осипенко, вражеских переправ и укреплений, в бою с кораблями противника в Таганрогском и Темрюкском заливах. Бронекатера самостоятельно и совместно с авиагруппой флотилии в мае-июле 59 раз выходили на вражеские коммуникации и 61 раз обстреливали побережье. Часто эти выходы сопровождались схватками с немецкими кораблями».

    В этот период совместными действиями кораблей и авиации АВФ было уничтожено 12 вражеских катеров, 9 батарей, сбито 2 самолета, повреждена десантная баржа.

    Освобождение Северного Приазовья и Тамани

    Потерпев поражение под Сталинградом и Ростовом, гитлеровское командование возлагало теперь надежды на укрепленный участок фронта по линии реки Миус и Самбекских высот, невдалеке от Таганрога. Здесь немцы создали мощную линию обороны, названную Миус-фронтом. Около двух лет гитлеровцы укрепляли этот участок, используя все современные достижения военно-инженерной техники.

    Простираясь на 180 км в ширину и до 40–50 км в глубину, Миус-фронт имел по переднему краю обороны сплошную линию траншей, дотов, дзотов с железобетонными колпаками, множеством пулеметных площадок. Передняя линия была покрыта сплошной полосой минных полей (свыше 300 тысяч мин). Особенно сильно были укреплены Самбекские высоты, прикрывавшие подступы к Таганрогу. Огневые точки простреливали каждый квадратный метр земли как на переднем крае, так и в глубине.

    Гитлеровское командование считало линию Миус-фронта неприступной. Гебельс по этому поводу самонадеянно писал, что Таганрог стоит как непоколебимый форпост германской армии на берегу Азовского моря.

    Но вермахт и на этот раз просчитался. Советское Верховное Главнокомандование, тщательно подготовившись, приступило к сокрушению Миус-фронта. Эта задача была возложена на войска Южного фронта, которыми командовал генерал-полковник Ф. И. Толбухин[158].

    В 6 часов утра 18 августа 1943 года, после мощной артподготовки, советские войска пошли в наступление, сотни самолетов наносили бомбовые удары по переднему краю обороны. Сломив сопротивление гитлеровцев севернее Самбекских высот, часть наших войск продвинулась вперед на 20–30 км и во взаимодействии с 4-м кубанским гвардейским корпусом отрезала пути отступления фашистов из-под Таганрога.

    В это время перешли в наступление войска 44-й армии. Разгромив немецкую группировку на Самбекских высотах, они двинулись к Таганрогу. 30 августа, в 7 часов 30 минут передовые части 130-й и 416-й стрелковых дивизий ворвались в город.

    В ночь на 30 августа для содействия 44-й армии в освобождении Таганрога был высажен с бронекатеров, которыми командовал капитан 2 ранга Н. П. Кириллов, десант 384-го батальона морской пехоты в районе Безымяновки, расположенной между Мариуполем и Кривой косой. Отважные десантники, возглавляемые командиром батальона капитаном Ф. Е. Котановым, внезапно атаковав противника, внесли панику в тыл врага и вынудили его поспешно отступить к Мариуполю.

    Боевые действия Азовской флотилии по прикрытию приморских флангов 44-й и 28-й армий Южного фронта отличались внезапностью, стремительностью, эффективностью. Враг нес значительные потери. Только в боях за Таганрог моряки уничтожили 3 десантные баржи, сторожевой катер, пароход, буксир, 3 танка, более 200 автомашин, захватили сторожевой катер, 2 тральщика, 54 самоходных сейнера.

    За успешные боевые действия при освобождении Таганрога 70 матросов, старшин и офицеров флотилии были удостоены высоких правительственных наград.

    Потеряв Таганрог, противник решил дать серьезный отпор нашим войскам в районе Мариуполя. На подступах к этому городу он сумел создать сильную оборону на сухопутном направлении по реке Кальмиус и противотанковую оборону на Белосарайской косе и особенно в районе порта, в котором базировались довольно крупные силы боевых и десантных катеров, постоянный дозор на подходах к побережью с моря.

    Для захвата Мариуполя контр-адмирал С. Г. Горшков, по согласованию с командующим 44-й армии, решил провести 8 сентября комбинированную операцию по высадке трех отрядов на побережье Белосарайского залива у поселков Ялта и Песчаное, а также в районе порта у пос. Мелекино. Возглавлял десант командир Отдельного отряда кораблей капитан 3 ранга Ф. В. Тетюркин. Несмотря на упорное сопротивление неприятеля на побережье и в море на подходах к нему, около полудня 10 сентября Мариуполь был взят. В боях за город особо отличились подразделения морских пехотинцев, которыми командовали капитан-лейтенант В. З. Немченко и лейтенант К. Ф. Ольшанский.

    За весь период боев под Мариуполем только силами флотилии было уничтожено до 1200 вражеских солдат и офицеров, 12 орудий и минометов, 25 автомашин и тягачей, взято в плен 37 солдат и офицеров. Трофеи азовцев составили 45 винтовок, 10 пулеметов, 4 орудия, 17 автомашин и тягачей, 30 складов.

    Наступление советских войск вдоль северного побережья Азовского моря продолжалось. Личный состав кораблей и частей Азовской флотилий совершенствовал опыт совместных действий с приморскими частями Южного фронта.

    13 сентября командующий этого фронта Ф. А. Толбухин предложил адмиралу С. Г. Горшкову провести высадку десанта в Бердянске. В ответной телеграмме командующий АВФ сообщал: «Полагаю возможным высадку десанта западнее Бердянска и одновременно в порт численностью 1000–1200 человек, из них 250–300 бойцов морской пехоты. Плавсредства есть. Необходимо обеспечить авиацией и выделить десантный батальон от армии для двух-трехдневной тренировки как минимум».

    Совместная операция была проведена в ночь на 17 сентября. Высадкой руководили опытные и смелые офицеры-азовцы капитан 2 ранга Н. П. Кириллов, старшие лейтенанты B. И. Великий и М. А. Соколов, которые успешно выполнили план операции. К исходу дня Бердянск был освобожден от гитлеровцев.

    За участие в освобождении от фашистских захватчиков приазовских городов 127 матросов, старшин и офицеров АВФ были награждены орденами и медалями. Контр-адмиралу C. Г. Горшкову был вручен орден Кутузова I степени. Капитаны 2 ранга А. В. Свердлов и Н. П. Кириллов удостоены ордена Суворова I степени, старшие лейтенанты В. И. Великий, Г. И. Захаров, А. С. Фролов и инженер-капитан А. М. Самарин — ордена Суворова III степени.

    В начале октября представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал А. М. Василевский[159] при встрече в штабе Южного фронта ознакомил главкома ВМФ Н. Г. Кузнецова и командующего АВФ С. Г. Горшкова с планом овладения Крымом, по которому Южный фронт, обходя Мелитополь, должен был быстро захватить Сиваш, Перекоп и ворваться в Крым. Одновременно намечалось высадить в район Джанкоя воздушный десант, а в Геническ — морской.

    Однако Ставка приняла другой план. Было решено сначала высадкой десантов захватить плацдарм на Керченском полуострове, а затем одновременно с войсками Южного фронта повести решительное наступление на Крым. В директиве Ставки говорилось: «Задачу по овладению Крымом надо решать совместными ударами войск Толбухина и Петрова с привлечением Черноморского флота и Азовской флотилии».

    Прибыв в штаб Северо-Кавказского фронта, в чье оперативное подчинение поступила АВФ, контр-адмирал С. Г. Горшков получил указание его главнокомандующего И. Е. Петрова[160] приступить к подготовке Керченской десантной операции и принять участие в освобождении от немцев г. Темрюка.

    Времени было в обрез. Однако опыт, приобретенный командирами и экипажами катеров, бойцами морской пехоты флотилии, позволил и короткий срок подготовить и выполнить эту боевую задачу. В десантировании в районе Темрюка принял активное участие 545-й стрелковый полк 389-й дивизии, бойцы которого под руководством офицеров АВФ прошли предварительную подготовку.

    План операции предусматривал высадку трех отрядов десанта: основного — в районе Голубицкой, западнее Темрюка, чтобы отрезать пути отхода гитлеровцам из порта к Керченскому проливу, и двух вспомогательных — в районе Чайкино, вблизи Темрюка.

    Для того, чтобы обеспечить его успех, намечались наступательные действия частей 9-й армии от низовий Кубани.

    На основном направлении высаживался 545-й полк, усиленный отрядом морской пехоты, который возглавлял капитан-лейтенант С. В. Милюков, на вспомогательных — 369-й Отдельный батальон морской пехоты под командованием майора М. А. Рудя. Поддерживали десант авиация 4-й воздушной армии и эскадрилья Азовской флотилии.

    Высадку на рассвете 25 сентября одновременно начали все десантные отряды, и уже на следующий день они заняли Голубицкую, а части 9-й армии, форсировав на подручных средствах плавни Кубани, заняли перешеек между Кубанью и Курчанским лиманом. В ночь на 27 сентября они ворвались в Темрюк. Остатки противника отходили к Керченскому проливу, надеясь на переправу через него в Крым, но их попытки были пресечены флотилией.

    В своих воспоминаниях «Путь через войну» санинструктор 369-го Отдельного батальона морской пехоты Е. И. Михайлова так описывает события тех дней: «В сентябре 1943 года началось изгнание оккупантов с Тамани. Чтобы ускорить освобождение Темрюка, Азовской военной флотилии было приказано высадить десант, захватить город и отрезать пути отхода противника по прибрежной дороге на косу Чушка. Прорвав оборону гитлеровцев, части десанта перерезали дорогу Темрюк-Пересыпь, заняли северо-восточную часть населенного пункта Голубицкая и нанесли удар с тыла по вражеским позициям в Темрюке, Немцы предприняли сильные атаки. Град мин и снарядов обрушился на нас. Но моряки держались стойко. Пришлось мне быть не только медсестрой, но и стрелком. За участие в боях мне вручили медаль „За отвагу“».

    В боях за Темрюк основные силы десанта смогли решить поставленную перед ними задачу благодаря поддержке их штурмовой авиацией флота. Летчики уничтожили свыше 1000 солдат и офицеров, 61 автомашину, 2 орудия, 23 повозки, 3 бензоцистерны, 4 самолета, 6 судов, повредили 8 автомашин, подавили огонь 2 батарей, 9 зенитных батарей, 7 огневых точек.

    Однако и наши потери были значительными. Поддерживая десантников, погибли 2 катера, 5 самолетов «ИЛ-2». Пали в боях с фашистами десятки советских воинов и среди них командир десанта майор М. А. Рудь, начальник штаба высадки лейтенант А. Н. Тережков, начальник штаба штурмовых отрядов капитан С. А. Ройтблат и многие другие.

    В ходе проведения Новороссийско-Таманской наступательной операции советские войска разгромили 10 немецких и румынских дивизий. Еще 4 дивизии противника понесли серьезные потери. Силами Черноморского флота и Азовской флотилии было потоплено 96 неприятельских кораблей и судов.

    Немцы вынуждены были вывести из Азовского моря все свои корабли и суда. В результате освобождения Новороссийска и Таманского полуострова улучшилось базирование кораблей Черноморского флота и Азовской флотилии, создались благоприятные условия для ударов по вражеской группировке в Крыму с моря и через Керченский пролив.

    АВФ в Керченско-Эльтигенской операции

    Ликвидация оперативно важного плацдарма гитлеровцев на Кубани лишила их возможности возобновления наступательных действий в направлении Кавказа. Перед командованием Азовской флотилии встала новая задача: подготовить и провести завершающую операцию — десант на Керченский полуостров.

    По приказу командующего АВФ, во всех подразделениях флотилии начались повседневные, максимально приближенные к боевым, тренировки в посадке и высадке десанта. Особое внимание обращалось на овладение десантниками навыков наиболее рационального использования своих огневых средств при подходе к берегу. В сжатые сроки были подготовлены к десантной операции отряды, включающие броне-, минные, торпедные и сторожевые катера, катера-тральщики, десантные боты, тендеры, сейнеры. Проводились учения по совместному плаванию боевых кораблей с разнотипными, мобилизованными на время боев, гражданскими судами, отрабатывалось взаимодействие штурмовых групп, береговых батарей, авиации, морской пехоты с главными силами десанта при переходе морем и в бою за высадку.

    Глубокая, всесторонняя разработка штабом флотилии каждого этапа десантной операции вызывала у десантников твердую уверенность в успешном выполнении задачи.

    В конце октября отряд бронекатеров из бригады капитана 3 ранга П. Н. Державина провел разведку противодесантной обороны противника в районе предстоящей высадки. В условиях большой минной опасности (фашисты поставили на подходе к берегу около тысячи мин) корабли подошли к побережью, вызвав на себя огонь батарей врага. В результате отряду удалось установить местонахождение множества его огневых точек.

    На десантно-доступных участках Керченского полуострова противник создал мощную оборону. Он имел здесь около 85 тысяч сухопутных войск, танковую группу, до 75 % авиации, базировавшейся в Крыму, 45 артиллерийских батарей, бригаду штурмовых орудий в составе 45 самоходных артиллерийских установок. Только в Феодосии и Камыш-Буруне было сосредоточено до 60 быстроходных десантных барж (БДБ), 37 торпедных и 25 сторожевых катеров, 6 тральщиков.

    В своем очерке «Во флотском строю» адмирал С. Г. Горшков рассказывает, что 13 октября 1943 года командующий Северо-Кавказским фронтом генерал армии И. Е. Петров и командующий Черноморским флотом вице-адмирал Л. А. Владимирский[161] представили в Генеральный штаб план Керченско-Эльтигенской десантной операции. Ее замысел заключался в одновременной высадке Азовской флотилией трех дивизий 56-й армии на главном еникальском направлении и Черноморским флотом одной дивизии 18-й армии на вспомогательном — эльтигенском направлении.

    В качестве штурмовых отрядов десанту 18-й армии были приданы два батальона морской пехоты Черноморского флота (386-й Отдельный батальон и батальон из 255-й бригады морской пехоты), а десанту 56-й армии — 369-й Отдельный батальон морской пехоты Азовской флотилии. Для проведения десанта было создано 12 отрядов кораблей высадки и 4 штурмовые группы, 2 отряда и 2 группы кораблей прикрытия. К высадке десантов намечалось привлечь 278 кораблей и вспомогательных судов, 667 орудий и свыше 1000 самолетов фронтовой и морской авиации.

    Планом операции предусматривалось сходящимися ударами с северо-запада от Керчи и из района Эльтигена овладеть городом и портом Керчь. Наступая на запад, войска этих десантов должны были овладеть полуостровом, а затем совместно с войсками 4-го Украинского фронта освободить весь Крым. Перед Азовской флотилией, кроме того, стояла важная задача — сразу приступить к переправе через Керченский пролив всех основных сил 56-й и 18-й армий для развития и закрепления успеха в их наступлении.

    Все это настраивало на серьезную подготовку к крупной десантной операции. Не случайно в Темрюк, где находился штаб Азовской флотилии, прибыл главком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов. Он осмотрел строившиеся причалы, пункты погрузки войск и техники на суда. Особый интерес проявил к высадочным средствам: мотоботам, баркасам, рейдовым катерам. Завершая смотр готовности флотилии к предстоящей операции, главком указал на необходимость подготовки наибольшего числа судов, способных швартоваться к берегу в любом месте, выразил уверенность, что азовцы не подведут.

    Операция была назначена на 28 октября, но погода внесла свои коррективы, и ее пришлось перенести на 1 ноября. Однако и 1 ноября шторм не позволил азовцам погрузить войска на суда. А вот черноморцам это удалось сделать, и они высадили часть 18-й армии на Эльтигенский плацдарм. Преодолев минные поля, холодное бурливое море, заливавшее малые суда и шлюпки, плотную завесу заградительного огня, сквозь которую ничто живое казалось не способно пробиться, черноморцы-десантники все-таки пробились, овладели плацдармом. Однако удержать его оказалось значительно сложнее. На рассвете гитлеровцы бросили против них танки и две пехотные дивизии. В этот день советские бойцы отбили 19 контратак. Когда фашисты поняли, что им не опрокинуть десант, они блокировали его с моря и воздуха. Но к этому времени он уже выполнил свою задачу: оттянул значительные неприятельские силы и дал возможность азовцам десантировать 56-ю армию на главном направлении.

    Вся группа войск 56-й армии и частей морской пехоты была разбита на пять отрядов, из которых каждый имел четко определенное место высадки. Операции по высадке десантов возлагались на офицеров Азовской флотилии. Поддерживая с ними постоянную радиосвязь, командующий флотилией и его штаб во главе с капитаном 2 ранга А. В. Свердловым оперативно, решали задачи: кому изменить пункт высадки, от кого потребовать упорных действий в соответствии с планом, какие корабли переподчинить командиру соседнего отряда и многое другое.

    Для восстановления картины одной лишь первой десантной ночи обратимся к выпискам из журнала боевых Действий Азовской флотилии.

    2 ноября 1943 года, 21.45. Погода: ветер норд-ост. 5 баллон, волнение моря 4 балла… Корабли пришли в район развертывания. Производят тактическое перестроение поотрядно. Впереди — бронекатера, за ними — транспортные средства. С Таманского полуострова развертывание плавсредств прикрывает артиллерия 56-й армии, подавляя на побережье Керченского полуострова огневые точки и прожектора… Одновременно авиация производит бомбовые удары по глубине обороны противника и по району мыса Ак-Бурун.

    22.30. По сигналу командира высадки бронекатера, «охотники», торпедные катера ведут артобработку пунктов высадки. Все суда, ориентируясь но специально выставленным створам, начали движение в район Глейки-Жуковки.

    23.00. Высажены штурмовые отряды. Противник артиллерией и минометами оказывает противодействие подходу кораблей и высадке десанта, освещая пролив прожекторами. Корабли ударной группы отвлекают огонь противника на себя.

    3 ноября. 00.33. Высажена первая группа десанта в количестве 2480 человек 2-й гвардейской стрелковой дивизии, в том числе 150 человек 369-го Отдельного батальона морской пехоты. С глубокосидящих плавсредств высадку производили бронекатера и полуглиссеры.

    01.00. После окончания высадки 1-й, 3-й и 5-й отряды транспортов начали самостоятельное движение к пристаням Кордона Ильича; 2-й и 4-й отряды, а также бронекатера, «охотники», торпедные катера направились к южным пристаням косы Чушка за второй группой десанта…

    03.00. Закончена посадка на корабли второй группы десанта в количестве 1800 человек 55-й гвардейской стрелковой дивизии, в том числе 100 бойцов морской пехоты.

    03.25. Командир второй группы высадки подает сигнал начать артиллерийскую подготовку. Около 200 орудий и полк реактивных снарядов немедленно открывает огонь по участку берега Опасное, корабли начинают движение на высадку, ориентируясь по створам.

    04.35. Высажен штурмовой отряд и первый эшелон второй группы десанта. Потерь нет… Противник оказал противодействие огнем артиллерии и минометов из глубины обороны…

    07.30. Корабли закончили высадку двумя эшелонами двух десантов. На северо-восточном побережье захвачен плацдарм и созданы условия для расширения.

    09.00. На Керченский полуостров переброшен боевой состав двух полков 55-й гвардейской стрелковой дивизии с командованием и штабом дивизии… Отбив несколько контратак противника и захватив около 50 пленных, части десанта продолжают упорные бои за расширение плацдарма…

    К исходу 3 ноября, преодолевая упорное сопротивление противника, десантные войска 56-й армии вышли на рубеж Еникале, восточнее Баксы, и закрепились на захваченном плацдарме. К 12 ноября он был расширен от побережья Азовского моря до Керчи. Под ураганным огнем они высаживали десанты, участвовали в боях с фашистскими кораблями и авиацией. Только экипаж бронекатера № 132 под командой М. А. Соколова доставил на плацдарм 373 бойца, 4 орудия, 108 ящиков с боеприпасами, много емкостей с питьевой водой.

    Отважно и смело действовал командир 1-го отряда бронекатеров старший лейтенант В. И. Великий. Под сильным огнем врага он обеспечил высадку штурмового отряда. Затем, будучи комендантом пристани, организовал прием десантных войск, вооружения, боеприпасов и продовольствия.

    Оперативно и решительно направлял действия экипажей бронекатеров командир бригады П. И. Державин. Под его руководством в районе Жуковки и Опасной были построены для кораблей и других судов причалы, которые способствовали организованной высадке десантов.

    При форсировании Керченского пролива и в боях по удержанию плацдарма на Керченском полуострове отличились также старшина тендера С. М. Баршиц и старшина 2 статьи Г. П. Буров. Под огнем противника они сумели исправить поврежденный тендер и с наступлением темноты, сняв с берега раненых бойцов, доставили их на свою базу.

    Под усиленным огнем противника одним из первых подошел к берегу в районе с. Жуковка бронекатер № 112, командиром которого был лейтенант Д. П. Левин. Он умело высадил штурмовую группу и поддержал ее бой за плацдарм огнем корабельной артиллерии. 3 ноября бронекатер со всем экипажем погиб в неравном бою с фашистской авиацией.

    Отличился при выполнении боевого задания также экипаж бронекатера № 81 гвардии старшего лейтенанта В. Н. Денисова. Только за одну ночь он совершил через Керченский пролив 6 рейсов. Каждый раз высадку десантников поддерживал огнем артиллерии и пулеметов. Бронекатер-81 подорвался на мине, когда спешил на помощь другому кораблю.

    Денисову В. Н. и Д. П. Левину посмертно было присвоено звание Героев Советского Союза. Этого высокого звания были удостоены также моряки-азовцы А. К. Абдрахманов, Р. М. Баршиц, Г. П. Буров, В. И. Великий, П. И. Державин, А. А. Елизаров, Н. Д. Емельяненко, В. В. Поляков, В. Г. Ус, М. А. Соколов, а также командир взвода 369-го Отдельного батальона морской пехоты Н. П. Кириллов.

    Массовый героизм в боях за Керченский полуостров проявили воины 56-й армии. Несколько десятков из них за проявленное мужество и отвагу были удостоены звания Героев Советского Союза, многие сотни награждены орденами и медалями.

    Здесь, на огненной земле, в полной мере проявились организаторский талант и полководческие способности генералов Аршинцева Б. Н., Кулакова Т. С. и Турчинского А. П. 55-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Б. Н. Аршинцева, успешно форсировав 3 ноября Керченский пролив, захватила плацдарм в районе поселка Опасная. В ожесточенных боях продвинулась вглубь обороны противника на 12 км и овладела населенными пунктами Капканы, Опасная, Еникале. В последующих наступательных боях Б. Аршинцев умело командовал корпусом. 15 января 1944 года погиб в бою.

    Пал смертью храбрых на подступах к Керчи командир 339-й стрелковой дивизии генерал-майор Т. С. Кулаков. Под его руководством части дивизии не только захватили плацдарм, но и значительно расширили его, уничтожили сотни немецких солдат и офицеров.

    Командир 2-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А. П. Турчинский в ночь на 3 ноября во главе десанта из 48 кораблей совершил высадку на Еникальский полуостров. К рассвету отряд полностью овладел населенными пунктами Маяк и Жуковка. Через два дня десантники захватили опорный пункт Баксы, отбили многочисленные контратаки противника, обеспечив ввод в бой соединений армии. За проявленную отвагу и умелое руководство десантированными частями А. П. Турчинский, также как и погибшие командиры дивизии Б. Н. Аршинцев и Т. С. Кулаков, был удостоен звания Героя Советского Союза.

    Отличились в боях за Керченский полуостров командиры полков 2-й гвардейской стрелковой дивизии В, С. Александровский и П. Г. Поветкин. Их полки участвовали в освобождении сел Маяк и Баксы, отразили свыше 20 контратак противника. Александровский В. С. лично сбил из пулемета вражеский бомбардировщик. Ратный труд и подвиги полковников Александровского и Поветкина отмечен званием Героя Советского Союза.

    Среди тех, кто был удостоен этого почетного звания, командиры различных подразделений: майоры Гамзатов М. Ю., Михайличенко А. Б., Пушкаренко А. П., Слободчиков А. Т., капитан Алиев Ш. Ф., лейтенанты Марунченко П. П., Пыряев В. В., Стратинчук В. В., Тружников В. В., Челядинов А. Д. и Якубовский М. С.

    Золотой Звездой Героя награждены командир взвода артиллерийской батареи сержант Васильев Н. В., командир орудия старший сержант Малидовский Г. Ф., командиры отделений сержанты Королев Р. А. и Луговской М. Е., пулеметчики — старшина Лаптев К. Я., сержанты Быков Ю. М. и Яковенко И. Я., рядовой Герасимов Д. А., снайперы — старшина Доев Д. Т. и сержант Костырина Т. И., автоматчики и стрелки Берия Н. Т., Губанов И. П. и Дробязко В. И., ротный писарь Мусаев С. И.

    Каждый из них внес весомый вклад в победу на Керченском полуострове. Так, пулеметчик Ю. М. Быков в боях за расширение плацдарма в районе п. Аджимушкай уничтожил своим расчетом 10 огневых точек врага, отразил многочисленные контратаки, уничтожив при этом десятки гитлеровцев. Сержант Т. Г. Костырина в боях за освобождение Кубани и Крымского полуострова метким снайперским огнем уничтожила 120 солдат и офицеров противника. 22 ноября в бою за п. Аджимушкай заменила выбывшего из строя командира батальона и подняла бойцов в атаку. Погибла в самый разгар боя.

    Одним из первых преодолел Керченский пролив в составе десанта высадки старшина Д. Т. Доев. Отбивая контратаки, он подавил метким огнем 12 огневых точек врага, уничтожил 25 гитлеровцев, в том числе трех снайперов. К этому времени на его боевом счету было 226 уничтоженных солдат и офицеров противника. Погиб отличный снайпер 12 ноября 1943 года.

    При штурме очередной высоты первым поднялся в атаку, увлекая за собой бойцов, ротный писарь 16-го батальона морской пехоты сержант С. И. Мусаев. Во время штурма был ранен, но не покинул поле боя, уничтожил гранатами расчеты двух вражеских пулеметов, обеспечив своей роте движение вперед. В этом бою бесстрашный воин погиб. Общее количество участников Керченско-Эльтигенской десантной операции, удостоенных звания Героя Советского Союза, составило 129 человек.

    В ходе боев на Керченском полуострове Азовская флотилия продолжала обеспечивать высадку войск 56-й армии. Большого напряжения потребовали от моряков доставка оружия, боеприпасов и продовольствия, эвакуация раненых. Несмотря на сильное противодействие противника, корабли и суда АВФ к 4 декабря переправили на Керченский берег 75 040 человек, 2712 лошадей, более 450 орудий, 187 минометов, 764 автомашины (из них 58 с установками PC), 128 танков, 7180 тонн боеприпасов, 2770 тонн продовольствия и большое количество других грузов.

    В ходе Керченско-Эльтигенской операции противнику был нанесен большой урон. В боях с 31 октября по 11 декабря 1943 года гитлеровцы потеряли тысячи солдат и офицеров, более 100 самолетов, около 50 танков, до 45 различных батарей.

    Захватив Еникальский полуостров, войска 56-й, а затем Отдельной Приморской армий оттянули на себя с Перекопского направления значительные силы группировки врага, тем самым облегчив наступление войскам 4-го Украинского фронта со стороны Перекопа. Изолированные на Крымском полуострове, фашисты оказались под ударами одновременно с двух сторон — с севера и востока.

    «Керченско-Эльтигенская операция, — по утверждению главкома ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова, — была одной из крупнейших по размаху: она осуществлялась войсками целого фронта с участием Черноморской и Азовской флотилий. Она еще раз показала, как важно в подобных случаях четкое взаимодействие армии и флота. Несмотря на некоторые недочеты в организации взаимодействия, усилия всех родов войск направлялись к одной цели и это обеспечивало успех».

    Такой же оценки Керченско-Эльтигенской операции придерживаются адмирал флота С. Г. Горшков, адмиралы Л. А. Владимировский и Б. Е. Ямковой, вице-адмирал В. А. Лизарский, многие видные историки.

    В битве за Крым

    В декабре 1943 года на базе реорганизации Северо-Кавказского фронта на Керченском плацдарме была развернута Отдельная Приморская армия, которая стала готовиться к освобождению Крыма. Пять с половиной месяцев моряки Азовской флотилии в условиях жестких зимних штормов надежно обеспечивали переправу, снабжая армию всем необходимым для наступления на врага. Корабли и суда, борясь с волнами и обледенением, невзирая на огромную минную опасность, круглосуточно сновали через пролив. Гитлеровское командование бросало против них крупные силы авиации и артиллерию. Отбивая ожесточенные атаки с воздуха и суши, экипажи кораблей АВФ бесперебойно снабжали Приморскую армию оружием, боеприпасами, продовольствием.

    Постоянную поддержку Азовской флотилии оказывала подчиненная ей с 12 декабря Керченская военно-морская база. По данным архива ВМФ ее артиллерией были уничтожены быстроходная десантная баржа, 6 орудий, 16 складов боеприпасов, 26 железнодорожных вагонов и один эшелон; повреждены 3 быстроходные самоходные баржи; 102 раза подавлены артиллерийские батареи, а 4 выведены из строя.

    В нескольких километрах от морской переправы, в районе Пересыпи, базировался и активно помогал Азовской флотилии 46-й гвардейский Таманский авиаполк. Героические летчицы на ночных бомбардировщиках подавляли и уничтожали батареи, прожектора противника, противодействовавшие переправе войск. Когда отдельные суда в густом тумане отрывались от отрядов, герои-летчицы М. Чечнева, О. Сапфирова, Н. Попова и другие, преодолевая действия вражеских истребителей, находили их в море и оказывали необходимую помощь.

    В целях оказания помощи Отдельной Приморской армии в прорыве фронта Военный совет армии и командование АВФ решили провести в районе мыса Тархан крупный десант, в котором помимо сухопутных частей должны были принять участие Отдельный батальон морской пехоты, две Отдельные роты моряков и пехотинцев и парашютно-десантный батальон военно-воздушных сил Черноморского флота. Разработанный штабом флотилии план действий предусматривал привлечение к десантной операции свыше 50 кораблей и судов, в том числе 14 различных катеров.

    Из-за плохой погоды десантная операция несколько раз переносилась. Наконец в ночь с 9 на 10 января корабли и суда с десантниками направились к месту высадки. Вскоре после выхода отрядов в море командование флотилии получило штормовое предупреждение. И действительно, юго-западный ветер быстро набирал силу и достиг 4 баллов. Большая волна заливала мелкосидящие низкобортные тендеры и мотоботы. Командиры судов и десантники самоотверженно боролись с водой, используя для откачки все средства, вплоть до сапог.

    Высадка из-за задержки десантных отрядов в море стала возможной только в светлое время. Чтобы обеспечить подход десантных отрядов к берегу, контр-адмирал Г. Н. Холостяков[162], который из-за ранения С. Г. Горшкова исполнял обязанности командующего АВФ, приказал начать артиллерийскую обработку пунктов высадки. Но как только наша артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника, его артиллерийские и минометные батареи возобновили огонь по высаживавшимся десантникам.

    Когда рассвело, немцы бросили против десанта группы по 15–16 самолетов. В один из налетов погиб командир высадки капитан 2 ранга Н. К. Кириллов и получил смертельную рану штурман высадки Б. П. Бувин. За искусную проводку кораблей в тяжелейших условиях и проявленную беззаветную отвагу молодой офицер Борис Бувин был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Высадка основного отряда к 10 час. 30 мин. была завершена. Решительным наступлением его части прорвали вражескую оборону и завязали бои в ее тылу, К исходу 10 января десант соединился с войсками Отдельной Приморской армии.

    В ночь на 23 января при активном участии Азовской флотилии были высажены две десантные группы в район Керчи. В боях под Керчью отличились массовым героизмом батальон имени Героя Советского Союза Ц. Л. Куликова и 369-й Отдельный батальон морской пехоты. Только 23 января бойцами этого отряда было уничтожено свыше 300 вражеских солдат и офицеров, 6 орудий, 4 крупнокалиберных автомата, 14 пулеметов, 3 склада, до 200 винтовок и автоматов. Но сильно поредели и батальоны, потеряв 82 человека убитыми и 143 ранеными.

    Высадка морского десанта в Керченский порт помогла частям Отдельной Приморской армии выйти на рубеж кирпичный завод — окраина станции Керчь-1 — квартал № 40 города. Это улучшало позиции армии. Однако из-за сильного сопротивления немецких войск десант, нарушивший их оборону, решить все свои задачи не смог. Израсходовавшие боеприпасы, не управляемые командованием 339-й дивизии остатки батальонов морской пехоты вынуждены были пробиваться через фронт для соединения со своими войсками.

    В феврале развернулись ожесточенные воздушные бои над Керченской морской переправой. Только 12 февраля над переправой произошло 19 групповых и одиночных воздушных боев, в результате которых неприятель потерял 8 самолетов.

    С большим напряжением действовала Азовская флотилия в марте-апреле, когда приходилось продолжать бесперебойную переправу на Керченский полуостров, вести корабельную разведку, очищать от мин акваторию Азовского моря.

    В течение 165 дней героической борьбы всего личного состава Азовской флотилии через Керченский пролив для Отдельной Приморской армии было переброшено почти 244 тысячи бойцов и офицеров, около 1700 орудий, 550 минометов, 350 танков, 600 тракторов, более 1000 автомашин, 44 тысячи тонн топлива, а также более 150 тысяч тонн других грузов.

    За этот период флотилия потеряла 25 катеров и судов на минах, 8 — от артиллерийского огня, 3 — от ударов авиации, 34 — в штормящем море, 11 — по разным другим причинам.

    Азовцы совершили беспримерный подвиг! Трудно найти другой пример, когда бы небольшие корабли и суда в сложнейших боевых и метеорологических условиях осуществили переброску военных грузов в столь больших масштабах.

    Начало апреля 1944 года ознаменовалось тем, что войска 4-го Украинского фронта, которыми командовал генерал армии Ф. П. Толбухин, и Отдельной Приморской армии, возглавляемой генералом армии А. И. Еременко[163], приступили к выполнению разработанной Генеральным штабом операции по освобождению Крыма.

    Замысел операции заключался в одновременном наступлении на Симферополь и Севастополь со стороны Перекопа и с Керченского полуострова. Черноморский флот и Азовская флотилия должны были содействовать наступлению Отдельной Приморской армии на первом этапе борьбы и по всему фронту — на последнем.

    Операция началась с нанесения самолетами морской авиации мощных ударов по скоплению немецких транспортов и кораблей в Феодосии, Судаке, в районе мыса Херсонес и других местах.

    8 апреля войска 4-го Украинского фронта начали штурм перекопских укреплении. Два с половиной часа тысячи орудий минометов и сотни бомбардировщиков сокрушали оборону неприятеля. В пробитые бреши двинулись танки и пехота. Враг отчаянно сопротивлялся, но задержать лавину наших войск не мог. На третьи сутки боев, спасаясь от гибели, неприятельские войска в беспорядке устремились к Севастополю.

    Не менее успешно развернулось наступление Отдельной Приморской армии, большую помощь которой продолжала оказывать Азовская военная флотилия. 11 апреля была освобождена Керчь, а вскоре и все побережье Азовского моря. Газета «Правда» писала тогда, что успех флотилии решила «четкая организованность, гибкое и непрерывное управление, умелое применение тактики маневрирования во всех операциях, помноженное на высокую морально-политическую стойкость личного состава».

    За активное действие при освобождении Керченского полуострова и г. Керчи бригаде бронекатеров и 369-му Отдельному батальону морской пехоты было присвоено наименование Керченских.

    Через неделю с начала наступления гитлеровские дивизии уже сгрудились у Севастополя, надеясь за его укреплениями дождаться своей очереди на эвакуацию. После трехдневных боев Севастополь был очищен от врага, а 12 мая капитулировали остатки 17-й армии гитлеровцев.

    За время Крымской операции противник потерял 111 587 человек убитыми и ранеными.

    Сражение за Крым еще продолжалось, когда 20 апреля по решению Ставки Верховного Главнокомандования Азовская флотилия была расформирована, а ее силы переданы вновь созданной Дунайской военной флотилии.

    Впереди азовцев ожидали новые боевые походы и сражения, новые воинские подвиги и свершения.

    * * *

    В годы Великой Отечественной войны в СССР действовало 4 военно-морских флота и 8 флотилий. Азовская военная флотилия существовала почти два с половиной года. Несмотря на то, что она была создана уже в ходе войны и за год с небольшим до се окончания была расформирована, ею внесен весомый вклад в дело разгрома фашистской Германии. На ее счету немало побед и достижений. Моряками-азовцами были уничтожены тысячи неприятельских солдат и офицеров, многие десятки кораблей и судов.

    Ее корабли и отряды морской пехоты огнем и действиями поддерживали приморские фланги Южного, Северо-Кавказского и Крымского фронтов, 9-й, 18-й, 56-й, Отдельной Приморской и других армий.

    Исключительна роль Азовской флотилии в освобождении Восточного и Северного Приазовья, в сражениях за Керченский полуостров и Крым.

    Из небольшого, по существу, морского отряда, в начальный период в котором насчитывалось 3 канлодки, 5 сторожевых катеров и 8 тральщиков, уже к концу лета 1943 года Азовская флотилия насчитывала в своем составе свыше 200 различных кораблей и судов, в том числе 49 бронекатеров, 22 малых охотника, 5 артиллерийских, минометных, 12 торпедных и 20 сторожевых катеров, 10 канлодок. Кроме того, около 70 различных судов были на вооружении Отдельного Донского и Отдельного Кубанского отрядов, являвшихся ее составной частью.

    В отдельный период в ее подчинении находились несколько десятков самолетов. В грозную силу превратились береговая и полевая артиллерии. Примеры неустрашимости и воинского мастерства показывали бойцы пяти Отдельных батальонов морской пехоты, двух Особых батальонов и нескольких Особых отрядов морской пехоты, формировавшихся в ходе боевых действий из личного состава кораблей, береговых батареи и частей АВФ. Кроме того, совместно с частями Азовской флотилии действовали Ейский, Ахтарский и Старощербиновский истребительные батальоны, созданные местными органами власти.

    В годы Великой Отечественной войны военно-морским флотом совместно с сухопутными войсками было проведено 10 десантных операций, в том числе Керченско-Феодосийская и Керченско-Эльтигенская при самом активном участии Азовской флотилии. Непосредственное участие принимали ранее входившие в состав АВФ батальоны морской пехоты, а также многие ее корабли и суда в Южно-Озеркинской и Новороссийской десантных операциях.

    Самой крупной по масштабам и целям десантной операцией была Керченско-Феодосийская, проведенная Закавказским фронтом, Черноморским флотом и Азовской флотилией с 25 декабри 1941 года по 2 января 1942 года при сильном противодействии противника на побережье и в воздухе.

    Крупной десантной операцией второго периода Великой Отечественной войны являлась Керченско-Эльтигенская, осуществленная с 31 октября но 11 декабря 1943 года. Она проводилась в условиях сильной противодесантной обороны противника частями 18-й и 56-й армий, силами Черноморского флота и Азовской флотилии.

    Учтя недостатки в организации и проведении Керченско-Феодосийской операции, общевойсковое и морское командование при осуществлении Керченско-Эльтигенской операции обеспечило интенсивную и эффективную огневую поддержку десанта береговой артиллерией флота и артиллерией сухопутных войск, расположенной на Таманском берегу Керченского пролива. Десантирование и борьба за расширение плацдарма проводились с участием фронтовой и морской авиации. Опыт Керченско-Эльтигенской операции наглядно показал возросшую роль авиации как ударной силы, обеспечивающей непосредственную поддержку десанта в бою за высадку и выполнение задачи на берегу.

    За два года, разделяющих Керченско-Феодосийскую и Керченско-Эльтигенскую операции, намного вырос темп высадки десантов. Если в первом случае на одного бойца он составил 18 секунд и 38 минут на единицу техники, то при проведении Керченско-Эльтигенской операции — соответственно 5 секунд и 3–4 минуты. Приведенные данные красноречиво свидетельствуют о возросшем мастерстве как отрядов высадки, так и десантируемых.

    В период Великой Отечественной войны было проведено 103 чисто морских десанта, в том числе 17 на Черном и Азовском морях.

    При подготовке и проведении десантных операций большие трудности вызывались отсутствием высадочных средств специальной постройки. Только благодаря боевому искусству всех звеньев командного и политического состава, мужеству и самоотверженности сухопутных частей, морской пехоты, летчиков и артиллеристов, кораблей Черноморского флота и Азовской флотилии, поставленные задачи в целом выполнялись успешно.

    Искусство проведения десантных операций на Черном и Азовском морях в годы Великой Отечественной войны неразрывно связано с именами адмиралов Н. Г. Кузнецова, Ф. С. Октябрьского, Л. А. Владимирского, С. Г. Горшкова, Г. Н. Холостякова, Н. Е. Басистого.

    Уже в ходе войны контр-адмирал С. Г. Горшков дал глубокий анализ опыта ведения десантных действий Азовской флотилией в кампании 1943 года. В частности, он выдвинул такое новое требование в подготовке десанта, как активность. «В порядке активной подготовки, — писал он, — необходимо набегами на порты и коммуникации противника, минными постановками, комбинированными ударами кораблей, авиации и береговой артиллерии нарушать морские и сухопутные коммуникации врага, уничтожать его корабельный состав, блокировать порты, препятствуя осуществлению противником перевозок на фронт и эвакуацию, и тем самым создать благоприятные условия для проведения десантной операции[164]».

    В ходе войны с повестки дня не снимались вопросы взаимодействия командования сухопутных войск, подчиненных им артиллерийских, авиационных частей и командования Черноморского флота и Азовской флотилии. Многие неудачи, особенно при отступлении советских войск на Южном фронте, связаны с отсутствием должной связи между сухопутными войсками и флотилией, четкого распределения обязанностей и единого планирования боевых действий. В известной мере это наблюдалось также при проведении Керченско-Феодосийской операции.

    Анализируя причины неудач и просчетов, связанных с недостатками в организации взаимодействия, Ставка ВКГ, командование сухопутных и морских сил сделали соответствующие выводы. Показательны в этом отношении Новороссийско-Таманская и Керченско-Эльтигенская операции, в которых взаимодействие войск Северо-Кавказского фронта, сил Черноморского флота и Азовской флотилии при высадке морских десантов было тщательно спланировано и отработано с командованием соединений сухопутных войск и сил флота на специальных командно-штабных учениях. На основе утвержденного плана взаимодействия всем исполнителям высылались выписки по касающимся их вопросам.

    Штабами фронта и флота были тщательно согласованы удары дальней авиации, порядок и время нанесения их по выдвигающимся резервам и морским силам противника, крупным узлам коммуникаций, пунктам управления, военно-морским базам и портам, районам предстоящей высадки десантов.

    Офицеры штаба Черноморского флота и Азовской флотилии в ходе подготовки операции во главе с начальником штаба или начальником оперативного отдела принимали непосредственное участие в планировании, разработке единой системы сигналов, постоянном обмене информацией об обстановке и т. п.

    При совместных действиях сухопутных войск и флота исключительное значение имеют вопросы управления. Так, при создании в апреле 1942 года Северо-Кавказского направления, куда вошли Черноморский флот и Азовская флотилия, заместителем командующего и членом Военного совета был назначен начальник Главного штаба ВМФ адмирал И. С. Исаков, а когда был создан Новороссийский оборонительный район во главе с командующим 47-й армии генерал-майором Г. П. Котовым, то его заместителем по морской части и членом Военного совета стал контр-адмирал С. Г. Горшков. На него возлагалось решение оперативных и организационных вопросов, связанных с использованием флота, его военно-воздушных сил, батальонов морской пехоты, организация взаимодействия морских частей с береговой обороной и сухопутными войсками. В это время штаб Азовской флотилии стал морским отделом штаба Новороссийского оборонительного района. Кроме того, для управления силами флота привлекались штабы Новороссийской ВАШ и только что сформированный штаб береговой артиллерии.

    Если в первый период войны, когда шло формирование Азовской флотилии и резко изменилась военная обстановка в результате вынужденного отступления наших войск, слабо подготовленные и недостаточно окрепшие органы управления не обеспечивали должного взаимодействия сил флотилии и сухопутных войск, что приводило нередко к потере управления, низкой эффективности применения сил и излишним потерям, то в дальнейшем планирование, организация, всестороннее обеспечение и непосредственное руководство все больше сосредоточивалось в руках командующего и штаба флотилии. Это обеспечивало высокую оперативность применения сил и рост эффективности их использования.

    Непрерывное и результативное управление силами достигалось также благодаря постоянно действующему флагманскому командному пункту командующего и его штабу и командному или вспомогательному пункту управления с оперативной группой штаба в районе непосредственных боевых действий.

    Этому же способствовало сосредоточение на одном командном пункте командующих родов сил, привлеченных к участию в операции. В сочетании с эшелонированной системой командных пунктов и штабов это обеспечивало своевременное и эффективное выполнение поставленных задач.

    Успешной деятельности сухопутных войск на приморских флангах способствовали боевые действия Азовской флотилии на переправах через крупные водные преграды — реки Дон и Кубань, при форсировании и переправе в Керченском проливе. За два с половиной года ее кораблями и судами было переброшено свыше 400 тысяч воинов с тяжелой техникой и вооружением, с необходимым снабжением.

    На всем протяжении военных действий Азовская флотилия вела борьбу с боевыми кораблями и конвоями противника. Лишь в 1943 году АВФ провела 15 морских боев, в том числе 4 во время десантных операций. Ее кораблями и авиацией было уничтожено 120 судов и кораблей противника. Кроме того, 17 гитлеровских судов подорвались на минах, выставленных азовскими моряками в 1942 и 1943 годах.

    Однако значительные потерн были и у Азовской флотилии. Только в боях за Керченский полуостров и Крым погибло более 80 ее кораблей и судов. Вместе с ними ушли из жизни сотни моряков-азовцев. А сколько погибло их при освобождении Таманского полуострова, Восточного и Северного Приазовья?!

    Победа давалась дорогой ценой.

    В боевых успехах Азовской флотилии, росте мастерства ее офицеров, в мужественном исполнении моряками-азовцами воинского долга большая заслуга командного состава АВФ: командующего С. Г. Горшкова, начальника штаба А. В. Свердлова, военкома С. С. Прокофьева, начальника политотдела B. А. Лизарского, командира Донского отряда и Ейской ВМБ C. Ф. Белоусова, начальника Новороссийской ВМБ и исполняющего обязанности командующего АВФ на завершающем ее этапе Г. Н. Холостякова и др.

    На протяжении всего периода своего существования Азовская флотилия, ее командование получали постоянную помощь и поддержку со стороны наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова, его заместителя и начальника штаба И. С. Исакова, командующих Черноморским флотом Ф. С Октябрьского и Л. А. Владимирского. Командование флотилии во многом обогащалось от совместной деятельности с такими полководцами как А. А. Гречко, А. И. Еременко, И. Е. Петров, Ф. И. Толбухин. Азовская флотилия была школой, своеобразной академией, в которой прошли необходимую подготовку будущие крупные военачальники. Так, командующий Азовской флотилией С. Г. Горшков постоянно принимал участие в разработке и проведении боевых операций, проявляя гибкость мышления, инициативе и самостоятельность. Под его руководством зимой 1941–1942 гг. более 80 раз разведывательные и штурмовые отряды моряков совершали рейды в тыл врага на занятый противником берег. В целях более эффективного использования этих отрядов он глубоко изучал уставы и наставления сухопутных войск. Это помогло и впоследствии: при защите Таманского полуострова и Новороссийска, во время командования 47-й армией, при освобождении городов Приазовья и Крыма.

    И на новом, дунайском, театре боевых действий контр-адмирал С. Г. Горшков продолжал использовать испытанный метод — внезапность, совершенствовал управление силами, постоянно углублял их взаимодействие.

    Действия соединений и частей Дунайской флотилии, руководимой С. Г. Горшковым, высоко оценивались командованием. Его имя многократно упоминалось в приказах Главнокомандующего.

    С января 1945 года по 1956 год вице-адмирал С. Г. Горшков — командир эскадры кораблей, начальник штаба и командующий Черноморским флотом.

    В 1956 голу он становится Главнокомандующим ВМФ. Его назначение на этот пост совпало с началом крупных работ по созданию мощного океанского ракетно-ядерного флота. Главкому ВМФ пришлось на всех уровнях отстаивать необходимость оставления в составе военно-морского флота существовавших артиллерийских кораблей, бомбардировочной, минно-торпедной и истребительной авиации, большей части береговой артиллерии.

    Огромна заслуга адмирала С. Г. Горшкова в оснащении кораблей и самолетов ВМФ крылатыми ракетами, в создании, освоении и развитии атомных подводных лодок, кораблей на динамических принципах поддержания, авианесущих и ракетных кораблей, ракетоносной авиации.

    Уделяя постоянное внимание истории военно-морского флота, адмирал С. Г. Горшков в создал ряд трудов, посвященных этой теме. Его перу принадлежат книги «Военно-Морской Флот», «Морская мощь государства», «На страже Отчизны», в которых освещается история ВМФ, теория военно-морского искусства, авторский взгляд на будущее флота. Научно-литературный труд автора был отмечен присуждением ему почетного звания лауреата Государственной (1980 г.) и Ленинской (1985 г.) премий.

    Прослужив на флоте более 50 лет, хорошо зная его историю, С. Г. Горшков ревниво относился к чести и славе ВМФ. Главком постоянно подчеркивал: героическое прошлое флота — бесценное достояние, побуждающее молодое поколение образцово выполнять свой долг перед Родиной.

    В начале 1944 года во время битвы за Крым, в связи с ранением С. Г. Горшкова, обязанности командующего АВФ исполнял контр-адмирал. Г. Н. Холостяков, а в декабре этого года он сменил Горшкова на посту командующего Дунайской военной флотилией, которая за время наступательных боев много раз отмечалась в приказах Верховного Главнокомандования. После окончания в 1950 году Военной академии Г. И. Холостяков командовал Каспийской военной флотилией, одним из флотов на Тихом океане, был заместителем начальника Управления боевой подготовки Главного штаба ВМФ, занимал ответственные должности в Министерстве Обороны СССР.

    От батальонного комиссара до вице-адмирала — таков, служебный путь бывшего начальника политотдела Азовской флотилии В. А. Лизарского. Он автор многих статей, рассказов, очерков по истории военно-морского флота. Отдельные из них посвящены сослуживцам морякам-азовцам.

    На страницах журнала «Морской сборник» встречаются воспоминания о боевых действиях Азовской и Дунайской флотилий бывшего флагманского штурмана бригады торпедных катеров Б. Е. Ямкового. Ныне адмирал Ямковой на заслуженном отдыхе.

    В звании капитана 1 ранга закончил войну начальник штаба Дунайской флотилии А. В. Свердлов. Он сделал очень многое для се организации и становления. Прекрасной школой развития его организаторского таланта явилась служба на Азовском море. Азовская и Дунайская флотилии, по словам адмирала Н. Г. Кузнецова, обязаны А. В. Свердлову успехами целого ряда труднейших операций.

    После Дунайской флотилии А. В. Свердлову еще долго пришлось не снимать военно-морской формы. Окончил Академию Генштаба, занимался учебным процессом в военно-морских училищах, научно-исследовательской работой. Им был собран и обобщен большой материал по истории Азовской флотилии периода Великой Отечественной войны, который лег в основу изданных им книг. В одной из них, «На море Азовском», есть такие строки: «В упорных боях с немецко-фашистскими захватчиками на Азовском море закалились кадры офицеров, старшин, матросов и морских пехотинцев АВФ. Они научились искусно использовать вверенное им Родиной оружие. Действия азовцев отличались массовым героизмом, презрением тягот и опасностей, беззаветной отвагой…»

    Родина высоко оценила ратный труд и подвиги моряков-азовцев. Только в 1943 и 1944 годах около 1500 из них были награждены орденами и медалями. За боевое отличие, мужество и героизм свыше двадцати командиров и краснофлотцев АВФ были удостоены звания Героя Советского Союза.

    Именами героев-азовцев названы суда, улицы, учебные заведения. Им сооружены памятники, посвящены многие книги, стихи и песни.


    Примечания:



    1

    1 стадия равна 177 м.



    14

    Гордон Патрик Леопольд (1635–1699), русский генерал и контр-адмирал. По происхождению шотландец. В 1655–1661 гг. служил в войсках Польши и Швеции. С 1601 г. на русской службе. Один из учителей и сподвижников Петра I. Участвовал в Чигиринских, Крымских и Азовских походах. Деятельный помощник Петра I в организации русской регулярной армии.



    15

    Шереметев Борис Петрович (1652–1719), русский генерал-фельдмаршал (1701), граф (1706), сподвижник Петра I. С 1681 г. воевода, участвовал в Крымских и Азовских походах. Во время Северной войны командовал войсками в Прибалтике, на Украине и в Померании, главнокомандующий в Полтавском сражении и Прутском походе.



    16

    Шеин Александр Семенович (1662–1700), боярин, генералиссимус (1696). Воевода в Крымских походах 1687 и 1689 гг. Участник Азовского похода 1695 г. Командующий армией и один из руководителей правительства во время поездки Петра I за границу.



    145

    Кузнецов Николай Герасимович (1902–1974), советский военачальник, адмирал флота Советского Союза (1955 г.), Герой Советского Союза (1945 г.). В 1939–1946 гг. нарком ВМФ СССР, одновременно главнокомандующий ВМФ в ВОВ. В 1951 -195.3 гг. военно-морской министр. В 1953–1956 гг. 1-й заместитель министра обороны СССР — главнокомандующий ВМС. Автор сочинений: «Накануне», «На флотах боевая тревога», «Курсом к победе».



    146

    Жуков Георгий Константинович (1896–1974), Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза. В январе-июле 1941 г. начальник Генштаба. В ВОВ командовал войсками Резервного, Ленинградского и Западного фронтов (1941–1942 гг.). С августа 1942 г. 1-й зам. наркома обороны и зам. Верховного Главнокомандующего. По поручению Ставки Верховного Главнокомандования, координировал действия фронтов в Сталинградской битве и др. В 1944–1945 гг. командовал войсками 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов. От имени Верховного Главнокомандования 8 мая 1945 г. подписал капитуляцию фашистской Германии.



    147

    Александров Александр Петрович (1900–1946), активный участник гражданской и Великой Отечественной войн, контр-адмирал (1944 г.). С начала ВОВ командовал Азовской военной флотилией (июль-октябрь 1941 г.). Последующая служба связана преимущественно с обороной Ленинграда: нач. штаба Ленинградской и Ладожской флотилий, командир Мужской и Ленинградской ВМБ. С апреля 1945 г. — начальник штаба Балтийского флота. Погиб в авиационной катастрофе.



    148

    Октябрьский (Иванов) Филипп Сергеевич (1899–1969), советский военачальник, адмирал (1944 г.), Герой Советского Союза (1958 г.). Командовал Черноморским флотом (1939–1943 гг. и 1944–1948 гг.), один из руководителей обороны Одессы и Севастополя. В 1943–1944 гг. командовал Амурской военной флотилией. В 1948–1953 гг. 1-й зам. главнокомандующего ВМС.



    149

    Горшков Сергей Георгиевич (1919–1988), адмирал флота Советского Союза (1967 г.), дважды Герой Советского Союза (1965 г., 1982 г.). В ВОВ командовал Азовской и Дунайской поенными флотилиями. В 1948–1955 гг. начальник штаба и командующий Черноморским флотом. В 1956–1985 гг. главнокомандующий ВМФ — зам. министра обороны СССР, затем в группе генер. инспекторов МО СССР. Лауреат Государственной премии СССР (1980 г.). Автор книг: «Военно-Морской флот», «Морская мощь государства» и др.



    150

    Клейст Эвальд фон (1881–1954), немецко-фашистский военный преступник, генерал-фельдмаршал (1943 г.). Во 2-ю мировую войну командовал танковым корпусом и танковой группой в Польше, во Франции и на Балканах; танковой группой и армией на советско-германском фронте. В 1942–1944 гг. командовал группой армий «А» на Сев. Кавказе и Южной Украине. Осужден. Умер в заключении.



    151

    Ремезов Федор Никитич (1896–1990 гг.), советский военачальник, генерал-лейтенант (1940 г.). В Советской армии с 1918 г. В гражданскую войну командовал ротой и батальоном на Восточном и Южном фронтах. После гражданской войны был помощником начальника оперчасти полка, начальником штаба полка. С 1931 г. командир стрелкового полка. С июля 1937 г. командир стрелковой дивизии. В 1938–1940 гг. командующий Житомирской группой войск, командующий Забайкальским и Орловским ВО. В ВОВ командовал 20-й и 13-й армиями Западного фронта, 56-й армией Южного фронта. С января 1942 г. командующий войсками Южно-Уральского ВО, а с апреля и до конца войны — командующий 45-й армией на Западном фронте.



    152

    Козлов Дмитрий Тимофеевич (1896–1967), советский военачальник, генерал-лейтенант (1943 г.). В Советской армии с. 1918 г. Участник 1-й мировой войны. В гражданскую войну воевал против белогвардейцев на Восточном фронте и против басмачей на Туркестанском фронте. Был командиром батальона, помощником командира полка. В 1924–1938 гг. командир полка, начальник штаба стрелковой дивизии, командир и военком 44-й стрелковой дивизии, и. о. командира стрелкового корпуса. В 1940–1941 гг. заместитель командующего войсками Западного ВО. Во время ВОВ командующий войсками Закавказского, Кавказского и Крымского фронтов (1941–1942 гг.). С октября 1942 г. зам. командующего войсками Воронежского фронта. Участвовал в разгроме милитаристской Японии. В 1946–1954 гг. зам. командующего Забайкальским ВО. С 1954 года в запасе.



    153

    Бериев (Бериашвили) Георгий Михайлович (1903–1979), советский авиаконструктор, генерал-майор инженерно-технической службы (1951). В 1930 окончил Ленинградский политехнический институт. С 1934 по 1968 гг. возглавлял опытно-конструкторское бюро морского самолетостроения. Под его руководством создан ряд гидросамолетов: МБР-2. который выпускался серийно с 1936 до 1940 года; МП-1 (пассажирский вариант МБР-2); КОР-1 и КОР-2 (корабли-разведчики — Бе-2 и Бс-4), с устройством для катапультного взлета и складывающимися крыльями для базирования на кораблях (1937–1940 гг.); Бе-6 и Бе-8 (летающие лодки, 1949 г.); Бе-10 (летающая лодка с 2-мя турбореактивными двигателями, на которой в 1961 году были установлены мировые рекорды скорости и высоты полета) и Бе-12 (самолет-амфибия с 2-мя турбовинтовыми двигателями), на котором установлено свыше 40 мировых рекордов. Лауреат Государственных премий (1947, 1968 гг.).



    154

    Исаков Иван Степанович (1894–1964), адмирал флота СССР (1955 г.), Герой Советского Союза (1965 г.). член-корреспондент АН СССР (с 1958 г.). В 1937–1938 гг. начальник штаба и командующий Балтийским флотом. В 1938–1946 гг. зам. и 1-й зам. наркома ВМФ, в 1941–1943 гг. одновременно начальник Главного морского штаба. В 1946–1950 гг. начальник Главного штаба и зам. главнокомандующего ВМФ, автор трудов но военно-морской истории, повестей, рассказов. Лауреат Гос. премии СССР (1951 г.).



    155

    Манштейн Эрих фон Левински (1887–1973), немецко-фашистский военный преступник, генерал-фельдмаршал (1942 г.). Во вторую мировую войну на советско-германском фронте командир корпуса, командующий 11-й армией. При захвате Крыма, в 1942–1944 гг., командующий группой армий «Дон» и «Юг». Умер в заключении; осужден британским военным трибуналом.



    156

    Котов Григорий Петрович (1892–1944), генерал-лейтенант (1944). Участник гражданской войны. С 1919 года в Красной армии. После войны командир взвода, роты, батальона. 1936 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. После ее окончания начальник оперативного отдела штаба фронтовой группы 1-й ОК ДВА, начальник штаба 8-й армии. Участвовал в финской войне 1939–1940 гг. С 1940 г. заместитель начальника штаба Дальневосточного фронта. В ВОВ заместитель командира и командир стрелковой дивизии, начальник штаба армии, с 1942 г. командующий 44-й, 58-й, 46-й армиями, командир стрелкового корпуса. Погиб в бою.



    157

    Гречко Андрей Антонович (1903–1976), Маршал Советского Союза (1955 г.), дважды Герой Советского Союза (1958 г., 1973 г.). В ВОВ командовал рядом армий, участвовал в битве за Кавказ, в освобождении Украины, Полыни, Чехословакии. В 1945–1953 гг. командовал войсками Киевского ВО, в 1953–1957 гг. командующий группой Советских поиск в Германии, в 1960–1967 гг. главнокомандующий Объединенными Вооруженными силами государств-участников Варшавского договора. С 1967 г. министр обороны СССР.



    158

    Толбухин Федор Иванович (1894–1949), Маршал Советского Союза (1944 г.), Герои Советского Союза (1965 г.). В ВОВ начальник штаба фронтов, командующий армиями, Южным, 1-м Украинским и 3-м Украинским фронтами. В 1945–1947 гг. главнокомандующий Южной группой войск, с 1947 г. командующий поисками Закавказского военного округа.



    159

    Василевский Александр Михайлович (1895–1977), Маршал Советского Союза (1943 г.), дважды Герой Советского Союза (1944 г., 1945 г.). В ВОВ зам. начальника, с июня 1942 г. начальник Генштаба. По поручению Ставки Верховного Главнокомандования в 1942–1944 гг. координировал действия ряда фронтов в крупных операциях. В 1945 г. командовал 3-м Белорусским фронтом, затем главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке при разгроме Квантунской армии. С 1946 г. начальник Генштаба. В 1949–1953 гг. министр Вооруженных сил СССР, в 1953–1956 гг. 1-й зам. министра обороны СССР.



    160

    Петров Иван Ефимович (1896–1958), советский военачальник, генерал армии (1944 г.). Герой Советского Союза (1945 г.). В ВОВ командовал рядом армий, в том числе Приморской при обороне Севастополя и Одессы, Черноморской группой войск, 2-м Белорусским, 4-м Украинским фронтами, нач. штаба 1-го Украинского фронта. В 1953–1956 гг. 1-й зам. главнокомандующего сухопутными войсками.



    161

    Владимирский Лев Анатольевич (1903–1973), советский военачальник, адмирал (1944 г.). В ВОВ командовал эскадрой Черноморского флота, в 1943–1944 гг. Черноморским флотом. В 1944–1946 гг. командир эскадры Балтийского флота. В 1947–4958 гг. главный инспектор Вооруженных сил по ВМС, зам. наркома ВМС по кораблестроению и вооружению. Председатель НТК, ВМС. С 1959 г. на научной работе.



    162

    Холостяков Георгий Никитич (1902–1983), вице-адмирал (1945 г.), Герой Советского Союза (1965 г.). Участник гражданской войны. В ВМФ с 1921 г. С 1931 г. командовал подводной лодкой, затем дивизионом и бригадой ПЛ. В ВОВ командир Новороссийской ВМБ. В начале 1944 г. и. о. командующего Азовской военной флотилией. С декабря 1944 г. и до конка ВОВ командующий Дунайской военной флотилией. В 1950 г. окончил Военную академию Генштаба. Командовал Каспийской военной флотилией и 7-м военно-морским флотом, занимал ответственные должности в МО СССР.



    163

    Еременко Андрей Иванович (1892–1970), Маршал Советского Союза (1955 г.). Герой Советского Союза (1944 г). В ВОВ командовал войсками Брянского, Юго-Восточного, Сталинградского, Южного, Калининского, 1-го и 2-го Прибалтийского. 4-го Украинского фронтов и ряда армий. В 1945–1958 гг. командующий войсками ряда военных округов.



    164

    Морской сборник. 1944. № 4. С. 74.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх