Собор Святой Софии — самое известное в Стамбуле сооружение. Особенно впечатляет собор внутри — только войдя в ворота, понимаешь, насколько он огромен «Как облако на горизонте, так и Софийский храм. О, горе! Как Господь гневается за нашу гордость, что предал святыню нечестивым туркам и допустил свой лик на посмешище и поругание — в нем курят Господи, услышь и возврати! Обождем — Господь смилуется и вернет ее с похвалой», — писал в 1910 году один из многочисленных русских паломников Григорий Распутин. Да, пятьсот лет в храме Божественной Мудрости не служат православные священники, ведь именно в соборе ворвавшиеся в Константинополь турки совершили первый намаз. Но и мусульмане теперь ходят в бывший храм-мечеть как простые экскурсанты. Создатель современного турецкого государства Ататюрк под конец жизни приказал устроить в мечети музей — частично сбылось пророчество Распутина. Мозаики расчищены, святые лики сияют в прежнем блеске, но и мусульманские медальоны на стенах отблескивают золотыми арабесками.

* * *

Как Святой Престол Римский прейдет от Петра к Петру, так же и Святой Престол Петербургский перейдет от Михаила к Михаилу. Первый Михаил поставил трон, а последнему Михаилу не будет времени им воспользоваться, ибо все произойдет в спешке: и жизнь, и смерть.

* * *

Я подошел к окну и увидел кровавые капли на стекле, а на земле лужи крови и грязи, в которых плескались боровы, и волки, и другие подлые животные.

* * *

Опять я его спас, и не знаю сколько раз еще спасу, но спасу я его для хищников. Всякий раз, как я обнимаю царя и матушку, и девочек, и царевича, я содрогаюсь от ужаса, будто я обнимаю мертвецов.

И тогда я молюсь за этих людей, ибо на Руси они в этом более всех нуждаются. И я молю за все семейство Романовых, потому что на них падает тень долгого затмения.

* * *

Прежде, чем тело мое станет пеплом, падет священный орел. А за ним падет высший орел. А затем падут все орлы, один за другим, и всем им отсекут головы. Последним падет морской орел. Их кровь будет выпита землею. И из земли встанут три ростка, кои увянут еще до того, как зацветут.

* * *

Я вижу стольких людей, огромные людские толпы и горы трупов. Среди них много великих князей и графов. И

кровь их обагрит воды Невы.

* * *

Не будет покоя живым и не будет покоя мертвым. Через три луны после моей смерти я снова увижу свет, и свет станет огнем. Вот тогда-то смерть будет вольно парить в небесах и падет даже на правящее семейство. Пройдут 25 лет, и смерть снова станет парить в небесах. Пройдут еще годы, и она снова станет парить в небесах. Первый полет соберет золото, второй полет соберет свинец, а третий полет соберет пшеницу.

* * *

Через пятнадцать лун после моей смерти Пресвятую Богородицу снимут с алтарей, и хор семисот демонов запоет новую песнь среди кровавых болот. Немного воды утечет, пока в семье разразится бешеная драка. Крест будет сброшен в подпол, молоты будут бить по алтарям и огонь пожирать церкви. Так начнется охота на змея. Но ястреб вручит меч туче, которая поразит змея в третью луну. Ястреб затем разозлится на червей, да и погибнет.

* * *

Когда хлев будет полон волов, распахнутся двери, и тогда прощай, Святая, прощай, Святая Святых. Произойдет это во время солнечное.

Крест тогда будет осквернен, и настанет день, когда не будет хватать земли для погребения мертвых.

Но империя простоит недолго. Когда солнце разразится, не будет более ни травинки на волжских обрывах. Лишь после великого опустошения и огромных утрат вернется Святой Крест в алтари. А змей и ястреб не будут более никогда (страшны. Так в Святая, как и в Святая Святых вернется великий муж, дабы вершить справедливость.

* * *

Поползут по дорогам Европы три голодные змеи. И там, где они пройдут, останется лишь пепел и дым. Их домом будет меч, а их законом — насилие. И от меча они погибнут, протащив человечество через пыль и кровь. Когда меч будет возвращен в ножны, будут новые законы и новые знамена. Но и в законах будет зародыш насилия. И когда завершится это долгое время, три новые змеи поползут по дорогам Европы, но тогда на этой земле не будет расти уже ни травинки.

* * *

Плодородные земли будут обращены в темницы. И будет страдание человеческое как бесконечный дождь. В земле меж двух рек будут беспрестанно молить о смерти, но плач не остановит тройки. Великий огонь не спалит всех людских пороков, а в темницах под звездным небом будет обитать страдание. Человек из пленника неволи станет пленником свободы. Судьей и господином будет царек, который из-за царицы найдет свою смерть. И смерть нашлет его зловонное дыхание на придворных даже после покаяния.

* * *

Люди идут к катастрофе. Самые неумелые будут править повозкой. И в России, и во Франции, и в Италии, и в иных местах.

Человечество будет раздавлено поступью безумцев и негодяев. Мудрость закуют в цепи. Невежественный и властный будет диктовать законы мудрому и даже смиренному. А потом большая часть людей поверит во власть имущих, но разуверится в Боге.

Кара Божья будет нескора, но ужасна. А случится это еще до конца нашего века. Затем, наконец, мудрость будет освобождена от цепей и человек вновь полностью доверится Богу, как дитя доверяется матери. И по этому пути человек придет в рай земной.

* * *

На Петербург опустится мгла. Когда его имя будет изменено, тогда кончится империя. А когда его имя будет вновь изменено, над всей Европой разразится гнев Божий. Петербург возвратится тогда, когда солнце перестанет плакать, а Казанской Божьей Матери не будет более. Петербург будет столицей новой России, и из ее утробы будет извлечено сокровище, кое разнесется по всем землям Пресвятой Богоматери.

* * *

В Европе вырастет растение, названное кровавым. Первый его плод созреет в год таинства. А семена его, когда лопнет плод, долетят до Петербурга. Но Петербург будет спасен.

Второй плод — а он будет самым большим — лопнет в год солнечного таинства. И семена его полетят дальше Петербурга и до Парижа, и до Рима, и за море. Третий плод будет меньше, чем прочие, и он лопнет в новый год солнечного таинства. Но семена его не упадут более на Землю, ибо будут сожжены ветром.

* * *

Будут собраны яйца и сложены все в одну корзину, и когда ветер раздует огонь, яйца окрасятся кровью. Это будет время каменной короны, которая станет прахом, а после прах станет вновь камнем, поскольку яйца будут высижены, и из яиц вылупятся цыплята, и каждый цыпленок будет царем.

Их станут пытать, как две тысячи лет назад. Даже проводников предадут смерти, но тень креста будет по-прежнему осенять землю. И в эту землю тень мучеников упадет как доброе семя, которое даст обильные плоды, кои будут собраны, когда всякая надежда угаснет. Знак появится на небе и знак появится на земле, когда хищник отплатит свой долг. А долг будет велик, ибо всего золота не хватит, чтобы оплатить кровь.

Однажды Святое Семейство будет расколото на столько частей; но в другой день Святое Семейство вновь объединится.

Тогда созреет время, чтобы говорить на новом языке. Но многие будут говорить на многих языках и будут одеты во много одежд. А когда суд будет близок, все одежды будут сожжены.

Тогда вернутся Мученики. И вернутся они как победители.

* * *

Когда мир вновь обретет равновесие, вы увидите появление первой сестры. Одеяние ее будет иметь цвет мира, но мир этот не принесет плодов. И когда в мире не будет более мира, вы увидите явление второй сестры. Ее одеяние тоже будет иметь цвет мира. Но мира не принесет.

Две сестры будут бродить по пустыне голые и брошенные. И когда остановятся весы времени, от двух сестер не останется и тени. Их время пройдет, и одеяния их будут разорваны и брошены, ибо мир тогда будет призраком.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх