Загрузка...


  • Красная флотилия
  • В боях против Врангеля
  • Глава 6

    Азовская флотилия в годы гражданской войны

    Красная флотилия

    Социалистическая революция, вспыхнувшая в конце 1917 года в Петрограде, вскоре охватила всю страну. Бурно и стремительно развивались революционные события на Дону и в других местах Южной России. Получив известие о победе Октябрьской революции в Петрограде, экипажи многих кораблей Черноморского флота на собраниях и митингах принимали резолюции с признании Советской власти и о переходе флота на ее сторону.

    В Ростове первой приняла сообщение о свержении Временного правительства радиостанция яхты «Колхида». Ее экипаж вместе с моряками Черноморской флотилии, находящейся в Ростове, поддержал вооруженное восстание ростовского пролетариата против донской контрреволюции, возглавляемой наказным атаманом Войска Донского А. М. Калединым[104]. Двухдневные бои сторонников и противников революции закончились поражением последних. 28 ноября в Ростове провозглашается Советская власть.

    При активном участии революционных моряков-черноморцев власть Советов устанавливается 1 декабря в Новороссийске, 10 декабря — в Бердянске, 16 декабря — в Севастополе, 30 декабря — в Мариуполе, в январе 1918 года — в Керчи и Симферополе.

    30 января 1918 года в решительную схватку с белогвардейцами вступил рабочий класс Таганрога. В течение 3 дней здесь шли упорнейшие бои, в ходе которых красногвардейцы одержали победу над хорошо вооруженными юнкерами и казаками.

    Победе таганрогского пролетариата во многом способствовало успешное наступление на город советских войск под командованием Р. Сиверса[105]. 10 февраля они вошли в Таганрог и повели наступление на Ростов, где со 2 декабря власть принадлежала калединцам. Через 2 недели донская столица и Новочеркасск были освобождены от белогвардейцев. До этого Советы победили в Азове и Ейске. Таким образом, к концу февраля 1918 года власть Советов в Приазовье и на Нижнем Дону была установлена повсеместно.

    Осуществив военный разгром контрреволюции, военно-революционные комитеты и Советы рабочих и крестьянских депутатов приступили к налаживанию хозяйства и трудовой дисциплины. Повсеместно национализируются предприятия, устанавливается контроль над производством и распределением продуктов, Коснулась она судоремонтников и портовиков Таганрога, перед которыми встала задача не только национализировать, но и отремонтировать и вооружить имеющиеся у них суда. Вооружались, в основном, орудиями и пулеметами, доставленными из Севастополя.

    Как показало время, сделано это было не зря. Дело в том, что немцы, несмотря на переговоры о мире, которые вело с ними Советское правительство, в середине февраля 1918 года возобновили военные действия. Заняв Двинск, немецкие войска подошли к Пскову, под угрозой захвата оказался Петроград.

    В связи с резким ухудшением положения на фронте, В. И. Ленин пишет 21 февраля декрет «Социалистическое Отечество в опасности». 23 февраля во всех крупных городах прошли массовые митинги. Этот день стал днем массовой записи добровольцев в Красную Армию. Несмотря на ожесточенное сопротивление, немцы продолжали наступать. В этих условиях советская делегация 3 марта вынуждена была подписать Брестский мир, согласно которому от России отторгались Украина, Финляндия, Грузия, Польша, Прибалтика.

    Накануне этих событии, достигнув соглашения с Украиной, немцы приступили к се оккупации. Уже 1 марта их войсками был взят Киев, 13 марта — Одесса. В апреле они оккупировали Херсон, Керчь, Бердянск, Мариуполь. Захватив 25 апреля Евпаторию и Симферополь, немцы предъявили советскому командованию ультиматум о сдаче находившегося в Севастополе Черноморского флота. Свое требование они мотивировали тем, что черноморские моряки принимали участие в сопротивлении их войскам на Украине.

    Несмотря на усиленную агитацию националистических элементов за поднятие на кораблях украинских флагов и оставление их в Севастополе, большинство флотских команд приняло решение выполнить директивы Совнаркома РСФСР об эвакуации флота в Новороссийск.

    В ночь на 29 апреля Севастополь покинула первая группа кораблей из 12 эсминцев и 8 тральщиков. На другой день вышла вторая группа судов, в том числе линейные корабли — «Воля» и «Свободная Россия»; пять эсминцев и подводные лодки. При выходе из гавани они попали под обстрел немецких полевых батарей, установленных на северной стороне. Шедший в головной группе эсминец «Гневный» получил большую пробоину и, по решению команды, выбросился на берег. Сильный артиллерийский огонь вынудил подводные лодки, катера и торговые суда возвратиться, пробиться в море удалось лишь линкорам и миноносцам.

    1 и 2 мая в Новороссийск пришли два линкора, один вспомогательный крейсер, девять эсминцев типа «Новик» и пять малых миноносцев. В Севастополе осталось 6 старых броненосцев, бригада крейсеров, 3 эсминца типа «Новик», 9 малых миноносцев-угольщиков и 15 подводных лодок.

    Несмотря на то, что большая часть Черноморского флота осталась г. Севастополе, немецкое командование 11 мая предъявило требование: к 20 июня возвратить все корабли в Севастополь. С учетом угрозы захвата Новороссийска немцами и белогвардейцами В. И. Ленин 28 мая отдает распоряжение о потоплении кораблей Черноморского флота. Против ленинского распоряжения выступили украинские националисты, меньшевики и эсеры. Ошибочную позицию в этом вопросе занял ЦИК Кубано-Черноморской Автономной Советской Республики и ряд руководящих работников Новороссийского Совета, призывавших черноморцев к активным действиям против немцев. В связи с этим В. И. Ленин 13 июня повторил категорическое приказание о потоплении кораблей флота. И все же часть эскадры — линкор «Воля», вспомогательный крейсер «Траян» и шесть эсминцев — 17 июня вышли в Севастополь. Основная часть эскадры выполнила приказ В. И. Ленина. 18 июля линейный корабль «Свободная Россия», девять эсминцев и миноносцев были затоплены в Цемесской бухте, а эсминец «Громкий» — у Широкой балки. Последним героически погиб эскадренный миноносец «Керчь». Потопив пятью торпедами линкор «Свободная Россия», он направился к Туапсе. При подходе утром 19 июня к назначенному месту, эсминец радировал: «Всем, всем! Погиб, уничтожив те корабли Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии». После этого команда открыла кингстоны, корабль пошел ко дну.

    В то время, как в Севастополе шла подготовка к эвакуации флота в Новороссийск, Таганрог готовился к отражению немецких оккупантов, которые, захватив Донбасс, вторглись на территорию Донской области. Из-за угрозы захвата города была проведена мобилизация мужчин в отряды самообороны.

    30 апреля в районе станции Марцево между красногвардейцами и немецкими частями произошел бой. Но силы были неравны. На стороне немцев имелся численный перевес. Они были хорошо обеспечены артиллерией и пулеметами. Защитники города располагали лишь винтовками и небольшим количеством пулеметов. Под натиском противника таганрожцы стали отходить в город.

    В связи с тем, что железнодорожная линия Таганрог — Ростов была сильно загружена, городской штаб обороны принял решение произвести отступление морем.

    Находившиеся в порту два ледокола, пассажирские пароходы «Дон», «Киев», «Коцебу», транспортное судно «Пенай», шхуны «Хрисси» и «Ольга», два болиндера и несколько буксирных барж и катеров, значительная часть которых имела орудийные и пулеметные установки, приняв на свой борт красногвардейские отряды, раненых и больных, ценное имущество, 1 мая снялись с якорей и взяли курс на Ростов и Ейск, единственный портовый город Восточного Приазовья, который находился в руках Советской власти. При подходе к Ейску командование отряда таганрогской флотилии получило известие, что накануне в городе шли ожесточенные бои между местным гарнизоном и восставшими белогвардейцами. Ко времени входа флотилии в Ейский порт сражение закончилось полной победой его гарнизона и красногвардейских отрядов. Белоказачьи повстанцы были разбиты и отогнаны далеко от города.

    Часть вооруженных судов таганрогского отряда пополнила ряды только что созданной Красной Азовской флотилии, руководство которой осуществлял И. Я. Герштейн.

    В мае в состав Красной флотилии, по свидетельству ее командующего, входили: яхта «Титания» с радиоустановкой, легкое посыльное судно «Ястреб», болиндеры № 2 и № 4, тральщики «Адольф», «Аю-Даг» и «Елена», транспорты «Пенай», «Лина В» и «Лина Д», буксиры «Гордипия», «Геркулес», две-три угольные баржи.

    Болиндеры были вооружены шестидюймовыми орудиями и зенитными противоаэропланными пушками. На тральщиках стояли 120 мм орудия, кроме «Аю-Дага», на котором имелось два 3-дюймовых орудия. Запасы снарядов были очень ограничены: шестидюймовых снарядов для двух орудий имелось только 150, для остальных приходилось по 40–50 снарядов на каждое орудие.

    Несмотря на немногочисленность, материальную и техническую неукомплектованность, флотилия оберегала морское побережье от Тамани до Ейска, выполняла боевые операции против немецких интервентов и белогвардейцев на Азовском море, поддерживала действия советских сухопутных войск.

    Исходя из того, что немцы, вопреки условиям Брестского мира, захватили юго-западную часть Донской области, советское командование южных войск разработало план операции по освобождению Таганрога и Ростова силами Красной Армии, красногвардейцев и моряков, размещенных в Ейске. С этой целью была намечена в районе Таганрога высадка десанта, которая возлагалась на командующего Азовской флотилией И. Я. Герштейна, а руководство десантом на командира первой внеочередной дивизии Сигизмунда Клово. Двадцатипятилетний С. Клово, таганрожец, бывший офицер, перешедший на сторону революции, вместе со своим братом Августом принимал активное участие в создании красногвардейских отрядов в Таганроге. В Ейск эвакуировался со своим отрядом накануне захвата родного города немцами.

    В состав десанта вошли: 1-я внеочередная дивизия, состоящая из Кубанского, Ейского, Ахтарского пехотного и Кубанского кавалерийского полков, артиллерийская бригада из 3-х батарей по 4 орудия в каждой и конно-пулеметная команда. Десант состоял в основном из рабочих, крестьян и казаков Таганрога, Ахтарей и Ейского отдела кубанских станиц. Планом предусматривалось, что в момент высадки десанта командующий войсками Доно-Кубанского фронта И. Л. Сорокин[106] поведет наступление на Ростов и тем самым отвлечет немецкие войска на себя.

    Первая группа кораблей и судов Азовской флотилии с десантниками на борту ушла из Ейска в ночь с 6 на 7 июня. Через сутки к таганрогским берегам отправилась вторая часть десанта. К, сожалению, из-за плохой погоды и по другим причинам высадка в районе города не состоялась и была полностью проведена у Миусского лимана и сел Русское, Долоково и Христофоровка, между Таганрогом и Золотой косой. Посланные накануне десанта делегаты провели соответствующую разъяснительную работу среди жителей прибрежных сел. Узнав о цели десанта, крестьяне выделили лодки и баркасы для переправки войск и их снаряжения на берег.

    Однако из-за мелководья и большого расстояния от берега высадка сильно затянулась. А тут еще на третий день начался шторм. К тому же места высадки все время забрасывались с самолета бомбами, обстреливались артиллерией и пулеметами. С большими трудностями в первый день была высажена часть конницы и пехоты. Только на второй день выгрузили на берег артиллерию.

    Высадившись, десантники сразу же вступили в бой. Тесня противника, они медленно продвигались в сторону Таганрога и Федоровки. На четвертый день боев радио главкома К. И. Калнина[107] уведомило о проходе через Керченский пролив неприятельского крейсера; двух миноносцев и канонерской лодки.

    Вскоре крейсер «Гамидие» и миноносец «Меджидие» появились у Ейска и обстреляли его 160 снарядами. Маневр вражеских судов был ясен: посеять панику в тылу десантных войск, лишить связи и преградить путь подвоза резерва, а в случае поражения десанта, не дать возможности советской флотилий вернуться в Ейск, уничтожив се в море.

    В распоряжении оставленного в городе полка, которым командовал И. Л. Хижняк, было два орудия, которые открыли по неприятельским судам огонь. Один из снарядов попал в миноносец и вынудил его отойти в море. Вслед за ним ушел и крейсер. Высланные им навстречу корабли «Ястреб», «Адольф» и болиндер сумели отогнать вражеские корабли, захватив при этом в плен канлодку (бывший русский транспорт «Афанасий»), на которой находился австрийский адмирал, занимавшийся укреплением береговой обороны Черного и Азовского морей.

    Уход советских судов навстречу неприятельским кораблям не остался незамеченным и был десантниками истолкован ложно. Часть пехоты оставила окопы и начала отступать, а неприятель повел энергичное наступление. Положение несколько восстановил «Аю-Даг», который сумел подойти близко к берегу и открыл артиллерийский огонь по немецким цепям. Помогал ему и оставшийся болиндер.

    В самый разгар боев радио главкома сообщило, что Сорокин оставил Батайск и удерживается на линии Койсуг — Каял. Отступив от Батайска, он предоставил тем самым немцам возможность сосредоточить свои силы против отрядов Красного десанта. 13 июня немецкое командование ввело против них одну дивизию из-под Мариуполя, кавалерийскую бригаду из района Белой Калитвы, три батальона из-под Батайска, а также большое количество крупнокалиберной артиллерии. Значительно пополнились свежими силами красновские части, которые принимали самое активное участие в боях против десантников.

    Получив значительное подкрепление, немцы стали оттеснять наши части к берегу, стягивая с трех сторон свою линию цепей. Одновременно они предприняли попытку отрезать отступающих от моря. Однако этому помешали огнем суда флотилии. Но вот неприятелю удалось подтянуть к берегу свои орудия и обрушиться ураганным огнем на «Аю-Даг», «Адольф», «Ястреб» и болиндер, которые находились между деревней Русской и Таганрогом. Одни из неприятельских снарядов угодил в котел «Аю-Дага» и вывел его из строя. Был убит командир, его помощник, рулевой, несколько матросов. Однако накренившийся на борт тральщик продолжал бой и стал оттягиваться в открытое море лишь после повторного приказа командующего и угрозы расстрелом комиссара Дергаусова, который заменил убитого командира судна. Продержавшись некоторое время и израсходовав свои снаряды, вышли из боя и остальные суда.

    Между тем положение десантников становилось все хуже и хуже. Несмотря на яростное сопротивление, немцы прижали их к берегу и расстреливали почти в упор. Лишь четвертой части десантников удалось добраться до своих судов. Остальные либо погибли в бою, либо были захвачены в плен и тут же вскоре расстреляны.

    В борьбе с немецкими захватчиками героически погибли комбриг Лебедев, командир пулеметной команды Сердюков, командир тяжелого артиллерийского дивизиона Колесников, адъютант 1-й внеочередной дивизии Савенков и многие другие. Командир бригады Лебедев перед расстрелом попросил у немцев слова. Те согласились. Заявив, что все красноармейцы являются мобилизованными и что только командный состав — добровольцы, он крикнул своим: «Разбегайтесь!» — а сам бросился на немецкий пулемет, по тут же был сражен его очередью.

    14 июня, в день полного разгрома Красного десанта, немецкое командование под прикрытием артиллерии своих кораблей приступило к высадке на Таманский полуостров контр-десанта. За три дня здесь было десантировано 2500 человек с артиллерией и 150 пулеметами. Азовская флотилия не могла воспрепятствовать высадке вражеских войск, так как большая часть ее кораблей была занята эвакуацией своих десантных частей с Миусского полуострова.

    Приняв добравшихся десантников на суда, Красная флотилия отправилась в Ейск и Семибалки. В Ейске С. Клово, его помощник М. Зимченко и командующий флотилией И. Герштейн были заподозрены в измене и арестованы. Когда начался суд, в его здание прибыла группа раненых десантников с ручными бомбами и потребовала освободить обвиняемых. Суд не состоялся. Клово разрешили выехать к главкому Калнину. Заслушав доклад руководителя Красного десанта, он не нашел в его действиях измены и поручил ему скомплектовать новую дивизию. Вернувшись в Ейск, тот сформировал ее и выступил на фронт, чтобы участвовать в сражениях под Тихорецкой, хутором Романовским и ст. Тимашевской. При отступлении Клово оказался в Новороссийске. Ушел в горы и скрывался там. По заданию советского командования вновь вернулся в Новороссийск, где был опознан школьным товарищем-белогвардейцем, по его доносу арестован и в августе 1919 года расстрелян.

    В боевых рядах защитников Октября до конца гражданской войны оставался бывший командующий Азовской флотилией И. Я. Герштейн.

    Своеобразную оценку Красному десанту и его организаторам дал генерал Деникин[108]: «Однажды в конце мая (по-старому стилю — А. К.) немцы вынуждены были вступить в бой с большевиками, предпринявшими без ведома Москвы нелепую и безрассудную десантную операцию из Азова к Таганрогу, окончившуюся страшным поражением большевиков, но вызвавшую потери и у немцев — до 700 человек»[109].

    Действительно Красный десант потерпел полное поражение, погибли тысячи его бойцов и командиров. Каковы же причины его поражения? Кто повинен в этом?

    Среди советских ученых, как отмечает доктор исторических наук, профессор В. П. Борунов, нет единства мнений в оценке роли десанта и руководителей его действий под Таганрогом. Этот вопрос еще нуждается в дальнейшем более глубоком и всестороннем исследований.

    Документально доказано, что десантники не жалели жизни во имя Родины, храбро и стойко сражались с превосходящими силами врага.

    Однако следует согласиться с мнением целого ряда исследователей, что принятое главкомом К. И. Калийным, комдивом С. Л. Клово и командующим Азовской флотилией И. Я. Герштейном решение на высадку десанта было политически ошибочным, а сама высадка с военной точки зрения слабо подготовленной. Командовавшие флотом и десантом лица, в том числе И. Я. Герштейн и С. А. Клово, были малоопытны и оказались не на высоте положения, чем, собственно, и объясняются непомерно большие потерн десанта.

    На боевых действиях десантников отрицательно сказалось слабое вооружение: не хватало артиллерии, пулеметов, снарядов, патронов. Десантная операция, вследствие действии белогвардейской агентуры, не получила поддержки со стороны таганрогского пролетариата.

    На положение десантников повлияло отсутствие единого руководства и взаимосвязи между судами и десантными отрядами, а также слабая огневая поддержка со стороны флотилии. Руководство десантом и флотилией не сумело перебросить на Миусский полуостров вторую дивизию, которая находилась в Семибалках. Ее высадка в районе Таганрога или в самом городе могла бы сыграть важную роль в изменении сил в пользу красных войск и конечных результатов противоборства. На исходе миусского сражения отрицательно сказалось также прекращение боев с немцами на Батайском участке фронта. Командующий Доно-Кубанским фронтом И. Сорокин предательски не выполнил указание главкома Калнина об усилении нажима на немцев, что позволило им только из-под Батайска перевести к Таганрогу три батальона и значительную часть артиллерии.

    Наконец, и это наиболее главное, противник имел более подготовленные и дисциплинированные войска, превосходное вооружение, полное обеспечение снарядами и патронами.

    Таганрогская трагедия обошлась очень дорого. Около 6000 человек погибло в неравной борьбе. Но трагизм Красного десанта не только в разгроме и гибели многих тысяч его участников, но и в дальнейших последствиях. Дело в том, что десант проводился вопреки указаниям Советского правительства и лично В, И. Ленина. Он объективно мешал заключению с немцами соглашения о прекращении боевых действий и возможного их продвижения на Кубань и Северный Кавказ. Переговоры были прерваны немцами сразу же после высадки десанта. Только после его разгрома они пошли на дальнейшие переговоры с Советским правительством. 17 июня из Царицына в Тихорецкую для ведения переговоров с немецкими представителями об установлении демаркационной линии на Донском фронте выехал Г. К. Орджоникидзе[110]. Вместе с ним в переговорах участвовали члены ЦИК Донской советской республики. Соглашение не было заключено, но фактически военные действия между советскими и германскими войсками на Дону во второй половине июня прекратились.

    Однако в отличие от немцев в это время активизировала свои боевые действия под командованием генерала А. И. Деникина Добровольческая армия. Получив вооружение и боеприпасы от ставленника германских оккупантов генерала П. Н. Краснова[111], она 22 июня начала так называемый 2-й Кубанский поход. В районе ст. Тихорецкой Добровольческая армия прорвала фронт и устремилась на юг. В результате все восточное побережье Азовского моря было захвачено ее войсками. В этой связи в июле 1918 года военная флотилия была расформирована, ее корабли разоружены и частично уничтожены, а их личный состав влился в части Красной Армии.

    В боях против Врангеля

    Прошло более полутора лет со времени расформирования Азовской Красной флотилии. За это время в жизни нашей страны произошло немало событий, в которых Приазовье занимало не последнее место. Начавшееся в июне 1918 года наступление Добровольческой и Донской армий привело к тому, что к середине августа белыми была занята значительная часть Северного Кавказа и вся территория Донской области.

    В ноябре 1918 года Советские войска предприняли контрнаступление на Украине, грозя отрезать пути отступления германским войскам. Оккупанты спешно покидали Дон в связи с тем, что в Баварии была установлена Советская власть. Последний эшелон германских войск из Ростова на Харьков ушел 16 декабря 1918 года.

    К этому времени относится укрепление Советским государством Южного фронта. В начале января 1919 года началось наступление войск на армии Краснова и Деникина. Через месяц части 9-й армии вышли к Дону, а 8-я армия заняла Богучар и ст. Чертково. После некоторых неудач продвинулись на юг также войска 10-й армии. К весне 1919 года советские войска освободили три четверти Донской области.

    В результате наступления 8-й, 9-й и 10-й армий войска П. А. Краснова подверглись полному разгрому: из 76 тысяч штыков и сабель, имевшихся в Донской армии в январе 1919 года, в марте осталось всего лишь 15 тысяч. Генерал Краснов вынужден был подать в отставку, атаманом стал сподвижник А. И. Деникина генерал А. П. Богаевский[112].

    Большую помощи в разгроме белогвардейцев в районе Царицына, на Верхнем и Среднем Дону оказала сухопутным войскам Донская военная флотилия, созданная в феврале и действовавшая до августа 1919 года. Она состояла на трех отрядов, в состав которых входили 2 канлодки, 13 пароходов, 11 катеров, 16 мониторов и несколько моторных лодок. Донская флотилия, возглавляемая П. П. Делло[113], перевозила советские части, подвозила им боеприпасы, продовольствие, вела об стрел белогвардейских войск, мешала их переправам, выполняла разведывательные функции.

    Приняв под свое начало остатки Донской армии, главком белогвардейскими силами юга России А. И. Деникин бросил против Южного фронта 26 кавалерийских дивизий под командованием Покровского[114], Улагая[115], Шкуро[116], Мамонтова[117] и других генералов.

    В это же время в тылу Южного фронта вспыхнул мятеж донских казаков, вызванный «расказачиванием», в ходе которого применялись необоснованные репрессии, реквизиция хлеба, лошадей, скота, повозок и пр. Центром мятежа оказалась ст. Вешенская. В «Истории Дона» отмечается, что восстание охватило район с населением в 300 тысяч человек. Проведенная поголовная мобилизация позволила сформировать повстанческую армию в 40 тысяч человек.

    В июне состоялось соединение деникинских кавалерийских частей с мятежными казаками. Ободренный успехами, Деникин объявляет поход на столицу Советской России. Первоначально белые успешно наступают, но в конце сентября 1919 года наметился серьезный сдвиг в пользу советских войск.

    В ходе октябрьско-ноябрьского контрнаступления Красной армии противник был разбит под Орлом и Курском, а в середине ноября 8-я, 9-я и 10-я армии приступили к освобождению Донской области и юга Украины. 4 января 1920 года советские войска освободили Мариуполь и Мелитополь, 7 января — Таганрог и Новочеркасск, а 10 января очистили от деникинцев Ростов.

    В середине января Юго-Восточный фронт был переименован в Кавказский, командующим которого вскоре стал М. Н. Тухачевский[118]. Под его руководством в феврале-марте был завершен полный разгром деникинских войск и их изгнание с земель Дона и Кубани. В ходе проведения Кубано-Новороссийской наступательной операции были освобождены от белогвардейцев 9 марта Ейск и Тихорецк, 17 марта Екатеринодар (Краснодар), 27 марта — Новороссийск.

    Остатки деникинских войск общей численностью более 40 тысяч человек, прижатые к Новороссийску и Перекопу, укрылись в Крыму. Генерал А. Деникин в марте ушел в отставку, а его преемником стал прибалтийский барон, ярый монархист, бывший командующий деникинской Кубанской армией генерал-лейтенант П. Н. Врангель[119], назначенный Особым совещанием Главнокомандующим вооруженными силами Юга России. Образовался Крымский фронт.

    После разгрома Колчака и Деникина для Советской республики наступила короткая «передышка». Антанта была даже вынуждена формально отменить блокаду Советской России. Польша не хотела соглашаться на мир. Белополяки отвергли предложение Советов начать переговоры и установить новые государственные границы. У них были широкие агрессивные замыслы — захватить всю правобережную Украину, Белоруссию, установить пределы Польши от Херсона на Черном море до Данцига — на Балтийском, а в случае удачи и совсем уничтожить Советское государство.

    Эти замыслы находили одобрение у заправил империалистического лагеря, но возложить это на одну только панскую Польшу было рискованно. Вот почему они с большим желанием способствовали созданию врангелевской армии.

    Советское командование принимает меры по ликвидации Крымского фронта. 13 апреля Перекопская группа 13-й армии предприняла наступление на южную и юго-восточную окраины Перекопа, пытаясь прорваться за Турецкий вал. Однако оно потерпело неудачу. В свою очередь врангелевцы 14 апреля предприняли контрнаступление, но также неудачно. Советские войска пытаются вновь наступать, по опять безуспешно.

    Отразив наступление советских войск, противник, в целях укрепления своих позиций в Крыму, 14–16 апреля провел десантные операций; у с. Кирилловки Алексеевским пехотным полком силой до 800 штыков, при одной батарее, и в районе порта Хорлы Дроздовской пехотной дивизией численностью 1600 штыков, при 16 орудиях и 60 пулеметах. Десанты поддерживались авиацией, которая проводила воздушною разведку, и кораблями, ведущими обстрел побережья. Однако оба десанта, понеся значительные потери, особенно Алексеевский полк, вынуждены были уйти на Перекопский перешеек.

    Обстановка на Юго-Западном фронте в этот период была напряженной что вызвало необходимость организации действующих отрядов кораблей на южных морях и флотилий на реках, которые получили название морских сил Юго-Западного фронта. Командующим этими силами был назначен бывший главный комиссар Балтийского флота, командир Нижнегородского военного порта П. Ф. Измайлов[120]. Вместе с ним прибыло 200 моряков-балтийцев.

    В конце апреля 150-тысячная белопольская армия вторглась в пределы Украины. Ей удалось даже захватить Киев. Вторжение белополяков было на руку Врангелю, давало ему возможность копить силы, готовиться к выступлению против страны Советов.

    Переброшенная с Северного Кавказа 1-я Конная Армия С. М. Буденного[121] 5 июня 1920 года мощным ударом прорвала фронт белополяков южнее Киева и вскоре ворвалась на территорию Польши, направляясь в сторону Львова и Кракова. А от Минска к Бресту и далее к Варшаве шло решительное наступление советских войск Западного фронта под командованием М. Н. Тухачевского.

    Участившееся появление кораблей врангелевского флота в Азовском море вызвало реорганизацию морских сил Юго-Западного фронта. В конце мая они получили наименование Морских сил Черного и Азовского морей, которые были подчинены во всех отношениях командующему Морскими Силами республики[122], а в оперативном — командованию Юго-Западного фронта.

    Их командующим был назначен начальник штаба Балтийского флота А. М. Домбровский[123], комиссаром — член Реввоенсовбалта А. В. Баранов[124], Измайлова Н. Ф. перевели главным командиром портов Черного и Азовского морей. Одновременно были введены должности начальника обороны северо-западной части Черного моря от Очакова до Одессы, командира действующего отряда Черноморского флота и командующего Азовской флотилией.

    Азовская военная флотилия появилась за два месяца до создания Морских Сил Черного и Азовского морей. Ее организатором был опытный балтийский моряк, бывший командир тральщика «Орел» С. Е. Маркелов[125]. Официальным днем ее рождения считается 28 апреля 1920 года, когда были объединены в единую флотилию Мариупольский отряд судов, Азовский и Донской отряды Доно-Азовской флотилии, имевшей 16 вооруженных пароходов, 7 катеров-истребителей, 4 сторожевых катера, 7 барж и 2 болиндера. При объединении в состав Азовской флотилии вошли морские суда, а из речных была создана Донская военная флотилия Кавказского фронта, переименованная в сентябре 1920 года в речную с подчинением военному командованию Донской области.

    Уже в ходе формирования Азовской флотилии произошло несколько сражении с врангелевскими судами. Первая встреча с ними состоялась 15 апреля недалеко от села Кирилловка. Сторожевой катер «Данай» под командованием В. Ф. Медведева, прикрываясь крутым берегом и мысом, близко подошел к месту высадки врангелевцев и открыл по десантным баржам и десантникам огонь прямой наводкой из двух пушек и пулеметов. Одновременно белые подверглись нападению со стороны кавалерийских частей красных. В результате белогвардейский отряд был сброшен в море. Все произошло так быстро, что охранявшие высадку канонерские лодки противника не успели сделать ни одного выстрела. Нанеся удар, «Данай» и прикрывавший его сторожевик «Пролетарий» отступили и полным ходом пошли к Бердянску.

    Через полмесяца врангелевское командование решило взять реванш за поражение у Кирилловки. 2 мая оно инсценировало высадку десанта на Белосарайской косе, провело артиллерийский обстрел нескольких населенных пунктов Северного Приазовья. Утром этого дня 3 судна показались у Мариуполя. Впереди шел катер, похожий на «Данай», который перед этим вышел в разведку в район Кирилловки. За сторожевиком шли канлодки противника «Страж» и «Грозный». Они стреляли. Создавалось впечатление, что канлодки преследуют катер. Однако войдя в порт, он развернулся и… открыл пулеметный огонь по стенке. Это было сторожевое судно противника «Николай Пашич». Продолжая стрелять, он быстро приблизился к сторожевику «Республиканец», который стоял на перевооружении, обрубил концы, взял его на буксир и повел в море. Белые попытались захватить и паровую шхуну «София», но это им не удалось. Обстреляв ее в упор и повредив землечерпалку, вражеские канлодки покинули гавань.

    Это был серьезный удар по нарождающимся силам Азойского флота, но в тоже время и хорошим уроком, из которого советское командование сделало правильные выводы. 2 мая командующий морскими силами Юго-Западного фронта II. Ф. Измайлов издал приказ, в котором критически оценил инцидент в Мариупольском порту. Руководству Азовской флотилии стало ясно — необходимо интенсивно вооружаться, обеспечить себя артиллерией, основательным запасом снарядов и мни, повысить бдительность, усилить дозорную и охранную службы.

    В конце мая, когда была завершена реорганизация морских сил Черного и Азовского морей, в составе АВФ имелось 9 канлодок, 22 катера-истребителя, 6 сторожевых катеров, 3 минных заградителя, 4 плавучих батареи и 25 вспомогательных судов. Командующим Азовской флотилией был назначен Е. С. Гернет[126], комиссаром — Я. И. Озолин[127] — командующий и комиссар Западно-Двинской флотилии. Маркелова С. Е. перевели начальником обороны побережья Азовского моря. В его подчинении находились все морские укрепления района, береговые батареи, прожекторные команды. Первый комиссар флотилии И. П. Грачев, прибывший на Азовское море с Маркеловым, был переведен начальником дивизиона плавбатарей.

    В период реорганизации Азовского флота из Петрограда были доставлены шестидюймовые морские орудия, артиллерийские прицелы и замки, штурманское и гидрографическое оборудование. За счет Балтийского флота, Каспийской и Волжской флотилий АВФ пополнилась командным составом.

    В связи с предполагаемым ее увеличением и строительством береговых батарей, штаб Морских Сил привлек к этой работе большое количество морских артиллеристов: А. Кондратьева, Н. Бартенева, Н. Ордынского, В. Римского-Корсакова, Г. Четверухина и других.

    Советским морским силам южных морей противостояли морские силы врангелевцев под командованием контр-адмирала М. П. Саблина[128], которого в октябре 1920 года сменил контр-адмирал М. А. Кедров[129]. Флот противника состоял из 130 судов. Это были в основном корабли интервентов и частично корабли, переданные ими Врангелю. В его составе имелось 8 линкоров, 17 крейсеров, 47 эсминцев и миноносцев, 4 подводные лодки, ряд других кораблей и вспомогательных судов.

    Один из отрядов этого флота действовал в Азовском море. Возглавлял его капитан I ранга Н. Н. Машуков. В Азовскую флотилию белых входили эскадренный броненосец «Ростислав», эсминцы «Беспокойный», «Дерзкий», «Жаркий», «Зоркий», канлодки «Амур», «Алтай», «Грозный», «Терец», «Страж», «Урал», «Салгир», «Кавказ», «Кача», тральщики «Граф Игнатьев», «Дмитрий-герой», «Успех», «Ногайск», «Очаковский», минный заградитель «Буг», вооруженные ледоколы «Всадник», «Гайдамак», «Джигит», сторожевой катер «Николай Пашич», ряд мелких судов.

    Кроме того, Врангеля поддерживали англо-французская эскадра, американские и итальянские корабли. С февраля по ноябрь 1920 года Великобритания направила в Черное море 6 — линкоров, 5 крейсеров, 11 эсминцев, Франция — 2 линкора, 2 крейсера, 10 эсминцев, 7 канлодок и тральщиков, США — 3 крейсера, 11 эсминцев, Италия — 2 крейсера и 3 эсминца.

    Главной военно-морской базой белогвардейцев был захваченный ими Севастополь, а базой Азовской флотилии — Керчь.

    Противник значительно превосходил советские морские силы как в количественном, так и в качественном отношении. Большинство его кораблей были специальной постройки, советские — в основном переоборудованы из промысловых и коммерческих судов. Так, под канонерские лодки и плавучие батареи были приспособлены шаланды и баржи, под сторожевые катера — малые буксиры. Лишь моторные катера, доставленные по железной дороге с Волги и Каспия, были боевыми судами. Однако серьезный недостаток имел и неприятельский флот: он был не полностью укомплектован матросами, специалистами среднего и низшего звена.

    В начале июня врангелевские войска через Перекоп и Чонгар и высадкой в районе озера Молочное 2-го армейского корпуса генерала Я. А. Слащова[130] начали наступление в Северной Таврии.

    Корпус Слащова в район высадки был доставлен из Феодосии и Керчи на 28 различных судах под прикрытием миноносца.

    Располагая превосходящими силами (27 тысяч штыков и более 4,5 тысячи сабель против, 9,1 тысячи штыков и 3,5 тысячи сабель), белогвардейцы оттеснили войска 13-й советской армии на правый берег Днепра и захватили Мелитополь. Наступление противника было приостановлено повсеместно лишь 24 июня. Однако это не давало оснований для недооценки его силы. Возможное распространение Врангеля на север ставило под серьезную угрозу Донбасс и весь тыл войск Юго-Западного фронта.

    С началом наступления вражеских войск в Северную Таврию советским командованием была создана Усть-Днепровская военная флотилия, которая вела активную борьбу с переправами белых, перевозила сухопутные войска, высаживала десанты, поддерживала свои части корабельной артиллерией.

    После высадки 6 июня в районе Кирилловка-Молочное озеро слащовского десанта в количестве 6500 человек корабли врангелевской флотилии стали систематически появляться у северно-западных берегов Азовского моря, подвозя своим войскам дополнительные воинские части, боеприпасы, а отсюда вывозить раненых, зерно, продукты животноводства. Нередко они проникали и к северным берегам, обстреливали населенные пункты и вступали в схватки с советскими кораблями. Так, 15 июня 8 кораблей противника подошли к Бердянску и начали обстреливать его. Однако после ответного артогня находившихся в порту плавучей батареи «Мирабо» и канлодки «Свобода» вражеские корабли ушли в сторону Керчи. Но на следующее утро три корабля вновь появились на горизонте и встали в 25 кабельтовых от берега на якорь. Командир отряда А. Грицай принял решение первым вступить в бой. Во время артобстрела был подбит один из кораблей противника, но его снарядом пробило и корпус «Мирабо». После отступления вражеских судов команда плавбатареи быстро заделала пробоину, устранила другие повреждения.

    К вечеру Бердянск оказался в полукольце множества неприятельских судов. Первоначально экипажи «Свободы» и «Мирабо» приняли решение взорвать свои суда и по суше пробиваться к своим. Но потом изменили это решение и ночью сумели незаметно пройти к Обиточной косе, а затем, обойдя суда противника близко от берега, прошли к Мариуполю. Отмечая решительные и смелые действия отряда, командование флотом объявило всему его личному составу благодарность.

    Активизация врангелевцев в районе Азовского моря обеспокоила советское морское командование. Для защиты Таганрогского залива на его берегах — у Мариуполя, Ейска — были установлены батареи с орудиями 120–203 — миллиметрового калибра. Одновременно для прикрытия входа в залив с моря началась постановка мин между Белосарайской и Долгой косами — первый оборонительный рубеж, и между Кривой косой и Ейском — второй. До 10 октября здесь было поставлено более 1700 мин. Но в июне-июле в этом районе минные заграждения были еще недостаточно плотны. Поэтому врангелевцам в ночь на 9 июля удалось войти в Таганрогский залив и высадить в районе Кривой косы два десанта в количестве 1000 человек.

    Получив известие о появлении вражеских кораблей с десантом, часть флотилии в составе 5 канлодок и 3 сторожевых катеров вышла в море. У Кривой косы она вступила в бой с четырьмя канлодками и миноносцем противника. Несмотря на то, что врангелевские корабли имели преимущество в артиллерии, они держались на предельной дистанции, а с наступлением темноты прекратили бой и отошли на юго-запад. При отступлении одна вражеская канлодка подорвалась на мине. В этом морском сражении отличились командир канлодки «Свобода» Ф. Г. Родити, комиссар А. А. Грицай, артиллерист И. Н. Пройдаков, сигнальщик В. С. Никитенко, командир плавбатареи «Мирабо» Е. М. Лужанский и мн. др.

    Бывший командующий Азовской флотилией С. Е. Маркелов, возглавивший отряд советских судов, об этом писал следующее: «Азовцы после упорного сражения у Кривой косы обратили в бегство лучше нашего оснащенный и вооруженный белый флот. У нас было пять тяжелых орудии, у белых — двенадцать. Мы дрались на неприспособленных судах, без прицелов и компасов, не имея достаточного боевого опыта. И все-таки стреляли точнее».

    Оставшись без поддержки со стороны моря, так как вражеские корабли не решились вернуться к месту высадки, врангелевцы оказали ожесточенное сопротивление советским частям. Вскоре, однако, первый отряд десантников, занявший после высадки ст. Ново-Николаевскую, был разбит, а второму отряду под командой полковника Назарова удалось прорваться и пробиться на Дон. За две недели он даже вырос до 1500 бойцов. Но активной поддержки со стороны казаков, на что рассчитывало врангелевское командование, назаровский отряд не получил.

    28 июня у ст. Константиновской он был разбит 9-й стрелковой дивизией и сводным отрядом из чоновцев и речников Ростова. Остатки десанта были разгромлены у селения Жеребково на Маныче. Полковника Назарова взяли в плен, но он сумел сбежать от конвоя и пробраться в Крым.

    В операциях по разгрому назаровцев участвовали суда Донской речной дивизии: канлодки «Гневный», «Лейтенант Шмидт», «Богатырь», «Спартак», «Рошаль» и буксир «Новочеркасск». Они доставили к месту боев сводный отряд из Ростова, вели интенсивный обстрел вражеских позиций, препятствовали назаровцам при переправе через Дон.

    Активизация врангелевцев на Азовском море обеспокоила также высшее советское командование. На Юг прибыл командующий Морскими Силами республики А. М. Немитц[131]. Южные моря, особенно Черное, были хорошо знакомы коморси республики, так как в 1917 году он, будучи контр-адмиралом, сменил адмирала Колчака на посту командующего Черноморским флотом, в 1918 году принимал здесь активное участие в гражданской войне на стороне красных. Будучи начальником штаба южной группы войск 32-й армии, несмотря на полученное ранение, не покинул поле боя и вывел группу из окружения, за что был награжден орденом Красного Знамени. Это был волевой, энергичный и с большим кругозором военачальник.

    С прибытием А. В. Немитца активизируется деятельность штаба Южных морских сил. Уже 4 августа на совещании морского и сухопутного командования с участием коморси был рассмотрен план наступательной операции Азовской флотилии совместно с войсками 13-й армии как составной части оперативного плана разгрома врангелевцев в Северной Таврии. Этим планом предусматривалось заблаговременное минирование Керченского пролива для предотвращения входа в Азовское море вражеского флота и высадка десанта у Геническа для того, чтобы отрезать пути отступления противника в Крым и последующего его уничтожения в условиях окружения.

    В связи с отсутствием для десанта сухопутных сил, А. В. Немитц решил создать при Азовской флотилии морскую экспедиционную дивизию. Она была сформирована к 12 августа под начальством бывшего командующего Днепровской флотилией П. И. Смирнова[132] и насчитывала около 4600 бойцов. Дивизия состояла из 4 полков двухбатальонного состава, кавалерийского полка, артиллерийской бригады и инженерного батальона. Ей был придан транспортный отряд, состоящий из 12 судов.

    К этому времени в составе Азовской флотилии появился авиационный дивизион из 18 сухопутных и морских самолетов.

    Выход флотилии для десантной операции у Геническа был назначен на 15 августа, а минирование Керченского пролива — на сутки раньше. В ночь на 14 августа отряд кораблей под командованием А. Немитца в составе 7 сторожевых кораблей, имевших на буксире баржу с 250 минами, поставили 266 мин типа «рыбка» на выходе из Керченского пролива в Азовское море.

    Но врангелевцы упредили намеченную операцию. Значительно раньше в Азовское море проследовала неприятельская эскадра с многотысячным десантом, который возглавлял генерал-лейтенант С. Г. Улагай.

    В ночь на 14 августа он начал высадку своих войск в районе порта Ахтари, которая продолжалась трое суток. Завершив десантирование, Улагай предпринял наступление на Екатеринодар. Почти одновременно в районах Анапы и Новороссийска были высажены отвлекающие десанты под командованием генералов Черепова и Харламова численностью до 4.5 тысячи человек.

    Общее количество неприятельских войск, высаженных на побережья Азовского и Черного морен, составило около 12,5 тысячи человек. На их вооружении находилось 25 орудий, свыше 280 пулеметов, 3 бронеавтомобиля и 3 самолета.

    В это время азово-черноморское побережье охраняли войска 9-й армии, состоящие из 24,1 тысячи штыков и сабель, 133 орудий и 550 пулеметов. Но они были разбросаны от границы Грузии до Ростова и большей частью действовали в предгорьях Кавказа против «Армии возрождения России» генерала М. А. Фостикова[133]. Фактически трем высаженным дивизиям Улагай противостояли всего две роты, насчитывающие около 500 бойцов.

    После высадки десанта к Ахтари была подтянута 1-я Кубанская кавказская дивизия, усиленная двумя бронепоездами и двумя бронеавтомобилями, но она не смогла остановить наступление врангелевцев на ст. Тимашевскую. К исходу 19 августа десант Улагая захватил плацдарм в 90 километров по фронту и 80 километров в глубину. В захваченном районе врангелевцы развернули мобилизацию кубанского казачества, но его основная часть отказалась вступать в белую армию. Темп наступления замедлился. Командование 9-й армии воспользовалось этим. Оно сосредоточило против войск Улагая 3 стрелковые дивизии, 4 кавалерийских и 1 стрелковую бригады. 21 августа советские войска перешли в наступление и на следующий день освободили ст. Тимашевскую.

    Для оказания помощи 9-й армии командующий Морскими Силами республики А. В. Немитц дал директиву о высадке в тыл войскам Улагая контр-десанта. Готовясь к проведению десантной операции, в ночь на 19 августа 5 сторожевых катеров поставили 100 мин типа «рыбка» у ст. Приморско-Ахтарской, а через два дня 5 канлодок и 3 сторожевых катера пять часов обстреливали ее и порт. Кораблям противника был нанесен значительный урон и они вынуждены были перебазироваться в Ачуев. Через три дня в этом районе было выставлено советскими катерами еще 80 мин.

    В ночь с 23 на 24 августа транспортный отряд из буксиров, барж и катеров с десантом в 2200 штыков и сабель, имеющих на вооружении 8 орудий и 36 пулеметов, под прикрытием боевых кораблей флотилии вышел из Мариуполя и направился в сторону кубанских берегов. Высадившись южнее ст. Камышеватской, красные десантники двинулись в направлении станицы Брюховетской и создали угрозу тылу улагаевских войск. Боясь окружения, Улагай стал отступать в сторону Ачуева.

    В результате последующих совместных действий 9-й Кубанской армии, морской экспедиционной дивизии и Азовской флотилии улагаевские дивизии были разбиты. Важную роль в этом сыграл речной десант Е. И. Ковтюха[134] и комиссара Д. А. Фурманова[135] в составе 1000 пеших и конных бойцов, 4 орудий и 15 пулеметов, который спустился на трех пароходах и четырех баржах по рекам Кубань и Протока и неожиданно ударил по отступающему врагу в районе станицы Ново-Нижнестеблиевской. Остаткам улагаевских войск удалось пробиться к Ачуеву, откуда они были переброшены на кораблях врангелевской флотилии в Крым.

    23 августа вблизи Новороссийска был разгромлен полуторатысячный отряд генерала Черепова, а 2 сентября потерпел полный крах трехтысячный отряд генерала Харламова. Полностью кубанское побережье от врага было очищено к 7 сентября. Расчеты Врангеля организовать новый фронт борьбы против Советской власти на Дону и Кубани провалились.

    После возвращения Азовской флотилии и морской дивизии в Мариуполь коморси А. В. Немитц провел разбор операции и указал их командованию на серьезные просчеты, допущенные в ходе ее проведения. Неточное выполнение приказа при других действиях неприятельского флота могло повлечь за собой срыв десантной операции. По итогам разбора он сместил с поста командующего флотилией Е. С. Гернета и назначил на эту должность командира отряда катеров-истребителей С. А. Хвицкого[136].

    После ликвидации врангелевских десантов на Кубани Азов екая флотилия получила задачу поддержать огнем фланг сухопутных войск у северо-западного побережья Азовского моря, вести борьбу с кораблями противника, обстреливавшими наши войска и береговые населенные пункты.

    В это время Азойская флотилия, в основном за счет Волжской и Каспийской флотилий, получила значительное судовое подкрепление. Во второй половине сентября вместе с Доно-Азовской флотилией она насчитывала около 120 кораблей и судов, в том числе 16 канлодок, 13 сторожевых судов, 12 вооруженных пароходов и 39 катеров-истребителей. В этом месяце для борьбы с контрреволюционными бандами на Кубани на базе Темрюкского отряда судов была сформирована Темрюкская военная флотилия, которая действовала в тесном взаимодействии с Азовской.

    Выполняя поставленные задачи, Азовская флотилия имела несколько боевых столкновении с противником. Наиболее крупный бой произошел 15 сентября. Накануне врангелевская армия предприняла новое наступление. Она стремилась прорваться в Донбасс и на правобережную Украину. Вдоль Азовского моря в направлении Бердянска наступал Донской корпус, с моря его поддерживали белогвардейские суда. Утром 14 сентября береговой пост наблюдения и связи донес о появлении отряда кораблей врангелевцев в составе 7 вымпелов и об обстреле ими Бердянска.

    Получив это сообщение, отряд кораблей в составе четырех канлодок «Буденный», «Красная звезда», «Знамя социализма», «Свобода» и трех сторожевых катеров вышел из Мариуполя и направился к Бердянску. Возглавлял отряд командующий флотилией С. А. Хвицкий.

    Не обнаружив противника, отряд пошел к Обиточной косе. К вечеру на западе были замечены дымы вражеских кораблей, уходящих на юго-запад. Предполагая, что белые с утра снова попытаются обстрелять Бердянск и поэтому ночью будут стоять где-то поблизости на якоре, командир отряда решил на рассвете внезапно атаковать их.

    Перед восходом солнца 15 сентября на расстоянии около 40 кабельтовых были обнаружены силуэты 6 кораблей — четыре канлодки и два катера белых. Противник превосходил отряд Азовской флотилии в скорости хода кораблей, однако в мощности артиллерии некоторое преимущество было на стороне советских моряков.

    Скрытно подойдя к вражеским кораблям, отряд С. А. Хвицкого с дистанции 30–35 кабельтовых открыл арт-огонь. Ошеломленные внезапностью врангелевцы стали спешно сниматься с якоря. Момент для нанесения сокрушительного удара был самый благоприятный. Однако из-за неполадок в материальной части артиллерии советских кораблей и недостаточной технической подготовленности артиллеристов реализовать его не удалось. Прекратили стрельбу и вражеские суда.

    Во время передышки помощник флагманского артиллериста на сторожевом катере обошел канлодки и помог личному составу привести орудия в порядок. После этого отряд опять сблизился с противником и вновь начался бой, который длился 6 часов. Врангелевцы сосредоточили огонь на флагманском корабле «Буденный». Не добившись успеха, они решили атаковать его миноносцем «Звонкий», который пополнил неприятельский отряд в ходе боя. Советские моряки усилили огонь и смело пошли на сближение с вражескими кораблями. Навстречу «Звонкому» устремились сторожевые катера. Интенсивным огнем они заставили миноносец отказаться от атаки. Тем временем советские канонерские лодки, ведя бой на короткой дистанции, потопили вражескую канонерку «Салгир» и повредили флагманский корабль «Урал». Попадания снарядов были и в другие суда. В отряде Хвицкого получила повреждение, потеряла ход и была взята на буксир канлодка «Знамя социализма».

    В результате нанесенного удара, противник отказался от продолжения боя. Пользуясь преимуществом в скорости, он оторвался от советских кораблей и ушел в сторону Керченского пролива.

    В этом бою высокой оценки заслуживают действия командующего флотилией С. А. Хвицкого, возглавлявшего отряд, командира дивизиона канлодок С. А. Колбасьева[137] и флаг-штурмана отряда И. Н. Кадацкого-Руднева[138]. Правильно оценивая сложившуюся обстановку, они своевременно реагировали на все действия и изменения в процессе боя и принимали соответствующие решения.

    Во время боя на помощь своей флотилии белые выслали из Керчи эсминец «Беспокойный» и канлодку «Страж». Однако при выходе из Керченского пролива эсминец подорвался на минах, выставленных советскими катерами 29 августа, а канонерская лодка вернулась обратно на свою базу.

    Отрицательно оценив действия капитана 1 ранга Н. Н. Машукова в бою у косы Обиточной, Врангель сместил его с должности командующего Азовской флотилией и назначил капитана 1 ранга М. А. Беренца, старший брат которого, Евгений Андреевич[139], был до Немитца командующим Морскими Силами республики, а потом — советником Реввоенсовета республики.

    Поражение в бою у косы Обиточной и гибель эсминца на минах у Керченского пролива заставили врангелевцев усилить свою азовскую эскадру миноносцами типа «Новик», значительно увеличить количество тральщиков и приступить к конвоированию транспортов, вывозивших хлеб из Геническа.

    Продолжая начатое 14 сентября наступление вдоль северного побережья Азовского моря, врангелевцы приближались к главной базе Азовской флотилии — Мариуполю. Для обороны базы на фронт была направлена морская экспедиционная дивизия, а в период с 21 по 25 сентября из Ейска в район боевых действий на судах Азовской флотилии перебрасывается 2-я Донская дивизия в составе 8800 человек, 1123 лошадей, 16 орудий и 166 повозок. Однако отстоять Мариуполь не удалось, 28 сентября он был захвачен белыми. Азовская флотилия перебазировалась в Таганрог и Ростов-на-Дону.

    На другой день после сдачи Мариуполя коморси Немитц, считая что оставление главной базы равносильно потере флота, обязал наморен Домбровского разоружить Азовскую флотилию и эвакуировать ее боевые средства и технические запасы в Царицын. Однако после переговоров с командующим Южным фронтом М. В. Фрунзе[140] он дал указание, в случае стабилизации фронта на Таганрогском направлении, приостановить ранее данную им директиву и использовать корабли для поддержки войск Кавказского фронта против Мариупольской группировки врангелевцев. Созданная при активном участии командующих Южного и Кавказского фронтов М. В. Фрунзе и В. М. Гиттиса[141] Таганрогская группа войск, куда вошла и морская дивизия АВФ, которой командовал И. К. Кожанов[142], вначале остановила, а затем и погнала врангелевцев назад. 5 октября советские войска освободили Мариуполь, в боях за который отличились начдив И. К. Кожанов, командир плавбатареи «Мирабо» Е. М. Лужанский, матрос канлодки «Свобода» С. И. Искра, комендоры сторожевиков И. В. Сапожников и В. П. Балабан, пулеметчик канлодки «Знамя социализма» В. А. Бинюков и многие другие.

    «В боях под Мариуполем, — вспоминает бывший командир отряда катеров-истребителей Г. А. Бутаков, — родилась бессмертная слава советской морской пехоты. Ее всесокрушающие атаки — неудержимый натиск матросских рядов в распахнутых черных бушлатах, в тельняшках и бескозырках с развевающимися ленточками, с винтовками наперевес и гранатами — навсегда вошли в историю гражданской войны».

    В связи с тем, что Мариуполь и его порт оказались сильно разрушенными, Азовская флотилия не могла вернуться на свою основную базу и осталась в Ростове-на-Дону и Таганроге, что в дальнейшем отрицательно сказалось на ее боевой деятельности. Некоторое время флотилия проводила ремонт кораблей и судов, подновляла в Таганрогском заливе свои минные заграждения и тралила мины противника.

    Когда врангелевские войска, теснимые Красной Армией, начали отступать из Северной Таврии в Крым, коморси А. В. Немитц предложил командующему Южным фронтом М. В. Фрунзе реализовать свою давнюю идею: высадить десант в г. Геническе, для нанесения удара силами морской экспедиционной дивизии в тыл мелитопольской группировки противника. Фрунзе дал на это согласие. 18 октября коморси издал приказ о подготовке в двухнедельный срок десантной операции и о принятии действенных мер по проведению тральных работ. Прибыв в последние дни октября в Ростов, А. В. Немитц распорядился о выходе 31 октября флотилии в море. Форсируя минные заграждения, поставленные противником, обходя свои минные поля, флотилия в условиях резкого похолодания, в результате которого Таганрогский залив покрылся ледяным покровом, лишь 10 ноября достигла Мариуполя и вынуждена была встать на зимовку в устье реки Кальмиус.

    В то время, когда корабли Азовской флотилии с большим трудом продвигались на запад, на сухопутном фронте произошли следующие события. Начатое 26 октября по приказу М. В. Фрунзе генеральное контрнаступление войск Южного фронта завершилось 30 октября почти полным окружением врангелевских дивизий и корпусов. Путь на Крым им преграждала 1-я конная армия, перерезавшая коммуникации Салькова-Чонгар.

    Теснимые со всех, сторон и спешащие укрыться за крымскими укреплениями врангелевцы стремились как можно быстрее уйти из Северной Таврии. Наконец, им удалось прорваться к Чонгарскому и Сальковскому мостам и через них переправиться в Крым. Мосты, Сальковский железнодорожный и Чонгарский гужевой, были взорваны и сожжены. За 6 дней Врангель потерял все, что захватил в течение лета и осени.

    Войска Южного фронта взяли тысячи пленных, огромные трофеи и среди них более 100 орудий, много пулеметов, 100 вагонов со снарядами, бронепоезда, санитарные поезда, броневики, танки и большое количество разных складов.

    3 ноября армии Южного фронта встали вплотную у берегов Сиваша, начиная от Геническа и кончая районом Хорлы. Началась энергичная подготовка штурма Чонгарского перешейка и Перекопа.

    Фрунзе внимательно изучал возможности проникновения в Крым по Арабатской Стрелке, которая использовалась для этой цели в 1737 году фельдмаршалом. П. П. Ласси, а в 1771 — войсками генерала Щербатова. Однако в связи с тем, что Азовская флотилия не пробилась к Крымским берегам, а вдоль Арабатской Стрелки постоянно крейсировали вражеские корабли, от этого замысла пришлось отказаться.

    Операция по освобождению Крыма через Сиваш и Чонгар началась в ночь на 7–8 ноября 1920 года. Через три дни, захватив штурмом Турецкий вал, советские войска ворвались на территорию Крыма и начали стремительное наступление на Джанкой.

    В прорыве вражеских укреплений на Перекопе в составе сухопутных войск участвовали азовские и черноморские моряки. В одном из полков 51-й стрелковой дивизии героически сражался отряд военных моряков под командой Н. Ф. Измайлова. В штурма Перекопа принял участие также особый отряд моряков-коммунистов Азовской флотилии. Его организатором и руководителем был И. Д. Папанин[143]. Из Таганрога поездом отряд приехал в Новороссийск, а оттуда был направлен в тыл врага, на поддержку крымских партизан, которыми командовал бесстрашный черноморец Л. В. Мокроусов[144].

    15 ноября М. В. Фрунзе доносил радиограммой Председателю Совета Обороны Ленину о вступлении в Севастополь, а на другой день — о взятии Керчи.

    17 ноября во всех частях Южного фронта читали приказ его командующего: «Боевые товарищи, красноармейцы; командиры и комиссары, ценой ваших героических усилии, ценой дорогой крови рабочего и крестьянина взят Крым…

    50 дней прошло с момента образования Южного фронта; за этот короткий срок, благодаря вашей стойкости и энергии, была ликвидирована угроза врага Донбассейну, очищено все Приднепровье и весь Крым. Честь и слава погибшим в борьбе за свободу!»

    В 1922 году в книге «Памяти Перекопа и Чонгара» М. В. Фрунзе напишет: «Память об этих десяти тысячах павших героев, легших у входа в Крым за рабоче-крестьянское дело, должна быть светла и жива в сознании всех трудящихся».

    * * *

    Азовская военная флотилия не участвовала в окончательном разгроме врангелевцев, но в победе над очень сильным врагом ее заслуги бесспорны. Исключительное значение имела помощь флотилии войскам Кавказского и Юго-Западного фронтов в их боевых действиях против врангелевских десантов. При этом Азовская флотилия впервые для уничтожения крупного десанта противника осуществила высадку контрдесанта, постановкой мин и высадкой которого она способствовала изоляции и быстрой ликвидации вражеских войск на берегу. В разгроме Улагаевского десанта важное значение имели быстрое сосредоточение и умелые действия 9-й армии, ее взаимодействие с Азовской военной флотилией.

    С июня по октябрь 1920 года флотилия выставила в Азовском море свыше 3300 мин. Искусно используя минное и артиллерийское оружие кораблей, береговых и плавучих батарей, Азовская флотилия успешно вела борьбу с технически превосходящими морскими силами Врангеля.

    От огня ее корабельной и береговой артиллерии, на минных заграждениях белогвардейцы потеряли 7 кораблей, 11 были повреждены.

    Боевые действия флотилии, отличавшиеся активностью и решительностью, являлись прямым следствием высоких моральных качеств советских моряков. Наиболее ярко они проявились в сражении у косы Обиточной. Советские моряки-азовцы заставили отступить более сильный отряд противника. Победу в этом обеспечили внезапная и стремительная атака вражеских кораблей, смелое сближение с ними на короткую дистанцию и сосредоточенный интенсивный огонь.

    В руководстве обороной Черноморского побережья и боевыми действиями на Азовском море огромная заслуга командующего Морскими силами Республики А. В. Немитца. Воссоздание при его непосредственном участии морских сил на Юге имело как оперативно-стратегическое, так и политическое значение. Они стали сдерживающим фактором военно-морского присутствия Антанты на Черном и Азовском морях. В ходе их формирования, по указанию А. В. Немитца, был осуществлен межтеатровый оперативный маневр силами. На Юг с Балтики и Каспия, речных и озерных флотилий перебрасывались легкие корабли, гидросамолеты, береговая и корабельная артиллерия, боезапас и материальные средства, а главное — люди — морские командиры, специалисты, матросы.

    Коморси А. В. Немитц организовал и координировал совместные действия морских сил с сухопутными войсками. Он постоянно инспектировал артиллерию и принимал меры к ее усилению, лично участвовал в постановке оборонных минных заграждении, искал и находил действенные формы и методы применения сил флота. Наиболее эффективным действием он считал высадку крупного морского десанта. Сформированные по его приказу при Азовской флотилии морская экспедиционная дивизия и транспортный отряд для ее переброски явились прообразом основного тактического соединения морской пехоты.

    Издание Немитцем ошибочного приказа о разоружении кораблей Азовской флотилии после сдачи Мариуполя не дает оснований для чрезмерной критики и принижения его роли в обороне Приазовья и разгроме врангелевской армии.

    Большой вклад в создание и укрепление Морских сил Черного и Азовского морей внесли их командующие Н. Ф. Измайлов и А. В. Домбровский. Бывший командир 1-й бригады линкоров Балтийского флота и начальник его штаба Домбровский, став наморси Черного и Азовского морей, успешно руководил боевой деятельностью кораблей Днепровской и Азовской флотилий, частей укрепрайона северо-западного побережья Черного моря и морской экспедиционной дивизии. За умелое руководство вверенными морскими силами А. В. Домбровскому была объявлена благодарность Реввоенсовета Южного фронта.

    Успешными боевыми действиями Азовская флотилия во многом обязана своим организаторам и командующим С. Е. Маркелову. Е. С. Гернету, С. А. Хвицкому, комиссарам И. П. Грачеву, В. А. Яблонскому, Я. И. Озолину, начдивам П. И. Смирнову и И. К. Кожанову.

    За умелую организацию боевых операций, ратную доблесть, мужество и отвагу многие командиры Азовской флотилии отмечены Реввоенсоветом республики наградами. Так, орденом Красного Знамени были награждены командующий флотилией С. А. Хвицкий, комиссар Я. И. Озолин, начдив П. И. Смирнов, командиры катеров-истребителей Г. А. Бутаков, А. Е. Дацишин, В. С. Ершов, И. Л. Кравец, Н. Я. Решетов, И. Я. Сидлер, Н. Ф. Яковенко и другие.

    После разгрома Врангеля Азовская военная флотилия существовала недолго. В боевых действиях не участвовала. В апреле 1921 года она была расформирована, ее корабли и личный состав переданы Черноморскому флоту.


    Примечания:



    1

    1 стадия равна 177 м.



    10

    Владимир II Мономах (1053–1125), князь смоленский (с 1078) переяславский (1093), великий князь киевский (с 1113,). Сын Всеволода I и дочери византийского императора Константина Мономаха. Призван киевскими боярами во время народного восстания. Боролся против феодальных междоусобиц. Разработал устав, ограничивавший произвол ростовщиков. В «Поучении» призывал сыновей укреплять единство Руси.



    11

    Петр I Великий (1672–1725), русский царь, первый император (с 1721). Государственный, военный и культурный деятель России. Провел реформы государственного управления. Ликвидируя отставание России от передовых стран Западной Европы, проводил политику меркантилизма в области промышленности и торговли Возглавлял армию в Азовских походах 1695–1696 гг., Северной войне 1700–1721 гг. и др., командовал войсками при взятии Нотебурга (1702) и под Полтавой (1709). Руководит постройкой флота и регулярной армии. Способствовал упрочению идеологического и политического положения дворянства. По его инициативе создана Адмиралтейств-коллегия, открыты мн. учебные заведения, Академия паук, принята гражданская азбука и т. д. Реформы Петра I проводились путем крайнего напряжения материальных и человеческих сил, угнетения народных масс, что влекло за собой восстания, беспощадно подавлявшиеся правительством.



    12

    Головин Автомон Михайлович, боярин, воевода, деятельно помогал царевичу Петру в организации «потешного войска». На его базе в конце XVII в. были сформированы Преображенский и Семеновский полки, составившие основу русского войска, которыми командовал генерал А. М. Головин во время Азовского похода (1695 г.). В сражении под Нарвой (1700) возглавлял дивизию, потерпел поражение, и пленен шведами. На родину возвратился через 18 лет.



    13

    Лефорт Франц Яковлевич (1655/56–1699), швейцарец, адмирал (1695). С 1678 г. на русской службе. Сподвижник Петра I. В 1695 г., по предложению Лефорта, его полк (около 4,5 тыс. чел.), полностью влился и отряд матросов и стал называться «первым морским батальоном». В Азовских походах командовал флотом. В 1697–1698 гг. одни из руководителей Великого посольства.



    14

    Гордон Патрик Леопольд (1635–1699), русский генерал и контр-адмирал. По происхождению шотландец. В 1655–1661 гг. служил в войсках Польши и Швеции. С 1601 г. на русской службе. Один из учителей и сподвижников Петра I. Участвовал в Чигиринских, Крымских и Азовских походах. Деятельный помощник Петра I в организации русской регулярной армии.



    104

    Каледин Алексей Михайлович (1861–1918), герой гражданской казачьей контрреволюции на Дону (1917–1918 гг.), генерал от кавалерия (1917 г.). В 1-ю мировую войну командовал кавалерийской дивизией, затем 12-м армейским корпусом, а с мая 1916 по май 1917 годов — 8-й армией Юго-Западного фронта. 17 (30) июня 1917 г. на Большом войсковом круге избран атаманом Войска Донского. Во время Октябрьской революции поднял на Дону контрреволюционный мятеж. Крах мятежа в результате наступления Красной армии и выступления против заговорщиков рабочих, трудового крестьянства и казачества заставили Каледина 11 февраля 1918 года сложить с себя полномочия. В тот же день он застрелился.



    105

    Сиверс Рудольф Фердинандович (1892–1918), герой гражданской войны. Участник Октябрьской революции (Петроград). Командовал отрядом на таганрогском направлении при разгроме калединщины, 5-й армией, сражавшейся против немецких интервентов, и особой бригадой, действовавшей на Южном фронте.



    106

    Сорокин Иван Лукич (1884–1918), левый эсер, офицер, главнокомандующий советскими войсками на Северном Кавказе в августе-сентябре 1918 года, затем командир 11-й армии. 21 октября 1918 года поднял мятеж против советской власти, был объявлен вне закона Вторым съездом Советов Северного Кавказа; арестован в Ставрополе и расстрелян.



    107

    Калнин Карл Иванович (1884–1938), командир Красной армии. С января 1918 г. командовал сводным отрядом по борьбе с калединщиной в Донбассе и под Таганрогом; с февраля 1918 г. — 1-й колонной советских войск Юго-Восточной революционной армии, с апреля — войсками Ростовского фронта, а с мая по август являлся главнокомандующим Красной армий Северного Кавказа. В последующие годы гражданской войны занимал командные должности в частях Красной армии на Юге России, Урале и в Сибири.



    108

    Деникин Антон Иванович (1872–1947), один из главных руководителей контрреволюции, ставленник Антанты в период гражданской войны. Генерал-лейтенант. Во время 1-й мировой войны — командир бригады, дивизии, с осени 1916 года 1-го армейского корпуса на Румынском фронте. В апреле-мае 1917 года начальник штаба Верховного главнокомандующего. Активно участвовал в мятеже Корнилова и организации Добровольческой армии, которую возглавил 13 апреля 1918 года. Осенью 1918 года при содействии Антанты стал главнокомандующим вооруженными силами Юга России (ВСЮР), которые к лету 1919 года, после поражения Колчаковской армии, стали главной силой контрреволюции. После разгрома Добровольческой армии передал дела генералу Врангелю и выехал за границу.



    109

    Деникин Д. И. Очерки русской смуты. Т. 3. С. 115.



    110

    Орджоникидзе Григорий Константинович (Серго) (1886–1937), советский, государственный, партийный деятель. Участник революции 1905–1907 гг. на Кавказе и Октябрьской революции в Петрограде. В гражданскую войну один из политических руководителей Красной армии. Возглавлял борьбу за советскую власть на Северном Кавказе и в Закавказье. С 1920 года председатель Кавказского бюро ЦК РКП(б), 1-й секретарь Закавказского крайкома партии. В 1024–1927 гг. член РВС СССР. С 1926 года председатель ЦКК ВКП(б) и нарком РКП, зам. председателя СНК и СТО СССР. С 1930 г. председатель ВСНХ. С 1932 года — нарком тяжелой промышленности.



    111

    Краснов Петр Николаевич (1896–1947 гг.), генерал-лейтенант. В 1918 г. бежал на Дон, где в мае при помощи немецких оккупантов создал белогвардейскую казачью армию, которая в июне 1918 г. восстановила на Дону буржуазно-помещичий порядок. В январе 1919 г. вынужден был признать главенство Деникина. В 1919 г., в связи с разгромом белогвардейской Донской казачьей армии и из-за противоречий с Деникиным, уехал в Германию. В годы 2-й мировой войны активно сотрудничал с гитлеровцами, помогал им в формировании казачьих частей из белоэмигрантов и изменников. В 1944 году был захвачен советскими войсками в Югославии и в 1947 году по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР повешен.



    112

    Богаевский Африкан Петрович (1872–1934), генерал-лейтенант. Активный участник контрреволюционного движения на Дону. С 18 января по 22 февраля 1918 года — командующий войсками Ростовского района, участвовал в «ледяном» походе Добровольческой армии; с 25 февраля — командир партизанского пешего казачьего полка; с 30 марта командир бригады. С февраля 1919 года — атаман Всевеликого Войска Донского. В ноябре 1920 г. эвакуировался из Крыма вместе с остатками русской армии генерала Врангеля. До своей смерти оставался на посту Донского атамана, являлся председателем Объединенного Совета Дома, Кубани и Терека, почетным председателем Казачьего Союза.



    113

    Делло Петр Павлович (1879–1926), активный участник 1-й мировой и гражданской войн. Окончил Кадетский корпус (1897 г.) и Морской корпус (1901 г.). С 1902 года служил на кораблях Балтфлота. В начале 1-й мировой войны — старший офицер канонерской лодки, затем командир эсминца. В 1918 году начальник дивизиона эсминцев. С февраля 1919 года командующий Донской флотилией и отряда судов на Волге. С июля 1921 г. помощник командующего Вооруженными силами на Украине и в Крыму по морской части. С 1923 г. на преподавательской работе в военно-морских учебных заведениях. С октября 1924 г. в управлении нефтеналивных судов.



    114

    Покровский Виктор Леонидович (1889–1922), генерал-лейтенант. В январе 1918 г. в чине капитана сформировал на Кубани добровольческий отряд, действовавший против революционных войск в районе Екатеринодара. С июня 1918 г. — начальник конной дивизии, с января 1919 года — командир 1-го конного корпуса, с декабря 1919 г. по февраль 1920 г. генерал-лейтенант, командующий Кавказской армией ВСЮР. Не получив должности в русской армии Врангеля, эмигрировал. Убит 9 ноября в Болгарии в стычке с полицией.



    115

    Улагай Сергей Георгиевич (1875–1944), генерал-лейтенант, участник 1-й мировой войны, в 1917 г. был произведен в полковники. Участвовал В корниловском мятеже, был арестован, но бежал на Кубань. С февраля 1918 г. — начальник 2-й Кубанской казачьей дивизии, в ноябре был произведен в генерал-майоры. С марта 1919 г. — командир 2-го Кубанского конного корпуса, в июне-августе командовал конной группой Кавказской армии под Царицыном. В феврале-марте 1920 г. — командующий Кубанской армией. После поражения десанта на Кубани был уволен Врангелем из армии. В эмиграции служил в Албанской армии. Сотрудничал с гитлеровцами.



    116

    Шкуро (Шкура) Андрей Григорьевич (1886–1947), генерал-лейтенант, участник 1-й мировой войны. В декабре 1915 г. сформировал партизанский отряд (Кубанский конный отряд особого назначения), во главе которого оперировал в тылу австро-германских войск. В июне 1918 г. в чине полковника сформировал из казаков Баталпашинского отдела Кубанскую партизанскую отдельную бригаду, которая боролась против Красной армии; с сентября командовал 1-й Кавказской дивизией, а с мая 1919 г. — Кубанским конным корпусом, вошедшим в состав Добровольческой армии. В мае 1920 г., не получив командной должности в армии Врангеля, эмигрировал. В 1939–1945 гг. сотрудничал с гитлеровцами. По приговору Верховного суда СССР в январе 1947 г. казнен вместе с П. Н. Красновым.



    117

    Мамонтов Константин Константинович (1869–1920), генерал-лейтенант участник 1-й мировой войны. В начале 1918 г. сформировал отряд из казаков 2-го Донского округа. Командовал свободными отрядами 2-го Донского округа, группой войск в Донской армии. С мая 1918 г. по февраль 1919 г. — командующий Восточным (Царицынским) фронтом, затем командир 4-го Донского конного корпуса. В декабре за поражение и разложение корпуса был отстранен от командования. 14 февраля 1920 г. умер от тифа в Екатеринодаре.



    118

    Тухачевский Михаил Николаевич (1893–1937), советский военный деятель, полководец, Маршал Советского Союза (1935 г.). В Советской армии с 1918 г. В 1-ю мировую войну поручик. После Октябрьской революции перешел на сторону Советской власти. С мая 1918 г. комиссар обороны Московского района, в июне-декабре командовал 1-й армией Восточного фронта. 15 январе 1918 — январе 1919 г. командующий Южным фронтом, в январе-марте — 1919 г. — 8-й армией Южного фронта. С апреля по ноябрь 1919 г. — командующий 5-й армией Восточного фронта в январе-апреле 1920 г. командующий Кавказским фронтом, а в апреле 1920 г. — августе 1921 г. — Западным фронтом. После гражданской войны командовал рядом военных округов, был заместителем наркома обороны. В 1937 году назначен командующим войсками Приволжского военного округа. Награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени. В июне 1937 г. расстрелян как «враг народа».



    119

    Врангель Петр Николаевич (1878–1928), барон, генерал-лейтенант. Участвовал в 1-й мировой войне — начальник штаба дивизии, командир полка, бригады. В январе 1917 г. был произведен в генерал-майоры и назначен командующим Уссурийской конной дивизией, а с июля — командующим Сводным конным корпусом. После Октября уехал в Крым, потом на Дон, где в августе 1918 г. вступил в Добровольческую армию, в которой был командиром конной дивизии, конного корпуса, а с января по декабрь 1919 г. — командующим Кавказской Добровольческой армией. С 4 апреля 1920 г. — главнокомандующий вооруженными силами Юга России (ВСЮР). После их разгрома Советской армией эвакуировался в Турцию. В 1921–1927 гг., оставаясь главнокомандующим, жил в Сербии.



    120

    Измайлов Николай Федорович (1892–1971), активный участник гражданской войны, один из руководителей Центробалта. В дни Октябрьского вооруженного восстания и подавления мятежа Керенского — Краснова, готовил и отправлял из Гельсингфорса в Петроград корабли и отряды моряков. В августе 1918 г. назначен уполномоченным Реввоенсовета Республики по организации и вооружению Волжской флотилии, командиром Нижнегородского военного порта. С весны 1920 г. командующий морскими и речными силами Юго-Западного фронта, на базе которых в конце мая сформировались морские силы Черного и Азойского морей. В 1921 г. командир портов Черного и Азовского морей. С 1923 г. на административно-хозяйственных должностях в различных ведомствах.



    121

    Буденный Семен Михайлович. (1883–1973), герой гражданской войны, маршал, трижды Герой Советского Союза. В гражданскую войну командир конного корпуса и командующий 1-й Конной армией (1919–1923 гг.). В 1924–1937 гг. инспектор кавалерии РККА. В 1939–1941 гг. 1-й заместитель наркома обороны СССР. В 1941–1942 гг. главнокомандующий войсками Юго-Западного и Северо-Кавказского направлений, командующий Резервным и Северо-Кавказским фронтами.



    122

    Командующий Морскими Силами — коморси, а начальник Морских Сил — наморси.



    123

    Домбровский Алексей Владимирович (1882–1952), активный участник гражданской войны. В Советском Военно-Морском флоте с 1918 г. Окончил Морской кадетский корпус (1901 г.), минные классы (1909 г.). Морскую академию (1914 г.). С июня 1917 г. командир линкора «Полтава». После Октябрьской революции оставался на своем посту. С июля 1918 г. начальник бригады линкоров, а с февраля 1919 г. начальник штаба Балтийского флота. 24 апреля 1920 г. был назначен начальником морских сил Черного и Азовского морей, руководил их боевыми действиями против врангелевского флота. После гражданской войны был начальником Морского штаба республики, в 1925–1926 гг. — помощник начальника специальных курсов Усовершенствования командного состава флота, в 1926–1928 гг. — помощник начальника Военно-Морской академии. С 1930 г. в запасе.



    124

    Баранов Алексей Васильевич (1895–1956), политработник ВМФ. С 1915 г. гальванер Балтийского флота. После февральской революции 1917 года член Кронштадтского Совета рабочих и солдатских депутатов. В октябре 1917 г. член Военно-Морского ревкома, был председателем 1-го Всероссийского съезда военных моряков Республики. В 1918 г. комиссар военно-морских учебных заведений. С 1919 г. член РВС морских сил Балтийского моря. С мая 1920 г. комиссар морских сил Черного и Азовского морей, а с конца 1920 г. комендант морской крепости Севастополь, затем начальник обороны Крыма. С 1923 года занимался литературной деятельностью.



    125

    Маркелов Степан Ефимович. Родился в 1891 г., окончил Петербургское морское училище. Участник 1-й мировой войны. В 1917–1919 гг. командир военных судов на Балтике. С марта 1920 г. «Морской начальник Азовского моря». Под его началом была создана Азовская военная флотилия. В конце апреля был переведен на должность начальника береговой обороны Азовского моря, а с августа 1920 г. — командиром отряда сторожевых катеров в Одессе. В октябре этого года вступил в должность начальника морской обороны района Одесса — Очаков. После гражданской войны плавал капитаном гидрографических и торговых судов, возглавлял морские порты Керченского и Мариупольского металлургических заводов. С 1940 по 1946 гг. — начальник Николаевского и Сахалинского пароходств, а с 1949 г. — капитан Ленинградского порта, почетный работник морского флота.



    126

    Гернет Евгений Сергеевич (1882–1943), советский военный моряк, гляциолог, капитан 2 ранга. В сентябре 1917 г. командир эсминца «Калиакрия». Вместе с его командой участвовал в установлении советской власти в Крыму. В апреле 1918 г. возглавил отряд судов при перебазировании Флота из Севастополя в Новороссийск. 18 июня, выполняя приказ В. И. Ленина, затопил «Калиакрию» и пробился с группой черноморцев в Царицын, где возглавил Волжскую флотилию. В феврале-апреле 1920 г. он командующий Западно-Двинской флотилией, а с 28 апреля 1920 г. — Азовской военной флотилией. С сентября 1920 г. — командир портов Черного и Азовского морей. С ноября 1920 по ноябрь 1921 гг. начальник Новороссийского, затем Грузинского укрепрайонов Южно-Черноморского сектора обороны, Морского отдела Нарвоенкомата Абхазской ССР. В 1927–1931 гг. занимался фрахтом судов для СССР в Японии. Там вышла в свет книга «„Ледяные лишаи“: новая ледниковая теория…». С 1934 года работал в гидрографическом управлении Севморпути заместителем начальника гидрографического сектора, а затем его начальником. Разработал новый тип морских и авиационных карт. В мае 1938 г. незаконно репрессирован.



    127

    Озолин Яков Иванович (1893–1938). флагман 2 ранга. В советском ВМФ с 1919 г. Окончил Высшие морские академические курсы (1926 г.). В 1919–1920 гг. помощник комиссара и комиссар 2-го отряда военно-речной флотилии Советской Латвии и Западно-Двинской флотилии. С апреля 1920 г. комиссар Азовской военной флотилии. В 1921 г. комиссар Обороны Кавказского побережья, затем штаба морских сил Черного и Азовского морей. В 1923–1925 гг. начальник и комиссар строевого управления штаба РККФ. В 1926–1930 гг. командир и комиссар Амурской флотилии. В 1930–1937 гг. заместитель начальника одного из управлений ВМС РККА. В 1937 году — начальник 2-го ВМУ.



    128

    Саблин Михаил Петрович (1869–1920) контр-адмирал, на флоте с 1887 г. В 1890 г. мичман, а в декабре 1912 г. — капитан 1 ранга. Командовал миноносцем «Завидный» (1906–1907 гг.), канлодкой «Донец» (1907–1911 гг.), начальник 5-го резервного дивизиона ЧФ (1909–1911 гг.), начальник 3-го дивизиона миноносцев Черноморской минной дивизии (1911–1912 гг.), командир линкора «Ростислав» (1912–1914 гг.). В 1914 г. награжден Георгиевским оружием. С августа 1917 года начальник штаба Черноморского флота. С марта по июнь 1918 г. командовал советским Черноморским флотом, увел корабли из Севастополя в Новороссийск, но топить их отказался. Под предлогом болезни уволился с Красного флота, а в январе 1919 года сформировал морские силы добрармии Деникина и командовал ими до августа 1919 г. В апреле 1920 г., по приказу Врангеля; вновь возглавил Черноморский флот. Через полгода по болезни уволился. Накануне оставления врангелевцами Севастополя умер.



    129

    Кедров Михаил Александрович (1878-?), вице-адмирал. Окончил Морской корпус и Артиллерийскую академию. В русско-японскую войну — личный флаг-офицер С. О. Макарова. Отличился в боях под Порт-Артуром. В Цусимском сражении был тяжело ранен. В 1909–1912 гг. командир посыльного судна «Воевода», командир эсминца, командир броненосца «Петр Великий», помощник начальника учебного артиллерийского отряда. В начале 1-й мировой войны капитан 1 ранга Кедров назначается начальником штаба бригады линейных кораблей, затем — командир линкора «Гангут». С июля 1916 г. — командующий морскими силами Рижского залива. После февральской революции — помощник морского министра Гучкова. В 1918–1920 гг. являлся уполномоченным Колчака и Деникина за границей. В октябре 1920 г. назначен командующим Черноморским флотом. За удачно проведенную эвакуацию белых войск из Крыма произведен Врангелем в вице-адмиралы.



    130

    Слащов (Слащев) Яков Александрович (1885–1929), командир 3-го армейского (Крымского) корпуса. В декабре 1919 г. отвел корпус из-под Екатеринослава в Крым и занял позиции на перешейках для защиты полуострова с севера. С апреля по август 1920 г. — командир 2-го армейского корпуса. После эвакуации в Турцию за резкую критику Врангеля был судим судом чести и 21 декабря 1920 г. уволен из армии. В октябре 1921 г., получив предварительно гарантию амнистии, Я. А. Слащов возвратился с семьей в РСФСР. В июне 1922 г. он добровольно вступил в Красную армию, служил преподавателем тактики на Курсах усовершенствования комсостава РККА. 11 января 1929 г. убит из чувства мести неким Коленбергом.



    131

    Немитц Александр Васильевич (1879–1967), вице-адмирал (1941 г.). В советском ВМФ с 1919 г. Окончил Морскую академию (1912 р.). С августа 1917 г. командующий Черноморским флотом, начальник штаба Южной группы 12-й армии. В 1920–1921 гг. командующий морскими силами Республики. С 1924 г. для особо важных поручений при РВСР, преподавал в военных академиях, заместитель инспектора ВМС РККА. В 1940–1947 гг. профессор ВМА и ВВЛ.



    132

    Смирнов Петр Иванович (1897–1939), флагман флота 2 ранга (1938). При взятии Зимнего дворца помощник комиссара сводного матросского отряда. С 17 апреля по 25 июля 1919 г. командующий Волжской, а с сентября 1919 г. по июль 1920 г. Днепровской поенными флотилиями. Первый командир Морской экспедиционной дивизии АВФ (август-сентябрь 1920 г.). В середине 20-х годов окончил Академию Рабоче-крестьянского Красного флота. С 15 августа 1937 г. по декабрь 1937 г. — командующий Черноморским флотом. В 1938 г. зам. наркома ВМФ. В этом же году был незаконно арестован и расстрелян.



    133

    Фостиков М. А., генерал-лейтенант, один из руководителей казачьей контрреволюции на Кубани. В июне 1920 г., на почве недовольства продразверсткой, на Кубани вспыхнули мятежи. Из повстанческих отрядов генерал М. А. Фостиков сформировал Армию возрождения России. В августе в ней насчитывалось 5,4 тысячи штыков и сабель. После ряда поражений, нанесенных 9-й армией, отряды Фостикова в сентябре пробились к Черноморскому побережью и врангелевским флотом перевезены в Крым. После эвакуации в Турцию генерал-лейтенант М. А. Фостиков был назначен командиром Кубанского корпуса, в который вошли остатки всех Кубанских казачьих частей.



    134

    Ковтюх Епифан Иович (1890–1938), комкор (1935). Участник 1-й мировой войны, последний чин в царской армии — штабс-капитан. В 1918 г. командовал ротой и был заместителем командира красногвардейского отряда. Во время похода Таманской армии (1918 г.) командир 1-ой колонны, изображен А. С. Серафимовичем в романе «Железный поток» под именем Кожуха. В 1918–1920 гг. командовал дивизией и корпусом а боях на Волге и Кавказе.



    135

    Фурманов Дмитрий Андреевич (1891–1926). Детство и юность провел в Иваново-Вознесенске. Участник 1-й мировой войны; был братом милосердия. В период Октябрьской революции председатель революционного штаба. Под руководством М. В. Фрунзе работал в советских и партийный органах Иваново-Вознесенска. В 1919–1921 гг. на фронтах гражданской войны: комиссар 25-й дивизии Восточного фронта (комдив В. И. Чапаев), начальник политуправления Туркестанского фронта, начальник политотдела 9-й Кубанской армии, комиссар десанта советских войск на Кубани, участвовавшего в разгроме Улагаевского десанта. Им написаны о гражданской войне романы «Чапаев», «Мятеж», повести «Красный десант», «В восемнадцатом году», цикл очерков.



    136

    Хвицкий Сергей Александрович — балтийский военный моряк, активный участник Октября и гражданской войны. С сентября по ноябрь 1920 г. командующий Азовской флотилией. С 28 декабря 1921 г. командовал Каспийской военной флотилией; а с декабря 1923 г. по апрель 1926 г. — Амурской военной флотилией.



    137

    Колбасьев Сергей Адамович (1899–1942), окончил Морской кадетский корпус в Петербурге. В 1918 г. вступил в ряды рабоче-крестьянского Красного флота. Участвовал в боях против белогвардейцев на Белом море, Волге и Азовском море, где командовал дивизионом канлодок. В 1923–1928 гг. на дипломатической работе. С 1922 г. начал заниматься литературной деятельностью. Основная тема его произведений — Красный военно-морской флот. Увлекался музыкой; живописью, радиотехникой, парусным спортом, искусно строил модели кораблей. Незаконно репрессирован, посмертно реабилитирован.



    138

    Кадацкий-Руднев И. Н. Окончил Таганрогскую мореходную школу. В 1918 г. один из организаторов создания отряда вооруженных судов в Таганроге. Во время проведения Красного десанта на Миусский полуостров командовал вооруженным судном. При формировании Азовской флотилии в 1920 г. был назначен начальником связи, а затем командиром дивизиона канлодок. Во время сражения у косы Обиточной являлся флаг-штурманом отряда кораблей АВФ.

    С октября 1933 по 19 марта 1938 гг. командующий Амурской военной флотилией. В 1935 г. одним из первых был удостоен звания флагмана флота 2 ранга. В 1938 г. незаконно арестован и расстрелян.



    139

    Беренс Евгений Андреевич (1876–1928), советский военно-морской деятель. В 1895 г. окончил Морской корпус. В 1904 г. — старший штурман крейсера «Варяг». После русско-японской войны служил на Балтийском флоте. В 1917 г. — начальник иностранного отдела Морского генштаба. С ноября 1917 г. по апрель 1919 г. — начальник Морского генштаба, с апреля 1919 г. по февраль 1920 г. — командующий Морскими силами Республики. В 1920–1924 гг. состоял для особо важных поручений при РВС Республики. Участвовал в качестве военно-морского эксперта на Генуэзской, Лозаннской и Рижской мирных конференциях.



    140

    Фрунзе Михаил Васильевич (1885–1925), советский, партийный, государственный и военный деятель. В 1905 г. руководил Иваново-Вознесенской стачкой. В 1909–1910 гг. дважды был приговорен к смертной казни. В 1910–1915 гг. на каторге, бежал. Вел революционную работу в армии. Участник Октябрьской революции. В гражданскую войну командовал армией, Южной группой войск Восточного фронта и Восточным фронтом при разгроме армий Колчака. В 1919–1920 гг. командовал Туркестанским, в 1920 г. — Южным фронтом, В 1924–1925 гг. зам. председателя и председатель РВС СССР, зам. наркома и нарком по военным и морским делам, одновременно начальник штаба РККА. Под его руководством в 1924–1925 гг. проведена военная реформа.



    141

    Гиттис Владимир Михайлович (1881–1938), советский военачальник, комкор (1935 г.). В Советской армии с 1918 г. Окончил юнкерское пехотное училище. Участник 1-й мировой войны. В 1917 г. полковник, командовал полком. После Октябрьской революции перешел на сторону советской власти. Участвовал в борьбе против интервентов и белогвардейцев на Севере. С декабря 1918 г. командующий 8-й армией Южного фронта, а в январе-июле 1919 г. командующий этого фронта. С июля 1919 г. по апрель 1920 г. командовал войсками Западного фронта. С мая 1920 г. по май 1921 г. командующий войсками Кавказского фронта, а после гражданской войны — войсками Заволжского и Петроградского военных округов. С 1930 г. уполномоченный Наркомвоенмора при Наркомторге. Награжден орденом Красного Знамени. Жертва сталинского произвола.



    142

    Кожанов Иван Кузьмич (1897–1938), флагман флота 2 ранга. В советском ВМФ с 1918 года. Окончил Военно-Морскую академию (1927 г.). В 1916–1917 гг. учился в гардемаринских классах. С марта 1918 г. в морском отряде. Через полгода начальник десантного отряда Волжской военной флотилии. С августа 1919 г. командовал всеми десантными отрядами Волжско-Каспийской военной флотилии. В сентябре-декабре 1920 г. начальник Морской экспедиционной дивизии на Азовском море. С мая 1921 г. по декабрь 1921 г. — начальник и комиссар морских сил Дальнего Востока. В 1930 г. начальник штаба морских сил Балтийского моря, в 1931–1937 гг. командующий морскими силами Черного и Азовского морей, командующий Черноморским флотом. Жертва сталинского произвола.



    143

    Папанин Иван Дмитриевич (1894–1986), советский полярный исследователь, доктор географических наук, контр-адмирал (1934 г.), дважды Герой Советского Союза (1937 г., 1940 г.), активный участник гражданской войны на Украине и в Крыму. Возглавлял первую советскую дрейфующую станцию «СП-1» (1937–1938 гг.). Начальник Главсерморпути (1938–1946 гг.); начальник Отдела морских экспедиционных работ АН СССР (с 1951 г.). Депутат Верховного Совета СССР в 1937–1950 гг. Автор книг «Жизнь на льдине» (1938 г.) и «Лед и пламень» (1977 г.). Именем Папанина названы мыс на п-ве Таймыр, горы в Антарктиде и под водная гора в Тихом океане.



    144

    Мокроусов Александр Васильевич (1887–1959), черноморский моряк, организатор отрядов черноморцев, участвовавших в установлении советской власти на Дону, один из руководителей партизанского движения в Крыму во время гражданской и Великой Отечественной войн, полковник. В 1937 г. добровольно участвовал в национально-революционной войне в Испании.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх